home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Авторское послесловие

К сожалению, Уважаемый Читатель, я не могу считать законченной работу над темой «Бандитский Петербург» — по понятным всем причинам. Организованная преступность в нашем замечательном городе достигла такого размаха, что потребуются долгие годы для того, чтобы даже не победить ее (ибо полная победа над любым видом преступности абсолютно химерична), а, хотя бы ограничить, ввести в какие-то более-менее приемлемые обществом рамки.

Любой политик, заявляющий, что он сможет быстро обуздать современную оргпреступность, — либо добросовестно заблуждающийся, некомпетентный в этом вопросе человек, либо популист-мошенник.

Размах деятельности организованных преступных сообществ стал таким, что сегодня уже находится все меньше и меньше аргументированных возражений тем, кто уверен в установлении в стране настоящего клептократического режима, подведшего Россию к той черте, за которой начинается тотальный социальный конфликт.

Тему «Бандитского Петербурга» следует считать «отработанной» только в одном смысле — лидеров современной питерской организованной преступности сегодня уже лишь с очень большой натяжкой можно называть «бандитами». Они давно уже переросли и «рэкетирские пеленки», и «бандитские штанишки». Бандитизм — лишь низшая и наиболее примитивная форма проявления организованной преступности… Поэтому лидеров оргпреступности совершенно обоснованно коробит, когда их называют бандитами.

Петербург — действительно уникальный город в современной России. Многие серьезные аналитики полагают, что северная столица стала на сегодняшний день еще и столицей наркобизнеса. Кроме того — именно в Питере сложилась мощнейшая по структурированности организация «тамбовцев», обладающая системами сохранения, выживания и планового развития. По мнению многих авторитетных обозревателей, уровень «тамбовцев» уже по многим параметрам стал выше уровня их столичных коллег.

То, что основные питерские авторитеты отходят постепенно от прямого уголовного бандитизма, иллюстрируется одним интересным обстоятельством — в 1998 году (и даже ранее) волна убийств бандитских лидеров и авторитетов в Питере резко пошла на спад, что говорит только об одном — в определенных сферах монополизация завершилась. Зато стало больше (причем существенно) убийств лиц, относящихся к сфере политики — как тут не вспомнить убийство 28 сентября 1998 года заместителя председателя Комитета по потребительскому рынку Евгения Агарева, взрыв 10 октября 1998 года, оборвавший в конечном итоге жизнь Дмитрия Николаевича Филиппова (который был не только крупным коммерсантом — членом совета директоров АО "Финансовая группа «РоссКо», Председателем Совета Директоров «Менатеп», но и очень влиятельным теневым политиком), покушение 16 октября 1998 года на Михаила Ошерова — советника спикера Госдумы Геннадия Селезнева, убийство 20 ноября в подъезде своего дома на наб. канала Грибоедова депутата Государственной Думы Галины Старовойтовой (ее пресс-секретарь Руслан Линьков был тяжело ранен вместе с ней)…

В то же самое время, когда, казалось бы, государственные силовые структуры должны приложить все силы к противостоянию организованной преступности — в них происходит крайне негативные процессы. Питерский РУОП лихорадило практически весь 1998 год — шла перетряска верхнего звена руководителей. Даже не вдаваясь в причины увольнений многих высокопоставленных офицеров, можно с уверенностью сказать, что частая смена руководителей отражается на работе крайне негативно. Впрочем, иногда уже становится трудно взвесить и оценить, что страшнее — постоянно увольнять и тасовать высокопоставленных офицеров, или оставлять их на занимаемых должностях…

РУОП, предназначенный как раз для борьбы с организованной преступностью, до сих пор соревнуется по «палочным показателям» со смежными службами — но ведь цену нашей милицейской статистике мы все знаем…

О реальных результатах работы спецслужб, борющихся с оргпреступностью в Питере, можно говорить, честно лишь признавая то, что объективно организованная преступность год от года укрепляла свои позиции… Она наступала по всем фронтам — в том числе и на «идеологическом направлении». Идеологические сражения, кстати говоря, организованной преступности выигрывать было особенно легко — как правило, победа фиксировалась просто «ввиду неявки противника»…

И все же… Я не отношусь к категории пессимистов, считающих, что надо опустить руки, признать поражение и капитулировать. В какие бы одежды не рядилась организованная преступность, как бы не пыталась она продекларировать свою нужность и полезность обществу — осталось еще много здоровых сил, которые понимают истинную цену и истинную направленность задач всех этих имиджевых усилий.

Здоровые силы есть и в системе государственной власти — правда, им сегодня очень тяжело…

Ведь строить — это, как известно, не ломать, строить (а особенно отстраивать заново и восстанавливать разрушенное) всегда тяжелее…

Я надеюсь, что и у меня хватит сил продолжить начатую однажды работу — в этом мне очень помогает моральная поддержка от Вас, Уважаемый Читатель…

Я когда-то уже писал, что чем больше сгущается тьма — тем быстрее и неизбежнее наступит рассвет. В то время я не предполагал, что ночь окажется такой длинной и темной. И все равно — нужно сжимать зубы, держаться и работать. И тогда мы обязательно дождемся рассвета…


Ноябрь, 1998 год.

Андрей Константинов


1998 год | Бандитский Петербург | Примечания