home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Трактир «Одноногий конь»




Кьян выбежал мне навстречу, как мальчишка к отцу, идущему с ярмарки.

- Что произошло в замке барона Фарбера? - он схватил меня за рукав. - Ты слышал что-нибудь? У нас болтают, что на них напали.

- Напали? - Я затащил Кьяна в кузню и достал кувшин вина. - Расскажи подробнее.

Он поведал какую-то нелепицу про разбойников, но об убитом герое - ни слова. Затем кузнец полностью переключился на Эльбель, и его стало совершенно невыносимо слушать. Но я терпел и поддакивал, тогда как Кьян пускал слюни, описывая неземную красоту возлюбленной. Я молчал, даже когда он восхвалял аристократичность носика - этого кайла, которым можно выколоть глаз, целуясь в темноте.

Представьте себе, он пел дифирамбы ее целомудрию. Мне даже стало жаль его, и я хотел все рассказать, но вовремя остановился. Вряд ли он тогда захочет видеть меня. А тут я еще не закончил. Жирдяй-огр был где-то рядом. Боги ждут, что я вскрою брюхо людоеду. Я знаю их. Но мои намеки на героя оставались без внимания. Кузнец как будто не слышал, что я говорю и лопотал свое. Тогда я заговорил про доспехи, и тут уже Кьян отвлекся от своего божества во плоти.

- Есть очень хороший мастер в столице. Я его прекрасно знаю, так что, если ты скажешь, что пришел от меня, он не откажет. Но его работа стоит дорого.

- Деньги не важны, - сказал я, совершенно не думая о том, где их взять.

- Его зовут Накмиб. Найти мастера просто: в квартале ремесленников его каждая собака знает.

Вино кончилось.

- А не пойти ли нам в таверну? - я хлопнул по плечу Кьяна.

Работать тот уже не собирался и с радостью принял мое приглашение.

Трактир «Одноногий конь» находился на перекрестке дорог, которые вели к четырем имениям в округе: Мелавуд, Гринвуд, Шатодар и Суарекон. Дело шло к обеду, и народу было мало. Мы сели за столик в центре зала. Кьян тащил меня в угол, но я не люблю прятаться по углам как таракан. Мы заказали вина с сыром, и кузнец продолжил любовную трель. Я терпеливо слушал. Завоевать дружбу можно только позволяя человеку выговориться. Кто не любит, когда его слушают?

Так прошло насколько часов. Вечерело. В зале стало больше людей. Вино закончилось, и мы заказали еще кувшинчик под оленину. Кузнец уже совсем окосел и нес полную чушь. Но я слушал. Внимательно.

Вскоре в нашу уединенную компанию влез третий.

- Эй, Кьян, - крикнул усатый мордоворот с соседнего столика, - кто это с тобой?

Там сидела компания из пяти человек. Все как один рослые бугаи в добротных кожаных куртках. При оружии. На столе валялись клепаные перчатки.

Кузнец поперхнулся и процедил:

- Это мой друг...

- Гур, - представился я. - С кем имею честь?

- Меня зовут Сурк. Я из Гринвуда, а откуда ты? Я тебя раньше не видел.

- Из Мелавуда.

- Там еще живут люди? - усмехнулся чубатый воин со шрамом через все лицо.

Все засмеялись.

- Как там ваш герой? - сквозь смех проговорил небритый детина в подшлемнике. - Жив еще или уже продали?

- Его хоть кто-нибудь видел? - спросил бородатый толстяк.

Только пятый из компании промолчал. Он сурово посмотрел на меня и отвернулся к своей кружке. Это был старый воин с длинными сальными волосами, с бельмом на левом глазу и лицом, изъеденным оспинами.

Обижаться на такие речи я не собирался. Напротив, это была прекрасная возможность поговорить о героях. К тому же, все слышали, что не я завел разговор. Трактир - место, где треплют языками.

Я улыбнулся, провел по ним осоловелым взглядом и сказал:

- Наш герой в добром здравии, а ваш?

- Чтоб я так жил! - заревел бородатый. - Пол теленка в день съедает, а вечером ему бабу приводят для утехи.

- Он же раздавит ее!

- Это смотря какая баба. Другая еще и добавки попросит.

Все залились гоготом. Только пятый сидел угрюмо и смотрел в свою кружку.

- И что, - сквозь смех проговорил я, так и приводят в хлев, как к племенному быку телку?

Небритый в подшлемнике шлепнул по столу.

- Сеновал! Романтика!..

Его перебил скрипучий голос пятого:

- Хватит пустозвонить! Наш друг что-то сильно выспрашивает лишнее. Вам не кажется?

Они уже и так сказали много. Теперь у меня были вопросы к барону. И серьезные. Но сначала, я поговорю с Родором. А сейчас я отхлебнул из кружки и сказал сквозь зубы:

- Я клещами за язык не тяну. Не хочешь болтать - держи рот закрытым.

Сурк тоже глотнул вина и сказал:

- Будет тебе, Сирад, героя барона Горлмида нет уже давно.

- Откуда ты знаешь? - прорычал волосатый с бельмом.

- Уже добрых пять лет на арену не выходят герои из Мелавуда. Уж не хочешь же ты сказать, что они умирают от чахотки.

- Заткнись, Сурк, а ты, - старый воин в оспинах показал на меня, - убирайся в свой Мелавуд!

- Действительно, - стукнул по столу чубатый со шрамом, - тут сидят честные люди. Нам не нужны ублюдки вроде тебя!

Кьян потянул меня за рукав.

- Идем. Я заплачу, и пойдем отсюда.

Но я уже благодарил богов за возможность размяться. К тому же, это я пригласил Кьяна в таверну, значит, я и должен заплатить. Я встал из-за стола.

- Ты кого назвал ублюдком?

- Тебя, - чубатый тоже поднялся, - тварь Мелавудская.

Я обратился ко всем присутствующим, благо они уже смотрели на нас:

- Ставлю этот меч, что выбью всю говно из этого петуха, против цены своего долга за сегодняшний обед хозяину.

Зал зашумел. Зазвенели монеты. Кто не любит кулачные бои? А кто не хочет поставить свои кровные на бойцов? Таких тут нет.

Я глотнул вина и вышел на середину зала. Вокруг сразу образовался круг. Вышел и чубатый. Он был в клепаных перчатках. Я спрятал коготь в кулак и пошел вперед. Понеслась.

Мы прошли по кругу, выбрасывая прямые джебы, примеряясь друг к другу, меряя дистанцию. Но это длилось не долго. Чубатый прыгнул и выбросил серию из трех ударов. Левое ухо загорелось огнем. Я присел и завинтил сверху - попал, рука онемела. Чубатый пошатнулся и с размаху врезал мне прямо в правый глаз. Сыпанули искры. Налетела тьма. Мгновение я отсутствовал в этой жизни, но вернулся. Морда задеревенела. Это только раззадорило меня. Я поднырнул под руку и ударил раз, другой, третий. Чубатый пропустил первый, второй, от третьего защитился, согнулся, а я бил, бил и бил. Он упал. Я добавил ногой. И меня оттащили. Бой окончен. Что ж. Я еще дал бы ему пару раз для профилактики, но меня уже тянул за рукав Кьян.

- Идем скорее, - затараторил он, - пока его дружки не опомнились.

Я подхватил в подарок кувшин с вином из чьих-то рук, меч из рук кузнеца, и мы выскочили на свежий воздух. Я улыбался, шлепая сандалиями по лужам. Оказывается, прошел дождь, а я и не знал.

Мы пили вино, падали, пугали прохожих, смеялись. Теперь я затыкал влюбленного кузнеца, когда он вспоминал Эльбель и откровенно смеялся над ним, но не выдавал всей правды. Он соглашался с тем, что слишком много думает о ней, но уверял, что не может не думать и тем более не кричать о своей любви. В такие минуты мы останавливались вопили во все горло, пили вино, падали и смеялись. Я напрочь забыл об этой пятерке громил в трактире. А зря.

- Слушай, дружище, - сказал я, придерживая Кьяна под руку, - я не дойду до дома. Я переночую у тебя?

- Конечно, друг! Я буду только рад.

Боги знают, сегодня ночью у меня свидание с сердцем.


Крыса в доме | Боги не играют по правилам | Между молотом и наковальней







Loading...