home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



2 часа 47 минут


Во дворике перед домом Донны Джефферс уже толпились репортеры. На противоположной стороне улицы была установлена спутниковая антенна.

Растолкав журналистов, Кальдак быстрыми шагами поднялся на крыльцо.

– Эй, парень, полегче! – крикнул ему какой-то фоторепортер. – Днем я позвонил в дверь, так она вызвала полицию и вытолкала меня взашей.

«Что ж, ее можно понять, – подумал Кальдак. – Не позавидуешь женщине, ставшей объектом атак журналистов».

Не слишком рассчитывая на успех, Кальдак позвонил.

Никакой реакции. Плохо. Он налег плечом на дверь.

– Ты что, больной? – крикнул фоторепортер и немедленно щелкнул затвором. – Из-за тебя нас всех прогонят. Она не баба – зверь!

Дверной косяк отлетел, и Кальдак вошел, проигнорировав слова журналиста.

В прихожей было темно, но в одной из комнат на верхнем этаже горел свет.

Ждать пришлось недолго. Наверху хлопнула дверь, и Донна Джефферс собственной персоной показалась на лестнице в накинутом поверх ночной рубашки халате. Обеими руками она сжимала пистолет.

– Прошу прощения. За дверь я заплачу, – спокойно сказал Кальдак.

– Вон из моего дома!

– Мне нужно с вами поговорить.

– Вы нарушили право частного владения, и теперь ничто не мешает мне застрелить вас!

– Точно. Но вы уверены, что вам нужны неприятности с полицией? Насколько мне известно, у вас сейчас и без того немало забот.

– Кто вы такой? Журналист?

– Я из ЦРУ. Вы позволите подняться к вам?

– Меня уже допрашивал ваш агент. Кто только меня сегодня не допрашивал! – Она спустилась вниз, включила свет в прихожей и всмотрелась в лицо Кальдака. – А, вы уже приходили! Ваша фамилия Брин.

– Я был не совсем правдив. Моя фамилия Кальдак.

– И вы искали Коди… Тогда еще ничего не случилось, а вы все-таки разыскивали Коди!

– Я подозревал, что он замешан в преступлении.

– Тогда почему, скажите на милость, вы его не нашли?!

– Я старался. Послушайте, не могли бы вы это отложить? – Он указал на пистолет. – Я пришел, чтобы избавить вас от некоторых неприятностей.

– Вам, как и всем, нужно поймать Коди!

– Мне нужно выйти на человека, который его нанял. От вас требуется убедить Коди помочь мне. Видите ли, некоторым нужен козел отпущения. Они обязательно арестуют вашего сына. – Помолчав, он веско добавил:

– И вас вместе с ним.

Некоторое время Донна Джефферс размышляла. Наконец Кальдак услышал:

– Что вы от меня хотите?

– Когда он позвонит, поговорите с ним – но очень недолго, чтобы прослушивающая аппаратура не успела засечь, откуда он звонит. Если он станет просить вас о встрече, не отказывайтесь. И обязательно дайте ему понять, что телефон прослушивается. – Он может и не позвонить, – заметила Донна Джефферс.

– Нам остается только надеяться, что он позвонит, – со вздохом сказал Кальдак и опустился на табуретку розле столика с телефоном.

Прошло несколько часов, прежде чем раздался телефонный звонок. Донна Джефферс поспешила на кухню, а Кальдак снял трубку параллельного аппарата в прихожей.

– Мама, выслушай меня…

– Я не могу с тобой разговаривать! – крикнула Донна Джефферс. – Ты сошел с ума! Я тебе уже сказала, чтобы ты больше не звонил. Неужели ты считаешь, что мой телефон может не прослушиваться? Я, между прочим, не знаю, арестуют меня или нет. Кретин, ты изуродовал мне жизнь!

– Мама, я не хотел! Я ничего не знал… Я думал, все дело только в фальшивых деньгах. Мама, помоги мне. У меня осталась только ты. Можешь приехать в то место, куда ты меня водила, когда мне исполнилось девять лет?

– Нет. Я не желаю иметь с тобой дела.

– Мама, пожалуйста!

Донна Джефферс молчала.

– Я буду ждать. Я знаю, ты приедешь.

Коди положил трубку.

Когда Донна вышла в холл, Кальдак, к своему удивлению, увидел, что она плачет.

– К черту этого дурака! Его арестуют, а потом убьют!

Кальдаку захотелось обмануть ее, но он удержался.

– Общественное мнение настроено сами знаете как.

– Поймите, я же люблю его! Но я не хочу, чтобы он потащил меня за собой. – Донна вытерла глаза ладонью и растерянно взглянула на Кальдака. – Я кажусь вам бесчувственной, да?

– Я вам не судья.

– Мне все равно, что вы обо мне думаете!.. Ладно, я всю жизнь была готова на что угодно ради него. Извините, я должна привести себя в порядок. А потом поедем. Только я не уверена, что эта толпа меня пропустит.

– Пропустила же она меня, – хмыкнул Кальдак.

– Но они же помчатся за нами. И полиция, кстати, тоже.

– Я оторвусь от них. Это может занять часа два, но в успехе я не сомневаюсь.

– Значит, «Пицца-хат»?

Донна Джефферс пожала плечами.

– Все дети любят пиццу.

* * *

Кальдак выключил двигатель. Было без двадцати одиннадцать, но около закрытого ресторана еще стояло несколько машин.

– Наверное, он откуда-то наблюдает, – предположил Кальдак. – Давайте выйдем. Мы оба должны быть на виду: он испугается, если подойдет к машине и неожиданно увидит меня. Убежит еще.

Прошло десять минут.

– Он не придет, – обреченно вздохнула Донна Джефферс.

– Надо дать ему шанс. Он…

Кальдак не договорил: на стоянку у «Ниццы-хат» въехал черный автомобиль, и стекло со стороны водителя опустилось.

– Мама, почему ты не одна? – воскликнул Коди. – С кем это ты?

– Сама я уже не в силах тебе помочь. На сей раз ты, Коди, слишком далеко зашел.

– Кто это?

– Кальдак. Он… – Донна Джефферс замялась. – Он – официальное лицо.

Коди начал поспешно поднимать стекло.

– Не смей, Коди Джефферс! – повысила голос Донна. – Ты меня слышишь? Тебе все равно не убежать, а я не хочу, чтобы тебя просто догнали и подстрелили.

– Мама, этот Эстебан подставил меня! Я ничего не знал про убийства. Думал, ему только нужно сбыть фальшивые деньги. А теперь все думают, что я такой же, как он!

– Тогда помоги поймать этого подонка.

– Мама, я боюсь, – чуть слышно проговорил Коди. В его глазах блестели слезы. – Мне очень страшно. И я не знаю, что мне делать.

– Я же сказала, что тебе делать. – Она жестом указала на Кальдака. – Может быть, тебе удастся остаться в живых, если ты будешь выполнять то, что прикажет этот человек.

– Но я не хочу… – Он осекся, поймав взгляд матери, и вдруг стукнул кулаком по спинке сиденья. – Ладно. Что я должен делать?

Победа! Кальдак шагнул к машине, стараясь не выдать своего торжества.

– Начнем с того, что вы все мне расскажете. Я должен знать все ваши действия с того момента, как вы встретились с Эстебаном в Шайенне.



предыдущая глава | И тогда ты умрешь | 11 часов 54 минуты