home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement




5

Красное знамя над рейхстагом — символ победы над фашистской Германией. О нем советские воины мечтали под Москвой и Сталинградом, о нем говорили в Курской битве и в битве за Днепр. В Берлинской, же операции все жили победой, поэтому в редкой части, наступающей на Берлин, не имелось такого знамени. Кто не мечтал его водрузить над рейхстагом!

Кабинет командира 7-й гвардейской авиационной истребительной дивизии подполковника Георгия Агеевича Лобова. Сейчас он не сидит за письменным столом, как обычно. Он как-то растворился среди присутствующих офицеров штаба и нас, шестерых инструкторов из Главного штаба ВВС. Это располагает к непринужденной беседе. У всех настроение праздничное: завтра Первомай, вот-вот кончится война. Одно воспоминание сменяется другим.

— Да, друзья, завтрашний день — особый день… — тихо, но с внутренним накалом, проговорил комдив.

Потом Андрей Григорьевич Ткаченко заговорил о Знамени Победы над рейхстагом, которое будет водружено наземными войсками. В это время кто-то спросил:

— А когда наше знамя, знамя авиации, появится над Берлином?

Комдив прервал свое задумчивое молчание и, как бы обобщая наши мысли и советуясь, сказал:

— Может, завтра… Все поддержали.

Но истребители ЯК-3, которыми была вооружена дивизия, для этого не имели никакого приспособления. Конструировать не было времени. Предлагалось много способов, но ни один из них не гарантировал надежность. Остановились на двух вариантах: сбросить знамена из-под посадочных щитков ЯК-3 или же из кабины двухместного учебного истребителя. Но из-под щитков — от скорости знамя могло задержаться, и тогда бы оно упало не там, где надо; из кабины — была опасность, что полотнище захлестнется на хвостовом оперении машины. Для надежности решили использовать оба варианта одновременно. Один из двух должен сработать. Сработают оба — еще лучше: два знамени опустятся на Берлин.

Выполнить эту почетную миссию должны были два полка: одно знамя поручалось сбросить 1-му гвардейскому ордена Ленина, Краснознаменному, ордена Кутузова третьей степени истребительному полку. Эта часть существует с 1914 года. Когда-то ею командовал Петр Николаевич Нестеров — основоположник высшего пилотажа, совершивший первый в мире воздушный таран. В этой части служили известные всему миру советские летчики: Валерий Чкалов и первый дважды Герой Советского Союза Сергей Грицевец. Эта часть участвовала в боях за Советскую власть в гражданской войне, первой в дни Великой Отечественной удостоена гвардейского наименования.

Второе знамя поручалось сбросить 115-му гвардейскому полку.

В 12 часов 1 мая 1945 года с аэродрома Альтено взлетели две группы истребителей Яковлева. Ведущими групп были командир 115-го гвардейского полка подполковник А. Ф. Косе и майор В. К. Ищенко. Знамена находились на самолетах командира 1-го гвардейского полка майора И, А. Малиновского, в задней кабине которого со знаменем сидел корреспондент армейской газеты капитан А. М. Хорунжий, и под посадочными щитками старшего лейтенанта К. В. Новоселова.

Обе группы парадным красивым строем взяли курс на Берлин.

День стоял солнечный, тихий. Однако сразу же многих охватило беспокойство — город закрыт гигантским темно-розовым колпаком войны. Более десяти суток по Берлину била артиллерия двух фронтов. Пыль от разбитых зданий и дым поднялись в небо до восьми километров. Увидит ли земля в этой мгле наши знамена?

Но почему мгла с розовым кровавым оттенком? Неужели это все отблески пожаров?

При подходе к городу видимость резко ухудшилась. Солнце и небо потускнели. Земля чуть просматривалась, словно через мутную воду. Найти на ней рейхстаг, над которым должны быть сброшены знамена, очень трудно. И вдруг мы врезались в солнце, в голубое небо. Глаза на мгновение ослеплены. Взгляд вниз — и сразу все стало ясно. Центр Берлина похож на кратер извергающегося вулкана. Лавина огня. В эти минуты по центру города били около двадцати, тысяч пушек и минометов. Закон физики — воздух от огня нагревался и, поднимаясь ввысь, разгонял всю копоть. Образовалась воронка чистого неба. В ней кумачом вспыхнули два шестиметровых знамени с надписью «Победа».

На душе легко, словно со знаменами с плеч свалилась вся тяжесть войны. А знамена, рдея в лучах полуденного солнца, как символ торжества идей Великого Октября, как предвестники скорого мира, величественно колыхаясь, медленно опускались на почерневший от пожаров Берлин.



предыдущая глава | Под нами Берлин | cледующая глава