home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 9

Гейб кинулся к ней навстречу, прижал к себе залитое слезами лицо.

— Он умер? — тихо спросил он.

— Несколько минут назад. Я никак не могу перестать плакать. Эван так ненавидел слезы. — Она подняла глаза и тут только увидела, что коридор полон журналистов с камерами. Невдалеке мелькнул Пилзнер, а рядом с ним — охранник в форме.

— Господин Пилзнер, извините, что заставила вас ждать.

— Я безумно сожалею, что мне приходится беспокоить вас в такую тяжелую для вас минуту.

Он говорил искренне. Он действительно сочувствовал ей, но это не могло помешать ему сделать то, что, по его мнению, было правильным.

Гейб протянул ей платок.

— Иди в туалет и умойся холодной водой. Тебе станет легче. Я пойду к дежурной сестре и договорюсь насчет похорон.

— Кремации, — поправила его Ронни. — Он ненавидел похороны.

— Я все сделаю и буду ждать тебя здесь. — Он повернулся к Пилзнеру: — Надеюсь, вы ничего не имеете против?

Пилзнер подозвал охранника:

— Подожди ее снаружи. И не подпускай к ней журналистов.

«Очень благородно с его стороны, — тупо подумала Ронни, войдя в туалет. — Наверное, он очень милый человек, когда дело не касается его работы. Такой спокойный и любящий муж, который каждые выходные проводит с женой и детьми».

В туалете, слава богу, никого не было. Она прошла вдоль кабинок с полуоткрытыми дверьми и, остановившись у раковины, посмотрела на свое отражение в зеркале. Выглядела она ужасно: всклокоченные волосы, красные распухшие глаза. Ронни пустила холодную воду и уже собиралась умыться, как вдруг кто-то позвал ее.

— Ронни.

Она вздрогнула и резко повернулась. Из кабинки вышел мужчина.

— Дэн!

— Пошли скорее. У нас мало времени. — Он махнул рукой в сторону дубовой двери слева от раковин. — Эта дверь соединяет женский туалет с мужским. Я сломал замок.

— Ты хочешь, чтобы я пошла в мужской туалет?

— Выход из него в другом конце коридора. — Он втолкнул ее внутрь и закрыл за собой дверь.

— Я понимаю, что ты в шоке, поэтому просто слушайся меня. Ладно?

Дэн осторожно выглянул в коридор.

— Пошли! — Они побежали к запасному выходу и по лестнице спустились на шестой этаж. — Отсюда поедем на лифте. Так будет быстрее. Внизу ждет машина, которая отвезет нас к вертолету.

— Это ты все придумал?

— Гейб, конечно. Он не мог допустить, чтобы Пилзнер схватил тебя. А мне пришлось провести два жутких часа в той кабине, пока ты не появилась.

Двери лифта открылись, и он быстро потащил Ронни к машине.

— Гейб рассчитал, что пройдет как минимум минут пятнадцать, пока они пошлют кого-нибудь проверить, что с тобой. — Он взглянул на часы. — У нас еще десять минут, чтобы успеть выехать из города. Гейб будет удерживать Пилзнера как можно дольше, а потом незаметно исчезнет. — Он посмотрел на ее бледное лицо. — Ты понимаешь, что я говорю?

Ронни кивнула.

— А как Гейб доберется до вертолета?

— В двух кварталах от больницы его ждет другая машина. — Он ласково улыбнулся Ронни. — Не волнуйся, мы все предусмотрели. Ты не заметишь, как окажешься в Танадахе.


Гейб подъехал к вертолету вслед за ними через тридцать минут. Ронни облегченно вздохнула.

— Как все прошло? — спросил Дэн, как только Гейб забрался в вертолет.

— Я без проблем ускользнул от Пилзнера, но пришлось изрядно побегать, прежде чем смог оторваться от журналистов. Сматываемся отсюда скорее. — Гейб посмотрел на Ронни. — Как ты себя чувствуешь?

— Не знаю. Все произошло так быстро.

— Мне нужно было вытащить тебя оттуда.

— Я знаю. Спасибо. — Она откинулась назад и закрыла глаза. — У тебя будут проблемы?

— Посмотрим.

— Я не хотела, чтобы у тебя из-за меня были неприятности. Но мне нужно было увидеть Эвана.

— Риск, которому я подвергся сегодня, ничто по сравнению с тем, что ты сделала для меня в Саид-Абабе. — Он ослабил ремень, которым она была пристегнута, и прислонил ее к себе. — Попробуй немного поспать.

Ронни сомневалась, что ей это удастся, но, прижавшись к нему, она расслабилась и, почувствовав себя в полной безопасности, задремала.


Гейб помог ей вылезти из вертолета и на руках донес до дома.

— Ты совсем без сил. Я уложу тебя в постель.

— Я не хочу быть такой, как отец, — пробормотала Ронни. — Он всегда был одинок, потому что всю жизнь только брал и никогда не отдавал.

Гейб быстро раздевал ее.

— Ты не такая, как он.

— Надеюсь, что нет. Я не хочу быть одна.

— Ты никогда не будешь одна. — Он укрыл ее одеялом и лег рядом. — Я всегда буду с тобой.

— А ты почему не разделся?

— Потом. — Он убрал ее волосы со своего лица. — Я хочу просто полежать с тобой обнявшись.

Когда Ронни проснулась, Гейба рядом не было. Она взглянула на часы, стоящие на ночном столике, и поняла, что проспала двенадцать часов подряд. Прошлой ночью Ронни чувствовала себя совершенно разбитой и опустошенной. Она долго не могла заснуть, и только присутствие Гейба, его забота и нежность помогли ей избавиться от тоски и боли.

Ронни встала и направилась в ванную.

Приняв душ и одевшись, Ронни отправилась на поиски Гейба.

На кухне Дэн читал газету.

— Ты выглядишь гораздо лучше.

— Я и чувствую себя лучше. А где Гейб?

— Я отвез его в Марасеф. Ему нужно встретиться с шейхом. А меня он отправил обратно, чтобы я присматривал за тобой. — Он улыбнулся. — Он не хотел, чтобы ты умерла от голода. Что тебе приготовить?

— Только тост и кофе. Это я могу сделать сама.

— Садись. Я думаю, ты заслуживаешь того, чтобы за тобой поухаживали после всего пережитого.

— Вы тоже немало пережили из-за меня, — мрачно сказала она. — Но иначе я поступить не могла.

— Я знаю. — Он налил воды в кофеварку. — Это было даже в какой-то степени захватывающе. Со мной ничего подобного не было с тех пор, как я был репортером в Бейруте.

— У тебя могут возникнуть проблемы с властями?

— Гейб говорит, что нет. — Дэн положил хлеб в тостер. — Если бы ты знала, какая шумиха поднялась после твоего побега. Ты теперь просто народная героиня.

— Но Пилзнер не сдастся. Унизительная ситуация, в которой он оказался, лишь подстегнет его.

Дэн был согласен с ней.

— Прошлой ночью он вернулся в Седихан и пытался убедить шейха сделать исключение и выдать тебя ему.

— И какие у него шансы?

— Немного. Шейх и Гейб старые друзья. К тому же Его Величество ненавидит, когда на него давят.

— Кажется, я создала международный прецедент.

— Это точно. — Дэн поставил перед ней кофе и тосты. — Но я думаю, что все будет хорошо.

— Проблема только в том, что Пилзнер оказался в дурацком положении и теперь требует мою голову. Когда должен вернуться Гейб?

— Через пару часов. Дэвид привезет его на вертолете.

Она доела тост, допила кофе и встала из-за стола.

— Когда они прилетят, попроси Дэвида не улетать сразу обратно.

— Почему? — нахмурился Дэн.

— Я полечу с ним, — сказала Ронни и вышла из кухни.


Она практически закончила собираться, когда в спальню вошел Гейб.

— Что это ты задумала?

— Я уезжаю. — Она подошла к шкафу, достала свою кожаную куртку и бросила ее на кровать рядом с открытым чемоданом. — Все кончено.

Гейб стоял в дверях и смотрел, как она складывает вещи в чемодан.

— Тебе предстоит испытать немало трудностей. Ради чего? Я не позволю тебе сделать это.

— У тебя нет выбора. Это мое решение.

— Но почему?

— Потому что я так хочу.

— Бред! Куда ты собралась? У тебя ведь нет паспорта.

— У меня есть контракты. Я могу купить любой паспорт на черном рынке.

— Только не американский. К тому же это опасно, ты можешь попасться.

— Тогда я куплю французский или испанский. Со мной все будет в порядке. Ты не должен беспокоиться.

— Но я не могу не беспокоиться за тебя, — сказал он, подходя к ней. — А ты — за меня. Это естественно, когда люди любят друг друга.

— Но я не люблю тебя. Сколько раз мне повторять это?

Он закрыл ее рот рукой.

— Тихо. Мне уже немного надоела эта старая песня. Ты любишь меня. Ты совершенно без ума от меня. И если нам повезет, у нас впереди счастливая жизнь.

— Повезет? — горько спросила она, захлопывая чемодан. — И где, интересно, мы проведем эту счастливую жизнь? Ты же возненавидишь меня. Ты не привык жить на отшибе, вдалеке от всего мира. Ты не представляешь, как это тяжело. И я не хочу, чтобы ты это испытал.

— Потому что ты любишь меня? — мягко спросил Гейб.

Она резко повернулась к нему.

— Да, потому что я слишком люблю тебя! — выкрикнула она. — Я люблю тебя! Теперь ты доволен?

— Не очень. Я бы предпочел, чтобы ты это сказала более нежно, но для первого раза сойдет.

— Сейчас все это не имеет значения. Я уезжаю и больше не вернусь. Ты можешь подать на развод.

— Никаких разводов. А если ты подашь, я его опровергну.

— Почему? — в отчаянии спросила Ронни. — Ты не понимаешь, что тебя ждет! Я никогда не смогу вернуться в Штаты. А там твои корни, твой бизнес, твои друзья.

— Я и ни говорю, что не буду скучать без всего этого. — Он обхватил ее плечи. — Но без тебя я буду скучать еще больше. Я не отпущу тебя, Ронни.

— Тебе придется это сделать.

Гейб покачал головой:

— Ты беспокоишься о том, чтобы оградить меня от этой отшельнической жизни, но тебе даже не приходит в голову спросить меня, что я думаю об этом. Ты считаешь эту жизнь ужасной, потому что была одна. А теперь нас двое. И это совсем другое дело.

— Ты не знаешь, что это такое. Ты не пробовал.

— Зато я знаю, какая ты. И знаю, как нам было хорошо вместе эти несколько недель.

— Медовый месяц не может длиться вечно.

— Кто тебе сказал? Нам никто не мешает продолжать его. Главное, чтобы нам этого хотелось. — Он повернул ее лицо к себе и заглянул в глаза. — Послушай, Ронни, я нашел в тебе то, чего у меня никогда не было. И я не собираюсь от этого отказываться.

— Ничего не получится. Тебе придется проводить большую часть времени в Штатах, заниматься бизнесом.

— Я переведу головной офис сюда.

— Мне будет скучно все время сидеть в Танадахе и заниматься домашним хозяйством. Я превращусь в фурию и начну раздражать тебя.

— Никто не заставляет тебя этим заниматься. Я разговаривал с шейхом сегодня утром. Он согласился предоставить тебе гражданство. Это значит, что ты получишь паспорт.

— Настоящий паспорт? — замерла Ронни.

— Самый настоящий. Мы сможем жить здесь, в Танадахе, но ты сможешь свободно путешествовать и заниматься своим делом.

— Но только в те страны, у которых нет договора с США о выдаче преступников?

— Это правда, — согласился Гейб. — Я не могу предложить тебе весь мир, хотя очень хотел бы. Но разве мало того, что есть?

Она бросилась к нему в объятия и спрятала лицо у него на груди.

— Я люблю тебя, — прошептала она.

— Громче!

— Я люблю тебя с той минуты, когда ты взял меня за руку там, в обломках, в Мекхите. И я буду любить тебя, пока не умру.

Его глаза увлажнились, он поцеловал ее.

— Ну наконец-то! Вот это убедительное признание. Я знал, что у тебя получится, когда ты немного потренируешься.

— А что, Дэвид до сих пор ждет меня в вертолете?

— Нет, я не мог рисковать, поэтому тут же отправил его обратно.

— Жаль. Тебе придется вызвать его обратно.

Гейб замер.

— А я думал, что мы все уладили.

— Типичный мужской эгоизм. Ты все уладил так, как устраивает тебя, а не меня.

— Ронни, ради бога, не надо.

Она остановила его легким поцелуем.

— Замолчи и свяжись с Дэвидом. Не волнуйся, теперь ты не скоро от меня избавишься. Мне просто нужно кое-что сделать в Марасефе.


— Ты уверена, что хочешь увидеться с ним? — в очередной раз спросил Гейб, когда она шли по коридору гостиницы.

— Я не рассчитываю на доброжелательный прием. Но мне нужно кое-что сделать.

Она постучала в дверь комнаты.

Дверь открылась. На пороге с бесстрастным лицом стоял Пилзнер.

— Добрый день, миссис Фолкнер, я был чрезвычайно удивлен, когда вы мне позвонили. Входите.

— Спасибо. Очень мило с вашей стороны, что вы согласились встретиться со мной.

— Должен вас заверить, что вовсе не хочу быть милым с вами. — Он закрыл за ними дверь. — Не буду предлагать вам выпить. Полагаю, ваш визит будет недолгим. — Он холодно взглянул на Гейба. — Мне не очень понравилась ваша выходка в больнице.

— А мне не нравится ваше желание засадить мою жену в тюрьму. Мне больше нравится, когда она рядом со мной.

— Я выполнял свой долг.

— Не спорьте, пожалуйста, — вмешалась Ронни. — Простите, господин Пилзнер, Гейб просто беспокоится обо мне.

— Я это уже заметил, — холодно ответил тот. — Из-за него я попал в очень неловкое положение.

— Поверьте, могло быть еще хуже, — заметил Гейб.

— Я понимаю, — сказал Пилзнер. — Я еще удивлялся вашей сдержанности.

— Ронни считает вас настоящим патриотом.

— Правда? — В глазах Пилзнера мелькнуло любопытство. — Очень интересно.

— Мне бы хотелось самой все объяснить, — сказала Ронни. — Можно?

— Разумеется. Давайте поскорее закончим.

— Дело в том, что вы не сможете ничего со мной сделать, пока я нахожусь в Седихане. И шейх согласился предоставить мне гражданство.

Пилзнер сжал губы.

— Насколько я понимаю, это ваших рук дело, Фолкнер?

— Шах и мат.

— Не совсем, — возразила Ронни. — Моему мужу придется слишком от многого отказаться, а я не могу с этим согласиться. Седихан — замечательная страна, но это не его родина. — Она помолчала. — И не моя тоже.

— У вас ее вообще нет, — заявил Пилзнер. — Я думаю, вы должны быть благодарны судьбе, что вам так повезло. Вряд ли у вас будет другая возможность.

— Если только вы мне ее не предоставите…

— Я уже говорил вам, что это невозможно.

— Я хочу предложить вам сделку.

— Я не заключаю сделок.

— Прошу вас, выслушайте меня. — Она глубоко вдохнула: — Гейб собирается замять всю шумиху вокруг меня и реабилитировать вас.

— Ничего подобного, — взвился Гейб.

Ронни не обратила на него внимания.

— Если я разрешу вам отвезти меня в Штаты и предстану перед судом, мне вряд ли дадут больше пяти и, скорее всего, условно.

— Ты никогда не предстанешь перед судом, — сказал Гейб.

— Видите, он готов сделать для меня все. Он очень упорный человек. И очень любит меня, — просто добавила она.

— Теперь мне это очевидно, — сухо заметил Пилзнер. — Может быть, ваша свадьба и не была фиктивной, как я думал сначала, но это ничего не меняет. Было совершено преступление.

— Я заплачу за него. Я отбуду свой условный срок в Седихане. Останусь здесь на пять лет. И если по окончании этого срока вы по-прежнему не согласитесь дать мне гражданство, я приеду в Штаты и сдамся вам.

— Нет, — пытался остановить ее Гейб.

— Вы согласны?

— Этот договор выгоден мне больше, чем вам, — заметил Пилзнер. — Все, что требуется от меня, — это ждать.

— Да. Но при этом желательно быть справедливым. И если вы за это время поймете, что я могу приносить пользу, то, быть может, разрешите мне вернуться домой.

— Сомневаюсь.

— Вы согласны?

— Мне нечего терять.

— Иногда стоит рискнуть ради того, что ждет тебя в будущем. — Она встала и пошла к двери. — Пойдем, Гейб.

— Миссис Фолкнер!

Она обернулась и увидела, что Пилзнер, нахмурившись, смотрит на нее.

— Я не думаю, что вам удастся убедить меня. Одно исключение влечет за собой остальные. Я не могу создавать прецедент.

— Нет, можете. Перечитайте учебник истории. Америка выросла на таких прецедентах. По этой причине пилигримы приехали в Плимут, а посмотрите, что написано на статуе Свободы. Это все, о чем я прошу.

Она робко улыбнулась ему и, не дожидаясь ответа, вышла.

— Ты что, серьезно? — спросил ее Гейб, пока они шли по коридору. — Ты собираешься сдаться, если он, в конце концов, не согласится?

— Да. Так или иначе, но мы поедем домой. — Она взяла его за руку. — В крайнем случае будешь носить мне передачи каждое воскресенье.

— Это большой риск. Он — упрямый тип. Всегда тяжело иметь дело с людьми, которые считают, что на их стороне правда.

— Мы просто должны доказать ему обратное. Он уже допустил одну ошибку. Он сказал, что я рискую всем, что у меня есть. — Она ласково улыбнулась ему. — Но все, что у меня есть, — это ты. И я никогда тебя не потеряю.


Глава 8 | Путеводная звезда | Эпилог







Loading...