home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement




6

Не знаю, сколько времени летал, но наскочил на солнце, на свет, яркий, ослепительный. Много света, много. И солнц много. Они жгут глаза. И небо не одно, и земля не одна, и все прыгает, куда-то плывет. Этому я не удивляюсь. От перенапряжения и ослепительного света в глазах не просто двоится, а трясется и множится до бесконечности, кажется, вся Вселенная.

Сейчас мне нужна только земля. И нужна немедленно, иначе я могу с ней неосторожно встретиться. Вот что-то темное. Но и темное исчезает. Вместо темного пятна опять куча солнц, Я выбираю наиболее яркое светило и иду на него, интуитивно чувствуя, что это настоящее Солнце, а остальные — ложные, не мои.

Мне жарко и душно. Чувствую, как из-под шлемофона течет липкий пот. Он застилает глаза, мешая смотреть. Я глубоко и жадно глотаю свежий, ласковый воздух. Всю силу и нервы я отдал борьбе со стихией. Сейчас успокоюсь, отдышусь, глаза адаптируются, и все встанет на свое место.

Но мне понпрежнему жарко и душно. Я расстегиваю шлемофон, ларинги, до боли стянувшие шею, и подставляю голову упругой холодной струе воздуха. Легче. Сбрасываю с рук на пол меховые перчатки, протираю лицо и глаза. Смотрю вниз, на землю, почти бесснежную землю. Подо мной шоссейная и железная дороги, идущие на Броды, с фронту. А вот Червоноармейск. Недалеко от него ровное чистое поле и на его окраине два уже знакомых фашистских самолета. И еще вижу на середине поля белое «Т». Не может быть! Чудится? Нет! Я вижу настоящий знак буквой «Т». Мне разрешена посадка! Значит, здесь уже есть какая-то наша аэродромная команда. И я, как это бывает с человеком, вырвавшимся из лап смерти, от прилива радости позабыл все на свете и, не подумав ни о какой опасности, пошел на посадку.

Прежде чем сделать последний разворот и выпустить шасси, я осмотрелся. В небо взглянул только по привычке. Высоко в синеве кружились два «фокке-вульфа». Они как-то у меня ассоциировались с вражескими самолетами, стоявшими на земле, и я, не придав им никакого значения, развернулся и поставил кран шасси на выпуск. Один хлопок, второй… И эти привычные удары колес при выходе из своих гнезд сейчас напомнили мне удары по самолету вражеских очередей. Они прояснили мое сознание, охваченное радостью посадки. «Фоккеры»? Надо мной живые «фоккеры»! И они, может быть, уже пикируют на меня?

От новой опасности уставшее тело и нервы как-то охнули и застонали. Руки сами сунули сектор газа вперед до отказа на полную мощность мотора. Кран шасси — на уборку. Взглянул вверх. Оттуда на меня уже сыпались вражеские истребители. Мне нечем защищаться: пушку и пулеметы я разрядил на фронте. А где Лазарев с Коваленко? Они могут меня выручить. Но здесь их нет. Не прихватили ли их эти «фоккеры», как могли сейчас прихватить и меня?

Истребители противника мчатся цепочкой один за другим. Я могу вывернуться из-под атаки первого, а второй? Ему не представляет никакой трудности снять меня, когда я буду уклоняться от огня первого «фоккера». Даже сам я могу наскочить на его огонь. Не так просто отделаться от этой пары. Силы и внимание у меня на исходе. Я легко могу допустить ошибку, поэтому нужно только уклоняться от ударов. Нет! Враг поймет, что у меня не стреляет оружие и не отвяжется. Нельзя ему показывать свою слабость. И все же пока нужно только защищаться, а не имитировать нападение.

От первого удара мне кое-как удалось выйти невредимым. «Фоккеры», сверкнув серебристой краской, ушли на солнце для повторной атаки. Они не спешат и действуют по всем правилам боя, используя солнце. Передо мной снова оказались облачные горы, и я подумал: не скрыться ли под ними. Нет, нет! Ни в коем случае. Они дохнули на меня ужасом. От возможности снова оказаться в их владении меня охватила какая-то отчаянная злоба, и я метнулся от облаков вдогон — противнику. А зачем? Рассудок вступил в свои права. Нужно попытаться использовать облака. Они мне уже хорошо знакомы. Пускай они теперь станут ловушкой для фашистов.

Я встал в круг рядом со снежными облаками. Противник в прежнем порядке кинулся на меня. Я повернул к облакам. «Фоккеры», видимо поняв, что я хочу скрыться в них, круто развернулись и устремились с высоты за мной: как же, ведь я им показал хвост, и момент нельзя было упустить.

Имея малую скорость, я, как только ткнулся носом «яка» в тучи, тут же отскочил назад.

Замысел удался. Оба «фоккера», разогнав на пикировании огромную скорость, проскочили мимо меня и, не успев отвернуться, врезались в снежную пучину.

Сомнения не было — они попытаются поскорее вырваться из ее объятий. Садиться пока нельзя. Нужно подождать.

Высота! С высоты я могу имитировать атаку. И я рядом с кипящей снегом стеной спешу ввысь, зорко следя за облаками. Оттуда минуты через две-три, точно ошпаренный, выскочил «фоккер». Он оказался подо мной и, заметив, что нос моего «яка» уже устремился на него, резко провалился вниз и взял курс на запад. Ну и пусть. Нужно теперь подождать второго.

Высота уже шесть километров. Я у верхней кромки облаков, а второго «фоккера» все нет. Очевидно, и не появится. Ждать, наверно, бесполезно, да я уже и чувствую, что усталость сковывает меня. Пока аэродром не закрыли эти тучи, нужно скорее садиться.



предыдущая глава | Под нами Берлин | cледующая глава