home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



3

Это действительно был сержант Хэллер. Он не дал своим старым сослуживцам даже рта открыть. Сказал быстро:

– Потом! Все потом! – и весело им подмигнул. Ему явно доставляло удовольствие смотреть на их удивленные лица.

За спиной сержанта тянулся коридор с открытыми гильотинными дверьми переборок и множеством боковых ответвлений. Под потолком вились кабели, сплетались трубы, уходил вглубь корабля покрашенный желтой краской монорельс. В стенных нишах висели скафандры и средства пожаротушения. Рядом стояли вооруженные люди.

Новые сторожа.

Очередные надзиратели.

– Взвод? – сразу трое охранников придержали Павла.

– Второй.

– Отделение?

– Первое.

– Должность?

– Командир отделения.

– Фамилия?

– Голованов.

Микрофон фиксировал каждое слово. Компьютер распознавал речь, отбирал нужную информацию, кодировал данные, заносил в общую базу.

Охранник глянул на планшет экрана. Объявил:

– Отсек номер пять. Ячейка номер один.

Павла отпустили. Сразу схватили следущего штрафника:

– Взвод?..

– Не задерживаться! Двигайтесь! – то и дело раздавали окрики. – Занимайте свои места! Отсеки не покидать!

На стенах и полу красовались пестрые надписи и замысловатые символы. Разноцветные полосы и стрелы разметки указывали все возможные направления. Мигали, привлекая внимание, транспаранты: «Сектор 1», «Отсек 2», «Осторожно, открытая дверь!», «Внимание! Зона повышенной радиации!»

Павел вместе с другими штрафниками торопливо шагал по коридору, оглядываясь по сторонам. Пятый отсек размещался в третьем боковом ответвлении с правой стороны. Он представлял собой небольшую пустую каюту – камеру? – обитую светлым мягким материалом. Павел подумал, что, должно быть, в подобных комнатах держат буйных психических больных.

– А здесь довольно неплохо, – сказал Гнутый, пригибаясь и заходя в отсек.

– По крайней мере чисто, – отозвался Павел.

– Только вот обставить забыли…

Через минуту к ним присоединился Рыжий и Шайтан. Чуть позже появился Маркс.

– А где Грек? – спросил Гнутый.

– Его в другой отсек отправили. Вместе с этими… с индейцем и Зорро…

– Как я понял, – сказал Гнутый, – отсек рассчитан на пять человек. Будем устраиваться, командир? – Он повернулся к Павлу.

– Да, пожалуй…

Возле входной двери располагалась утопленная в стене панель с небольшим – в ладонь – экраном, глазком видеокамеры, сеточкой громкоговорителя-микрофона, кнопками клавиатуры. Панель была закрыта прозрачной дверцей, условный запор которой легко открывался с помощью ногтя. Чуть позже товарищи нашли и ключ – он находился в кармашке над дверью – на самом видном месте.

На клавиатуре, помимо стандартного цифро-буквенного набора клавиш, имелось отдельное поле с пятью круглыми кнопками. «Ячейки» – было написано над ними. Сами кнопки были пронумерованы.

– Моя первая, – сказал Павел и нажал кнопку с цифрой 1.

Словно кто-то вздохнул за их спинами. Они повернулись.

Часть стены отошла в сторону, открыв глубокую нишу, похожую на шкаф-купе, оборудованный какими-то странными приспособлениями медицинского, скорей всего, назначения. В самом центре ниши стояло кресло. С первого взгляда было ясно, что для сидения это кресло не предназначалось. В нем можно было лишь полулежать. И, наверное, довольно комфортно. Несколько настораживали многочисленные ремни, из-за которых кресло отдаленно напоминало какое-нибудь средневековое пыточное сооружение.

– Ну вот, – сказал Гнутый, – кажется, ситуация с мебелью стала проясняться.

Они все открыли свои ячейки. Убедились, что те ничем друг от друга не отличаются.

– А сколько мы будем лететь? – спросил Шайтан, устаиваясь в запрокинутом кресле.

– А это смотря куда лететь, – сказал Рыжий.

– Месяц, – в тесный отсек шагнул еще один человек. – А лететь нам на Марс.

– Сержант! – радостно воскликнул Гнутый. – Наконец-то!

– Тихо! – поднял руку сержант Хэллер. – Одну минуту! – Он остановился возле панели, быстро набрал какой-то код на клавиатуре. Пояснил:

– Не хочу, чтобы нас видели и слушали.. А вот теперь можно спокойно поговорить.

– Черт побери, сержант! – Гнутый покачал головой. – Вот уж не думал, что мы еще свидимся!

Они расселись на полу. Какое-то время молча разглядывали друг друга, тупо улыбались, словно все еще не могли поверить в реальность встречи.

– Рад вас видеть, парни, – сказал, наконец, сержант. В руках он держал небольшой черный портфель и явно не знал, куда его деть.

– А уж мы-то как рады, – хмыкнул Рыжий.

– Но как? – спросил Гнутый. – Каким образом ты здесь, сержант?

– Старые связи.

– Значит это не случайность?

– Нет. Я знал все, что с вами происходит. Вам еще не объявили приговор, а мне уже сообщили, что вас ждет Черная Зона. И я, выйдя из госпиталя, сразу подал рапорт о переводе. А потом выяснил, что в Черной Зоне вы надолго не задержитесь. И я решил вместе с вами отправится на Марс. Тем более, что давно этого хотел. Оформить перевод на корабль было несложно. Добровольцев оказалось немного – мало кто согласится по доброй воле провести пару месяцев в жестянке, набитой бандитами, да еще с ядерным реактором под боком.

– Бандиты – это мы? – усмехнувшись, спросил Рыжий.

– Вы, – сказал сержант.

– Вот уж не думал, что у тебя есть какие-то связи наверху, – сказал Гнутый.

– Я старый солдат. Я на службе с восемнадцати лет. Это сейчас новобранец не может быть моложе двадцати одного года. Раньше было не так… – Сержант глянул на Павла. – За время службы я поменял множество мест, побывал на всех континентах, почти во всех странах. В двадцать лет мне доверили взвод. И многие из моих бывших солдат сейчас намного выше меня по званию. Но они меня помнят. И не отказывают мне в маленьких просьбах.

– Таких, как полет на Марс?

– Я не часто беспокою их подобными просьбами.

– И кем ты здесь устроился? – поинтересовался Гнутый.

– Прежде всего я твой начальник, – чуть повысил голос сержант Хэллер. – Только потом я твой друг и боевой товарищ. Так что побольше уважения, договорились?

– Да, сэр, – Гнутый улыбнулся, козырнул.

– А в обязанности мои входит присматривать за вами.

– За нами – бандитами, – хмыкнул Рыжий.

– Так вы охранник, сэр? – спросил Шайтан.

– Я командир отряда боевого прикрытия, – сказал сержант. – Дурацкое название, согласен. Можете называть меня начальником вашей охраны.

– Вы будете охранять нас от экстерров? – съехидничал Рыжий. Сержант не ответил на едкий вопрос.

– Что-то конкретное известно об этой операции? – спросил Павел.

– Подробностей не знаю. Не положено. Все планы находятся у капитана Истбрука. Непосредственно перед высадкой на Марс вам все разъяснят. Знаю лишь то, что корабль опускаться на поверхность не будет, и что мы останемся на борту. В бой вы пойдете одни.

– Это все? Негусто.

– И вот еще что, – вспомнил сержант. – На корабле находится съемочная группа. Они будут делать фильм об этой экспедиции.

– Нас будут снимать? – Маркс поскреб неряшливую щетину – он снова отращивал бороду.

– Возможно, – ответил сержант. – Если они захотят поговорить с солдатами, я приведу их к вам. Договорились?

– Кто же откажется? – сказал Гнутый. – Это шанс войти в историю.

– Кстати, твой хот отлично себя чувствует, – сказал сержант.

– Да? – Гнутый встрепенулся. – И как он? У кого? У дока?

– У дока. Кажется, они подружились.

– Слушай, сержант, – Гнутый снова забыл о субординации. – Ты меня просто осчастливил.

– Для тебя, Писатель, у меня тоже кое-что есть… – Сержант Хэллер раскрыл свой портфель, вытащил бумажную папку, протянул ее Павлу. – Это твое. Я там тоже… – сержант, вроде бы, смутился. – Написал немного… Кое-что… В госпитале, когда делать было нечего…

– Спасибо, сэр, – Павел взял папку. – Можно я перед высадкой все бумаги снова оставлю вам?

– Да, конечно, – кивнул сержант.

– На всякий случай. Мало ли что… Думаю, так будет надежней.

– Да, наверное…

Они все посмотрели друг на друга, переглянулись, и поняли, что думают сейчас об одном.

О возможной смерти на чужой планете…

Но у них еще был целый месяц. Долгий месяц космического полета. И они полагали, что эту-то частичку жизни у них никто не отнимет.

Они ошибались.

– Весь наш взвод, парни… – пробормотал сержант Хэллер, покачивая головой. – Почти все погибли… Выжили единицы… И теперь вы… Теперь вы – весь наш взвод… Мой взвод…


предыдущая глава | Идеальный враг | cледующая глава