home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 18

Кошмар на холме

Это был определенно самый жуткий кошмар в моей жизни, а это чего-нибудь да стоит – с тех пор, как я стал учеником Ведьмака, снились они мне нередко.

Я как будто потерялся и искал дорогу домой. Никаких трудностей с этим вроде бы не предвиделось, поскольку светила полная луна, но стоило мне свернуть, и я оказывался в совершенно незнакомом месте. В конце концов я перевалил через вершину холма Палача и увидел внизу нашу ферму.

Чем ближе я подходил к ней, тем сильнее меня охватывало беспокойство. Слишком уж тихо там было, слишком спокойно даже для ночного времени. Никакого движения. И ограда совсем покосилась, чего ни папа, ни Джек в жизни не допустили бы. И дверь хлева болталась на одной петле.

Дом выглядел покинутым: некоторые окна разбиты, на крыше тут и там не хватает черепицы. Открыть заднюю дверь оказалось нелегко, но в конце концов она поддалась. Я вошел на кухню, которая выглядела так, будто уже много лет здесь никто не жил. Повсюду лежала пыль, с потолка свисала паутина. Мамино кресло-качалка стояло прямо посреди кухни, и на нем лежал сложенный листок бумаги. Я взял его и вынес наружу, чтобы прочесть при свете луны.


Могилы твоего отца, Джека, Элли и Мэри на холме Палача.

Мать найдешь в хлеву.


Сердце у меня едва не разорвалось, и я выбежал во двор. Остановился около сарая, внимательно прислушался. Все было тихо. Не чувствовалось даже дуновения ветерка. Сильно нервничая, не зная, чего ожидать, я шагнул во мрак. Может, тут тоже могила? Мамина могила?

Сквозь дыру в крыше внутрь проникал лунный луч, и в его свете я разглядел мамину голову. Она смотрела прямо на меня. Кроме лица, я ничего не увидел в потемках, но по тому, как низко над полом оно было, решил, что мама стоит на коленях.

Почему она здесь? И почему у нее такой несчастный вид? Она не рада мне?

Мама вдруг вскрикнула, как от сильной боли.

– Не смотри на меня, Том! Не смотри на меня! Отвернись! – закричала она с мукой в голосе.

Я отвернулся. Мама поднялась, и уголком глаза я разглядел такое, что внутри у меня все заледенело. Начиная от шеи и дальше вниз, мама изменилась. Я увидел крылья и чешую. Сверкнули острые когти – это она взлетела в воздух, врезалась в крышу сарая и промчалась сквозь нее, проломив дыру. Прикрывая лицо от падающих кусков дерева и обломков, я увидел на фоне диска полной луны черный силуэт, устремившийся прочь от развороченной крыши.

– Нет! Нет! – закричал я. – Это неправда! Этого нет на самом деле!

Мне ответил голос внутри головы, и я сразу узнал утробное шипение Лиха.

– Луна открывает истинную природу вещей, парень. Тебе это уже известно. Все, что ты видишь, правда, хотя только еще должно произойти. Всему свое время.


Кто-то тряс меня за плечо, и я проснулся в холодном поту. Надо мной склонился Ведьмак.

– Просыпайся, парень! Просыпайся! Это всего лишь кошмар. Лихо пытается проникнуть в твои мысли, высосать из нас силы.

Я кивнул, но не стал рассказывать Ведьмаку, что видел во сне. Слишком больно было об этом говорить. Я поднял взгляд. Дождь все еще шел, однако по небу бежали рваные облака и кое-где между ними проглядывали звезды. Было все еще темно, но уже ощущалось приближение рассвета.

– Мы проспали всю ночь?

– Да, – помявшись, ответил Ведьмак, – хотя в мои планы это не входило.

Он поднялся на негнущихся ногах.

– Давай лучше двигаться, пока есть еще возможность. – В его голосе прозвучала тревога. – Слышишь их?

Я прислушался, и в конце концов сквозь шум дождя и ветра до меня донесся далекий собачий лай.

– Да, они не очень далеко позади, – сказал Ведьмак. – Единственная надежда – сделать так, чтобы они потеряли наш след. Нужна проточная вода, но достаточно мелкая, чтобы мы могли идти по ней. Конечно, через какое-то время мы будем вынуждены выбраться на сушу, но собакам придется побегать туда-обратно по берегу, прежде чем они снова найдут наш след. А если поблизости окажется еще один ручей, это даже лучше.

Мы перебрались через вторую стену и продолжили спуск по крутому склону, оскальзываясь на мокрой траве. Внизу на фоне неба неясным силуэтом вырисовывалась пастушья хижина, а рядом – склоненное ветрами терновое дерево, словно вцепившееся голыми ветвями в карниз. Некоторое время мы продолжали спускаться к хижине, но потом внезапно остановились.

Чуть ниже и слева находился небольшой деревянный загон. Света хватало, чтобы разглядеть в нем небольшое стадо овец, штук около двадцати. И все они были мертвы.

– Мне это совсем не нравится, парень.

Мне тоже не нравилось. Но потом до меня дошло, что Ведьмак имел в виду не мертвых овец. Он смотрел на хижину позади загона.

– Скорее всего, мы уже опоздали, – почти прошептал он. – Однако наш долг пойти и посмотреть…

Крепко сжимая в руке посох, он направился к хижине, и я за ним. Проходя мимо загона, я бросил взгляд на ближайшую мертвую овцу. Белая шерсть была измарана кровью. Если это работа Лиха, он подкормился хорошо. Насколько сильнее он стал?

Передняя дверь была широко распахнута, поэтому мы без церемоний вошли внутрь, Ведьмак впереди. Едва перешагнув через порог, он остановился и с шумом втянул воздух. Где-то в глубине комнаты горела свеча, и в ее трепещущем свете я увидел то, что сначала принял за тень пастуха. Однако вообще-то таких густых теней не бывает. Он стоял спиной к стене, вскинув посох над головой, как будто угрожая нам. Мне понадобилось некоторое время, чтобы осознать, что именно я вижу, но когда это произошло, колени у меня задрожали, а сердце затрепетало.

На лице пастуха навек застыла ярость пополам с ужасом. Зубы были видны, но некоторые сломаны, а рот в крови. Прежде я сказал, что он стоял, но это было не совсем так. Его расплющило по стене, размазало по камням.

Тут, безусловно, поработал Лихо.

Ведьмак сделал еще шаг в комнату. И следующий. Я шел сразу ним и вскоре уже мог разглядеть весь тот кошмар, который творился внутри. В углу стояла детская кроватка, но она была разбита о стену, и среди обломков валялись одеяльца и маленькая простынка в пятнах крови. И никаких признаков ребенка. Мой наставник осторожно поднял одеяльце. То, что он увидел, явно огорчило его. Он сделал мне жест не смотреть и со вздохом положил одеяльце на место.

Тут я заметил мать младенца – она лежала на полу, отчасти скрытая креслом-качалкой. Хорошо, что я не мог видеть ее лица. В правой руке она сжимала вязальную спицу, клубок пряжи закатился в камин и остался лежать рядом с подернутыми пеплом углями.

Дверь на кухню была открыта, мое сердце вдруг сдавил страх. Там что-то пряталось, точно. Только я об этом подумал, как в комнате заметно похолодало. Лихо все еще был здесь, я чувствовал это всем своим существом. В ужасе я едва не выбежал из хижины, однако Ведьмак замер на месте, и не мог же я бросить его…

Тут свеча погасла, как будто чьи-то невидимые пальцы сжали фитиль. Мы погрузились во мрак, и из кухни раздался низкий голос. Он резонировал в воздухе и заставлял так сильно вибрировать вымощенный плитками пол, что я ощутил это ногами.

– Привет, Старые Кости! Наконец-то мы снова встретились. Я искал тебя. Знал, что ты где-то поблизости.

– Ну, вот ты меня и нашел. – Ведьмак уперся посохом в пол и устало навалился на него.

– Ты всегда любил совать нос не в свои дела, верно, Старые Кости? Но в последнее время слишком часто делаешь это. Сначала я убью мальчишку, а ты будешь стоять и смотреть. Потом настанет твоя очередь.

Невидимая рука подняла меня в воздух и шмякнула о стену с такой силой, что перехватило дыхание. Потом я почувствовал давление, настолько мощное, что, казалось, вот-вот затрещат ребра. Однако хуже всего была жуткая сила, которая норовила вдавить мой лоб в стену. Я вспомнил лицо пастуха и кровавые пятна на камнях. Охваченный ужасом, я не мог ни вздохнуть, ни шелохнуться. В глазах потемнело, и последнее, что сохранилось в памяти, это как Ведьмак, вскинув посох, кинулся к дверному проему кухни.

Кто-то мягко потряс меня. Я открыл глаза и увидел склонившегося надо мной Ведьмака. Я лежал на полу хижины.

– Пришел в себя, парень? – с тревогой спросил он.

Я кивнул. Ребра болели, и с каждым вдохом все сильнее. И все же я дышал. Я был жив.

– Попробуй-ка подняться… – Ведьмак поддержал меня, и я сумел встать. – Можешь идти?

Я кивнул и сделал шаг вперед. Ноги слегка подкашивались, но идти я мог.

– Ну вот, хороший мальчик.

– Спасибо, что спасли меня, – сказал я. Ведьмак покачал головой.

– Я тут ни при чем. Лихо просто внезапно исчез, как будто его позвали. Я видел, как он поднимался над холмом. Словно черное облако затмевало последние звезды. Ужас, что он тут натворил. – Ведьмак обвел взглядом хижину. – Однако нам нужно уходить, и как можно быстрее. Прежде всего мы должны спасать самих себя. Может, мы и смогли бы уйти от квизитора, но, раз девчонка тащится за нами, Лихо всегда будет поблизости, а он с каждым часом становится могущественнее. Нужно добраться до Хейсхема и выяснить наконец, как нам разделаться с этой тварью раз и навсегда!

Мы покинули хижину, начали спускаться по склону и перелезли еще по крайней мере через две полуразрушенные стены, прежде чем до меня донесся шум быстро бегущей воды. Сейчас мой хозяин шел немного быстрее – почти с той же скоростью, что и на выходе из Чипендена. По-видимому, сон пошел ему на пользу. Я едва поспевал за учителем, правда, мешок сильно оттягивал руку.

Потом мы вышли на узкую, крутую тропу рядом с широким, быстро бегущим вниз по округлым валунам ручьем.

– Примерно на расстоянии мили отсюда он впадает в озеро, – сказал Ведьмак, устремившись вниз по тропе. – Там местность выравнивается. Из озера вытекают два других ручья. Это и есть то место, которое нам нужно.

Я изо всех сил старался не отставать от него. Дождь зарядил пуще прежнего, земля предательски ускользала из-под ног. Один неверный шаг, и можно было запросто оказаться в воде. Я размышлял о том, держится ли Алиса по-прежнему поблизости и сможет ли пройти по тропинке вроде этой так близко к быстро бегущей воде. Что ни говори, она тоже в опасности. Собакам ничего не стоит учуять и ее запах.

Даже сквозь шум дождя и рев бурного ручья был отчетливо слышен лай собак-ищеек. Он раздавался все ближе и ближе. Внезапно я услышал такое, что дыхание у меня перехватило.

Крик!

Алиса! Я оглянулся на тропу позади, но Ведьмак схватил меня за руку и потащил вперед.

– Мы тут ничего не можем поделать, парень! – прокричал он. – Совсем ничего! Так что давай не останавливайся!

Я послушался, стараясь не обращать внимания на раздававшиеся позади звуки – крики и новые душераздирающие, пронзительные вопли. Постепенно все смолкло, и снова стал слышен лишь шум стремительно бегущей воды. Небо уже заметно посветлело, и внизу, среди деревьев, в первых рассветных лучах мерцало озеро.

Сердце у меня сжималось при мысли о том, что, возможно, произошло с Алисой. Она не заслуживает такой участи.

– Давай пошевеливайся, парень, – снова поторопил меня Ведьмак.

И тут мы услышали позади новые звуки, все ближе и ближе. Похоже, нас догонял пес. Большой пес.

Какая несправедливость! Мы были совсем рядом с озером и вытекающими из него ручьями. Еще десять минут, и псы потеряли бы наш след. К моему удивлению, Ведьмак не ускорил шага, даже пошел медленнее, а потом вовсе остановился и потянул меня в сторону от тропы. Что это он, совсем обессилел, недоумевал я. Если да, то нам обоим конец.

Я посмотрел на Ведьмака, надеясь, что он достанет что-нибудь из своего мешка и спасет нас. Он, однако, не двигался. Пес со всех ног бежал к нам. Когда он оказался совсем рядом, я заметил, что он ведет себя как-то странно. Во-первых, он не столько лаял, сколько повизгивал, а во-вторых, смотрел только вперед и как будто не замечал нас. Он промчался мимо так близко, что я мог бы коснуться его рукой.

– Если я не ошибаюсь, он в ужасе, – заметил Ведьмак. – Смотри! Вон еще один!

Повизгивая точно так же, как первый, и поджав хвост, мимо пронесся второй пес. Потом еще двое и сразу следом за ними пятый. Ни один не обратил на нас ни малейшего внимания, все мчались вниз по раскисшей от дождя тропе.

– Что произошло? – спросил я.

– Не сомневаюсь, совсем скоро мы это выясним, – ответил Ведьмак. – Пошли дальше.

Дождь перестал. Вскоре мы добрались до озера. Оно оказалось большим, гладь воды морщил лишь впадающий в него неподалеку пенистый поток. Он нес в озеро мелкие прутья, крупные ветки, а иногда даже обломки бревен.

Внезапно с громким плеском в воду плюхнулось что-то еще более крупное, ушло на глубину, но тут же вынырнуло снова примерно на расстоянии тридцати шагов от места впадения ручья и медленно заскользило к западному берегу озера. Что-то, больше всего похожее на человеческое тело.

Я бросился к воде. Неужели это Алиса? Я готов был нырнуть в озеро, однако Ведьмак удержал меня, схватив за плечо.

– Это не Алиса, – мягко сказал он. – Слишком большое тело. Кроме того, мне кажется, она снова призвала Лихо, иначе почему бы он так быстро исчез из хижины? А с его помощью она кого хочешь одолеет. Давай-ка обойдем озеро и посмотрим, что там такое.

Спустя несколько минут ходьбы вдоль извилистого края озера мы уже стояли на западном берегу под ветвями платана, подошвами утопая в опавшей листве. Тело в воде медленно двигалось в нашу сторону. Я от всей души надеялся, что Ведьмак прав и это не Алиса, однако в сумеречном свете раннего утра разглядеть что-либо как следует не получалось. И если это не она, то кто же?

Меня охватил страх, но не оставалось ничего другого, кроме как ждать, пока небо посветлеет и тело подплывет поближе.

Наконец облака медленно разошлись, и стало достаточно светло, чтобы мы могли рассмотреть мертвеца и узнать его.

Это был квизитор.

Я недоуменно смотрел на тело. Оно плыло на спине, над поверхностью воды виднелась лишь голова. Рот и глаза были широко раскрыты, на бледном лице застыло выражение ужаса. Казалось, в теле не осталось ни кровинки.

– Он в свое время утопил много ни в чем не повинных людей, – сказал Ведьмак. – Бедных, старых и одиноких. Тех, кто тяжко трудился всю свою жизнь и на старости лет заслуживал немного покоя и уважения. А теперь настал его черед. Уж он-то точно заслужил такой конец.

Я знал, что все эти разговоры о том, будто ведьмы после смерти всплывают, а невинные тонут, – глупые суеверия, и все же меня не покидало странное ощущение. Квизитор всплыл, а ни в чем не повинная тетя Алисы утонула…

– Это Алиса убила его? – спросил я. Ведьмак кивнул.

– Да, парень, можно и так сказать, хотя, в общем-то, все сделал Лихо. Теперь она уже дважды обращалась к нему. Значит, его власть над ней будет возрастать, и Лихо может видеть все, что видит она.

– Может, нам лучше поспешить дальше? – Я в тревоге посмотрел туда, где на другой стороне озера в него впадал ручей. Совсем рядом с тропой. – Разве люди квизитора не спустятся сюда?

– В конце концов наверняка спустятся – когда опомнятся. Однако мне кажется, что это произойдет не так уж скоро. Нет, прежде сюда доберется кое-кто другой, и если я не ошибаюсь, она уже рядом…

Проследив за взглядом Ведьмака, я рассмотрел маленькую фигурку. Она на мгновение замерла на тропе, глядя на падающую в озеро воду. Потом, увидев нас, Алиса пошла вдоль берега в нашу сторону.

– Помни, – предостерег меня Ведьмак, – теперь Лихо видит ее глазами. Он стал сильнее и попытается нащупать все наши слабые места. Будь крайне осторожен и в словах, и в делах.

Какая-то часть меня хотела крикнуть Алисе, чтобы она убегала, пока не поздно. Кто знает, что Ведьмак способен с ней сотворить? Однако другая часть меня внезапно испытала отчаянный страх перед ней. Но что я мог сделать? В глубине души я понимал, что Ведьмак – ее единственная надежда. Кто еще мог освободить ее из-под власти Лиха?

Алиса остановилась у края воды, так что я оказался между ней и Ведьмаком. Она все вглядывалась в тело квизитора, и на ее лице проступало смешанное выражение ужаса и торжества.

– Смотри-смотри, девочка, – сказал Ведьмак. – Смотри на дело своих рук. Ну как, оно того стоило?

Алиса кивнула.

– Он получил по заслугам, – твердо ответила она.

– Да, но какой ценой? Ты все дальше и дальше погружаешься во тьму. Призови Лихо еще раз, и ты пропала навсегда.

Алиса не отвечала. Мы долго простояли в молчании, просто глядя на воду.

– Что ж, парень, – заговорил наконец Ведьмак, – пошли-ка дальше. Пусть другие разбираются с этим мертвецом, а нас ждет своя работа. Что до тебя, девочка, то ты пойдешь с нами – если понимаешь, что для тебя лучше. И будешь слушаться меня во всем, потому что больше тебе надеяться не на кого. Другой возможности вырваться из-под власти Лиха у тебя не будет.

Алиса подняла на него взгляд широко распахнутых глаз.

– Ты понимаешь, какая опасность тебе угрожает? Хочешь освободиться? – спросил Ведьмак.

Алиса кивнула.

– Тогда иди сюда!

Алиса послушно подошла к нему.

– Теперь эта тварь будет все время держаться рядом с тобой, поэтому иди-ка ты с нами. Я предпочитаю хотя бы примерно представлять, где Лихо. Все лучше, чем если он станет шататься по всему Графству, наводя ужас на порядочных людей. Поэтому слушай меня внимательно – и, главное, слушайся. Сейчас важно, чтобы ты не видела и не слышала ничего, тогда Лихо ничего через тебя не узнает. Однако ты должна согласиться на это добровольно. Если хоть немного смошенничаешь, нам придется очень нелегко.

Ведьмак открыл свой мешок и принялся рыться в его содержимом.

– Этим я завяжу тебе глаза. – Он вытащил полоску черной ткани. – Согласна?

Алиса кивнула. Ведьмак протянул к ней левую ладонь.

– А это видишь? Восковые затычки для ушей.

В каждой затычке был утоплен маленький серебряный гвоздик – чтобы легче вытаскивать ее из уха.

Алиса с сомнением поглядела на них, но покорно наклоняла голову, когда Ведьмак бережно вставлял ей в уши затычки и крепко завязывал глаза.

Потом мы тронулись в путь. Ведьмак вел Алису, придерживая ее за локоть. Я от всей души надеялся, что мы никого не встретим. Что люди подумают при виде нас? Уж точно не обрадуются встрече…


ГЛАВА 17 Появление квизитора | Проклятие Ведьмака | ГЛАВА 19 Каменные могилы