home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


8

Отпивая шампанское из хрустального бокала, Бренна бросала любопытные взгляды на заполненный нарядными гостями зал, но в душе чувствовала одиночество. Ее не покидало ощущение, будто она сама гостья, а не невеста на собственной свадьбе. Невозможно было держаться наравне с Майклом Донованом, так же располагать к себе совершенно посторонних людей и с таким же успехом занимать их внимание. Даже ослепительная внешность невесты меркла перед женихом, обладающим такой силой обаяния и влияния на окружающих.

Нет, про нее, конечно, не забыли. Наоборот, перед ней так суетились и так старались услужить, что Бренна сама была вынуждена искать уединения в этом тихом уголке. Она не питала иллюзий насчет того, что послужило причиной такого рвения со стороны большинства гостей. Дело здесь не в ее собственном очаровании, а в том, что два часа назад ничем не примечательная неизвестная актриса стала миссис Донован. Да здравствует королева!

– Неужели невесту уже оставили одну? Майкл обычно не относится так беспечно к тому, что ему принадлежит по праву.

В неожиданно раздавшемся голосе Джейка звучали насмешливые нотки. Бренна быстро подняла голову. Доминик был совершенно неотразим в строгом черном костюме, белоснежной рубашке и бабочке. Бренна была очень рада, что он подошел к ней, так как хотела по-человечески поговорить хоть с одной родственной душой, а не выслушивать целый вечер неискренние комплименты, расточаемые окружавшими Донована подхалимами.

– Он занят, – сказала она, заметив рыжую голову Майкла в дальнем углу. Тот склонился к пожилому человеку импозантного вида, с седой шевелюрой, похожей на львиную гриву, и внимательно его слушал.

– Судья Саймон Артингтон из Верховного суда штата, – со значением произнес Джейк. – А только что я видел, как он разговаривал с сенатором Аткинсоном. Что заставило жениха променять воркование с невестой на общение с такими гостями?

– Может быть, Майкл просто старается показать, какой он внимательный, – уклончиво ответила Бренна. – Они ведь его друзья.

– Еще бы им не быть его друзьями, – ухмыльнулся Доминик. – Майкл вкладывает немало денег в их избирательные фонды. Они просто влюблены в него. – Он поморщился и огляделся кругом. – Здесь таких «друзей» много. – Он вздохнул, повернулся к Бренне и улыбнулся ей. – Я тебе еще не говорил, как бесподобно ты сегодня выглядишь? Ты словно сошла со страниц романов Толстого.

– Вы угадали. У меня ведь из-за вашего сумасшедшего графика даже не было времени сходить в магазин и подобрать свадебное платье. Майкл попросил, чтобы костюмерщики выдали что-нибудь подходящее из их запасов. Наверное, это платье предполагалось использовать в очередной экранизации «Войны и мира».

Платье ей действительно нравилось. Нежно-лимонного цвета, с вышитыми белыми цветами по всему полю, оно подчеркивало тонкую талию и точеные бедра, а глубокое декольте смело выделяло красивую полную грудь. Этот наряд не дополняли никакие драгоценности, из украшений был только венок из маргариток, искусно вплетенный в волосы, спускавшиеся блестящим водопадом почти до пояса. Такая прическа очень шла к ее романтическому убранству.

– Еще бы. Майкл очень торопился со свадьбой, – понимающе кивнул Джейк. – Удивляюсь даже, как у него хватило времени, чтобы организовать эту чудесную вечеринку. Это все делалось только для тебя. Ты ведь любишь вечеринки? Я знаю, что большинство женщин от них просто без ума.

Бренна поморщилась.

– Я их терпеть не могу, – честно призналась она. – Особенно такие, как сегодня. Но праздник, который вы устроили вчера по поводу окончания съемок, мне очень понравился. А для этого свадебного торжества все приготовления делал Майкл.

– Странно, очень странно. Насколько я знаю, все эти сборища наскучили ему до чертиков. Он никогда их не посещает, за исключением тех, на которых ему необходимо присутствовать, чтобы поговорить с партнерами по бизнесу и решить какие-то важные деловые вопросы. А после этого он обычно скучает где-то в уголке. И вдруг он закатывает пирушку по поводу такого важного события, как собственная свадьба, что вполне объяснимо, приглашает больших шишек, с которыми он раньше не слишком стремился поддерживать дружеские отношения, и бросает прекрасную невесту ради общения с ними. Непонятно! Он променял вас на каких-то судей и сенаторов… С чего бы это, Бренна? – вкрадчиво спросил Доминик.

Бренна опустила глаза.

– Майкл не докладывает мне о своих поступках. Видимо, он знает, что делает.

– Даже если бы ты и знала, ни за что бы не призналась, – проговорил Джейк с таким видом, будто уже обо всем догадался.

Бренна подняла голову и улыбнулась.

– Это уж точно, – коротко подтвердила она.

– Так я и думал, – вздохнул Доминик. – От Майкла я тоже не смог ничего добиться…

– А зачем вам это надо? – спросила Бренна. – Майкл сам отвечает за свои поступки.

– Само собой разумеется, – согласился Джейк. – Только я чувствую и свою собственную ответственность за сегодняшний вечер. Я ведь никогда до этого не был свидетелем жениха.

– Не представляю, кто бы мог выступить в этой роли лучше вас, – торжественно заявила Бренна. – Вы и Нора чудесно справились со своими обязанностями и даже затмили жениха с невестой. Я так рада, что Нора согласилась быть моей свидетельницей.

– Она просто без ума от тебя, – заметил Доминик. – Как, кстати, и вся съемочная группа. Ты успела понравиться всем. Даже мне…

Бренна шутливо поклонилась, смеясь в душе над незатейливым комплиментом, которым ее наградил человек, имевший репутацию одного из самых отъявленных бабников.

– Я просто польщена, – скромно добавила она.

– Еще бы, – бросил Джейк. – Я уже и не помню, когда в последний раз говорил женщине, что она мне нравится. Этот факт достоин того, чтобы его занесли в Книгу рекордов Гиннесса.

Бренна рассмеялась.

– И смех твой мне нравится, – продолжал Доминик. – Он журчит, как ручеек. Тебе нужно чаще смеяться.

– С вами поработаешь – будет не до смеха, – серьезно заметила Бренна. – Вы меня вымотали до конца.

– Ничего, ты держалась молодцом. Никакая другая актриса не выдержала бы подобного темпа. Я не ожидал от тебя такой выносливости.

Двух комплиментов подряд от Доминика еще никто не заслуживал, и Бренну посетила мысль, что, может быть, она и вправду недаром так усердно работала над ролью, выкладываясь на съемках из последних сил.

– Вчера я просмотрел финальные сцены с твоим участием, – медленно проговорил Джейк. – Ты там особенно хороша. – Он отпил шампанского. – Чертовски хороша…

Лицо Бренны зарделось от похвалы.

– Твоя героиня настолько прелестна, что, боюсь, зрители не поймут, почему Дирк бросил ее и ушел к Норе. – Он принял нарочито сердитый вид, чтобы подразнить ее. – Ты переиграла главную героиню и этим поставила под угрозу достоверность моего шедевра.

– Вам действительно понравилась моя игра? – выпалила Бренна и затаила дыхание, ожидая ответа.

– Играла ты превосходно, – прямо ответил Доминик. – Я хочу сказать, что Доновану не просто повезло с прелестной женой, одновременно он умудрился заполучить в ее лице и новую звезду.

– Джейк! – восторженно воскликнула Бренна, бросилась к нему и обняла на глазах у всей публики.

Они весело смеялись, не обращая внимания на окружающих, когда Бренна почувствовала, как на ее плечо опустилась тяжелая рука. Незаметно подошедший Донован решительно высвободил ее из дружеских объятий Джейка.

– Поздно. Она уже моя, – холодно бросил он Доминику и перевел пронзительный взгляд на Бренну. – Я рад, что ты не скучаешь в мое отсутствие, дорогая. Никогда еще не видел тебя такой счастливой, даже когда мы обменивались кольцами.

– Майкл, не надо ворчать, – успокаивающе заметил Джейк. – Я сказал ей, что мне очень понравилась ее игра, вот она и обрадовалась, как ребенок.

Донован немного успокоился, но все же его тон вряд ли можно было назвать сердечным, когда он обратился к Бренне:

– Все, я сыт по горло этой чертовой суетой. Давай сматываться отсюда.

При этих словах Доминик обменялся с Бренной многозначительным взглядом, как будто напоминая – «а что я тебе говорил!».

– На вашем месте я бы уехал незаметно, – вздохнув, сказал Джейк. – Не думаю, что вам нужны все эти дурацкие прощальные напутствия и забрасывание конфетти. – Он протянул Майклу ключи. – Моя машина припаркована у главного входа. Поезжай на ней и оставь свой «Мерседес». Я случайно подслушал, что наши неугомонные каскадеры собираются устроить на него показательный налет в духе картин с Джеймсом Бондом.

– О Боже! – воскликнул Донован, качая головой. – Только налетов нам не хватало. Спасибо, что предупредил.

Доминик отвлек внимание гостей какой-то речью по поводу окончания съемок картины, а Майкл и Бренна незаметно выскользнули из зала через кухню, вышли из дома и быстро зашагали по тропинке к стоянке у главного входа.

– Рэнди вместе с Дорис Чарльз перевезут завтра в мой дом, – сказал Донован, поддерживая Бренну под локоть. – Давай не будем заниматься всей бессмысленной ерундой с заграничными путешествиями, которую обычно устраивают в медовый месяц, и сейчас же поедем ко мне.

Бренна знала, что недалеко от студии в Твин Пайнс у Майкла есть собственный дом, поэтому не удивилась его предложению. Она прекрасно понимала, что в ближайшие несколько месяцев у Донована совсем не будет свободного времени – ему придется выложиться до последнего, чтобы окончательно доработать «Забытый миг» перед его выходом в прокат и приступить к съемкам «Дикого наследия». Она даже немного удивилась, услышав в тоне Майкла извиняющиеся нотки. Неужели он действительно думал, что она будет ожидать всяких романтических условностей, несмотря на то, что она фактически выходит замуж с ребенком на руках?

– Конечно, – с готовностью кивнула она. – Какие там путешествия, когда у тебя дел невпроворот.

Доновану почему-то не понравилось, что она так быстро согласилась с ним, и он нахмурился.

– Огромное тебе спасибо, – ядовито бросил он. – Ты очень благоразумна. Мне безумно повезло с такой практичной женой.

Практичной? Вряд ли это слово подходило для описания ее настроения. Она вышла замуж за человека-динамита, который властно вошел в ее жизнь и полностью изменил в ней все. Впереди – брачная ночь. Совсем скоро он покорит ее не только морально, но и физически, ей придется отдаться ему до конца и уступить всем его желаниям. Однако ей отчего-то не было страшно, чему она даже удивилась. Она чувствовала возбуждение, волнение, даже стыд, но не страх.

Донован молчал с угрюмым видом и не проронил ни единого слова. Дорога заняла немного времени. Вскоре они съехали с трассы на частную подъездную дорогу и остановились у большого двухэтажного особняка, сложенного из кирпича необычного розового цвета.

– Какая красота, – восхищенно вымолвила Бренна, окидывая взглядом дом.

Особняк действительно был очень красив. От него веяло покоем и комфортом, которые хранили широкие арочные окна и вьющийся по стенам густой плющ. Дом будто излучал гостеприимное тепло, в нем чувствовалось постоянство и основательность, которая резко отличалось от модернистской архитектуры зданий на студии в Твин Пайнс.

– Удивлена? – насмешливо спросил Майкл. – Еще бы, я другой реакции и не ожидал. Когда строили этот дом, я сказал архитектору, что хочу, чтобы он выглядел так, будто стоит здесь уже сто лет и простоит еще сто. Я живу в бешеном темпе, в безумном мире ежеминутно меняющихся декораций, поэтому и хотел, чтобы хоть дом напоминал мне о самом важном, что есть в моей жизни, и, когда я буду возвращаться к семье после работы, то должен знать, что он – вечен, как истинные ценности… В доме нет постоянной прислуги. Из города каждый день приезжает женщина, миссис Хаскинс, и два раза в неделю приходят две девушки. Есть еще садовник, он же мастер на все руки, Джо Питерс. Да, чуть не забыл – я недавно специально для тебя нанял водителя. Его зовут Боб Филипс.

– Водителя? – недоуменно спросила Бренна. – Зачем мне личный водитель? Вряд ли он понадобится.

– Понадобится, – с усмешкой заверил ее Донован. – Не забывай, что ты теперь состоятельная леди из высшего общества. Привыкнешь…

Через несколько минут Бренна вошла в обширный холл особняка и с любопытством огляделась. Изнутри дом был оформлен без особых претензий. После слов Майкла она ожидала оказаться чуть ли не в античной обстановке, но не увидела ничего подобного. Интерьер не был выполнен в каком-то едином стиле, вещи здесь объединяла лишь одна общая черта – удобство. Каждый стол, стул, кресло, вся мебель в целом словно несла на себе печать старинной ручной работы высшего мастерства, выполненной с большой любовью.

– Неплохо было бы выпить кофе после всего этого шампанского, – сказал Донован. – Потом я хочу с тобой поговорить. – Он показал на двустворчатую дверь резного красного дерева. – Пройди в библиотеку, там есть где устроиться, я приготовлю кофе и принесу его туда.

– Можно мне пойти с тобой? – порывисто спросила Бренна.

– Пойдем, если хочешь, – кивнул он и зашагал через большой холл.

Она последовала за ним и оказалась в просторной светлой кухне, полностью отделанной темным деревом.

– Садись, – бросил он ей, показывая на несколько высоких кожаных стульев у барной стойки. – Я сварю кофе – это не займет много времени – и приду к тебе.

Бренна взобралась на стул и стала смотреть, как он отсыпает кофе в хромированную кофеварку. Ей пришло в голову, насколько нелепо они сейчас выглядят среди современного кухонного оборудования – она, разодетая в изысканное романтическое свадебное платье, словно позаимствованное из прошлого века, и он, облаченный в строгий вечерний костюм. Правда, она заметила, что Майкл не умеет носить его с таким непринужденным видом, как Доминик, который настолько естественно смотрелся в смокинге, словно родился в нем. Несмотря на безупречный крой, со стороны казалось, что дорогая тонкая ткань костюма стесняет его мощный торс. Бренна в который раз удивилась тому, какая неукротимая сила скрывается под этой внешне цивилизованной оболочкой. Она вдруг по-особому ощутила собственную слабость и хрупкость, осознав, что мужественность и силу Майкла невозможно не заметить даже тогда, когда он занимается таким обыденным делом, как приготовление кофе.

Он поднял голову и застыл под пристальным взглядом Бренны, в котором легко угадывались ее мысли.

– Если ты не прекратишь так смотреть на меня, – хрипло произнес он, – я за себя не отвечаю. Я ведь еще хотел с тобой поговорить…

Она покраснела и опустила голову.

– Не понимаю только – о чем, – чуть слышно вымолвила она.

– Все ты прекрасно понимаешь, – резко возразил он. – Но я не собираюсь спорить с тобой. Я принял решение, которое должно устроить тебя. Но если ты будешь и дальше стрелять глазами, мне придется отказаться от него. Я уже больше не в силах терпеть…

Она недоуменно взглянула на него. В ее расширившихся глазах, обрамленных густыми ресницами, застыл немой вопрос.

– Я решил дать тебе еще немного времени до того, как ты станешь выполнять свои супружеские обязанности. Помнишь наш маленький договор? Один Бог знает, сколько я еще продержусь, но надеюсь, что на неделю меня хватит.

– Теперь понятно, – тихо произнесла она, задрожав от пробежавших по спине холодных мурашек. – Можно поинтересоваться, чему я обязана таким великодушием? – Ее раздражало то, что она почувствовала скорее разочарование, чем облегчение от услышанного предложения.

– Наверное, я вошел во вкус в том, что касается жертвенности и воздержания. Или, может быть, твои огромные карие глаза заставляют меня ощущать себя охотником во время запрета на стрельбу.

– Какой ты добрый, – упавшим голосом прошептала Бренна. – Я ценю твою заботу.

– Еще бы тебе ее не ценить, – нахмурился Майкл. – Наверное, дело в том, что мне еще никогда не приходилось шантажировать женщину, чтобы лечь с ней в постель. Я ни разу не опускался до такого унижения.

Он вдруг напомнил Бренне забавного маленького мальчика, которому сказали, что Рождество в этом году отменяется.

– Я решил дать тебе шанс узнать меня поближе, – продолжил он чуть грубовато. – Надеюсь, что наши отношения наладятся. Ведь там, на острове, у нас все было просто отлично до того, как ты не влезла в эту чертову ванну.

Бренна улыбнулась, услышав обиженные нотки в его голосе. Неужели он благополучно позабыл, что сам приказал ей отправиться туда?

– Ты думаешь, это улучшит наше взаимопонимание? – спросила она, и на сердце у нее вдруг стало легко и радостно.

– Откуда я знаю, черт побери? – проворчал Донован в ответ. – Могу сделать и по-другому – брошу этот кофе, будь он неладен, затащу тебя в спальню и неделю не буду выпускать из нее.

– Нет, давай подождем с этим, – поспешно ответила Бренна, – и попробуем лучше первый вариант. – Она весело улыбнулась, и в ее карих глазах мелькнули хитрые искорки. – Я ведь не хочу отрывать тебя от работы на целую неделю.

Майкл нахмурился, не находя, по-видимому, в ее последнем замечании ничего смешного.

– Только не надо дерзить, – произнес он самым серьезным тоном. – Это всего лишь временная отсрочка, а не полный отказ.

– Кто знает, что может случиться через неделю. Вдруг я тебе не подойду как… женщина. Я ведь не похожа на тех сексуальных богинь, к которым ты привык.

– Да, не похожа, – как-то напряженно проговорил Донован и медленно подошел к ней.

Бренна замерла, затаив дыхание. Ей показалось, что воздух вокруг них стал потрескивать от электрических разрядов. Он протянул руку и осторожно провел пальцами по ее щеке.

– Ты очень исхудала за последнее время. У тебя хорошенькое лицо, но я видел и более красивые. Можно сказать, что за исключением глаз в нем нет ничего запоминающегося. – Он с нежностью взял ее лицо в обе ладони. – Но когда ты улыбаешься, мне хочется схватить тебя и унести куда-то далеко-далеко, подальше от людей, чтобы ты улыбалась только мне и никому другому. – Он поцеловал ее в губы. – Ты намного опаснее любой сексуальной богини, дорогая.

Бренна почувствовала, как у нее на глаза наворачиваются слезы и спазмом сжимается горло. «Неужели он снова принялся за свое?» – в отчаянии подумала она. Она могла противостоять его откровенной сексуальной притягательности, но какую защиту можно придумать против щемящего чувства благодарности, которое он вызывал в ней своими нежными прикосновениями и легкими поцелуями, чувства, о существовании которого в себе она раньше и не догадывалась.

– Думаю, нам лучше забыть о кофе на сегодня, – хрипло бросил он, резко отступая в сторону. – Твои вещи уже сложены во второй спальне направо по коридору, рядом с лестницей. Извини, но я не буду провожать тебя туда.

Он повернулся, подошел к кофеварке и выключил тумблер. Бренна заметила, как вздулись и напряглись мышцы его плеч и спины под тонким материалом пиджака.

Не услышав никакого движения у стойки бара, Майкл выпрямился и увидел, что Бренна по-прежнему сидит без движения и смотрит на него, широко раскрыв глаза.

– Бренна! – воскликнул он. – Не мучай меня. Я ведь не железный…

Она тряхнула головой, будто пробуждаясь после глубокого сна.

– Спокойной ночи, Майкл.

Бренна с легкостью спрыгнула со стула, проворно выскользнула из кухни и заторопилась вверх по лестнице. И в это время, прислушиваясь к стуку возбужденного сердца и переполнявшему ее ощущению счастья, она поняла, что за эфемерное чувство подарило ее сердцу такое безграничное наслаждение. Это была любовь к Майклу Доновану.


предыдущая глава | Дыхание бури | * * *







Loading...