home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



§ 1. Христианский фашизм

Без базара, Иисус Яхвович был большой гуманист (если, конечно, не считать его недвусмысленных угроз про меч, который он принес, чтобы резать, и про разделенные семьи, в которых брат пойдет на брата). Но суть в том, что религиозная доктрина — даже выдуманная самым великим гуманистом из самых лучших побуждений — все равно работает, как топор. Просто по самой своей природе. (Помните советский анекдот: «Как ни собираю, все равно пулемет получается»?)

Христа распяли. Его фанатичных поклонников, проповедующих всепрощение, преследовали и гоняли. Умучивали почем зря. И что в результате?.. Когда иисусовцы пришли к власти, началось тотальное всепрощение?

Едва став господствующей религией, всепрощенцы начали с того, от чего недавно так страдали сами — с требования тотальных репрессий и зачисток. Христианский мыслитель Фирмик Матерн призывал власть: «Отныне Божьим законом заповедано вам преследовать преступление идолослужения всевозможным образом. Бог предписывает вам не щадить ни сына, ни брата и разрушать целые города, если они предаются этому пороку».

И преследовали целыми столетиями. В XIII веке германский император Фридрих II Гогенштауфен объяснял: «Еретики — это хищные волки, сыны погибели, ангелы смерти, посланные демоном для погубления простых душ. Это ехидны, это змеи! И, само собой разумеется, смертная казнь является единственно достойным наказанием этих оскорбителей Божьего величества, бунтовщиков против церкви. Сам Бог повелевает убивать еретиков; это — члены сатаны, они должны погибнуть все до единого».

Неправильно понимающих Единственно Верное Учение физически уничтожали. А вместе с ними, до кучи, и простых обывателей, на которых сограждане накатали донос. Собственно говоря, иного и быть не могло: чем «истиннее», то есть абсолютнее идеология, тем большей кровью она насаждается.

Целью арестов и пыток арестованных по подозрению в ереси и колдовстве было не только вырвать изо рта жертвы признание, но и имена «соучастников». Таким образом, аресты ширились, как круги по воде. За время своего существования христианское гестапо именем кротчайшего Иисуса сожгло заживо сотни тысяч людей, а репрессированы были миллионы. Инквизиция официально придерживалась формулы: «лучше отправить на тот свет десять добрых католиков, чем дать уйти от правосудия хоть одному еретику». Это был самый настоящий христианский сталинизм. Или фашизм, разница не велика, все тотальные идеологии одинаковы…

При этом церковь самым парадоксальным образом запрещала христианам читать Библию. Что понятно: чему может научить книга, насквозь противоречивая и вызывающая массу вопросов, на которые нет ответов. Почитав Библию, можно и в вере разочароваться! Поэтому в 1229 году церковный съезд (Тулузский собор) вынес следующее постановление: «Мы запрещаем мирянам читать книги Старого и Нового Заветов, за исключением Псалтири». За ослушание — пытки и костер.

«Опять вы про эту инквизицию! А вот в России ее не было!» — вскрикнут отечественные боговеры.

Православные очень любят гордиться тем, что они убили во имя Господа меньше людей, чем католики со своей инквизицией. Принцип прост: кто пролил меньше крови — тот святее!.. В среде наиболее отъявленных боговерующих православного розлива можно даже встретить мнение, будто никакого насилия при крещении Руси почти и не было!

И что русский люд с большим энтузиазмом и огромным удовольствием отрекался от веры предков… Ага, точно! Удовольствие было таким, что еще почти тысячу лет после официального введения христианства на Руси — вплоть до середины XVIII века! — попы спрашивали крестьян на исповеди, не посещают ли они волхвов и не поклоняются ли идолам…

Критике неадекватных апологетов православия я времени уделять не буду — то, что на Руси христианство внедрялось «огнем и мечом», широко известно и публике, и историкам. Про уничтожение при этом десятков городов и сел, про сожжение половины Новгорода тоже промолчу. Разоблачу лишь один весьма устойчивый православный миф — о том, что на Руси якобы людей не сжигали. Так многие думают…

Действительно, размах инквизиции в России европейского масштаба не достигал, русские монахи и попы были заняты иным (об этом в следующем параграфе), но сказать, что святые костры у нас не пылали, нельзя. А народу меньше русские попы наваляли только потому, что в России церковь подчинялась светской власти. Которая, будучи властью прагматичной, все же менее жестока, чем власть догматическая.

Тем не менее даже один заживо сожженный человек — несмываемое пятно на облике православия. А таких пятен на нем сотни…

Пробежимся по эпохам. Посмотрим…

В XI веке русская «Повесть временных лет» буквально повторяет идеологическую песню, которая легла в основу европейского христианского террора — «Молот ведьм». Точнее, наоборот, «Молот ведьм» перепевает русский источник, поскольку европейский трактат был написан почти через пять веков после того, как на Руси появились подобного рода человеконенавистнические идеи.

Европейский трактат считал главными колдуньями и извращенками женщин: «Если бы не женская извращенность, мир был бы свободен от множества опасностей». А вот что по этому поводу думает русский источник: «Больше же всего через жен бесовские волхвования бывают, ибо искони бес женщину прельстил, она же — мужчину, потому и в наши дни много волхвуют женщины чародейством, и отравою, и иными бесовскими кознями». С этого и началось.

В 1204 году в Суздале сожгли «лихих баб», которые наколдовали неурожай.

В 1227 году сожгли четверых человек в Новгороде.

В 1411 году в городе Пскове сожгли 12 женщин за то, что эти «ведьмы» наслали на город чуму… Заметьте, российские костры начали разгораться за сотни лет до начала европейских! Не знаю, как насчет лозунга «Россия — родина слонов», но то, что наша страна первой в Европе начала устраивать аутодафе, — исторический факт.

1575 год. В Новгороде сожжено 15 женщин.

1591 год. Царь Федор Иоаннович приговаривает к казни несколько колдунов за насылание порчи.

1647 год. Царь Алексей Михайлович приказывает «на площади в струбе, облокши соломою, сжечь женку Агафью и мужика Терешку Ивлева». За колдовство.

1653 год. Борьба против колдунов начинает приобретать признаки кампании: по городам и весям разлетаются столичные указы, требующие усилить борьбу с врагами народа. За хранение запретных книг и подозрительных предметов можно было угодить на костер. Подозрительными предметами объявлялись даже коренья, которые народной медициной традиционно использовались для врачевания. За хранение нелегальщины «преступников» сжигали прямо в их собственных домах.

1666 год. На берегу Днепра сожжены шесть ведьм.

1671 год. По подозрению в колдовстве сожжена монахиня Олена. Она под пытками не призналась в колдовстве, что было оценено инквизиторами как отягчающее вину обстоятельство. Вместе с ней на костер отправили человека, у которого нашли тетрадку с какими-то рецептами.

1674 год. В Тотьме по обвинению в порче попала на костер «женка Федосья».

1676 год. По царскому указу сожжено двое лекарей села Сокольское, у которых дома нашли коренья и травы.

1682 год. Сожжена Марфушка Яковлева за наведение порчи.

1687 год. Документ об учреждении Славяно-греко-латинской академии требует: «Всякого чина духовным и мирским людям, волшебных, и чародейных, и гадательных, и всяких от церкви возбраняемых и богохульных и богоненавистных книг и писаний у себя никому весьма не держати и по оным не действовати, и иных тому не учити… таковый человек за достоверным свидетельством без всякого милосердия да сожжется».

…И книг Троцкого не держать, ибо — контрреволюция!..

1689 год. В деревянном срубе на Красной площади сожжен протестантский пастор Квирин Кульман.

1689 год. Казнен русский поэт, историк и просветитель Сильвестр Медведев. За чтение «неправильных» книг и мелкие теоретические разногласия с генеральной линией.

1714 год. В срубе на Красной площади сожжен Фома Иванов, отрицавший Божьи чудеса и почитание икон.

1731 год. Выходит императорский указ о сожжении не только деревенских лекарей-колдунов, но и всех, кто обращался к ним за помощью.

1738 год. Поручик Александр Возницын перешел в иудаизм и даже сделал себе обрезание. Об этом знали только три человека — сам Возницын, еврей Борух Лейбов, который убедил поручика сменить веру, и жена самого поручика. Она-то, в интимный момент обнаружив произошедшие с мужем метаморфозы, и донесла куда надо… Преступники Лейбов и Возницын были полностью изобличены и сожжены заживо. А доносчица получила в награду землю с крестьянами (сто душ) — «за правый донос». Стучали друг на друга в органы, как видите, даже члены одной семьи. («И враги человеку — домашние его». И. Христос)

1743 год. Мордвин Несмеянко сожжен за то, что отрекся от православия.

…Это всего лишь случаи, ставшие известными. В отличие от Европы, в России архивное дело было поставлено хуже, поэтому сведений о зверствах русской православной церкви сохранилось меньше. Но посетившие Московию иностранцы свидетельствуют о том же. Швед Петрей сообщает нам из далекого XVII века, что на Руси еретиков сажают на кол, а трупы сжигают. Англичанин Флэтчер был свидетелем того, как в Москве в специально построенном срубе сожгли двух еретиков — мужа и жену. Это было сделано в полном соответствии с церковным Соборным уложением 1649 года, которое прямо требовало сжигать колдунов и еретиков заживо.

Но несколькими столетиями раньше русская православная церковь и сама едва не зарулила в «испанский вариант». Известный борец с инакомыслием (ересью) митрополит Новгородский Геннадий Гонозов требовал от московских властей массовых казней и ссылался в качестве примера на Испанию: «Как нам тогда свести срам со всей земли? Вон фряги какую крепость держат по своей вере: сказывал мне цезарский посол про шпанского короля, как он свою землю-то очистил!»

Аналогичные предложения Гонозов рассылал и своим коллегам в разных городах: «Еретиков казнить, жечь и вешать… пытать их накрепко, чтобы дознаться, кого они прельстили, чтобы искоренить их совсем и отрасли их не оставить».

А кого, кстати, считали тогда еретиками, врагами веры? Ну, например, того, кто говорил, что икона — точно так же, как и идол языческий, — дело рук человеческих и поклоняться ей поэтому глупо. Тех, кто говорил, что в момент причастия прихожанам дают не кровь и не тело Христово, а простое вино и хлеб… Короче, кто правду говорит, тот и враг, с точки зрения православия…

Вот еще чудный пример ереси. В 1554 году московский дворянин Башкин решил на досуге почитать Новый Завет и обнаружил там тезис о том, что все люди равны перед Господом. А значит, никаким монахам и попам они поклоняться не должны — только Богу. Вот не зря говорят, что многие знания порождают многие печали! Не зря европейская церковь запрещала христианам читать Библию вообще и Новый Завет в частности! Ибо ересь там и глупость! Что официальные церковные иерархи немедленно Башкину и объяснили. За свои еретические воззрения дворянин был приговорен к пожизненному заключению. Хотя многие иерархи настаивали на казни.

Было дело, Русская православная церковь даже объявила джихад иноверцам! Во время взятия литовского города Полоцка русскими войсками там была учинена форменная религиозная резня — всех иудеев утопили, а католикам отрубили головы. И это произошло потому, что московский митрополит объявил целью военной кампании священную борьбу православия против иноверцев. Религия — это оружие…

Наибольшего размаха православный террор достиг во времена церковного раскола, когда церковь развалилась на две части — никониан и старообрядцев. Основное отличие между ними состояло в том, что первые крестились тремя пальцами, а вторые — двумя. Естественно, обе фракции тут же объявили друг друга оппортунистами… простите, еретиками.

Это вполне обычное дело. То же самое было, когда из-за сущей ерунды христианство в XI веке раскололось на православие и католичество. Обе стороны тут же объявили друг друга еретиками, прокляли друг друга самыми страшными проклятиями и стали врагами… Малейшее нарушение в толковании догматов Единственно Верного Учения приводит его адептов к взаимным проклятиям и крови. Это мы знаем и из истории коммунистической веры, и из истории фашистской, и из истории Великой Французской революции, и из истории религий. Якобинцы режут жирондистов, католики — гугенотов, сунниты — шиитов…

В нашем случае никонианцы тут же начали гасить старообрядцев, поскольку никониан поддерживала власть. Гасилово было жестким, ибо «не мир пришел Я принести, но меч».

Конвейер уничтожения работал без перебоев. «В Казани никонияне тридцать человек сожгли, в Сибири столько же, во Владимире — шестерых, в Боровске — четырнадцать человек», — фиксирует документ той эпохи… Как христианство внедрялось на Руси «огнем и мечом», точно так же внедрялось и обновленное, модернизированное патриархом Никоном православие. И ведь модернизация-то была копеечной, а сколько крови пролили!.. Монахи Соловецкого монастыря не согласились с некоторыми теоретическими построениями никонианцев. Например, им очень не нравилось креститься тремя перстами. Они привыкли креститься двумя пальцами! И поэтому возмущению их не было предела, дело дошло до восстания.

Столкновение тупоконечников с остроконечниками было жестким. Вместо того чтобы оставить монахов в покое — да креститесь вы хоть пяткой! — никонианцы подтянули войска. Восемь лет (!) продолжалась осада монастыря. После чего он был взят, а все монахи казнены. Кое-кого изрубили в куски, многих повесили, причем некоторых — с помощью железных крюков за ребра. Христиане, которые любили креститься тремя пальцами, зверски убивали христиан, которые предпочитали креститься двумя…

После этого на волне энтузиазма никонианцами был заживо сожжен (вместе со своими ближайшими сподвижниками) предводитель старообрядцев Аввакум, к тому времени давно сидевший в тюрьме. Это был просто позыв души.

Но в 1685 году вышел уже официальный указ о сожжении заживо за старообрядчество. Христианское гестапо выискивало по всей стране тайных поклонников староверов. По всей стране полыхали костры. Многие старообрядцы, не дожидаясь арестов, сами сжигали себя в своих скитах.

Однако глупо было бы думать, что никонианцы были «фашистами», а староверы — невинными жертвенными овечками. Если бы власть поддержала последних, в стране творилось бы то же самое. И вот вам доказательство…

Главарь староверов Аввакум, парясь на киче в ожидании казни, писал горькие и справедливые слова о насильственном внедрении никонианства на Руси: «Наших на Москве жарили, да пекли: Исайю сожгли, и после Авраамия сожгли, и иных поборников церковных многое множество погублено, их же число Бог изочтет. Чудо, как то в познание не хотят прийти: огнем, да кнутом, да виселицею хотят веру утвердить! Которые-то апостолы научили так? Не знаю. Мой Христос не приказал апостолам так учить, еже бы огнем, да кнутом, да виселицею хотят в веру приводить».

А вот в письме царю Федору Алексеевичу тот же Аввакум писал о никонианах: «А что, государь-царь, как бы ты мне дал волю, я бы их, что Илья-пророк, всех перепластал в единый час… Перво бы Никона, собаку, рассекли начетверо, а потом бы никониян…»

Милый человек… Настоящий христианин…

Однако, как ни травили троеперстные новообрядцы старообрядцев-двуперстников, до конца так и не вытравили. До сих пор староверы существуют и транслируют свою «тупо-конечность» из поколения в поколение. Да что там староверы! По сей день огнепоклонники кое-где еще встречаются! Религия — как вирус СПИДа. Если уж завелся и прижился, потом дустом не вытравишь…

Наказывали именем Божьим не только «отступников» и «еретиков», но даже и тех, кого не в чем было подозревать.

Просто за не очень почтительное поведение. Например, на тех, кто позволяет себе разговаривать в храме божьем, надевали кандалы. Силой заставляли людей ходить в церковь. Так, в конце XVIII века епископ Велико-Устюжский распорядился: «Буде же кто леностью и нерадением во святую церковь ходить не станет, такого побуждать и увещевать непременно. А ежели во втором и третьем увещевании и понуждении кто непреклонен и упрям окажется… садить в цепь и колодки».

Цепное христианство… Именно оно всячески противилось облагораживанию и гуманизации нравов. В 1754 году сенат решил освободить от пыток детей моложе 17 лет. Церковь выразила решительный протест! Как же, не пытая детей, бороться за веру?..

Церковное мракобесие продолжалось и в просвещенном XIX веке. Когда в 1866 году физиолог Сеченов выпустил книгу «Рефлексы головного мозга», церковь в лице митрополита Петербургского потребовала отправить автора в ссылку. В ссылку научного гения не отправили, но на некоторое время книга была запрещена к продаже.

Сеченову еще повезло! Даже в конце XIX века в России за религиозные «преступления» сажали людей. Доля «религиозных преступников» достигала двух процентов от всех осужденных.

И в XX веке сажали! В Европе уже разрабатывалась теория относительности и строились модели атомного ядра, а в России с 1904 по 1913 год с подачи церкви было осуждено больше 8 тысяч человек за ересь и проч. И это неудивительно, учитывая, что в Уложении об уголовных наказаниях Российской империи было более 80 (!) статей, которые касались «преступлений против веры». Для сравнения: Германский уголовный закон вмещал всего три аналогичные статьи.

Думаю, после этого не нужно задаваться вопросом о том, как прогрессивная интеллигенция России относилась к церкви… Особенно учитывая тот факт, что попы тесно сотрудничали с полицией и стучали на своих прихожан, выдавая тайну исповеди. Этой доброй традиции они не оставили и при советской власти, тесно контактируя с КГБ.

Да и сейчас ситуация не сильно изменилась в лучшую сторону… В 1998 году московский художник Тер-Оганян в рамках художественной выставки совершил ужасное «преступление» — он изрубил топором доску, на которой был нарисован Бог. С подачи церкви против него'было возбуждено уголовное дело, и Тер-Оганяну пришлось бежать из России в Чехию, чтобы не сесть в тюрьму.

А уже в XXI веке против Юрия Самодурова — директора сахаровского выставочного центра — государственно-церковной инквизицией были возбуждены два уголовных дела: за организацию выставки «Осторожно, религия!» и за экспонирование картин, в сюжетах которых было «усмотрено» непочтительное отношение к религии…

Порой складывается такое впечатление, что интеллектуальный уровень и нынешних иерархов, и российской паствы в XXI веке упал даже ниже, чем он был в XIX веке. Тогда, во всяком случае, ни сами церковники, ни близкие к ним люди даже речи не заводили о возрождении инквизиции или уничтожении культурных ценностей. Подобная средневековая дикость в голову не могла прийти даже самым пропитым царским попам. А сегодня приходит…

— Мы объявляем о создании современной настоящей священной инквизиции! — заявил пару лет назад Леонид Симонович-Никшич, председатель Союза православных хоругвеносцев.

А, кстати, знаете, где было сделано это заявление? На вечере, посвященном изданию «трудов» некоего Иосифа Волоцкого — известного христианского изверга и православного инквизитора, о котором мы еще поговорим ниже…

Цель создаваемой православными отморозками инквизиции — аутодафе. Начать собираются с книг, как фашисты.

Жечь планируют идеологически вредную литературу. И, кстати, уже жгут. В костер попали несколько книг Радзинского, газета «Московский комсомолец», книга «Код да Винчи» и проч.

Российский Торквемада даже попечалился: — Мы пока не можем, к сожалению, сжигать в открытую еретиков, но будем сжигать книги и кассеты с современной альбигойской ересью! Огонь очистит наше Отечество.

Можно, конечно, сказать, что хоругвеносцы к официальной церкви не имеют никакого отношения, это маргиналы. Но ведь и командиры российского православия дуют в ту же дуду! Один из них однажды сравнил язычников… с террористами!

Террористов, как известно, расстреливают…


Эпилог | Опиум для народа. Религия как глобальный бизнес-проект | § 2. «Хуже скотов…»