home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



3

Конечно, Джером не выглядел как демон. Во всяком случае, красной кожи и рогов у него не наблюдалось. Может быть, в другой действительности они у него и присутствовали, но сейчас Джером был в человеческом обличье. Как Хью, я и все остальные бессмертные, ходившие по земле.

Сейчас он напоминал Джона Кьюсака.

Серьезно. Без шуток. Архидемон всегда заявлял, что даже не знает этого киноактера, но никто из нас ему не верил.

– Уф, – с досадой сказала я. – Отпустите.

Джером ослабил хватку, но его темные глаза все еще сверкали.

– Хорошо выглядишь, – спустя мгновение произнес демон.

Почему-то это его удивило.

Я разгладила помятый свитер.

– Вы выбрали странный способ выказать свое восхищение.

– Действительно хорошо, – задумчиво продолжил он. – Если бы я знал тебя хуже, то сказал бы, что ты…

– …сверкаешь, – пробормотал голос за его спиной. – Ты сверкаешь, дочь Лилит, как звезда в ночном небе, как бриллиант, мерцающий на черном бархате вечности.

Я вздрогнула от удивления. Джером мрачно покосился на говорившего, недовольный тем, что его прервали. Я тоже злобно посмотрела на ангела, которого никто не приглашал в мою квартиру. Но Картер только улыбнулся нам обоим.

– Я сказал бы, – бросил Джером, – что ты выглядишь так, словно переспала с хорошим смертным.

– Я оказала услугу Хью.

– Значит, это не начало новой, куда более похвальной привычки?

– Нет. Для этого у меня слишком маленькое жалованье.

Джером фыркнул, но это было всего лишь частью нашего ритуала. Он отчитывал меня за то, что я недостаточно серьезно отношусь к своей работе, я отвечала ему несколькими шутливыми репликами, после чего статус-кво восстанавливался. Я уже говорила, что была любимицей учителя.

Но сейчас я понимала, что шутками тут не отделаешься. Чары, сегодня безотказно действовавшие на моих покупателей, на этих двоих влияния не оказывали. Лицо Джерома было таким же мрачным и серьезным, как и лицо Картера. Несмотря на обычную саркастическую полуулыбку ангела.

Джером и Картер встречались регулярно, особенно когда речь шла о выпивке. Это сбивало меня с толку, поскольку считалось, что между ними постоянно идет битва космических масштабов. Может быть, Картер падший ангел? Когда однажды я спросила об этом Джерома, он расхохотался в ответ. Придя в себя после приступа веселья, демон объяснил мне, что это не так. Если бы Картер был падшим, то он больше не считался бы ангелом. Этот ответ меня не удовлетворил, и я решила, что эти двое просто обязаны быть вместе, поскольку в данной части пространства больше нет никого, кто существовал от начала сотворения мира. Все остальные бессмертные меньшего калибра когда-то были людьми, но Джером и Картер, ими никогда не являлись. По сравнению с их возрастом мои несколько веков казались каплей в море.

Что здесь понадобилось Картеру? Он мне не нравился. У Картера не было наглости Дьюана, но он всегда выглядел высокомерным и самодовольным. Возможно, как все ангелы. Кроме того, у него было самое странное чувство юмора на свете. Я никогда не могла понять, смеется он надо мной или говорит серьезно.

– Мальчики, чем могу служить? – спросила я, бросив сумочку на стойку. – Вечером мне нужно быть в другом месте.

Джером, прищурившись, посмотрел на меня.

– Я хочу поговорить с тобой о Дьюане.

– О чем именно? Я уже все рассказала. Он задница.

– И за это ты убила его?

– Что?

Я застыла на месте, перестав рыться в буфете, и медленно повернулась лицом к дуэту. Это что, шутка? Но лица обоих были мрачными.

– Убила? Как? Как это вышло?

– Рассказывай, Джорджина.

Я заморгала, внезапно поняв всю серьезность происходящего.

– Вы обвиняете меня в убийстве Дьюана? Подождите… Что за чушь? Дьюан не может быть мертв. Это невозможно.

Джером начал расхаживать по комнате. Его голос звучал преувеличенно непринужденно.

– Уверяю тебя, мертвее не бывает. Мы нашли его на рассвете.

– И что? Он умер от пребывания на солнце? – Другого способа убить вампира я не знала.

– Нет. Он умер, потому что кто-то вогнал кол ему в сердце.

– Ого…

– Джорджи, ты готова рассказать мне, кого ты научила этому?

– Никого я не учила! Я даже не понимаю… не понимаю, о чем речь. Дьюан не может умереть.

– Вчера ты призналась мне, что вы поссорились.

– Да…

– И ты угрожала ему.

– Да, но я просто шутила…

– По словам Дьюана, ты сказала, что он больше никогда не сможет подойти к тебе.

– Я разозлилась на Дьюана. Он напугал меня. Это безумие. Кроме того, Дьюан не может умереть.

Если бы я не цеплялась за эту фразу, то сошла бы с ума. Поэтому и повторяла ее им и себе. Бессмертные бессмертны по определению. И точка.

– Ты вообще что-нибудь знаешь о вампирах? – с любопытством спросил архидемон.

– Кроме того, что они не могут умереть?

В серых глазах Картера вспыхнула смешливая искорка, но Джерому было не до смеха.

– Джорджина, я спрашиваю тебя в последний раз. Это ты убила Дьюана? Ответь да или нет.

– Нет, – твердо сказала я.

Джером посмотрел на Картера. Ангел изучал меня. Его прямые светлые волосы падали вперед, частично скрывая лицо. Теперь я понимала, чем была обязана его появлению. Ангелы всегда умеют отличить правду ото лжи. Наконец он решительно кивнул Джерому.

– Рада, что прошла испытание, – буркнула я.

Но они больше не обращали на меня внимания.

– Ну, – мрачно заметил Джером, – похоже, теперь мы знаем, что это значит.

– Но не наверняка.

– Во всяком случае, я знаю.

Картер смерил его красноречивым взглядом, и на несколько секунд наступила тишина. Я всегда подозревала, что в такие моменты эта парочка общалась между собой мысленно. Бессмертным низшего ранга такое было недоступно.

– Так Дьюан и в самом деле мертв? – спросила я.

– Да, – вспомнив о моем присутствии, ответил Джером.

– Тогда кто его убил? Если мы уже решили, что это не я?

Они посмотрели друг на друга и молча пожали плечами, как делают плохие родители. Картер вынул пачку сигарет и закурил. О боже, до чего я ненавидела, когда они так вели себя!

Наконец Джером произнес:

– Охотник на вампиров.

Я захлопала глазами.

– Серьезно? Как та девушка из телесериала?

– Не совсем.

– Можно узнать, куда ты идешь вечером? – вежливо спросил Картер.

– На презентацию книги Сета Мортенсена. Не отвлекайте меня. Я хочу знать про этого охотника на вампиров.

– Ты собираешься переспать с ним?

– Что? – Долю секунды я думала, что ангел спрашивает меня про охотника на вампиров. – Вы имеете в виду Сета Мортенсена?

Картер выдохнул дым.

– Конечно. Если бы я был суккубом, питающим страсть к смертному писателю, то сделал бы это. Разве не в твоих правилах стремиться соблазнить как можно больше знаменитостей?

– От знаменитостей у нас и так деваться некуда, – вполголоса заметил Джером.

Переспать с Сетом Мортенсеном? Увы. Это была самая абсурдная мысль на свете. И самая страшная.

Если бы я всосала его жизненную силу, трудно сказать, когда вышла бы его следующая книга.

– Нет! Конечно, нет.

– Тогда что ты собираешься сделать, чтобы он тебя заметил?

– Заметил?

– Конечно. Думаю, этот малый измеряет поклонниц тоннами. Неужели ты не хочешь как-то выделиться из общей массы?

Я почесала в затылке. Такое мне и в голову не приходило. Или приходило? В последнее время мне ничто не доставляло удовольствия, Книги Сета Мортенсена были одним из немногих исключений. Должна ли я признаться в этом и сделать попытку вступить в связь с автором романов? Только сегодня днем я издевалась над его чокнутыми поклонницами. А теперь готова стать одной из них?

– Ну… Наверное, Пейдж представит ему сотрудников. Это и позволит мне выделиться.

– Да, конечно. – Картер бросил окурок в раковину. – Вряд ли до сих пор он имел возможность познакомиться с продавцами книжных магазинов.

Я открыла рот, чтобы возразить, но Джером помешал мне.

– Хватит. – Он снова бросил на Картера многозначительный взгляд. – Нам пора.

– Я… Минутку! – Невероятно… Картеру все-таки удалось отвлечь меня. – Я хочу узнать об этом охотнике на вампиров как можно больше.

– Джорджи, тебе нужно помнить только об одном. Будь осторожна. Очень осторожна. Я не шучу.

Услышав стальные нотки в голосе демона, я судорожно сглотнула.

– Но я ведь не вампир.

– Это неважно. Некоторые охотники следуют за вампирами, надеясь найти других. Ты можешь попасться такому типу под горячую руку. Заляг на дно. Не оставайся в одиночестве. Будут это смертные или бессмертные, не имеет значения. Можешь продолжить оказывать услуги Хью и пополнить счет еще несколькими душами.

Я подняла глаза к небу. Они направились к двери.

– Я говорю серьезно. Берегись. Будь тише воды, ниже травы. Не лезь в это дело.

– И, – подмигнув, добавил Картер, – передай от меня привет Сету Мортенсену.

Потом оба ушли, аккуратно закрыв за собой дверь. Это была пустая формальность, потому что они могли просто телепортироваться. А в худшем случае, разнести мою дверь на куски.

Я повернулась к Обри. Она сидела на спинке дивана и внимательно следила за происходившим, выгнув хвост.

– Ну, и что мне с этим делать? – спросила я.

Значит, Дьюан мертв? Ну да, он был ублюдком, и я действительно злилась, когда угрожала ему вчера вечером, но не хотела, чтобы его убили по-настоящему. И что с этим охотником на вампиров? Почему мне следует соблюдать осторожность, если…

– Дерьмо!

Мой взгляд упал на табло часов в микроволновке. Они деловито сообщили, что мне нужно срочно возвращаться в книжный магазин. Я тут же забыла про Дьюана, побежала в спальню и посмотрела на себя в зеркало. Обри неторопливо последовала за мной.

Что надеть? Конечно, можно было остаться в чем есть. В свитере и брюках я выглядела солидно и скромно, но их цветовая гамма почти сливалась с моими светло-русыми волосами. Такой наряд был бы впору библиотекарше. Хотела ли я выглядеть скромно? Может быть. Я сказала Картеру чистую правду: в мои планы не входило привлечь внимание любимого писателя.

И все же…

И все же я помнила, что сказал по этому поводу ангел. Мне не хотелось стать частью толпы, окружавшей Сета Мортенсена. Сиэтл был конечным пунктом его долгой поездки по стране. Конечно, за последний месяц он видел тысячи поклонников, делавших дурацкие замечания, лица которых слились в одно туманное пятно. Я советовала парню у стойки задать какой-нибудь оригинальный вопрос, а сама и не думала хоть как-то выделяться.

Через пять минут я снова стояла перед зеркалом, на этот раз облачившись в темно-фиолетовый шелковый топ с глубоким вырезом и шифоновую юбку в цветочек. Юбка почти прикрывала бедра и раздувалась, когда я поворачивалась. Такой наряд годился бы для танцев. Я надела коричневые босоножки и повернулась к Обри в поисках одобрения.

– Что скажешь? Не слишком сексуально?

Она начала вылизывать хвост.

– Да, сексуально, – согласилась я, – высший класс. Думаю, не последнюю роль здесь играет прическа.

Я собрала свои длинные волосы в романтический узел, выпустив несколько прядей так, чтобы они обрамляли лицо и подчеркнули цвет глаз. От быстрой трансформации они зеленее обычного. Но потом я передумала и решила, что обычный цвет – ореховый с золотистыми и зелеными пятнышками – будет смотреться лучше.

Когда Обри отказалась признать, что я выгляжу классно, я схватила пальто из змеиной кожи и грозно уставилась на нее.

– Можешь думать, что угодно. Но этот наряд мне к лицу.

Я взяла свой экземпляр «Пакта Глазго» и пошла на работу, не обращая внимания на изморось. За этим последовало еще одно маленькое превращение. В торговом зале от поклонников яблоку было негде упасть. Им не терпелось увидеть автора книги, уже больше пяти недель возглавлявшей список бестселлеров. Я протиснулась сквозь толпу и направилась к лестнице, которая вела на второй этаж.

– Литература для молодежи находится у той стены, – прозвучал неподалеку дружелюбный голос Дата. – Если вам потребуется что-то другое, скажете.

Увидев меня, он отвернулся от покупателя, выронив стопку книг, которую держал в руках.

Когда Даг опустился на колени и стал подбирать их, покупатели вежливо посторонились. Я сразу узнала книги: это были дешевые издания предыдущих романов Сета Мортенсена.

– Святотатство, – промолвила я. – Ты позволил им коснуться земли. Теперь тебе придется сжечь их. Как флаг.

Не обращая внимания на мои слова, Даг собрал книги, а потом отвел меня в сторону.

– Хорошо, что ты сходила домой и переоделась. О боже, неужели в таком наряде можно наклониться?

– Как, по-твоему, чем я собираюсь заниматься сегодня вечером?

– Смотря по обстоятельствам. В конце концов, здесь будет Уоррен.

– Грубо, Даг. Очень грубо.

– На себя посмотри, Кинкейд. – Он смерил меня оценивающим взглядом, а когда мы начали подниматься по лестнице, неохотно признал: – Хотя выглядишь ты неплохо.

– Спасибо. Я хотела, чтобы Сет Мортенсен заметил меня.

– Не сомневайся, если этот парень не гей, он тебя заметит. Впрочем, он заметит тебя в любом случае.

– У меня не слишком развратный вид?

– Нет.

– И не слишком доступный?

– Нет.

– Я хотела выглядеть сексуально, но классно. Что скажешь?

– По-моему, я уже достаточно польстил твоему самолюбию. Ты прекрасно знаешь, как выглядишь.

Мы добрались до конца лестницы. Стулья занимали все помещение кафе и часть отдела литературы по географии и садоводству. Наша начальница Пейдж совершала чудеса акробатики с проводами и микрофоном. Я не знала, что находилось в этом помещении раньше, но для больших сборищ оно не годилось и акустика в нем была неважная.

– Я помогу ей, – сказал Даг, наш добрый рыцарь. Пейдж была на четвертом месяце. – Советую заняться делом, которое не заставит тебя наклоняться больше, чем на двадцать градусов в любом направлении. И не падать в обморок, если кто-то попытается завести тебе локти за спину.

Я ткнула Дага в ребро, и он снова чуть не уронил книги.

Брюс, все еще стоявший за прилавком, сварил мне четвертую за этот день чашку мокко с белым шоколадом. Я взяла ее и пошла к отделу литературы по географии. Оглядевшись, я заметила парня, с которым днем говорила о Сете Мортенсене. Он все еще держал свой экземпляр «Пакта Глазго».

– Эй, – сказала я.

Услышав мой голос, парень, поглощенный изучением путеводителя по Техасу, вздрогнул.

– Извините, – произнесла я. – Я не хотела вас напугать.

– Я… Н-нет, вы меня не н-напугали, – заикаясь, выдавил он и быстро смерил меня взглядом с головы до ног, задержавшись на бедрах и груди, но больше на лице. – Вы переоделись. – Видимо, он понял, что это может быть растолковано как угодно, поэтому торопливо добавил: – Я не хочу сказать, что это плохо. Наоборот, хорошо. Э-э… то есть…

Парень окончательно смутился, отвернулся и попытался поставить путеводитель на место, перевернув его вверх ногами. Я скрыла улыбку. Парень был очень симпатичный и застенчивый. Такие сейчас редко попадаются. Теперь для свиданий требуется, чтобы мужчина наряжался как павлин и вел себя соответственно; к несчастью, кажется, многие женщины клюют на это. О'кей, я и сама иногда следую их примеру. Но застенчивые мужчины тоже вправе на что-то рассчитывать. Поэтому я решила, что безвредный флирт во время ожидания презентации польстит его самолюбию. Вряд ли ему везло с женщинами.

– Позвольте мне, – предложила я, слегка прижалась к нему, взяла из рук книгу, перевернула и аккуратно поставила ее на полку. – Вот так.

Я сделала шаг назад якобы для того, чтобы полюбоваться своей работой. Теперь мы стояли рядом, почти касаясь друг друга плечами.

– Имея дело с книгами, нужно, соблюдать порядок, – объяснила я. – Внешний вид играет в этом бизнесе важную роль.

Парень осмелился еще раз взглянуть на меня. Он по-прежнему нервничал, но быстро восстановил самообладание.

– Я больше ценю содержание.

– Серьезно? – Я слегка сменила позу, чтобы мы прикоснулись друг к другу еще раз. Мягкая фланель его рубашки коснулась моей обнаженной кожи. – Минуту назад я поклялась бы, что форма вам отнюдь не безразлична.

Парень снова опустил глаза, но я заметила, что он слегка улыбнулся.

– Да. Некоторые вещи бывают такими ослепительными, что не могут не привлечь к себе внимание.

– А разве это не вызывает у вас желания познакомиться с содержанием?

– Честно говоря, мое самое большое желание – присылать вам сигнальные экземпляры.

Сигнальные экземпляры? Что он хочет этим сказать?

– Сет! Сет, где… Ах, вот где вы.

Пейдж свернула в наш проход. За ней шел Даг. Увидев меня, начальница широко улыбнулась. Когда я все сопоставила, у меня душа ушла в пятки и со стуком ударилась об пол. Нет. Нет. Этого, не может быть…

– Ах, Джорджина, я вижу, ты уже познакомилась с Сетом Мортенсеном.


предыдущая глава | Падший ангел | cледующая глава