home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 4

Вид жилища Тейтов обязательно введет вас в заблуждение. На это, собственно, и рассчитано. Снаружи оно выглядит как целый квартал складов, на сохранность которых всем плевать. Нетрудно догадаться, почему с улицы дома представляются чуть ли не руинами. Во-первых, Холм. Наши правители внимательным оком следят за тем, чтобы чужие капиталы не миновали жерновов юридической мельницы. Во-вторых, трущобы, расположенные в низине. Они порождают вечно голодных и крайне неприятных типов, некоторые из которых готовы выпустить вам кишки за медную монету.

Именно поэтому обитель Тейтов прикидывается юдолью печали и нищеты.

Тейты – сапожники, тачающие сапоги для армии и дорогие туфельки для дам с Холма. Они все мастера своего дела, и у них столько деньжищ, что ребята не знают, как ими распорядиться.

Мне пришлось как следует погреметь воротами. Появился один из юных Тейтов. Он был вооружен. Тинни – единственная представительница племени, выходящая безоружной во внешний мир.

– Гаррет, давненько вас не видел.

– Мы с Тинни опять в ссоре.

Он помрачнел:

– Она ушла пару часов назад. Я-то думал, направилась к вам.

– Так оно и было. Я пришел поговорить с дядюшкой Уиллардом. По срочному делу.

Глаза у парнишки стали как плошки. Затем он осклабился. Похоже, юнец решил, что я пришел к старому Уилларду задать сакраментальный вопрос. Открыв ворота, молодой Тейт сказал:

– Не уверен, захочет ли он вас принять. Вы же его знаете.

– Передай, что дело не терпит.

– Неужели в преисподней повалил снег? – пробормотал он, запирая ворота. – Роза будет в отчаянии.

– Переживет, – ответил я. – Она легко оправляется от потрясений.

Роза – дочь. Уилларда, единственная из его отпрысков, оставшихся в живых. Темперамент у нее жарче, чем три костра, а яда в девице больше, чем в клубке брачующихся змей.

Паренек фыркнул. Никто из Тейтов не любил Розу. От нее можно ожидать любой пакости. К тому же она никогда не учится на своих ошибках.

– Я скажу дяде, что вы здесь.

Я прошел в центральный садик и принялся ждать. Сейчас садик казался заброшенным. Зато летом это было подлинное произведение искусства. Окружающие его дома служили жилищами для Тейтов. Здесь они жили, трудились, рождались и умирали. Некоторые из них за всю жизнь ни разу не покидали цитадели.

Парнишка вскоре вернулся. С совершенно несчастным видом. Уиллард, видимо, прищемил ему хвост за то, что он пустил меня в святыню, но старик все же не приказал родичу вышвырнуть меня вон, рискуя своим здоровьем.

Эта мысль заставила меня ухмыльнуться. В молодом Тейте было не больше пяти футов двух дюймов. Уиллард как-то сказал, что в жилах племени течет кровь эльфов. Именно поэтому все их девицы выглядят столь экзотично и привлекательно, а молодые Тейты мужского пола красивы и настолько малы ростом, что могут продефилировать под брюхом лошади, не ушибив при этом головы.

Уиллард Тейт внешне ничем не отличается от остальных представителей своего клана. Почти гном. Плешив и лишь из-под ушей да на затылке свисают длинные космы седых волос. На носу – очки с квадратными стеклами. Такие линзы стоят больших денег. Низко склонившись, он вколачивал латунные гвоздики в подошву. С темнотой боролась единственная неяркая лампа. Похоже, старец трудился на ощупь.

– Вы погубите глаза, если не улучшите освещение.

Тейт – один из богатейших людей Танфера, но при этом славится своей скаредностью.

– Даю вам одну минуту, Гаррет.

Наверное, его беспокоит люмбаго. Или еще что-нибудь. Не мое же присутствие в самом деле.

– Тогда без предисловий. Тинни ударили ножом.

Только сейчас старик поднял глаза. Отложив инструмент, он проговорил:

– У вас масса недостатков, но есть и достоинства: вы обычно говорите правду. Расскажите.

Я рассказал. Не проронив ни слова, он внимательно смотрел на меня. Я ощутил за своей спиной присутствие многочисленных призраков. Всю жизнь его преследовали потери. Жена, дети, брат – все покинули его раньше предназначенного срока.

Я был немало удивлен тем, что он не попытался возложить вину на меня.

– Вы схватили этого человека?

– Он мертв.

Мне пришлось пересказать вторую часть истории.

– Жаль, что мне не досталось от него ни кусочка.

Уиллард позвонил в колокольчик. Появился один из его племянников.

– Пошли кого-нибудь за доктором Меддином. Немедленно. Собери полдюжины людей и отправляйся к дому мистера Гаррета.

Теперь я превратился в «мистера».

– Есть, сэр! – Парень только что прошел допризывную подготовку.

– Что еще, мистер Гаррет?

– У вас есть предположения, почему кто-то мог захотеть убить Тинни?

– Потому, что вы с ней близки. Чтобы посчитаться с вами.

– Множество людей меня недолюбливает – включая моего собеседника, – но ни один из них не станет так поступать. Если бы они захотели со мной разделаться, то просто сожгли бы мой дом, предварительно убедившись, что я там.

– В таком случае покушение не имеет смысла. Немотивированное нападение, или ее приняли за кого-то другого.

– Вы уверены, что она не влипла в неприятную историю?

– Единственная неприятная история, в которую она попала, – это вы, Гаррет. Она выходила из дома только для встреч с вами.

«Может быть, случившееся послужит ей хорошим уроком», – не сказал, но наверняка подумал он. Это читалось в его глазах.

Я, в свою очередь, молча кивнул. Мне очень хотелось верить, что произошло немотивированное нападение. Танфер кишит людьми, доведенными нищетой до отчаяния и постоянно готовыми на бессмысленную жестокость. Дня не проходит без того, чтобы кто-то не прикончил кого-то топором или не произвел косметическую операцию при помощи молотка. Я мог бы согласиться с этой версией, если бы не ребята, вальсировавшие вокруг меня и Плоскомордого.

– Когда мы прихватили парня, он, прежде чем его пришили, успел произнести слово «книга», – сказал я. – Вам это что-нибудь говорит?

Тейт помотал головой. Седые космы за ушами взметнулись.

– Нет. Проклятие! Если узнаете что-нибудь новое, сообщите. Я тоже буду держать вас в курсе.

– Хорошо.

Предоставленная мне минута изрядно затянулась. Старик желал вернуться к работе.

Появился племянник и объявил, что отряд в сборе.

– Весьма сожалею, сэр, – произнес я. – Лучше бы я оказался на ее месте.

Ясно. Он полностью согласен. Вот и старайся после этого быть с людьми милым…


Глава 3 | Зловещие латунные тени | Глава 5