home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



77. Битва за острова Слонов Людоедов

Феномены и барьеры

Министр науки не решился лезть под гильотину сам, потому послал одного из заместителей – мальчика для битья – Поко Дидизи, коего для того и поставили на должность, дабы время от времени подставлять под удары. Дидизи попал в науку по случаю своих феноменальных способностей. В принципе куда более прямая дорога приводила его в цирк, и вообще-то именно там он начинал. Однако если складывание, и перемножение чисел длиной в пять-десять сантиметров, причем без посредства бумаги, еще производит на простоватых столичных зрителей хоть какой-то эффект, то решение дифференциальных уравнений, без посредничества ручки и калькулятора, все едино требует предварительной лекции, вследствие которой кое-кто из присутствующих успевает прикемарить, а то и, чего доброго, пульнуть в лектора перезрелым помидором. А вот демонстрация того же в аудитории какого-нибудь закрытого института математических машин, да еще когда рядом парочка операторов-программистов колдуют за пультами, дабы опередить установленный в голове Дидизи природный счетчик, это вот эффект еще тот. Короче постепенно Поко в институтах прижился, а дабы переложить его содержание на государство в целом, ему присвоили вначале первичное, а уж потом несколько следующих научных степеней. И что с того, что Дидизи не обладал навыками логического мышления? Зато память у него была опять же феноменальная. И конечно, какой-нибудь особо принципиальный экзаменатор запросто садил его в лужу по любой из математических теорем, как только углублялся в ее истинный смысл, или же пытался выяснить связь с другими, смежными разделами алгебры. Однако на любого нормального, не сильно закомплексованного преподавателя его умение оперировать таблицами логарифмов по памяти, или вообще вычислять их сходу, причем не с худшей чем в этих же таблицах точностью, производило эффект завораживающий. Так что карьеру в науке Поко Дидизи сотворил. Точнее, ее сотворили за него, и не без помощи министра науки.

Тем не менее, у императора Грапуприса математические фокусы восхищенного обморока не вызывали, и уж тем более в данный момент. Так что министр прислал заместителя Поко лишь в качестве рессоры, должной частично сгладить удар, обязанный обрушится на все Министерство Науки в целом. Способности Поко к заучиванию формул нисколько не могли помочь, потому расчет был только на его природную умственную неполноценность. Такой ход уже проверялся, и приносил плоды. Так что сам министр науки хоть и давно забыл молодость, когда приходилось корпеть над формулами и регулировать «пушку» циклотрона, однако приблизительно понимал и в какой-то мере тонко рассчитывал чувства императора, после хотя бы пяти минут общения с Дидизи. Ощущение было сравнимо с переговорами, например, со сверчком с острова Кибирири, который как известно весьма успешно запоминал и имитировал человеческую речь, но который одновременно с этим был чудовищно страшен и противен визуально, а не исключено даже действительно ядовит. Так что «беседовали» с этим тридцатисантиметровым чудовищем отгородившись ширмочкой, ибо даже металлическая клетка с дырами для дыхания не исключала возможности того, что какой-нибудь из многочисленных жутковатых усиков внезапно явится миру, испортив всю комфортность «разговора» с насекомым. В случае Поко роль ширмочки выполняла человеческая внешность собеседника.

– Опять вы? – спросил его Грапуприс, сидя в кресле над расставленной для боя доской «танко-шахмат».

– Опять я, – кивнул Дидизи.

– Ваше Солнцеизбранство, – подсказал ему император.

– Ваше Солнцеизбранство, – подобострастно повторил Поко. Император взвесил в руке инкрустированную сапфирами фигурку ракетно-ядерной туро-батареи, но засмотрелся на переливы, пожалел и установил обратно на доску.

– А где сам министр? – спросил он без особой надежды получить в ответ что-то ценное, но ошибся.

– Э-э… – сказал Поко, ибо его встроенному в голову вычислителю требовалось некое маленькое, но все-таки время на перебор. – Сам министр внезапно убыл по случаю происшествия в лаборатории института прикладной пиротехники – ИПП. Вот!

– Что «вот»?

– Так точно – вот!

– А что там случилось, у этих пиротехников?

– Э-э… Повышенная секретность информации. Вот!

– От кого секретность-то? От меня?

– Э-э… Повышенная секретность от меня.

– Вот, – добавил император.

– Так точно – вот!

– Идиот, – констатировал император.

– Э-э… Так точно, идиот. Вот!

Грапуприс глянул на выглядящее удивительно умным лицо Дидизи.

– Мать Фиоль, с кем приходится иметь дело, – высказался он вслух, однако Поко оценил это как следующий прямой вопрос и уже наморщил лоб в очередном переборе.

– Э-э… С брашами? – несмело предположил он, ибо толпа возможных ответов уже переполнила оперативную память.

Солнцеподобный молчал, наблюдая.

– А… Со мной. Вот.

Впервые за много дней Грапупрису стало весело.

– Послушайте Поко… Как вас там?

– Поко Дидизи, – сказал Поко Дидизи, ибо на сей раз вопрос оказался на редкость однозначен.

– «Униш» на вас нет, – почесал затылок Грапуприс, не предполагая, что своим общим замечанием снова стимулировал машину для ответов.

– Э-э… «Униш» на меня не было. Потому как тогда…э-э… в моем детстве, «униш»– универсальных школ – еще не имелось. Вот, – не получив новых вопросов, Поко решил, что ответ неполон и продлил. – Я заканчивал обычную, экспериментальную школу номер «пять» в городе…

– Ну-ну, – остановил самодержец, – вы мне тут еще свою биографию будете излагать?

– Э-э… По Вашему повелению, Ваше Солнцеизбранство.

– Ух ты, угадал! – констатировал император. – Молчать, Дидизи! Вот что интересно, вот вас сейчас хоть в «ванночку Тоу-Пена» опускай, а ведь все едино не поумнеете. И вот такие как вы руководят нашей наукой. Господи Великий Эрр, куда закатился мир!

– Э-э…

– Мол… А вообще-то продолжайте, Поко! Мне страшно интересно.

– Э-э… Что продолжать-то, Ваше Солнцеподобие?

– Я спросил, куда закатился мир?

– А… Э-э…

– Ну-ну, смелее, Поко.

– Э-э… Великий император, наше Министерство еще не занимается такой проблемой. Требуется ли заняться?

– Послушай, академик Поко… Ты же академик, да?

– Академическое звание присвоено мне Вашей Всемилостью в праздник…

– Отставить, Дидизи, отставить! – Грапуприс на некоторое время задумался, как все же использовать эту говорящую куклу. – В моей детстве тебе бы цены не было, – произнес он вслух.

– Правда? – спросил академик с совершенно детской непосредственностью.

Грапуприс чуть не хохотнул в голос.

– Конечно, правда. Ох, и доставалось бы тебе тогда на орехи. Ох, и доставалось бы, – император утер внезапно набежавшую от так и не случившегося смеха слезу. – Ладно уж, поведай, что там тебя просили мне довести?

– Э-э… Ваше Величество, специальная научная конференция, секретно собранная по указанию министра, обсудив все возможности, пришла к выводу… В общем, если без академических терминов, то все там, на островах Слонов Людоедов – точнее, под ними – было совершенно просто. Оказывается, реактор не есть изобретение эйрарбакской науки, и уж тем более чьей-то другой из планетарных Геянских наук. Видите ли, давным-давно в мире существуют природные атомные котлы. Таковое явление было предсказано ныне покойным мыслителем Амором Цо. Выброшенные вулканами на поверхность урановые руды, являясь более тяжелыми чем окружающие шлаки, постепенно смываются грунтовыми водами в нижние слои планетарной коры. При достижении очень плотных образований, попадании в некие полости, урановые руды начинают накапливаться. Затем, при определенной концентрации, там начинается цепная реакция распада тяжелых ядер. Она может длиться десять и более циклолетий кряду. Однако как оказалось это еще не все чудеса. Как продемонстрировал случай произошедший ныне на архипелаге Слонов Людоедов, в природе встречаются не только естественные атомные котлы, но еще и естественные атомные бомбы.

– Тут, предположительно, задействуется следующий механизм. В единой координатной привязке должны образоваться два природных атомных котла. Причем, оба должны быть лишь в начальной стадии своей эволюции, ибо исходного для процесса топлива требуется достаточно много. Кроме того, один из котлов обязан находиться ближе к поверхности, чем второй. Затем в дело вмешивается случайность, в пересчете на тысячи циклов в общем-то перестающая таковою быть. Очередной сдвиг коры обязан рассечь один из котлов; конкретнее, находящийся выше. В образовавшуюся трещину содержимое природного атомного реактора должно достаточно быстро, в пределах буквально минут – смешное время сравнительно с циклолетием – слиться вниз, прямехонько в котел «номер два». В момент смешения, масса делящегося материала перескакивает критическую, то есть, число излучаемых нейронов растет в экспоненте. И тогда «бух!».

– Именно, так произошло в глубинах Геи. По уточненным данным, в пятидесяти километрах от поверхности. Мощность взрыва около трех килотонн. Количество задействованного уранового материала, предположительно и сравнительно с искусственными боеприпасами, непропорционально велико.

– Далее выводы. Под островами Слонов Людоедов безусловно находятся одни из крупнейших на планете запасов ядерного топлива. И по этому случаю их требуется оставить за Империей. Однако на сегодняшний момент планетарная техника не располагает средствами позволяющими эксплуатировать столь глубокие недра. В ближайшее будущее какого-то научного прорыва в данной отрасли не намечается. Слои геянской коры далее десяти километров нами совершенно не исследованы. Тем не менее, в случае если Ваше Величество сочтет необходимым сконцентрировать научные силы на данном направлении, то все же не исключается вероятность прорывов. И тем не менее рассчитывать на радикальные научные революции в данной отрасли не стоит. Вот!

Поко Дидизи замолк.

– Все? – спросил выглядящий дремлющим император.

– Так точно, все!

– Снова хотят финансов и ресурсов?

– Э-э… Ответ не в моей компетенции, Ваше Солнцеизбранство.

– Понятно, что не в твоей, Дидизи, – кивнул тридцать первый Грапуприс глубокомысленно. – Но тут как всегда. Сконцентрируйся здесь, браши спустят штаны с другого боку. Тем более, никаких прорывов-революций не предвидится. Причем, даже если сконцентрировать все наши академические силы. Правда, академик Дидизи?

– Так точно, правда, Ваше Сиятельство.

– Вот и я о том. А вот что если отдать острова федералам? В смысле, Республике? Пусть бы они поломали копья, буря до пятидесяти км вниз? Толку все едино не будет, а силенки уйдут. Хотя… Надо обсудить на совете. Но ведь начнут по всем углам Пирамиды хаять, что мол Грапуприс такой-сякой, совсем слабенький стал, подарил брашам столь ценные острова, прямо-таки самые ценные. Так или не так, Поко?

– Э-э… Так точно, так.

– Что так?

– Э-э… В смысле, острова прямо-таки ценные. Вот!

– А, выкрутился. Я уж думал, что император такой-сякой.

– Э-э… Никак нет. Ни такой-сякой…

– Молчи уж лучше, академик, а то раскрутишься на Большую Досыпку. Там тебя вызубренные формулы не спасут.


76.  Назад в повседневность | В прицеле черного корабля | 78.  Битва за острова Слонов Людоедов Атомное домино