home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



66. Битва за острова Слонов Людоедов

Линкоры, локаторы и сопутствующая мелочь

Некоторые уверены, что только монорельсовым поездам не положено сбиваться с утвержденного расписания. Нить для движения у них единичная, так что если один по каким-то казусам застрял, то и для всех других автоматическим образом перекрываются все пространственные координаты кроме начальных. То ли дело корабли. Плыви куда хочешь, перед тобой сто путей, и тысяча вариаций попасть в нужную точку. Здесь, как говорится, «застревай ни хочу». Можешь в любом месте, если надобно, весла сушить, загорать и все остальное прочее – на общее судоходство твое отдельное дезертирство из суетности мира никоим образом не повлияет. Однако есть одно исключение. Вообще-то конечно, лучше совсем не суйся в чужие охраняемые воды, но уж если пришлось, делай это быстро, ни в коем случае не тормози, если нет у тебя шапки-невидимки.

А вот сейчас девятибашенный линкор «Адмиралиссимус Сигуздо-Рохе-Саф» это правило жесточайше нарушил. Из-за чудовищной пробоины в борту и пожара, он неожиданно замер в пространстве. Однако во временной координате он на свою беду продолжал перемещаться с прежней скоростью – секунда за секунду, а час за час. Мало того, из-за него такую же глупую остановку совершили и корабли ближайшего эскорта. Но ведь время – тихая, злобная бестия – она не прощает отставаний и бессмысленных циркуляций по жизни никому, рано или поздно, но она мстит за затыки.

Конечно, «Адмиралиссимус Сигуздо» все еще рассчитывал на свое девятибашенное превосходство, хотя вроде бы случившееся ночью столкновение должно было умерить спесь. Еще он рассчитывал на свою шапку-невидимку, предусмотрительно оставленную у самой кромки экватора. Этой шапкой был подвижный «загоризонтник» «Злой циклоп». Одновременно конечно, в смысле последовательно и в импульсной очередности, он продолжал оставаться «всевидящим оком», как и положено заглядывающим за визуально видимую водную гладь. Кстати эта его функция, можно сказать, «мигала зеленым», ибо уверенно сообщала, что ни один линейный корабль Империи не находится на удалении достаточном для предполагаемого обстрела. Другой же своей, в параллель выполняемой функцией, он ставил помехи сработанному по аналогичной методике, но в противоположном полушарии оппоненту. Специальной разведывательной антенной он постоянно ловил сигнал имперского загоризонтного локатора фланирующего полутора тысячами километров севернее, размещенной в гигантском корпусе аппаратурой он этот сигнал анализировал, измерял и «взвешивал». Затем он совершал частотную, амплитудную и фазовую подстройку своего собственного излучения – благо обе гига-машины были сработаны по одним и тем же физическим принципам – и выстреливал свою мегаваттную мощь в небесную лазурь. Где-то в ионосфере этот «пакет» переотражался, рассеивался, «бил» обратно в морскую гладь, там снова отражался, снова рассеивался, опять «стукал» об нижнюю кромку ионосферы, переотражался, после в очередной раз… и в конце-концов попадал на приемный локатор «загоризонтника» Синего ФЗМ. Да, фишка была в том, что еще в аппаратуре сигнал особым образом «размазывался» и в его четкость «вклеивалось» некое мерцание, выработанное с помощью специального генератора случайных чисел. Данная генерация чем-то, и вообще-то весьма сильно, совпадала с искажениями вызываемыми природной средой, в данном случае морем. В общем, результатом этой инженерной эквилибристики получалось то, что далекий эйрарбакский радар сбивался с толку: он уже не мог «понять», где тут его собственный, а где ложный, зеркально совпадающий, но сбивающий параметрические составляющие радиолокационный ответ среды. Из-за этого картина тактической обстановки на выходном индикаторе становилась донельзя запутанной. На поверхности океана Бесконечности наблюдались какие-то посторонние, не имеющие отношения к реальности цели. Истинные же дробились, смазывались, размножались, а порой наоборот, совершенно выпадали из наблюдения. И ведь это все дополнительно к всегдашним неудобствам загоризонтной локации, то есть инструментальной ошибке в определении расстояний и площади отражательной поверхности целей. Вот именно такая, электронная шапка-невидимка, растянутая на всю четырехсотметровую длину палубы «Злого циклопа», и прикрывала сейчас «Адмиралиссимуса Сигуздо».

Правда, в плане радиоэлектронной борьбы даже это было не все. Некоторые, обычно небольшие суда, входящие в состав армады, периодически плескали за борт специальную жидкость. Если море было относительно спокойно, то вязкая слизеобразная субстанция образовывала на поверхности компактные, достаточно неспешно распадающиеся на отдельные фрагменты пятна. Эти пятна обладали интересным свойством – они отражали радиолокационные сигналы с коэффициентом вовсе не худшим, чем плавающие тут же в море металлические корабли. Скажите, каким образом далекий оператор имперского «загоризонтника» мог теперь на том же индикаторе «поля боя» отличить это самое пятно от натурального крейсера? Разве что по скорости перемещения. Но ведь, как все уже ведают, и сами армадовские тактические единицы могли замирать для стрельбы или чего-то еще, а кроме того скорость любого судна, исключая пожалуй «оторванные головы», весьма сильно различалась со скоростью «осязающего» его корпус электромагнитного щупальца.

Вот до какого уровня к этому времени доросли методы радиоэлектронной войны. И само собой понятно, что лучшим способом борьбы с данными чудесами маскировки являлась с каждым циклом усложняющаяся аппаратура и, да не покажется это странным на фоне гимна прогрессирующему железу, опытность и профессионализм обсуживающих ее расчетов.

Однако вернемся к девятибашенному «Адмиралиссимусу Сигуздо-Рохе-Сафу». Из-за проклятущей, и что самое обидное, брашами же заброшенной в море мины, он терпел бедствие, боролся с огнем и течью. И вообще-то не смотря на начальную нервозность, и даже панику охватившую на некоторое время часть команды, сейчас, через несколько часов, все входило в надежную колею. Все-таки было бы просто трагикомедией, если бы трехсотшестидесятиметровый корабль утопила бы всего одна, пусть и на редкость удачно сработавшая мина. И если бы такое горе случилось где-нибудь ближе к Брашпутиде, то все бы стало ничего. Ведь даже здесь, плавающих там и тут паникеров удалось поднять на эскортные крейсера – теперь тех из них, кого достали живым ожидала разборка в «расовом наблюдательном комитете». Огонь почти потух, поступление воды наконец-то натолкнулось на задраенные переборки седьмого и десятого отсеков, симметрично от центра соотвественно, а заглушенные в первоначальной суете реакторы теперь возвращались к жизни – по крайней мере два из четырех. Более того, видимо подбадривая решившихся на прямую вылазку брашей, огненные боги произвели благодатное воздействие на погоду – несчастненький четырехбальный шторм поувял. Следовательно, появился шанс собрать болтающихся там и тут в акватории воздушно-подушечные десантные транспорты. Так что все бы ничего, если бы не нахождение в чужеродной акватории.

А ведь те, кому она принадлежала, как бы по праву, совершенно не дремали. Их корабельные группировки производили какие-то пертурбации. Да, помехопостановки брашского локатора несколько сбивали систему планирования – в ней приходилось допускать гораздо больше, чем требовалось изначально, всяческих «авось». Ну так, на войне без последних не обходилось вообще ничего. Тем не менее, картины выписываемые на схеме театра боевых действий «загоризонтником» дополнялись периодическими «письмами» с подводных лодок. Ведь те тоже не дремали, и продолжая охватывать республиканскую армаду в кольцо, еще и анализировали всяческие шумы. Иногда по этим шумам вполне получалось отсеять растекшиеся на поверхности пятна краски от реального корабля.

Тем не менее «Злой циклоп» все-таки очень и очень мешал. Потому одна из лодок, а конкретно «Глубокий нокаут», получила приоритетную задачу. Не больше не меньше как отследить названный локатор и затруднить ему работу, допустим таким простым образом, как опрокидыванье его в среду плохо проводящую излучения мешающих диапазонов. Действительно, даже с глубины десять метров «загоризонтник» любой длины и веса совершенно ни на что неспособен. Что же говорить о том случае, когда он окажется под слоем воды в пять или восемь километров?

Однако в военно-морском деле никак не получается решать проблемы последовательно, то есть, без помех разрешить вначале одну – например, касающуюся взаимодействий «Циклопа» с «Нокаутом», – а затем уж приступить ко второй, третьей и далее по списку. Видите ли, как уж этот приевшийся всем «Циклоп» не досаждал имперскому «загоризонтнику» «Поводырь», тот все ж таки сумел разобраться, не только в том, что брашская армада наконец-то пересекла экваториальную грань, но кроме того он еще засек, как несколько республиканских кораблей внезапно застопорились. Правда, в точном определении места этого события наличествовали неясности, во-первых, от самой специфики использования загоризонтной локации, а во-вторых из-за все того же «Злого циклопа». Но ожидать пока «Глубокий нокаут» решит проблему не получалось. Кто знает, сколько часов от потратит на подход, стрельбу и прочее? Вдруг за такое время застопорившие ход южане передумают и вновь вернуться в лоно родного Южного полушария? Требовалось торопиться.

Посему уже проявившая себя достойнейшим образом «тонкая кишка» «Герой войны Моунс» приняла на свою антенну новую шифрограмму. Нечто вроде того, что: «немедленно переместиться в квадрат такой-то, дабы запутать врага в плане вероятного азимута нападения. А затем произвести обстрел пересечения сякой-то широты с эдакой-то долготой. Однако в связи с неясностью точной координатной привязки сделать таковое действие хотя бы трижды, дабы накрыть большую часть вероятных мест «стоянки» вражеских тяжелых кораблей». Что мог отчеканить по такому поводу «Герой Моунс»? Конечно только: «благодарим за доверие тчк исполним с перевыполнением тчк».


65.  Правила игры в «танко-шахматы» Числовой ряд | В прицеле черного корабля | 67.  Сюрпризы Быка Осеменителя