home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 24

Несс замкнулась, стала молчаливой и мрачной. Она по-прежнему посещала общественные работы в Детском центре, но в «Ковент-Гарден» ездить перестала.

На первый взгляд это казалось естественным, ведь на нее напали, когда она возвращалась из ателье, и не было ничего удивительного, что в результате у нее возник страх. Но когда Несс отказалась съездить помочь Саифу аль-Дину, хотя был день, в подземке было полно пассажиров, и по дороге от станции «Уэстбурн-парк» она бы шла не одна, стало ясно, что состояние девушки требует внимания.

Маджида попыталась его проявить.

— Не кажется ли тебе, Ванесса, что, когда ты так реагируешь, ты признаешь победу этих подонков?

— Оставим это, ладно? — отозвалась Несс. — Работу и дурацкие занятия в колледже я посещаю, и хватит с меня. Больше я ничего не хочу.

Действительно, Несс больше ничего не хотела, и это удручало ее педагогов. Проблема заключалась в том, что по решению суда Несс должна была регулярно посещать учебное заведение. То есть если девушка не запишется на какой-либо курс при колледже — а работа у Саифа аль-Дина создавала для этого необходимую предпосылку, — то она с неизбежностью предстанет перед судом, который вряд ли повторно проявит снисходительность. Ей и так уже сделали довольно поблажек.

Фабия Бендер решила вмешаться. Она позвонила Кендре и условилась о встрече, для которой подготовила материалы по каждому из детей. Она собиралась разложить их на кухонном столе перед Кендрой — сам факт их наличия покажет, насколько серьезно обстоят дела.

Кендра и сама понимала это. Социальный работник и сержант Старр сообщили, что Джоэл ограбил женщину на Портобелло-роуд и при нем нашли оружие, но его загадочным образом выпустили из полицейского участка. Кендра убеждала себя, что, скорее всего, Джоэла с кем-то перепутали — иначе как бы его отпустили? — но в глубине души знала правду. История с Джоэлом, а также изменения, происшедшие в Несс, побудили Кендру всерьез заняться племянниками.

— Социальный работник собирается прийти ко мне, — поделилась она с Корди после звонка Фабии Бендер. — Хочет пообщаться без детей, чтобы дома была только я, ну и, может, Дикс.

Корди понимающе кивнула, прислушиваясь под шум дождя к щебету дочек, которые мирно играли в гостиной с бумажными куклами. Она благодарила Бога за то, что ее дочки чисты и невинны, за то, что муж верен и надежен, хоть и помешан на желании иметь сына, за то, что ей везет. У нее полноценная семья, у мужа хорошая зарплата, и сама она любит свою работу.

— Может, не стоило мне звонить в полицию и жаловаться на Нила Уатта? — спросила Кендра.

Корди не знала, что ответить. Собственный опыт научил ее, что из обращения в полицию, как правило, не выходит ничего хорошего, но бывают же исключения из правил.

— Это подействует, Кен, — заверила Корди.

Хотя сама не взялась бы предсказать: подействует в положительном смысле или в отрицательном. С точки зрения Корди, чем дальше ты находишься от всевидящего ока государства, тем лучше. И раз уж Кен и ее племянники попали в поле зрения государственных учреждений, добра ждать не приходится.

Кендра видела три варианта развития событий. Во-первых, можно оставить все как есть. Во-вторых, можно устроить Несс и Джоэлу хорошую встряску, которая вправит им мозги, особенно Джоэлу — он в ней нуждается, как ни печально это признавать. В-третьих, можно надеяться на чудо, то есть на то, что Кароль Кэмпбелл полностью и окончательно поправится и заберет детей. Первый вариант доказал свою неэффективность, второй требовал усилий и потому был неосуществим, третий был невероятен. Был еще четвертый и в принципе действенный способ — выйти замуж за Дикса и создать подобие семьи и стабильности. Но выходить за Дикса Кендре очень не хотелось. Она вообще не собиралась замуж. Замужество — это капитуляция и подчинение, а для нее это было неприемлемо, даже если допустить, что брак решит все проблемы.

Готовясь к беседе, Фабия Бендер не собиралась смягчать краски и щадить Кендру. Ситуация явно набирала обороты, и Фабия полагала, что Кендре нужно приложить максимальные усилия и воспользоваться всеми средствами для возвращения стабильности. Фабия Бендер не считала Кендру Осборн плохим человеком. Фабия понимала, что Кендра желает добра своим племянникам. Но у Джоэла нашли огнестрельное оружие — не говоря уже о попытке ограбления, когда пострадавшая его опознала, а полиция странным образом отпустила, не передав дело в суд. Несс же стала жертвой уличного нападения и его последствий. Очевидно, что риск возможного уголовного будущего детей превысил критическое значение. Развязка неизбежна — многолетний опыт социального работника подсказывал это Фабии Бендер.

Фабия начала с Несс. Она открыла папку с документами, якобы освежая в памяти детали, хотя все прекрасно помнила и делала это для придания пущей значимости. Напротив нее за столом сидели Кендра и Дикс, от которого пахло постным маслом и жареной рыбой. Дикса раздирали противоречивые чувства: он только что вернулся из кафе, где помогал родителям, и собирался в спортивный зал на тренировку, но не мог оставить Кендру одну и хотел оказать ей поддержку в трудный момент.

Несс дома не было — она трудилась в Детском центре. Фабия заметила, что это хорошо. Но Несс прекратила ходить к Саифу аль-Дину, а эта работа создавала необходимую основу для регулярной учебы. Фабия информирует суд, что Ванесса безупречно выполняет свои обязанности. Но если девушка в ближайшее время не начнет учиться, то снова предстанет перед судом, и на этот раз все пройдет не так гладко.

— Правда, судья знает о нападении. Он согласился, чтобы Несс нашли место в дневной школе, — добавила Фабия. — Мы можем устроить ей встречу с одним человеком на Оксфорд-Гарденс, если вы гарантируете, что она придет. Теперь о Джоэле…

— С ним уже все в порядке, — торопливо перебила Кендра. — С тех пор он пропустил занятия всего один раз… И он понимает, как ему повезло, что все так хорошо закончилось.

На самом деле Кендра ничего не рассказала Диксу ни про ограбление, ни про пистолет. Зачем ему знать об этом? Это ошибка, недоразумение.

Дикс пронзительно посмотрел на Кендру и нахмурился.

— Но в этой истории есть другая, тайная сторона, — заметила Фабия. — То, что его выпустили так быстро…

— Откуда выпустили? — вмешался Дикс. — Что происходит? У Джоэла проблемы? Кендра, ну как так…

Он всплеснул руками; это был жест растерянности и разочарования. Удивление Дикса открыло Фабии Бендер правду об их отношениях. Фабия переводила взгляд с мужчины на женщину; она сделала вывод, который до сих пор не могла сделать Кендра.

— Его забирали в полицейский участок на Харроу-роуд, — пояснила Кендра. — Я не хотела тебя беспокоить, потому что ты очень занят. К тому же все быстро разъяснилось, его выпустили…

— Как нам жить, Кен, если ты все скрываешь? — свирепо прошептал Дикс.

— Может, обсудим это позже?

— Черт подери!

Дикс скрестил руки на груди и откинулся на спинку стула. Фабия Бендер посмотрела на него и укрепилась в правильности своего вывода: место отца в семье свободно. Еще один аргумент в пользу того, что детей нужно забрать.

— Учитывая все обстоятельства, я настаиваю на том, чтобы Джоэл посещал программу, о которой я не раз вам говорила, — подытожила Фабия Бендер. — Рекомендую ее и Ванессе. Я согласна с вами, миссис Осборн, что это далеко, что никто не может сопровождать детей и гарантировать их безопасность по дороге в Южный Лондон…

Фабия положила ладонь на папку с личным делом Джоэла.

— Джоэлу, как и Ванессе, требуется консультация. Но этого недостаточно. Мальчику нужен авторитет, направляющая рука в жизни, модель мужского поведения, которой он мог бы следовать. Ему необходимо увлечение, которое его поглотит; его энергия должна найти выход. Либо мы обеспечиваем все это здесь, либо ищем для него другую возможность.

— Это по моей части, — заявил Дикс, считая себя частично ответственным за то, что случилось с Джоэлом, хотя и не был в курсе происшедшего. — Я смогу уделять Джоэлу больше времени, чем сейчас. Если честно, я не особо старался, поскольку…

Дикс запнулся, размышляя о причинах, которые мешают ему по-настоящему исполнять роль отца, как он собирался: обязательства перед собственными родителями, желание добиться успеха на избранном поприще, ненасытная страсть к Кендре, неопытность и отсутствие навыка общения с детьми, сформировавшиеся представления о правильной семье. Он мог бы назвать любой из этих пунктов, объясняя свою неудачу, а об остальных не упоминать. Так или иначе, винил он себя по всем пунктам, поэтому закончил фразу следующим образом:

— Такова жизнь. Я буду больше заниматься детьми. Начну прямо сегодня.

Фабия Бендер не любила разбивать семьи, и ей хотелось верить, что эти два человека, которые сидят напротив нее за слишком большим для этой кухни столом, выполнят свои обещания, а история, в которую угодил Джоэл, послужит всем предупреждением. Но Фабия Бендер была обязана полностью озвучить свои намерения.

— Мы должны хорошо подумать о будущем детей. Иногда для решения проблем необходимо расстаться с привычной средой — хотя бы на короткое время. Советую вам все взвесить. Опека — это один выход. Школа-интернат — другой. Есть специальный интернат, где помогут Тоби…

— Тоби прекрасно чувствует себя в своей школе, — возразила Кендра.

— Есть интернат, который подходит для Джоэла, — продолжала Фабия Бендер, словно не слышала Кендру. — Если мы определим мальчиков в интернаты, у нас останется только Несс.

— Нет, это даже не обсуждается. Никакой опеки. И в интернат я их не отдам. Они не поймут этого. Они столько пережили…

Кендра беспомощно махнула рукой и замолчала. Не хватало только расплакаться перед этой женщиной. Дикс пришел Кендре на помощь.

— Сейчас у них все нормально, я правильно понимаю?

— Да. Более или менее. Но Несс должна учиться…

— Тогда не разлучайте детей. За Несс мы присмотрим. И за мальчиками. А если не будем справляться, вы придете снова.

Фабия согласилась с предложением Дикса, хотя было видно, что задача перед этими двумя взрослыми стоит неподъемная. Слишком многое нужно сделать. Самое простое — накормить и одеть, что тоже, кстати, требует немалых денег и времени, но у детей есть и более глубокие потребности. Нужно прогнать дневные страхи, ночные кошмары, залечить травмы от прошлого и открыть окно в будущее. Это невозможно без участия профессионала или группы профессионалов. Фабия Бендер отдавала себе отчет, что эти двое не понимают всей сложности ситуации, но была достаточно умна и знала, что человек может принять решение только самостоятельно, навязывать что-либо бесполезно.

Итак, через две недели Фабия зайдет посмотреть, как у них идут дела. За это время они должны отвести Несс на Оксфорд-Гарденс на консультацию. Иначе возникнут проблемы в суде.

— Не нужна мне эта гребаная консультация! — с ходу заявила Несс, когда ее ввели в курс дела.

— Ты добиваешься, чтобы тебя забрали? — вспыхнула Кендра. — Отдали в опеку? Хочешь, чтобы Тоби послали в спецшколу, а Джоэла — в интернат? Ты этого ждешь, Ванесса Кэмпбелл?

— Кен, Кен, полегче, — успокоил Кендру Дикс.

И он попытался пообщаться с Несс по-дружески.

Он вообще очень старался. Пытался заменить отца Джоэлу и Тоби: проверял домашние задания, водил их в Минвайл-гарденс на скейтодром, когда зимняя погода позволяла, выкраивал пару часиков на кино, брал мальчиков в спортзал посмотреть на тренировку, которая их не интересовала. Старания Дикса отклика не находили. Несс злилась в ответ на его попытки вмешаться в ее жизнь. Джоэл так вяло во всем участвовал, словно его не было вовсе. Тоби, как всегда, брал пример с Джоэла и пребывал теперь в вечном спокойствии.

— Ты-то хоть помоги нам, Джоэл, — шептала Кендра, огорченная тем, что добрые намерения Дикса разбиваются о стену детского равнодушия. — Эта женщина, Фабия Бендер, она суется в нашу жизнь, и она нами недовольна. Джоэл, ты понимаешь, что это значит?

Джоэл понимал, но находился в ловушке и ничего не мог объяснить тете. После того как его отпустили из полиции, он стал должником Блэйда. И если он не расплатится, когда тот предъявит счет, все их нынешние трудности покажутся сущей чепухой, выеденным яйцом.

Жизнь пошла под откос. То, что Джоэл поначалу считал обычной борьбой мальчишек за лидерство, обернулось борьбой за жизнь. Фигура Нила Уатта побледнела на фоне Блэйда и перестала казаться такой зловещей. По сравнению с Блэйдом Нил Уатт был не страшнее муравья, который заполз в штанину. Нил Уатт потерял прежнее значение на фоне того факта, что Джоэл столкнулся с самым страшным и беспощадным человеком во всем Северном Кенсингтоне. Он оказался лицом к лицу со Стэнли Хиндсом.

И Джоэлу взбрело в голову, что Кароль Кэмпбелл является единственным путем к спасению — мысль нелепая с точки зрения каждого, кто хоть немного знал историю жизни — точнее, историю болезни — этой женщины.


предыдущая глава | Перед тем, как он ее застрелил | cледующая глава