home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 7

Несколько дней спустя, утром, они причалили к маленькому острову у южного побережья Мексики. Саймон объяснил Джейн, что Доминик пригласил на яхту своего старого друга, шейха и нефтяного магната Ахмеда Калида. Это было безумно интересно, но Брокмайер так загрузил Джейн на кухне, что ей не удалось даже краешком глаза взглянуть на шейха, пока не пришло время подавать обед.

Перед тем как открыть дверь, она глубоко вздохнула, чтобы унять легкое волнение, и быстро прошла к бару. Стол был уже накрыт, оставалось только подобрать вино. Калид и Доминик сидели в больших креслах светло-коричневой кожи в центре комнаты и неспешно беседовали. Доминик поднял голову, когда она вошла, но не поздоровался, как обычно Значит, он собирается в присутствии гостя обращаться с ней так же, как с другими стюардами? Джейн с облегчением вздохнула. Ей было бы крайне неловко, если бы Доминик начал язвить в ее адрес или пригласил пообедать с ними.

Ахмед Калид, одетый в серый деловой костюм, не производил экзотического впечатления, Джейн даже была слегка разочарована. Это был довольно грузный человек, высокий, темноволосый, с небольшой бородкой и выразительными черными глазами, сверкавшими, как две пуговицы. Чем-то он напоминал ей большого и уютного плюшевого медвежонка.

Джейн достала бутылку, убедилась, что на ней нужная этикетка, и с чувством удовлетворения поставила на стойку бара.

– Нет, не эту! – неожиданно резко сказал Доминик, поднимаясь на ноги. – Извини, Ахмед, я хочу предложить тебе другое вино, получше.

Джейк пересек комнату и скрылся за стойкой бара. Джейн последовала за ним и с удивлением увидела, что он схватил первую попавшуюся бутылку с самым обычным вином. «Странно!» – подумала она и открыла было рот, чтобы сказать об этом, но прикусила язычок, наткнувшись на грозный взгляд темных глаз.

– Какого черта ты тут делаешь?! – прошипел Доминик. – Я надеялся, у Брокмайера хватит ума прислать тебе замену, пока здесь Калид!

– Ну почему Разве я не справляюсь Мистер Брокмайер доверяет мне…

Доминик тихо выругался и, сунув ей в руки бутылку, грозно обронил:

– И чтобы я больше не слышал от тебя ни одного слова! Ясно? Скажи Брокмайеру, пусть пришлет вечером другого стюарда.

Он повернулся к ней спиной и с безмятежной улыбкой на лице направился к Калиду. Джейн смотрела ему вслед, лицо ее пылало от незаслуженной обиды и негодования. Она решительно не могла понять, чем вызвала возмущение Джейка…

Однако необходимо было срочно взять себя в руки. Ничто не должно помешать ей четко выполнять свои обязанности, и Джейн поспешила к столу. В какой-то момент она вдруг поймала на себе любопытно-задумчивый взгляд Калида. И не раз еще за время обеда она ощущала, с каким вниманием он смотрит на нее.

Молча, не произнося ни слова, Джейн меняла блюда и наполняла бокалы. А когда в этом не было нужды, стояла за спиной Доминика, глядя прямо перед собой. Но возмущение, кипевшее в груди, все-таки сыграло с ней злую шутку. Когда она в третий раз наполняла бокал Калида, рука ее слегка дрогнула, и на белоснежную дамасскую скатерть упало несколько багрово-красных капель.

– О, простите меня, эфенди! – не задумываясь, по-арабски извинилась девушка, промокая льняной салфеткой быстро расплывающееся пятно.

Калид прервал разговор с Домиником и в изумлении уставился на Джейн.

– Какой приятный сюрприз, Джейк! А ты ни словом не обмолвился, что твоя маленькая служанка говорит по-арабски.

Бросив гневный взгляд в сторону девушки, Доминик сдержанно ответил:

– Должен признаться, я и сам не подозревал об этом, Ахмед.

Калид тепло улыбнулся и обратился к Джейн на арабском:

– Так приятно слышать свой родной язык из твоих уст, малышка. Эти звуки согревают мне сердце и вызывают острую тоску по дому. – Он глубоко вздохнул и опять напомнил ей игрушечного медвежонка.

Золотисто-карие глаза Джейн засветились. Какой, оказывается, милый человек этот шейх! Она по себе знала, до чего приятно услышать в чужой стране родную речь.

– Я провела два года в Кувейте, когда была еще ребенком. Рада, что мои скромные познания в арабском доставили вам удовольствие, – ответила она по-арабски.

– Можешь идти, Джейн, – резко прервал ее Доминик. – Передай мистеру Брокмайеру нашу благодарность.

– Нет-нет! – запротестовал Калид, его черные глаза внезапно вспыхнули и торопливо пробежали по телу Джейн – от огненно-рыжих волос до кончиков туфель. – Не отсылай ее, мой друг. Пусть эта малышка побудет здесь. Она такая… особенная, ты согласен?

– Более чем! Можно сказать – единственная в своем роде, – сухо ответил Доминик, и Джейн заметила, как его пальцы непроизвольно сжали длинную ножку бокала, когда он выразительно взглянул на нее. – Но у этой девушки есть обязанности на кухне.

– На кухне?! – фыркнул Калид. – Да это же преступление – отсылать такую прелестную крошку, когда она доставляет несказанное удовольствие своим присутствием. Неужели у тебя нет других людей, которые могли бы выполнять ее работу? Отправь кого-нибудь из них вместо нее. А еще лучше назначь малышку Джейн моим личным стюардом! – пылко воскликнул он.

Казалось, такая горячая просьба могла бы растопить даже каменное сердце. Но, к удивлению Джейн, владелец яхты оставался бесстрастным.

– К сожалению, это невозможно. У нее есть другие обязанности, – тем же холодным тоном ответил Доминик. – Уверяю тебя, ты останешься доволен услугами стюарда, которого пришлет для тебя капитан Маркус.

– Доволен – может быть. Но эта малышка могла бы сделать меня счастливым! – настаивал Калид, с нежностью глядя на миловидное личико девушки.

Раздражение мелькнуло в глазах Доминика, но тон его оставался таким же спокойным, твердым и бесстрастным:

– Я же сказал, Ахмед, – нет.

– Может быть, ты все-таки передумаешь, мой друг? Это ведь не слишком гостеприимно, – продолжал, весело улыбаясь, Калид; казалось, он не принял всерьез слов Джейка. – Разве я прошу чего-то невозможного? Разве я не исполнял всех твоих желаний в Алжире?

– Ты не понял меня, Ахмед. Джейн – мой личный стюард, – медленно выговаривая каждое слово, произнес Доминик.

Оживленное выражение сошло с лица Калида, и он разочарованно вздохнул:

– Как это я сразу не догадался! В самом деле, прежде на твоей яхте не работала ни одна женщина. – Когда он повернулся к Джейн, в его черных миндалевидных глазах сквозила глубокая печаль. – Какая жалость, Джейн, какая жалость! Ты могла бы доставить мне столько удовольствия. – Не дожидаясь от нее ответа, Ахмед повернулся к Джейку и попросил:

– Когда она тебе наскучит, пришлешь ее ко мне, ладно?

Доминик уклончиво ответил с насмешливой улыбкой:

– Мы ведь друзья, не так ли? А сейчас, прошу прощения, мне надо сказать Джейн несколько слов до того, как она приступит к своим обязанностям. Я вернусь через минуту.

Бросив салфетку на стол, Доминик поднялся и, схватив Джейн за локоть, быстро направился к выходу. Ей приходилось почти бежать, чтобы поспевать за его стремительным шагом. Они молча вышли в коридор, и, лишь когда удалились от двери, Джейк дал волю своему гневу. Схватив Джейн за плечи, он изо всех сил встряхнул ее; глаза его метали громы и молнии,

– Ты что, соскучилась? Слишком спокойно жилось последние дни? Ты решила выпустить джинна из бутылки, чтобы стало повеселее?

– А по-моему, это ты соскучился и устраиваешь бурю в стакане воды непонятно из-за чего! – возразила Джейн, пытаясь вырваться из его рук. – Почему ты раскричался? Что я сделала не так?

– Мало того, что ты все время крутила задом перед Калидом, так тебе еще захотелось поворковать по-арабски! Ты что, совсем ничего не понимаешь?! – кипя от злобы, воскликнул Доминик.

– Крутить задом? Ворковать? – взвилась Джейн. – Никогда в жизни я не делала ничего подобного! Я просто старалась быть вежливой внимательной к гостю. Что мне еще оставалось когда я пролила на скатерть вино? Делать вид, что ничего не случилось?

– Ты должна была накрыть на стол, подать что надо и держать язык за зубами, как я тебя просил! Ты хоть понимаешь, что натворила?

– Что же я, по-твоему, натворила? – процедила сквозь зубы Джейн, до глубины души возмущенная его несправедливыми обвинениями. – Оказала внимание гостю и сказала пару слов на его родном языке…

– Глупее ты ничего не могла придумать! – огрызнулся Доминик. – Теперь Ахмед настаивает, чтобы ты обслуживала его. Интересно, что ты запоешь, если я дам согласие?

– Ну и поработаю несколько дней. Что ж тут плохого? Буду разговаривать с ним по-арабски… Пусть потешится!

Доминик вздрогнул, словно его хлестнули кнутом, и прошипел ей прямо в ухо:

– Вот именно! Наконец-то до тебя дошло! Слово «тешиться» в данном случае очень подходит…

Джейн в изумлении уставилась на Доминика, а потом глаза ее округлились и как-то сразу потемнели.

– Ты с ума сошел! – почти беззвучно выдохнула она, когда вновь обрела способность говорить. – Неужели он рассчитывал, что ты мановением руки можешь заставить меня лечь в чью-то постель только из-за того, что я работаю у тебя?! И это в двадцатом веке!

– В стране Ахмеда царит глубокое средневековье, – угрюмо отозвался Доминик. – Пойми, у нас не только разные страны, но и разные столетья! У Калида, конечно, вполне светские манеры, потому что он учился в Лондоне, но то, что впиталось с молоком матери, так просто не вытравишь. В последний раз, когда я с ним встречался, у него было две жены и несколько горничных, которые на самом деле…

– Подожди! Я все-таки не понимаю…

Этот игрушечный плюшевый медвежонок и варварские средневековые обычаи никак не увязывались в сознании Джейн. Когда они с дедушкой жили в Кувейте, она была совсем маленькой и имела довольно смутное представление о том, какие нравы там царили. И, уж во всяком случае, все это, казалось, не имело никакого отношения к добродушному Калиду с его печальным выражением глаз.

А Доминик безжалостно продолжал:

– Должен сказать тебе, что эти горничные, довольно красивые девушки, должны были ублажать гостей Калида, если у тех возникнет такое желание.

Джейн почувствовала неприятный укол в сердце.

– Так, значит, когда Калид говорил что не отказывал тебе ни в чем, он имел в виду… Стало быть, и ты тоже? …

– А почему бы и нет?! – раздраженно воскликнул Доминик. – Я же сказал – мы живем в разных эпохах! Их женщины не видят в этом ничего предосудительного, иначе они не жили бы в доме Ахмеда. Но сомневаюсь, что ты проявила бы подобную уступчивость.

Джейн вдруг стало очень грустно.

– По-моему, ты сильно преувеличиваешь его интерес ко мне, – пробормотала она – На арабский вкус я слишком худая.

– У Калида на этот счет нет предубеждений. Зато есть большой аппетит. Поверь мне, ты его вполне устраиваешь, – бросил Джейк. – А впрочем, хватит об этом. Теперь из-за твоей наивности у меня прибавилось сложностей.

– О каких сложностях ты говоришь? – растерянно спросила Джейн. – Он наверняка и думать забыл о том, что ты отказал ему.

– Господи, дай мне терпения вынести эту глупость! – воздел к небу руки Доминик. – Да он смирился только потому, что я сказал, что ты – мой «личный стюард». Иными словами, что ты моя любовница!

Лицо Джейн приобрело цвет ее волос:

– Зачем надо было переворачивать все с ног на голову? Разве об этом заходила речь? – Она старалась не встречаться с ним глазами. – Я вполне справилась бы с Калидом сама. Просто отказала бы – и все. Судя по его поведению, он сумел бы понять меня.

– Калид мил и добродушен, только когда все идет так, как ему хочется. Получать отказы он не привык. Тогда из вежливого господина он превращается в носорога, который сминает все на своем пути. Ахмед предупредил меня, что собирается проплыть с нами до Козумелы. Учти, что он теперь попробует подобраться к тебе с другой стороны. А у меня нет ни малейшего желания выставлять у твоей каюты телохранителей. Ахмед воспримет это как личное оскорбление.

– И в самом деле, вдруг твой старый друг оскорбится. Это будет ужасно! Нельзя задевать чувства человека, который собирался всего лишь изнасиловать женщину, – едко подхватила Джейн.

Доминик бросил на нее укоризненный взгляд:

– Я же говорил тебе, что к нему нельзя подходить с обычными мерками. Твой отказ он воспримет лишь как желание раздразнить его. А я действительно вовсе не желаю настраивать против себя Калида. У него огромные связи, он очень влиятельный человек и чрезвычайно помог мне в прошлом году на съемках фильма в Тунисе.

– Прекрасно! – еще более едким тоном продолжила Джейн. – Тогда, может быть, проще исполнить его просьбу? Твои связи с ним еще более укрепятся…

– Хватит ерничать! У меня и без того прибавилось забот, – жестоко прервал ее Доминик.

Губы его были сжаты, глаза смотрели сурово и безжалостно. – Я предупреждал тебя, что не люблю поступаться ничем. Попытаюсь заставить Ахмеда смириться с нынешним положением вещей, но мне важно не разозлить его. Я хочу, чтобы он остался доволен этой поездкой на яхте: мне необходимо сохранить связи с Ближним Востоком. Но я постараюсь сделать все, чтобы ты не оказалась в его постели до прибытия в Козумелу.

– И каким же образом ты собираешься «спасать» меня? Уложив в свою постель? – вызывающе спросила Джейн.

– В этом нет необходимости, – сухо отрезал Доминик. – Ахмед не думает, что ты будешь спать в моей каюте – это привилегия «официальных любовниц». По своему статусу ты можешь рассчитывать лишь на редкие вызовы, не более того. Остальную часть времени тебе полагается исполнять свои прямые обязанности.

– Ну, тогда его нетрудно ввести в заблуждение. Значит, наш распорядок может оставаться таким же, каким был прежде? – с облегчением улыбнулась Джейн.

Доминик окинул ее суровым взглядом и покачал головой:

– Не совсем. Калид – не дурак. Какую-то часть дня нам с тобой все-таки придется проводить наедине. – Он ненадолго задумался и предложил:

– Пожалуй, достаточно того, если мы будем по утрам вместе плавать и завтракать.

– Неужели это необходимо? Члены команды могут решить, что ты и вправду начал ухаживать за мной! – огорченно воскликнула Джейн.

– Ну, на какие-то жертвы придется пойти. Кстати, о ком ты беспокоишься? О команде или о Саймоне? Боишься, что он не захочет делить тебя со мною?

Джейн широко раскрыла глаза:

– Ты с ума сошел! Между нами ничего нет. Мы с Саймоном просто друзья.

– Просто друзья? – язвительно переспросил Джейк. – Если бы это было так, тебя бы не слишком волновало, что он подумает.

– А мне важно, что он подумает! Мне важно, чтобы меня считали членом команды, а не кем-то еще. Я не хочу переходить в их глазах в другой разряд – твоей очередной забавы.

– Очень жаль, но тебе придется смириться с этим – другого выхода из ситуации, в которой мы оказались по твоей милости, нет.

– Наверное, действительно нет, – вздохнула Джейн. – Но только я бы хотела…

– Слишком поздно что-либо хотеть! – решительно прервал ее Джейк. – Завтра в семь утра жди меня на палубе, и мы начнем наш маленький спектакль. Мне представляется, что на публике ты должна изображать по отношению ко мне почтительное обожание. – И он насмешливо закончил:

– Порепетируй как следует, чтобы не выйти из образа.

– Я постараюсь, – кислым топом ответила Джейн. – Только тебе придется пустить в ход все свое режиссерское мастерство, чтобы выжать из меня что-нибудь достойное.

– Боюсь, что так, – озабоченно кивнул Доминик. – Уж чем-чем, а особой почтительностью ты не отличаешься. Думаешь, почему я выбрал раннее утро для наших «романтических встреч»? Ахмед предпочитает поспать подольше и может увидеть нас, только если вдруг случайно проснется раньше времени. Так что тебе не придется выбиваться из сил, чтобы достичь наибольшей убедительности.

– Я должна предупредить Брокмайера, чтобы он заменил меня другим стюардом? Доминик покачал головой:

– Теперь уже поздно. Ахмед будет ждать именно тебя. Будь он на моем месте, он бы всячески подчеркивал и демонстрировал свои права на тебя.

– Судя по всему, ты неплохо изучил его привычки…

– Думаю, да, но дело даже не в этом. Должен признаться, мы с Ахмедом в чем-то очень похожи – во всяком случае, в примитивных ответных реакциях на определенные ситуации. Тебе не помешало бы зарубить это себе на носу, хотя он, пожалуй, слишком изящен, – усмехнулся Джейк. – Ты, надеюсь, помнишь, что я тебя предупреждал?

– А может, найдется другой выход? – с тревогой спросила Джейн. – Не лучше ли просто отправить меня на берег? Обещаю, что буду каждый месяц высылать тебе деньги, пока не оплачу расходы по замене испорченных панелей!

Глаза Джейка сверкнули:

– Нет, черт побери! Ты останешься здесь. До конца поездки ты будешь находиться в полном моем распоряжении – как мы и условились в ту ночь.

Не дожидаясь ответа, он резко развернулся и ушел в свою каюту.


* * * | Стихия страсти | * * *







Loading...