home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



2

Утром меня разбудил телефонный звонок. Сквозь тонкие шторы просачивался свет, но его было так мало, что отличить рассвет от полудня не представлялось возможным. После четвертого звонка пришлось ответить. При этом я случайно столкнула Обри с кровати. Она шлепнулась на пол, сердито мяукнула и начала умываться.

– Алло…

– Это ты, Кинкейд?

– Нет, – быстро и решительно ответила я. – Я еще не пришла.

– Ты даже не знаешь, о чем я хочу тебя попросить.

– Конечно, знаю. Другой причины звонить в такую рань у тебя нет. Ни за что. Даг, у меня выходной.

Даг, заместитель заведующего книжным магазином, мой коллега в дневное время, был отличным парнем, но совершенно не мог сохранять хладнокровие. В его голосе тут же прозвучало отчаяние.

– Все позвонили и сказались больными. Нам труба. Ты должна приехать.

– Я тоже больна. Поверь, не могу.

Конечно, это было неправдой. Просто еще не избавилась от остатков сияния, которое окутывало меня после совокупления с Мартином. В отличие от Дьюана, смертные его не «видят», но чувствуют, и оно подсознательно действует как на мужчин, так и на женщин. Сегодняшняя изоляция должна была избавить меня от их приставаний, вызванных приступом любовной тоски. Честное слово, я старалась для их же пользы.

– Врушка. Ты никогда не болеешь.

– Даг, я собиралась прийти вечером на презентацию. Если я отработаю утреннюю смену, то пробуду в магазине весь день. Это настоящее извращение.

– Добро пожаловать в мой мир, малышка. У нас нет выхода. Если тебя волнует судьба магазина, если ты действительно заботишься о наших покупателях и их благе…

– Короче, ковбой.

– Вопрос стоит так, – продолжил он. – Либо ты приедешь по доброй воле, либо я приду и вытащу тебя из постели силой. Честно говоря, я бы предпочел последнее.

Я возвела глаза к небу и в миллионный раз обругала себя за то, что живу в двух кварталах от работы. Слова Дага о страданиях книготорговца сделали свое дело. Именно на это он и рассчитывал. Я почему-то считала, что без меня магазин не выживет.

– Ладно, так и быть, приду. Это лучше, чем терпеть твои дурацкие шутки и подвергаться сексуальным домогательствам. Но с одним условием. – Мой голос стал твердым.

– Да?

– За кассу не сяду.

Он заколебался.

– Даг, я серьезно. Только не за кассу. Я не хочу иметь дело с каждым покупателем.

– Ладно, – наконец сказал он.

– Обещаешь?

– Обещаю.

Через полчаса я выбралась на улицу и направилась к магазину. Было облачно и достаточно прохладно.

Кое-кто из пешеходов, моих товарищей по несчастью, надел пальто. Но я решила, что в брюках и кашемировом свитере не замерзну. Мой наряд и макияж были реальными. Для этого не приходилось трансформироваться. Выбор одежды и косметики доставлял мне удовольствие, хотя Хью снова заявил бы, что я веду себя глупо.

Книжный магазин с находящимся там кафе «Изумрудный город»[8] растянулся почти на целый квартал в районе, который назывался Королева Анна. Здание было двухэтажное, кафе занимало часть второго этажа. Над входом красовался жизнерадостный зеленый навес, под которым собирались покупатели, ждавшие открытия. Я прошла мимо них и вошла через служебный вход, воспользовавшись ключом.

Не успела я сделать и двух шагов, как на меня набросился Даг.

– Пора открываться. Мы… – Он осекся и внимательно посмотрел на меня. – Ого… Сегодня ты отлично выглядишь. Чем занималась?

«Всего-навсего переспала с тридцатичетырехлетним девственником», – подумала я.

– Это тебе кажется. Просто ты счастлив, что я решила твои кадровые проблемы. Где будет мое рабочее место? В хранилище?

– Э-э… нет. – Даг пытался оправиться от потрясения и осматривал меня с ног до головы. Это мне не нравилось. Все давно знали и о его желании встречаться со мной, и о моих постоянных отказах. – Пойдем, покажу.

– Я уже говорила…

– Не бойся, это не касса, – заверил он.

«Это» оказалось стойкой с кофеваркой на втором этаже. Служащие магазина приходили сюда редко, но ничего особенного в этом не было.

Заведующий кафе Брюс быстро выглянул из-за прилавка. Я часто думала, что в другой реальности Брюс и Даг могли бы оказаться близнецами. У обоих были длинные и тонкие косички, оба носили фланелевые рубашки, отдавая дань моде прошлого века. Разница между ними заключалась лишь в цвете кожи. Даг был американцем японского происхождения, черноволосым и смуглым, а Брюс – мистером арийцем, светловолосым и голубоглазым.

– Привет, Даг, привет, Джорджина, – провозгласил Брюс, а затем уставился на меня. – Мать честная, ты сегодня просто неотразима!

– Даг! Я же сказала, что не хочу иметь дела с покупателями.

– Ты попросила не сажать тебя за кассу. А насчет кафе речь не шла.

Я открыла было рот, собираясь возразить, но меня перебил Брюс:

– Брось, Джорджина. Алекс сообщил, что заболел, а Кэнди уволилась. – Увидев выражение моего лица, он быстро добавил: – У нас касса почти такая же. Ты справишься.

– Кроме того, – заявил Даг, очень похоже передразнивая нашу начальницу, – заместители заведующего должны уметь заменить любого сотрудника.

– Да, но кафе…

– …является частью магазина. Послушай, нам пора открываться. Брюс все тебе покажет. Не волнуйся, все будет в порядке. – И он улизнул прежде, чем я успела отказаться.

– Трус! – крикнула я ему вслед.

– Послушай, это не так трудно, – начал Брюс, неправильно истолковав мое недовольство. – Ты будешь принимать деньги, а я – варить кофе. Давай потренируемся. Хочешь мокко с белым шоколадом?

– Да, – призналась я.

Все коллеги знали об этой моей слабости. Обычно я выпивала по три в день. Мокко, а не коллег.

Брюс подошел и показал, как наполнять и отмечать чашки, и на какие кнопки нажимать. Он был прав. Это оказалось не так трудно.

– Ты просто родилась для этой работы, – позже заверил Брюс, протягивая мне мокко.

Я фыркнула в ответ, заправилась кофеином и подумала, что сумею справиться с этим делом, если меня будут регулярно снабжать мокко. Кроме того, касса кафе – действительно не касса магазина. «Наверное, утром посетителей здесь немного», – решила я.

Но я ошиблась. Через несколько минут после открытия магазина у прилавка образовалась очередь.

– Большую с молоком, – повторила я слова первого покупателя и осторожно набрала информацию на сенсорной панели кассы.

– Уже готово, – ответил Брюс, нажав на рычаг еще до того, как я успела назвать вид кофе.

Я радостно взяла у женщины деньги и перешла к следующему заказу.

– Большое тощее мокко.

– Джорджина, тощее – это значит без жира.

Я нацарапала на чашке «БЖ». Ничего страшного. Справлюсь.

Следующая посетительница, подняв взгляд, на мгновение растерялась. Придя в себя, она тряхнула головой и скороговоркой выдала:

– Одну маленькую выпаренного, одну большую с обезжиренным молоком и ванилью, одну маленькую двойного капучино и одну большую с молоком без кофеина.

Теперь уже растерялась я. Как она все это запомнила? И кто сейчас пьет выпаренный кофе?

Мои дурные предчувствия не сбылись. С каждой минутой эта работа нравилась мне все больше. Я ничего не могла с собой поделать. Именно так я была устроена. Я с удовольствием осваивала что-то новое – даже такое банальное занятие, как приготовление эспрессо. Люди попадались разные, но мне нравилось общаться с ними. Именно поэтому меня и направили в сферу торговли.

Стоило побороть сонливость, как моя врожденная харизма суккуба вырвалась наружу. Я стала звездой шоу, я шутила и флиртовала с каждым. А поскольку к этому добавлялся блеск, вызванный Мартином, устоять передо мной было невозможно. Меня не только не ругали, когда я что-то путала, но и назначали свидания. Покупатели прощали мне все.

– Все в порядке, милочка, – успокоила меня пожилая женщина, когда обнаружилось, что я по ошибке сделала ей большую чашку мокко с корицей вместо маленькой без кофеина с обезжиренным молоком. – Время от времени необходимо пробовать новые напитки.

Я широко улыбнулась в ответ, надеясь, что у нее нет диабета.

Я вспомнила о главном событии сегодняшнего вечера только тогда, когда к прилавку подошел парень с экземпляром «Пакта Глазго» Сета Мортенсена.

– Придете на презентацию? – спросила я, пробивая ему чай без кофеина.

Парень долго смотрел на меня, и я приготовилась выслушать выговор. Но он спокойно сказал:

– Да, приду.

– Тогда придумайте для него хорошие вопросы. Не озвучивайте то, что могут спросить другие.

– Что вы имеете в виду?

– Ну, обычно люди спрашивают: «Откуда вы берете идеи?» или «Поженятся ли Кейди и О'Нил?»

Парень думал над этим, пока я отсчитывала сдачу. Он был симпатичный, но не слишком ухоженный. Русые волосы с рыжинкой, щетина с золотистым отливом. Я не могла понять, решил ли он отращивать бороду или просто забыл побриться. Во всяком случае, щетина казалась довольно ровной. А майка с надписью «Пинк Флойд» дополняла его образ хиппи-перестарка.

– Не думаю, что «обычность» делает вопрос менее важным для того, кто его задал, – наконец произнес парень, немного смущаясь, что возразил мне. – Для настоящего поклонника каждый вопрос нов и неповторим.

Он отошел в сторону, уступая место другому покупателю. Я приняла следующий заказ и продолжила беседу, не желая терять возможность поговорить о Сете Мортенсене со здравомыслящим человеком.

– Думайте не о поклонниках, а о бедном писателе. Когда он слышит одни и те же вопросы, ему хочется повеситься.

– Повеситься? По-моему, слишком сильно сказано.

– Ничего подобного. Сет Мортенсен – человек умный. Его должно тошнить от идиотских вопросов.

Парень задумчиво улыбался, не сводя с меня карих глаз. Потом понял, что ведет себя невежливо, застеснялся и отвел взгляд.

– Я так не думаю. Он ездит по стране и встречается с поклонниками, потому что дорожит ими. Он не станет возражать против повторяющихся вопросов.

– Он колесит по стране и встречается с поклонниками не из альтруизма, а потому что это запланировало издательство, – ответила я. – Кстати, встреча с писателем – это напрасная трата времени.

Парень набрался смелости и снова посмотрел на меня.

– Серьезно? Вы не хотите с ним познакомиться?

– Я… Ну да, конечно, хочу. Просто… Ну… Поймите меня правильно. Я готова целовать землю, по которой ходит этот человек. Мысль о том, что сегодня вечером я увижу его, сводит меня с ума. Я умираю от желания познакомиться с ним. Если он захочет забрать меня и сделать своей наложницей, я соглашусь с условием получать взамен сигнальные экземпляры его книг. Но поездки… на них нужна куча времени. Времени, которое можно было бы потратить на написание следующей книги. Разве вы не знаете, как редко они выходят?

– Да. Я заметил.

Но тут вернулся предыдущий покупатель и пожаловался, что ему дали карамельный сироп вместо карамельной подливки. Какая между ними разница? Я несколько раз улыбнулась, попросила прощения, и вскоре он забыл не только о карамельной подливке, но и обо всем остальном. Когда он отошел от кассы, моего поклонника Мортенсена и след простыл.

Около пяти смена кончилась, и ко мне подошел Даг.

– Я слышал много интересного о представлении, которое ты здесь устроила.

– Даг, о твоих «представлениях» я слышу все время, но никогда не смеюсь над тобой.

Он еще немного помурыжил меня и наконец отпустил готовиться к презентации. Правда, перед этим я заставила Дага смиренно признать, что он передо мной в большом долгу. Почему-то и он, и Хью считали, что имеют полное право бессовестно пользоваться моей добротой.

Я быстро преодолела два квартала до дома, чтобы немного перекусить и переодеться. Мое возбуждение росло. Примерно через час я познакомлюсь со своим любимым писателем. Может быть, после этого моя жизнь изменится к лучшему? Напевая себе под нос, я перепрыгивала через ступеньки и доставала ключи жестом, роскошность которого могла оценить только сама.

Едва дверь открылась, как чья-то рука схватила меня и грубо потащила в темноту. Потом меня толкнули спиной в дверь, и та с грохотом захлопнулась. Я завопила от изумления и страха. Неожиданно загорелся яркий свет, и в воздухе повис слабый запах серы. Я зажмурилась, но это не помешало мне понять, что происходит.

Только в аду можно встретить взбешенного демона.


предыдущая глава | Падший ангел | cледующая глава