home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



101. Закупорка древних кладовых

Кавитация

А вот теперь представить себя на месте человека-лягушки Гусипы Укукара вообще получалось запросто. В первую очередь из-за однозначности ситуации. Все люди сняты с одного слепка, с некоторой ошибкой в пропечатке, разумеется. На случай же серьезных отклонений существует «демка», то есть Демографическое Министерство. Тёмная организация, но она надежно очерчивает круг, за грань коего не стоит отклонять параметры двурукости, двуногости, а так же зеркальность левых и правых полушарий в одиночной голове. А уж преподаватели-творцы в «униш», так те вообще мастера сводить любой кавардак в наглядно вычерченную в графике показателей прямую. И потому вполне получается сказать, как ведет себя солдат Империи попадая в воронку безысходности. Там, внутри его окантованных черепом полушарий, начинают армрестлинг две составляющие – присущий всему живому инстинкт самосохранения и привитый воспитанием долг перед эйрарбакским народом. На стальном корпусе супертанкера, остался не просто солдат, а представитель элитного рода войск – ВМДК. Ему было совсем не гоже запросто уступать какому-то зацепившемуся за генетическую цепь атавизму. Хотя вначале…

Вначале, сразу после обрыва нити, Гусипа Укукар прикидывал всяческие варианты. Он мгновенно отрешился от боли в плече и боку: для солдата его уровня стало бы позорищем обращать внимание на таковые мелочи. Сейчас никаких сил человеческих предплечий, ни его тренированных, ни чемпиона Эйрарбии по штурму горы Димидзу, не хватило бы для того чтобы удержаться на заглаженной против кавитаций рубке-насосе. Его не унесло потоком, только потому, что чудо-ботинки сработали сейчас как надо: словно нашкодивший квартирный поросенок из Дрексии, они теперь были готовы к любой услуге. Отсюда, с середины уходящей в подразумеваемую вертикаль колонны рубки, Гусипа прикинул вариации своего взаимодействия со средой. Можно было попробовать взобраться вверх, и оттуда, примерно с десятиметрового возвышения, попытаться отловить спускаемый со «Сколопендры» тросик: он был однозначно уверен, что хоть какие-то попытки вытащить его отсюда будут произведены. Однако сейчас его прикрывала от прямого встречного тока воды громада рубки. Никто не планировал, что он будет разгуливать по ней сверху – вдруг напор там гораздо сильней? Его сдернет словно пылинку и пронесет вдоль катящегося сквозь воду корпуса с этой самой скоростью под пятьдесят км в час, и где-то секунд через пятнадцать-двадцать, в зависимости от числа соударений с остальными рубками-насосами и чудовищными рулевыми крыльями, он окажется в полной власти двенадцати впаянных в стальные кольца гига-винтов, диаметром по одиннадцать метров и с производительностью… Какой бишь? Ладно, данные теоретические обрезки информации не имели никакой связи с реальностью: за время своей донельзя активной службы он видел целое скопище ветеранов всего и вся, но ни разу не познакомился ни с кем, кто пережил путешествие через мясорубку. В общем, вместо спасительного тросика получалось некрасивое, шутовское, с кувырками и акробатикой самоубийство. Вернее, «несчастный случай на производстве». Почему собственно нет, ведь они и занимались тут производственным процессом – стыковали в технологическую цепочку дрели, болты и яркость сварочной точки?

Ладно, не сидеть же здесь, в смысле, не стоять скрючившись, да еще в параллель где-то существующему горизонту, вечно? Стоило попытаться спуститься вниз, обратно на корпус. Ведь до этого они с Доккарой держались там вполне бодренько. Кстати, как друг Лос? Сумел ли успешно попасть на борт? Или он тоже пытается спасать боевого товарища? Наверняка, ведь сам Укукар сделал бы такое точно. Преодолевая ставший привычным водный напор, Гусипа осмотрелся вокруг. Лампа у него на плече работала, как ни в чем не бывало. Правда, ее свет был страшно вял в сравнении со столь недавно обрабатывающими сцену прожекторами «Синей сколопендры». Но нормальному диверсанту было вообще-то богом Эрр положено уметь делать дело и в полумраке. Гусипа еще раз оценил корпус танкера. Наверное, хорошо, что его не обшили резиной. Потому как неясно, клеились бы к ней чудо-подошвы с такой же прытью, как к голому металлу. Хотя это не магниты, но Странница знает, как бы оно получилось. Да и где вообще-то набраться резины на полкилометра железа? И есть ли смысл? Командир «Сколопендры» Косакри говорил, что винты этого «сосальщика» слышны за пятьсот километров.

Спускаясь, – что в принципе, в условиях невесомости гидросферы было однозначно неотличимо от путешествия по горизонтали – Гусипа все время норовил страховаться руками: вряд ли бы это помогло. Уже здесь внизу, усевшись на палубу и прислонившись к рубке, дабы максимально уменьшить площадь сопротивления потоку, человек-лягушка снова осмотрелся вокруг. Лампа теперь не давала никаких преимуществ. Она не могла добить даже до далекого края палубы сбоку, а не то что куда-то вдаль. Может, стоило ее выключить для экономии? Энергия требовалась экспериментирующей с новым видом льда обуви, а так же системе обогрева. Вода здесь, в тропической зоне, не была холодной, но когда непрерывный поток обмывает тебя со скоростью пятнадцать или около того метров в секунду, без обогрева, можешь и сам быстро обратится в какую-то новую марку льда.

Когда Гусипа Укукар погасил лампу – стала видна даль. Точнее в расплывчатом полумраке окружающего мира внезапно выявилась шарящая прожектором в стороне «Синяя сколопендра». Все-таки она отошла далековато. Может, подлый, прикидывающийся вяло прямолинейным увальнем, «сосальщик» совершил маневр, и именно от этого… Вполне допустимо. А он, Гусипа, не почувствовал именно из-за того, что был тут же на корпусе. В смысле, как не почувствовал? Отчего же его тогда бросило? Но ведь вроде из-за отключившихся ботинок? Ладно, в причинах не ему разбираться, он не комиссия «чёрных чаек». Зато он еще может изменить последствия и даже попытаться представить комиссии эти самые, подозреваемые в сговоре между собой и Брашпутидой, ботинки.

Он снова глянул на плывущую в стороне «Сколопендру», вернее, на создаваемое прожекторами марево. Прихлопни Мятая, но ведь они сейчас будут искать его вовсе не здесь, а там же, на прежнем месте работ, между первой и второй рубками-насосами. Но ведь сейчас он зацепился, точнее его прибило, к обратной стороне второй! Если бы дело происходило на суше, можно было бы крикнуть во всю силу не в меру развитых легких, подпрыгнуть, махнуть рукой. Пожалуй сейчас, фонарь стоило все-таки включить, пусть ориентируются, где он, а то в панике решат, что он уже успел потягаться в стойкости с одним из двенадцати винтов. Тем не менее, и светить, и одновременно наблюдать за «Сколопендрой» не выходило. Гусипа поморщился, насколько такое получалось под маской и с мундштуком во рту. От подспудного страха у него отключилось что-то в голове. Ведь фонарь на плече был вовсе не простой, как у каких-нибудь водолазов-любителей. Мало того, что можно было менять поляризацию света, так еще свечение получалось переводить в специальный импульсный режим – тогда, по теории, становились видны удаленные предметы. Однако вода не воздух, до лодки-спасительницы было явно дальше даже в таком режиме. Зато в нем получалось отслеживать маневры прожекторов. Похоже, сейчас «Сколопендра» решилась сделать заход. Расстояние стало медленно сокращаться. Гусипа напрягся. Начал по старой диверсионной привычке умело считать секунды.

Теперь вырисовывалась часть корпуса «Сколопендры». Отсюда снизу субмарина казалась огромной. Глазам было наплевать на сложные сопоставления величин, в частности на раскинувшееся под ногами плането-подобное чудище – они видели, что видели. Не хватало еще попасть под собственный, пусть и одиночный, и всего трехметрового диаметра винт. А ведь запросто, если захотеть. Стоит отключить ботинки и хорошо оттолкнуться вверх… Нет, все-таки встречная непрерывность невидимого вала победит, утащит назад, туда к собственным, чуть превосходящим десятиметровость, чудищам. Гусипа еще раз пытался обнаружить свешивающийся вниз трос. Он напрягся еще сильнее, ибо требовалось быть готовым к неминуемому броску, к примитивному, маловразумительному бегу. Ведь как там, на «Сколопендре» не жаждут, они не смогут опустить трос вертикально. Так или иначе, но поток загнет его вдоль борта. Отклоняемый горизонтальным водопадом веревочный трос никак не мог бы попасть точно на Гусипу, даже если его увидели, во что верилось мало. Может, они догадаются спустить вниз привязанного Доккару Лоса? Или… У них ведь и вторая группа в полной готовности.

Ощущение было такое, что «Сколопендра» движется боком. Как им такое удавалось? Этот Косакри и его рулевые действительно великие спецы. Откуда они? Вроде бы не из Чёрного. Господи Великий Эрр, эта секретность временами доставала. Так, а если болтающийся так и эдак трос нечаянно зацепит с таким трудом растянутую вдоль палубы антенну? Значит… Значит, трос никак не будет волочиться по корпусу «сосальщика» – это опасно для дела. Тогда… Что, все-таки придется прыгать и плыть? Но это же самоубийство! Его тут же унесет!

Так, но ради какой Мятой тогда эта «Синяя сколопендра» мастырится над головой? А вдруг на этом доведении его до самоубийства и базируется план? Гусипу Укукара под винты – и взятки гладки, рученьки чисты. Несчастный случай на производстве. Добавочная фамилия в официальном списке пропавших без вести в далеком ВМДК. А еще одна запись в еще более секретной книжечке погибших. Тогда-то, в таких то широтах-долготах, при выполнении задания геройски погиб Г. Укукар, выпуска такой-то «униш» и такой-то диверсионной… Ладно, сейчас не имелось времени составлять трафареты для мрамора. Нужно было смотреть в оба, ловить трос, а лучше твердую руку Доккары Лоса.


100.  Философия мордобоя | В прицеле черного корабля | 102.  Морской военно-полевой суд