home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



5

Утреннее солнце отражалось в зеркальных витринах.

На пороге «Хилтона» дремал пытающийся сохранить чувство собственного достоинства швейцар. Асфальт блестел, словно вылизанный собачьими языками. «Ягуар» Гарри Бронсона несся по пустынной Вашингтон-стрит.

Ни один здравомыслящий человек и носа не высунул бы из дома в подобную рань. Но автомобильный бизнес не оставлял выбора. Повернув на Девятую авеню, Бронсон притормозил у Стального Дика. Уж что-что, а каппучино он все же выпьет.

Гарри распахнул дверь и вошел в паб. Возвышающийся над стойкой бармен уныло смешивал коктейль, то и дело натужно зевая.

— Один каппучино, — сказал Бронсон.

Бармен с ненавистью взглянул на посетителя и, процедив сквозь зубы: «Два доллара пятьдесят центов», — сунул пластиковый стаканчик в автомат.

«Любезный прием, нечего сказать», — подумал Гарри и молча уселся за угловой столик. Отхлебнув глоток, он поморщился и с трудом удержался, чтобы не плюнуть на пол.

— Я просил налить мне каппучино, а не горячего дерьма! — крикнул он бармену через весь зал. — Черт знает что!

Громила даже ухом не повел. Процесс взбития коктейля занимал его куда больше, чем назойливые вопли какого-то посетителя. В других обстоятельствах Гарри поучил бы этого наглеца этикету, но сегодня драка явно не входила в его планы.

Он уже собрался покинуть «хлебосольные» стены, когда полумрак бара наполнился ароматом французских духов. Девушка вошла так, словно разгуливать по барам в полседьмого утра являлось чем-то вроде правила хорошего тона. Она приблизилась к стойке и потрепала бармена по небритой щеке.

— Двойное виски со льдом, Бобби.

Бармен с грацией бегемота бросился исполнять заказ.

— Вот, Элен, все готово! — Боб просто сиял от счастья.

Девушка попыталась сунуть ему монету, но он только замахал руками. Не особенно настаивая, она отошла от стойки, плавно покачивая бедрами, и направилась к Гарри.

— Свободно? — довольно игриво спросила девушка.

Бронсон исподлобья взглянул на нее:

— Не рановато ли для виски?!

— Прости, папочка, — расхохоталась она и уселась напротив, поигрывая серебряной цепочкой.

С женщинами в пабах Аллигатор старался не общаться. Случайные связи давно ему наскучили. Рафинированность общения всегда сводила на нет дешевую романтику шапочного знакомства. Но эта девушка его заинтересовала. В ней чувствовалось что-то настоящее. Казалось, что она ведет себя кому-то наперекор: то ли пытается отомстить, то ли доказать свою независимость. Бронсон отметил в глубине ее глаз какое-то оленье отчаяние.

— Что с вами? — невольно спросил он. — У вас неприятности?

Девушка на мгновение отвела глаза, но через секунду развязно расхохоталась:

— Избитый приемчик, — сказала она. — Лучше бы прямо предложил…

Гарри показалось, что девушка вот-вот отвесит ему затрещину. Глаза ее пылали гневом, а приоткрытый ротик готов был извергнуть ругательство. Она так очаровательно сердилась, что Аллигатор невольно улыбнулся.

— Нечего скалиться! — взвизгнула незнакомка. — Я тебе не портовая…

Везло же Бронсону на неврастеников в последние дни!

— Мне кажется, мисс, вы выдаете желаемое за действительное, — сказал он и получил в награду истерику.

Бармен так навострил уши, что даже перестал размахивать блестящим миксером.

— Слушайте, мистер, — в конце концов не выдержал он, — допивайте свой кофе и выметайтесь отсюда!

По всему было видно, что Боб имеет далеко идущие планы насчет Элен. Он медленно выбрался из-за стойки и добавил:

— Отстань от девушки, урод.

«Ну, это уж чересчур», — подумал Гарри.

Но, с другой стороны, какое ему дело до этих людей?

— Ладно, ладно, Боб, я ухожу.

Общение с XZ превратило Бронсона в настоящего дипломата. Но бармен воспринял поведение Аллигатора иначе. «Трусливый недоносок», — подумал здоровяк и смерил посетителя презрительным взглядом.

— Может, тебе зубы мешают? — процедил он. — Только скажи — обслужу по первому классу.

Надо отдать должное Бронсону: он все еще сомневался, стоит ли связываться с Бобом. Но после того как благоухающая незнакомка всхлипнула и попросила: «Надери ему задницу, Бобби», Гарри сомневался лишь в одном: что громилу стоит вырубить сразу, не переломав ему сначала пальцы.

— Если ты сейчас же заткнешься, — прошипел Бронсон, — у тебя появится шанс дожить до старости, жирная свинья!

Бармен покрылся красными пятнами и двинулся на Бронсона. Подойдя почти вплотную, Боб попытался схватить посетителя за грудки. Аллигатор резко отскочил в сторону, перехватил запястье громилы и воткнул беднягу головой в пол. Бобби охнул и отполз в сторону. На его перекошенном лице отразилось недоумение.

— Ах, ты придурок! — зарычал он и, приподнявшись, бросился на Бронсона с низкого старта.

Гарри пропустил нападавшего вперед и вошел «внутрь атаки». Описав в воздухе полукруг правой рукой, он вернул поток силы бармену. Защита оказалась столь эффективной, что огромная туша с грохотом рухнула к его ногам. Из этой позиции было бы правильнее всего перейти на удержание и закончить конфликт в духе гармонии и прав человека. Но Гарри рассвирепел не на шутку. Он отошел от поверженного врага и принял защитную стойку. Перенеся вес на отставленную назад ногу, он спокойно ждал, когда бармен вновь попрет на него. На сей раз Бобби взял себе в помощь бутылку «бордо» урожая 1980 года.

Он уже намеревался обрушить драгоценный сосуд на голову Аллигатора, когда получил такой мощный удар по ребрам, что сумел только крякнуть и медленно осесть.

— Ну, ты труп, парень, — с трудом отдышавшись, простонал он.

В следующее мгновение в «Стальном Дике» начался ад. Бобби громил бар во всю свою недюжинную мощь. Он хватал изящные, обитые бархатом стулья и швырял ими в Бронсона. Сперва Гарри пытался уворачиваться, но через некоторое время вошел в раж и разбивая хрупкие предметы мебели вдребезги еще на подлете резким ударом ноги. Поняв, что таким образом достичь желанной цели не удастся, громила перешел к иной тактике. В ход пошли вещицы помельче…

Окончательно изведя посуду и спиртные напитки, бармен предпринял последнюю отчаянную попытку. Он схватил со стойки чудом уцелевшую хрустальную вазу, наполненную фруктами, и с истошным воплем метнул ее в Гарри. Вазу Бронсон расколошматил ребром ладони, но одно из яблок больно садануло его в челюсть. Бобби аж запрыгал от радости:

— Ты видела?! Видела?! — орал он, обращаясь к Элен.

Но девушка была уже в том состоянии, которое не предполагает какой-либо эмпатии. Пока ее дружок изображал взбесившегося орангутана, она напилась до зеленых чертей. «Не надо было мне приходить сюда, — думала она, — теперь все еще хуже, ну, да и бог с ним!» Все же ситуацию следовало как-то исправлять. Элен встала и шатко двинулась в сторону Гарри. Пару раз споткнувшись об изувеченные предметы меблировки, она подошла на расстояние, достаточное для мирных переговоров.

— Перестаньте безобразничать, мистер, — икнула она. — Посмотрите, что вы наделали.

Но глаза Гарри Бронсона уже налились кровью. Он не видел ничего, кроме ненавистной ухмыляющейся морды. Аллигатор ринулся на бармена и, схватив его за лицо, бросил на уцелевший стол…

Очнулся Бронсон от резкого крика:

— Стоять! Полиция! Руки на затылок! Вы имеете право хранить молчание! Все, что вы скажете, может быть использовано против вас в суде!

Вот, оказывается, для каких дел был изначально предназначен его любимый Джонни!

Бронсона оттащили от стонущего бармена как раз в тот момент, когда Гарри занес руку для завершающего удара…

Отвечая на вопросы в полицейском участке, он никак не мог понять, что же на него нашло. Гарри помнил только, как черная волна злобы накрыла его и превратила в жаждущее крови животное. И еще он помнил женский крик: «Остановись, Гарри, умоляю, еще не поздно!» Казалось, этот крик звучал у него в голове.


предыдущая глава | Псиматы | cледующая глава