home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



94. Мятеж

По сути, это не было планом, так, спонтанное действие. Чем мог закончиться такой экспромт? Вообще-то, в процессе бега у Стата Косакри родилось некое «продолжение следует». Допустим, добежать до кубрика команды и поднять контр-мятеж против мятежа линейного помощника. Однако если Дор Пелеко прибыл с целым десятком вооруженных матросов, то оба склада оружия наверняка охраняются. Так же не стоит появляться около своей собственной, капитанской каюты. Там уж точно кто-то стоит на перехвате. С другой стороны, хватит ли у этой «новой власти» решимости сражаться по-настоящему? Вполне может случиться, что не хватит. Ведь когда он приложился кулаком к затылку Пелеко и тот упал, никто все-таки не выстрелил. Даже когда потом он растолкал и протиснулся сквозь толпу на выходе, все едино никто не начал стрелять. Конечно, начать в тот момент пальбу по капитану значило уложить всех знакомых и мало знакомых – игломет штука опасная, он не способен делать селекцию по типу «свой-чужой». Однако пальба вдоль коридора чуть позже стала бы делом вполне-таки избирательным. Может, все-таки угроза применения оружия была чисто психологическим трюком?

Проверить таковую загадку не получалось. К тому же сейчас, во время бега с препятствиями, да еще наверняка и погоней за спиной, размышлять выходило не очень. Тем более, Стат Косакри вообще-то не так часто наматывал дистанции по тревоге, ведь обычно он сам их объявлял, а потому его спорт заключался в хронометраже чужих достижений. Теперь, буквально через считанные десятки метров, сердце у него внезапно стало самым главным органом организма. А вот голова превратилась в неудачно торчащую принадлежность туловища, ибо основное, что следовало с ней делать, это постараться не разбить вдребезги о дверные проемы. Кстати, некоторые люки Стат успевал за собой закупоривать, но вряд ли это должно было надолго остановить преследователей. Короче теперь можно было только жалеть о совершенно недостаточной для рекордов физической форме. Но неужели в этом вылепленном подсознанием мире следовало тратить времечко на раздувание виртуальных мышц? Ведь их накачка, так же как и сердца, и всего остального-прочего, являлась очередным отвлекающим фактором, эдакой ловушкой, клеящей на несуществующий мир бирочку «Осторожно реальность!». Он не был столь глупым, дабы поддаваться на такое. Однако творцу-создателю все же нельзя было отказать в следовании неким правилам. То есть, если ты не тренируешься, то и получи сбитое напрочь дыхание и застилающий глаза пот.

Щелкни по макушке Мятая луна, он действительно не знал, что внутри организма содержится такое количество свободной влаги. А вот то ли в висках, то ли в ушах бухало теперь с ужасающей силой. Может, «Кенгуру-ныряльщик» уже провалился куда-нибудь ниже позволенной инструкцией глубины? И вот-вот сплющится от двухкилометрового столба соленой жидкости?

Однако даже подводный крейсер объект в сущности небольшой. Стат Косакри домчался до трубообразного коридора ведущего в правый корпус лодки-катамарана. Он откупорил тяжелую, рассчитанную как минимум на сопротивление шестидесяти, а то и ста атмосферам дверь, проскочил внутрь и с такой прытью дернул ее на себя, что чуть не отхватил собственные пальцы. Уже почти ничего не видя, ибо пот катился буквально градом, он закрутил круглую рукоятку. Что это могло дать, если запор отвинчивался с любой стороны? Но вдруг погоня ошибется, и проскочит мимо? Правда, кто им мешает разделиться и выбрать оба направления? Ладно, сейчас думать о таких сложностях просто не получалось. Да, теперь вообще уже ничего не получалось. Шторм-капитан оперся на переборку. Очень хотелось упасть на резиновый пол прямо тут и некоторое время совершенно не двигаться.

– Вам плохо, командир? – спросил его очень удаленный, едва слышный голос.

Косакри поднял голову и обнаружил рядового матроса смотрящего на него с дистанции пол метра.

– Нет, все в норме, матрос. Все в норме, – прохрипел капитан боевого корабля. – Идите куда шли.

– Так точно… То есть, есть! Шторм-капитан, – отчеканил подчиненный и начал откупоривать только что завинченную Косакри дверь.

«Кажется электрик, фамилия – Сибада, – шевельнулось где-то в плохо работающем мозгу. – Надо бы вообще-то стукнуть его чем-то и связать, а то ведь выдаст, где я спрятался».

Косакри даже осмотрел пол в поисках этого чего-нибудь – железного и тяжелого. Ничего такого в округе не имелось, а уж тем более веревки или проволоки для связывания. Пока капитан занимался этим теоретизированием, момент «незащищенного затылка» оказался окончательно упущен. Люк уже откупорился и матрос, искоса глянув на Косакри, шагнул через порожек.

– Закрыть, господин капитан? – спросил он, и после кивка начальника закупорил дверь.

– Надо бежать, – сказал сам себе Стат Косакри и оценил длину коридора. Мелочь, тем более никаких препятствий, прикинул он с облегчение.

Однако он не успел двинуться с места, когда над головой замигала красная сигнальная лампа. Эта штука заменяла на крейсере сирену. Ведь не стоило, даже ради приведения в боевую готовность, будить все окружающее море, вместе с еще не обнаружившим лодку противником. Косакри автоматически дешифровал последовательность миганий: «Готовность степени «Двойной зенит». Схвати Мятая луна, по какому случаю? К тому же, это каламбур. Как можно объявить максимальную готовность если тот, прошлый «Двойной зенит», объявленный еще в его командирство до сей поры не отменен? Кстати, именно из-за готовности никто не встретился на пути. Вот только этот Сибада. Чего это он шляется в то время, когда все должны находиться на боевых постах?

Однако поток нахлынувших мыслей сбил с толку оживший динамик. Вещал он, понятное дело, голосом линейного помощника.

«Офицеры и матросы! Это касается всех. Прослушайте важное сообщение. Наш капитан корабля, шторм-капитан Косакри, отстранен от командования группой патриотических офицеров во главе со мной, баритон-капитаном Пелеко. Отстранен наш бывший командир за срыв боевого задания, а так же за попытку выдать наш крейсер республиканцам. В настоящий момент предатель Стат Косакри сбежал с боевого поста и от нашего офицерского полевого суда. Слушайте приказ. Тот, кто встретит шторм-капитана, должен постараться его задержать и немедленно сообщить об этом в боевую рубку. Косакри следует найти срочно. Скорее всего, он собирается совершить диверсию и вывести наш крейсер из строя. Остановите предателя! Но постарайтесь взять его живым!»

– Хоть это, последнее успокаивает, – прокомментировал бывший командир атомохода и пустился в новый забег. Похоже, у него появилось второе дыхание. Нужно было ловить момент.


93.  Закупорка древних кладовых Люди-лягушки | В прицеле черного корабля | 95.  Закупорка древних кладовых Водяной поток