home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


21

Тедрос. Союзники и враги

В поисках славы

Ему снова приснился отец.

Он строго смотрел на Тедроса своими пронзительными синими глазами.

На этот раз король Артур казался выше, чем был при жизни, почти таким же высоким, как его статуя, у которой Тедрос выбил глаза.

Во сне отец и сын встретились на плоской крыше Синей башни под золотыми вечерними облаками. Тедрос был в ночных пижамных шортах, без рубашки, босиком. Он стоял и смотрел на крышу, покрытую тонким слоем воды, в которой отражались облака. Только эти облака были не такие, как те, что плыли по небу. Они были похожи на золотых львов.

Отец Тедроса был в той самой красной мантии, в которой его похоронили. Лицо же короля выглядело гораздо здоровее, чем в последние годы его правления. На голове Артура поблескивала корона короля Камелота, и Тедрос невольно поднес руку к своей голове, проверяя, на месте ли его корона.

Ее не было.

– Говорят, что он твой сын, – укоризненно произнес Тедрос, – и что тебе известно, кто он.

Артур еще больше вытянулся вверх.

– Кто он?! – крикнул Тедрос.

Артур становился все выше и выше, теперь он почти касался головой облаков.

– СКАЖИ МНЕ ПРАВДУ! – не отставал Тедрос.

Король Артур зарычал, и от этого рева затряслась земля.

Затем король наклонился вперед и сказал, глядя сверху вниз в глаза сыну:

– Откопай меня.

В тот же миг облака рухнули вниз, и короля Артура поглотила непроглядная ночь.


Тедрос проснулся в поту на холодном каменном полу.

Осторожно разлепив глаза, он обнаружил, что лежит, свернувшись калачиком, на вершине тюремной лестницы перед наглухо запертой дверью из камня.

«Как же это меня угораздило заснуть?» – подумал Тедрос.

И действительно – как? Ведь он собирался немедленно скакать на Ринг, найти там Змея и разобраться с ним…

– КЕЙ! – крикнул Тедрос и забарабанил кулаками в дверь.

А сон все еще не отпускал его до конца, и в ушах Тедроса до сих пор звучало эхо отцовского гневного рева.

Отец навещал Тедроса во сне уже не в первый раз, за последние месяцы это случалось довольно часто, но еще никогда Тедрос не получал приказов, отданных покойным королем из могилы.

Но имел ли какой-нибудь смысл сегодняшний приказ Артура? Какие ответы, скажите на милость, можно найти в истлевшей груде костей и тряпок? Приснится же такое!

Однако разговор, состоявшийся до этого у Тедроса с сестрами Мистраль, совершенно точно сном не был. И эти ведьмы намекнули на то, что Змей тоже сын Артура.

Другими словами, Змей – брат Тедроса!

Это невозможно!

Будь это так, он давно узнал бы об этом. Кто-нибудь обязательно рассказал бы ему про брата. Отец рассказал бы. Или мать. Да кто угодно! Это не тот секрет, который можно так долго скрывать.

– КЕЙ! – во всю глотку закричал Тедрос, барабаня кулаками.

За дверью послышались голоса, слабо долетевшие откуда-то издалека.

В каменную дверь Тедрос бился всю ночь и кричал до хрипоты, но никто его не услышал, никто не поспешил освободить из ловушки, в которой он оказался. Почему же не поддается эта дверь?! Ведь именно через нее вышел из тюрьмы Кей…

Ответ мог быть только один: Кей запер эту дверь за собой.

«Почему? Почему он это сделал? И как?» – думал Тедрос.

У Тедроса все похолодело внутри, когда на этот вопрос в его голове родился совершенно четкий ответ.

«Свой ключ могла дать Кею леди Гримлейн перед тем, как покинуть замок. Это значит, что она все эти месяцы могла оставаться в сговоре с запертыми в тюрьме советницами… Так… и что, интересно, делают заговорщики, пока я сижу здесь взаперти?»

И он с удвоенной силой набросился с кулаками на дверь…

Голоса за дверью стали громче, заметно приблизились, быть может, даже вплотную…

Тедрос распластался на животе и приложил ухо к щелочке под дверью.

– Тедрос! – крикнули снаружи.

– Выпустите меня отсюда! – взревел в ответ Тедрос.

– КЛЮЧ!

Тедрос немедленно вытащил из кармана свою связку ключей и снял с нее черный ключ от двери темницы. Затем он попытался просунуть этот ключ под дверь, но тот застрял под толстой каменной плитой. Тедрос потыкал в щель мизинцем, пытаясь вытолкнуть ключ наружу. Безуспешно. Он приложил к щели сложенные в трубочку губы, решив попробовать «выдуть» ключ…

Дунуть Тедрос не успел. Из щели выскочила тоненькая проволочка и больно уколола его в подбородок. Тедрос отпрянул, а затем с удивлением увидел, как проволочка цепляет головку ключа своим загнутым кончиком и утаскивает ключ наружу. Спустя какие-то секунды раздался громкий щелчок, и дверь открылась, а за ней показались фигуры Ланселота и Гиневры.

– Если бы вы только знали, как давно я здесь сижу! – сердито воскликнул Тедрос, выбегая наружу. – Прикажите найти Кея и посадить его за решетку. Пусть сидит там до моего возвращения! А я немедленно отправляюсь на Ринг…

– Этой ночью Змей напал на Ринг, – сказал Ланселот.

Тедрос замер на месте и обмяк.

– Он едва не убил правителей четырех королевств, – сердито проворчал Ланселот. – А вместе с ними Агату, Софи и еще почти два десятка студентов из твоей школы, которые ожидали, что ты придешь спасти их.

– Погоди, – нахмурился Тедрос. – Агата… Агата же была…

– Ты должен был появиться там! Мне совершенно наплевать, что там болтает твой выживший из ума старый фокусник! Как только я узнал о нападении Змея, я думал, мы с тобой сразу отправимся туда, но тебя нигде не было! – продолжал кипятиться Ланселот. – Тебя все искали, а ты, оказывается, вот где сидишь! А мы уж чего только не передумали, боялись, что с тобой что-нибудь случилось, или тебя украли…

– Или что ты вообще умер! – перебила его Гиневра. – Ты хоть понимаешь, как заставил нас переживать за тебя?! Нервничать…

– С Агатой все в порядке? – побледнев, спросил Тедрос.

– Я же предупреждал тебя, чтобы ты без меня в тюрьму не совался? Предупреждал! Говорил, что ты должен немедленно скакать на Ринг, как подобает настоящему королю? Говорил! – не слушая его, продолжал бушевать Ланселот. – Твой отец в таких делах всегда прислушивался ко мне, а не к этому вашему фокуснику! Потому что твой отец доверял мне! Но тебе все нужно делать по-своему

– С Агатой все в порядке? – перебил его Тедрос.

– Твои одноклассники, твои знакомые правители из соседних королевств, твоя принцесса, наконец – все они могли погибнуть из-за твоей безалаберности, Тедрос! – продолжал Ланселот. – К счастью, вместо тебя нашелся кое-кто еще, кто пришел и спас их.

Тедроса эти слова ударили как оглоблей по лбу.

– Что?! – крикнул он. – Кто?!

– Спроси у правителей, которых он спас, – ответил рыцарь, отстраняя с дороги Гиневру. – Они все здесь.


Спустя пять минут Тедрос уже сидел за Круглым столом в Большом зале в окружении двадцати правителей соседних королевств, всегдашников и никогдашников.

– Позвольте мне сразу перейти к делу, – сказал Тедрос, поздоровавшись со всеми. Корона на его голове съехала набок, а от него самого сильно пованивало тюрьмой. – Давайте вспомним, как развивались события. Змей организовал на Ринге спектакль с казнью, чтобы выманить меня на поединок с ним. Змей имеет наглость утверждать, что он сын моего отца и законный король Камелота. После этого появляется Лев в маске и разбивает Змея наголову, – Тедрос наклонился вперед и спросил: – Лев, но не я! Хотел бы узнать, что вы насчет всего этого думаете.

И в тот же момент его атаковали со всех сторон…

– Змей говорит, что он старший сын Артура! – крикнул король Жан-Жоли.

– А еще он утверждает, что может вытащить Экскалибур из камня! И что это он настоящий наследник трона в Камелоте! – добавила королева фей из Гилликина.

– Так, может, поэтому Экскалибур застрял в камне? – пробасил Ледяной Великан из Ледяных равнин. – Потому что он ожидает его, а не вас?

– Даже если Змей на самом деле настоящий наследник трона, вы не должны его и близко подпускать к мечу, Тедрос! – нервно воскликнула королева Жан-Жоли.

– Он чуть не убил мою лучшую подругу и ее мальчиков! – добавила герцогиня Стеклянной горы и накрыла руку королевы своей полупрозрачной ладошкой. – Если Змей вытащит из камня меч и станет королем, ему уже никто и ничто не помешает расправиться со всеми нами!

– Если бы мои сыновья погибли из-за того, что вы не смогли этому помешать… – начала королева Жан-Жоли, но не договорила и без сил рухнула на свое кресло.

– Слава богу, этот парень, Лев, вовремя подоспел, – сказала восьмирукая правительница королевства Ути, – и сумел задать жару мерзавцу Змею!

– А ведь мы сначала подумали, что это вы появились в маске Льва, – сердито проворчал король Кровавого ручья и отмахнулся своей лапой от плавающей в воздухе карты, которая норовила ударить его по голове.

– Мы столько времени уговаривали вас вмешаться! Неделями умоляли! – сказала королева Рейвенбоу. – Но вместо этого всех нас едва не повесили на земле, которая принадлежит Камелоту, а его король в это время отсиживался у себя дома!

– А потому, как утверждает Змей, вы вообще не можете считаться королем, – заметил визирь из Киргиоса, поглаживая свою усыпанную золотыми блестками бородку.

Тедрос готов был взорваться. Да, они были правы: он игнорировал их просьбы… не защитил их… не вышел на поединок со Змеем… но, право же, вовсе не потому, что все это время просиживал пружины на диване да жевал пироги! С той минуты, как Тедрос ступил ногой в этот замок, он, как ему казалось, делал очень много и при этом всегда принимал только самые правильные решения. Во время своей коронации призывал всех простить его мать и Ланса. Проблемы Камелота ставил выше проблем соседних королевств. Остался служить своему народу, отправив в Леса вместо себя Агату. Взять хотя бы прошлую ночь. Тедрос и тогда был уверен, что поступает совершенно правильно, следуя советам Мерлина и Доуви. Встретился с бывшими членами Совета. Попытался получить от них ответ на волнующие его вопросы. Нет-нет, что бы там ни говорили, он все это время поступал так, как подобает настоящему королю!

Но, несмотря на то что Тедрос был уверен в своей правоте, все его действия почему-то привели к полному краху. Из-за него едва не погибли его принцесса и его друзья, а его самого все считают теперь презренным трусом.

Всю свою жизнь Тедрос считал, что быть королем – значит творить добро.

Сейчас, когда он стал королем, эта самая погоня за добром завела его в какие-то дебри.

Тедрос видел Ланселота – рыцарь стоял вместе с Гиневрой возле двери. Вообще-то Тедрос просил их держаться в сторонке и по возможности никому не показываться на глаза, потому что награда за поимку беглой королевы и ее возлюбленного до сих пор официально отменена не была. Но Гиневра настояла на том, что сыну в любую минуту может понадобиться ее помощь. Разумеется, не послушался Тедроса и Ланс, он пришел вместе с Гиневрой в Большой зал. Рыцарь все еще был раздражен и, кажется, не без удовольствия наблюдал за тем, как правители соседних государств размазывают юного короля по стенке.

– Если Змей вытащит Экскалибур из камня – нам конец! – нервно заламывала руки правительница королевства Путси.

– Как Артур посмел втайне иметь еще одного сына! Как это некрасиво с его стороны! – возмущался герцог Гаммельна.

– Давайте подумаем, как нам найти того Льва! Это именно тот, кто нам нужен! – призывала всех королева Жан-Жоли.

Тедрос пытался всех успокоить. Ему просто необходима была пауза, чтобы обо всем подумать.

Прошлой ночью три ведьмы в подземелье предупредили его о том, что приближаются важные события.

«Настоящая история начинается сейчас на Ринге», – так сказала одна из них.

Нет, погодите, это что же получается? Ведьмы, сидя в тюрьме, каким-то образом сумели договориться со Змеем, чтобы поймать Тедроса в западню и не дать ему появиться на Ринге, когда Змей будет устраивать публичную казнь принцессы Тедроса, его товарищей и правителей союзных ему королевств?!

Можно представить, что думала о своем возлюбленном Агата, когда стояла с петлей на шее и безуспешно ждала его появления!

И кто же такой тот Лев, который спас ее вместо Тедроса?

Известно о нем было очень мало: юноша, примерно ровесник Тедроса. Ловко расправился со Змеем, после чего быстро и незаметно исчез. Кто он и откуда, никто не знает. Никакого вознаграждения за свой подвиг он не просил. После того как юноша исчез, его никто и нигде больше не видел.

«Так кто же он, кто?» – не переставал размышлять Тедрос. Это только за Лесами, в мире Читателей, откуда родом Софи и Агата, герои появляются ниоткуда – приезжают на белом коне, чтобы спасти попавших в беду благородных дев. В настоящем сказочном мире даже у героев есть свои мотивы, у них есть своя предыстория. Но герой, появившийся на Ринге, на самом деле возник словно ниоткуда. И совершенно точно он действовал не по приказу или хотя бы с ведома Тедроса.

«Так кто же он?»

Почему он рисковал своей жизнью, чтобы освободить совершенно незнакомых ему людей? Быть может, этого парня в свое время не приняли в школу Добра и Зла и он решил таким способом сделать себе имя в волшебной сказке? Прочитал где-то о трениях, возникших в отношениях между Агатой и Тедросом, и воспользовался удобным случаем, чтобы «подбить клинья» к невесте короля Камелота?

«Прекрати во всем видеть плохое, как никогдашник какой-то, – одернул себя Тедрос. – А может, этот парень похож на меня и тоже просто пытается всеми силами помогать Добру в этом мире?»

Но сколько бы ни повторял себе Тедрос, что он должен быть благодарен тому парню, ничего не получалось. Он его ненавидел. Ненавидел за то, что тот сыграл роль, которую должен был сыграть Тедрос. За то, что тот попытался совершить по-настоящему добрый поступок, и ему это удалось. Удалось по-настоящему, на деле, не на словах. Ненавидел за то, что своим появлением тот парень выставил его, Тедроса, дураком.

Как теперь Тедросу доказать, что он законный король, если по Лесам разгуливает Змей, утверждающий, что Тедрос вовсе не король, а тут еще появляется какой-то Лев-самозванец и делает то, что должен был сделать сам Тедрос?! Гнев все сильнее разгорался в сердце Тедроса, бушевал, словно лесной пожар, а тем временем в юного короля отравленными стрелами впивались резкие фразы тех, кто сидел вместе с ним за Круглым столом.

– Так король вы или нет?!

– Кто он, тот Лев?

– Если вы боитесь сразиться со Змеем, Тедрос, тогда пускай он с ним сразится!

– ТИШЕ! – взмолился Тедрос.

Никто его не слушал.

Не выдержав, Тедрос зажег свой золотой указательный палец и начертил им огненную линию у них над головами, умудрившись при этом прожечь дыру во всех плававших по залу картах.

– ТИХО, Я СКАЗАЛ! – во всю мощь своих легких крикнул Тедрос.

Все, кто был за столом, притихли.

– А мне говорили, что в Камелоте запрещено использовать магию, – робко пропищала императрица королевства Путси.

У одной из прожженных карт оторвался нижний край и звучно шлепнул императрицу по голове.

– Послушайте меня. Змей лжет, – громко заговорил Тедрос. – Змей утверждает, что он старший сын короля Артура и законный наследник его трона. Если бы это было правдой, у моего отца должен был родиться ребенок, причем до моего появления на свет. Но мой отец познакомился с моей матерью еще в школе, потом женился на ней, и она родила меня. Отец не мог иметь другого сына. Во-первых, он очень сильно любил мою мать и никогда бы не изменил ей. Во-вторых, отец не смог бы сохранить существование старшего сына в тайне ни от женщины, на которой был женат, ни от меня, своего сына, которого от рождения воспитывали как наследника трона. В свои последние годы… Что бы ни происходило с моим отцом на закате его жизни, он всегда оставался добрым, справедливым и честным человеком. Вы все знаете, что это правда. Именно поэтому ваши королевства – и те, в которых правит Добро, и те, которые склонны к Злу, – всегда обращались к нему за помощью, если возникала какая-то общая угроза. Но есть и еще одно доказательство того, что Змей лжет. Давайте зададим себе вопрос: кто мог быть матерью этого так называемого «наследника»? Моя мать? Совершенно очевидно, что нет. Какая-то другая женщина? Но она бы давно уже кричала об этом на каждом углу, желая для себя денег и славы. И наконец: разве мог бы сын Артура, короля, который всю жизнь провел в битвах, защищая вас, начать сам сеять в ваших королевствах смуту или убивать моих друзей? Нет, Змей не сын моего отца. Змей не наследник отцовского трона, это ясно как день. И он не сможет вытащить Экскалибур из камня, – Тедрос перевел взгляд на стоящую возле двери Гиневру: – Правильно, мама?

Все, кто сидел за столом, повернули к ней.

– Конечно, – не задумываясь, ответила она.

За столом одобрительно зашептались, забормотали вполголоса. Тедрос вначале испытал облегчение, но это чувство моментально испарилось, как только он увидел, что его мать опустила глаза к полу, а ее горло дрожит от сдерживаемых рыданий.

«А может, тебе лучше спросить об этом у твоей мамочки? Она только прикидывается глупенькой серой мышкой, а на самом деле все-все знает…»

Но сейчас Тедрос краем уха уловил разговор между Ледяным Великаном и королем Кровавого ручья – они тихонько обсуждали, остается ли в силе указ о выплате вознаграждения за головы Гиневры и Ланса.

Тедрос окинул их испепеляющим взглядом и сказал:

– Этот Змей – лживый ублюдок и мерзавец, которому, к сожалению, удалось разделить нас, причем именно в тот момент, когда мы нужны друг другу как никогда раньше. Да, Добро и Зло всегда вели и будут вести борьбу между собой, но при этом мы всегда умели забыть на время свои распри и объединиться, когда над всем нашим миром нависала опасность. Это прекрасно понимал мой отец, за это он сражался всю свою жизнь. Мы не можем позволить Змею разделить нас. Мы должны объединиться как союзники, собрать мощную армию, которой я буду командовать, и уничтожить Змея раз и навсег…

Дверь с грохотом распахнулась, едва не сбив с ног Гиневру и Ланселота, и в зал влетели почтальоны – ястреб и сова – со свитками пергамента в клювах. Проделав новые дыры в многострадальных картах, птицы сбросили свои свитки. Ястреб доставил послание королю Фоксвуда, а сова – принцу Махадевы. Король и принц сразу же развернули свитки.

– «Змей и шайка его троллей ворвались в замок и захватили в плен вашу дочь, – вслух прочитал король Фоксвуда. – Но явился Лев и освободил ее. Тролли уничтожены. Змею удалось скрыться».

– «Волки-оборотни Змея скормили троих охранников холмам-людоедам, – прочитал в своем свитке принц Махадевы. – Остальных успел спасти Лев».

В открытую дверь впорхнул воробей, сделал круг по залу, а затем сбросил записку на колени королю Камелота.

Тедрос развернул листок.

– «Змей знает, что я сижу у него на хвосте. Он направляется в Камелот, хочет попытаться силой захватить ваше королевство. Мы с вами должны немедленно увидеться и готовиться к войне. Назначьте место и время нашей встречи, – прочитал он вслух. – И подпись: Ваш преданный рыцарь».

Тедрос поднял глаза и недоуменно пожал плечами. Преданный рыцарь? Кто это мог быть?

– Вы просите нас собрать для вас армию, – сказал король Кровавого ручья. – Но мне кажется, что командовать этой армией более достоин Лев, называющий себя вашим рыцарем.

– Так называемый Лев, вы имели в виду, – нервно поправил его Тедрос. – Потому что он тоже лжет. Я никого не посвящал в свои рыцари. У меня был единственный рыцарь, но его убили…

– Что ж, значит, этот парень сам назначил себя на его место, – сказал король Жан-Жоли. – Ваш отец вместе со своим лучшим рыцарем успешно защищал в Лесах честь своего знамени… Какое-то время, во всяком случае. – Он кисло взглянул в сторону Ланселота, затем вновь перевел взгляд на Тедроса. – В такие времена, как нынче, необходимо иметь союзника, которому доверяешь. Такого союзника, как этот Лев, который уже успел проявить себя.

– Но я даже не знаю, кто он, – продолжал стоять на своем Тедрос.

– Тогда я сама поеду и с большим удовольствием встречусь со Львом, как он того просит, – сказала герцогиня Стеклянной горы.

– Я поеду с вами, – встрепенулась королева Рейвенбоу. – Нам необходимо встретиться с тем, кто сражается со Змеем на деле, а не на словах.

– С тем, кто выполняет королевский долг, – кивнул король Фоксвуда. – Я присоединяюсь к вам вместе с моими рыцарями…

– Нет, поеду я, – сказал Тедрос.

Все правители повернули головы к нему.

– Все, что вы говорите, – правда, – начал Тедрос. – Кем бы ни оказался этот так называемый Лев, он спас мою принцессу и моих друзей во имя Камелота и называет себя моим рыцарем. Он просил меня о встрече – и я откликнусь на его просьбу. Вы же оставайтесь здесь и начинайте разрабатывать план предстоящей битвы. Если Змей собирается в скором времени явиться в Камелот, мы должны подготовить ему достойную встречу.

– Ваше величество, в Лесах вам одному будет небезопасно, – сделал шаг вперед Ланселот. – Вы даже не знаете, где находится Змей, а он может готовить на вас засаду. Это слишком опасно…

– Гораздо опаснее позволять Змею впредь распространять свою ложь и полагаться на то, что этого злодея сумеет остановить какой-то… незнакомец, – перебил его Тедрос. – Когда мы спорили насчет Ринга, ты был первым, кто рекомендовал мне немедленно покинуть замок и исполнить свой королевский долг. Считай, что я прислушался к твоему совету, сэр Ланселот. Я поеду, чтобы встретиться с этим Львом, и если он действительно покажется мне верным союзником, я приглашу его в нашу армию. Я выезжаю в Леса сегодня же ближе к ночи.

– В таком случае, возьмите меня с собой, – сказал Ланселот.

– Нет, – ответил Тедрос, желая пощадить свою мать. – Ты будешь нужнее здесь.

– При короле должен быть рыцарь. Ты возьмешь Ланселота с собой, – раздался голос Гиневры.

Тедрос и Ланселот одновременно обернулись.

– Ланселот был лучшим рыцарем твоего отца. На твоем месте отец непременно взял бы его с собой. Точно так же должен поступить и ты, – сказала Гиневра, распрямляя плечи.

Решительное выражение ее лица говорило о том, что спорить с ней бесполезно.

– Я не могу оставить тебя здесь одну, мама.

Тедрос хорошо знал, что в подобных ситуациях, когда нужно было выбирать между сыном и возлюбленным, его мать всегда становилась на сторону Ланса.

– Поскольку королю и его рыцарю необходимо отправиться в Леса, работу с вашими королевствами по созданию объединенной армии я беру на себя, – сказала Гиневра, обращаясь к своим гостям. – Тот мальчик, что называет себя Львом, совершенно очевидно прав. Если разбойничьи нападения в Лесах не приносят Змею успеха, он двинется на Камелот. И появится здесь очень скоро, чтобы не дать нам времени подготовиться. Теперь не имеет больше значения то, что сделал или чего не сделал Тедрос на Ринге. Если Камелот перейдет в руки Змея, уже не будет ни собраний, ни договоров, ни высказывания своей точки зрения. Змею совершенно наплевать и на дипломатию, и на закон, и на справедливость. И на саму Правду тоже. Впрочем, многие из вас все это уже успели испытать на себе, когда он пытался убить вас самих и членов ваших семей. Будем считать, что это был прозрачный намек на то, что всех нас ждет в случае победы Змея. Если падет Камелот, это будет означать конец для всех ваших королевств. Вот почему всем вам нужно решить, причем немедленно, кто мы с вами: союзники или враги. Добро и Зло одинаково оказались под ударом Змея. Время ли сейчас помнить о старых спорах и обидах? Решайте.

Правители забубнили, тихо переговариваясь друг с другом и настороженно посматривая на Гиневру. Она прекрасно догадывалась, что их всех беспокоит, и потому снова заговорила:

– Понимаю ваши чувства ко мне, однако позволю себе напомнить, что когда-то я была женой короля Артура и хорошо знаю обязанности королевы. – Она пристально посмотрела на короля Кровавого ручья и Ледяного великана из Ледяных равнин и добавила: – Ну, а тот, кому награда за мою голову дороже спасения своего народа и страны, пусть прямо скажет об этом.

Никто из правителей-никогдашников не произнес ни слова. Все остальные смотрели на Гиневру так, словно увидели ее свежим, новым взглядом – как, кстати говоря, и ее сын, понявший теперь, как превратно до этого он судил о своей матери и как недооценивал ее.

– Значит, решено, – сказал Тедрос, обращаясь к своим коллегам-королям. – Я вместе с Ланселотом отправляюсь на встречу с этим «Львом», вы остаетесь в Камелоте и начинаете подготовку к войне. Слуги покажут вам отведенные для вас комнаты. Совещание закончено.

Правители понемногу начали расходиться, слегка кивая Тедросу и Гиневре. Тедрос тем временем спрятал принесенное воробьем послание в карман и повел в воздухе своим загоревшимся пальцем, чтобы убрать дыры в плавающих по залу картах. Вскоре зал опустел, кроме Тедроса здесь остались лишь его мать и Ланселот – они стояли в уголке обнявшись.

– Спасибо за помощь, – сказал им Тедрос, подходя ближе. – Обоим вам спасибо. Когда речь заходила о защите нашего королевства, мой отец доверял тебе больше, чем кому-либо из своих рыцарей, сэр Ланселот. Время пришло, и я поступлю так же, как мой отец. Отныне ты и мой рыцарь тоже.

– Значит, выезжаем ближе к ночи, ваше величество, – улыбнулся рыцарь, глядя в глаза королю.

Стоявшая уткнувшись лицом в плечо своего возлюбленного Гиневра подняла голову. Глаза у нее были красными от слез.

– Верни его назад живым, – тихо сказала она.

Тедрос так и не понял, кому она это сказала – ему или Лансу, но уточнять не стал.


Тедрос осторожно подул на пергамент, чтобы просушить чернила. Эту записку он переписывал несколько раз – то его не устраивало содержание, то не нравился собственный почерк. Но наконец ответное послание Льву было готово.


В поисках славы

Сквозь открытую балконную дверь в спальню залетал прохладный ветерок. Тедрос свернул записку трубочкой, перевязал, скрепил восковой печатью с гербом Камелота и сунул свиток в лапки воробья. Затем скормил маленькому пернатому курьеру пригоршню хлебных крошек, вышел на балкон и выпустил гонца в вечерние сиреневые сумерки.

Шервудский лес был единственным приемлемым местом для встречи с этим так называемым Львом. Во-первых, из Камелота сюда можно было добраться верхом меньше чем за день. Во-вторых, что гораздо важнее, Шервудский лес считался вотчиной Робин Гуда и надежно охранялся его Веселыми ребятами. Дорог, ведущих через лес, было очень много, и все они находились под их контролем, так что Змею или его приспешникам ловить здесь было нечего. К счастью, между отцом Тедроса и Робин Гудом издавна установились очень хорошие отношения, поэтому юный король и Лев спокойно – и втайне от всех – могли встретиться в лесной таверне «Стрела Марианны», дверь которой была защищена паролем, а в самой «Стреле» существовало всего одно хорошо известное всем посетителям правило: «Все, что происходит в таверне, остается в таверне».

Выпустив воробья-почтальона, Тедрос остался на балконе, наблюдая, как густеют вечерние тени в Саду прудов. Видите ли, король Артур не желал, чтобы в его спальне стоял цветочный аромат, и потому королевские сады возле замка превратили по его приказу в Сад прудов. Прудов здесь было действительно много, разных по размеру и форме, соединенных паутиной разбегающихся вокруг них тропинок. Тедрос хорошо помнил, как он мальчишкой бегал здесь в промокших до нитки шортиках, прыгая в эти пруды и выскакивая из них, пытаясь догнать свою мать, которая всегда умудрялась опережать его хотя бы на шаг.

Вспоминая те счастливые дни, юный король глубоко вздохнул и впервые за весь прошедший день позволил себе слегка расслабиться. После того как закончилось непредвиденное совещание с правителями соседних королевств, Тедрос с волчьим аппетитом пообедал – огромный бифштекс, брокколи и картошка, съел и вторую порцию, после чего почувствовал себя готовым к ночному путешествию верхом. Слуги сейчас готовили для Тедроса и Ланселота лошадей, упаковывали мешки с провизией. Даже горничных Агаты, которые после отъезда из замка леди Гримлейн превратились в стайку растерянных куриц, тоже приставили к делу: поручили им чистить мечи для короля и его рыцаря.

Тедрос уже собирался уходить с балкона, когда его внимание привлекла фигура, сидящая в тени на каменной скамье возле самого большого из прудов. Он спустился вниз и, пройдя мимо стоявшего возле дверей гвардейца, вышел в сад. Стемнело уже настолько, что Тедрос с трудом различал под ногами огибавшую пруды тропинку.

– Привет, – сказал он, остановившись за спиной сидящей возле пруда женщины.

Его мать – а это действительно была Гиневра – улыбнулась сыну и спросила:

– Когда вы уезжаете?

– Скоро, – ответил Тедрос, присаживаясь рядом.

– Ты уже…

– …поел? Можешь не сомневаться, с аппетитом у меня все в порядке. На него никакие переживания не влияют. Думаю, что наши повара в последние шесть месяцев стали презирать меня за прожорливость не меньше, чем гвардейцы за… Сильно, одним словом.

– Ну, если честно, когда ты был ребенком, они тебя тоже не слишком жаловали, – вздохнула мать.

– Спасибо, мама, – с чувством сказал Тедрос.

Они переглянулись и дружно фыркнули от смеха.

– Мне следовало бы эти последние полгода провести здесь, вместо того чтобы прятаться вместе с Мерлином и Лансом, – сказала Гиневра. – Ведь я вернулась в Камелот не только потому, что мне надоело скрываться, но и чтобы помочь тебе стать королем. Я же представляю, как тебе трудно.

– Если честно, я уже привык со всеми делами справляться сам, без помощи родителей, – сказал Тедрос.

Его мать ничего не ответила, она тихо сидела, глядя, как гонит ветерок рябь по поверхности пруда.

– Когда я уеду, присматривай за гвардейцами, – попросил Тедрос. – Никто до сих пор не может найти Кея. Это он запер меня в подземелье. О нем расспрашивали других гвардейцев, но все они утверждают, что среди них никогда не было никакого Кея и они впервые слышат это имя. Впрочем, я уже перестал понимать, где ложь, где правда. Не знаю, кому теперь можно доверять. Будь осторожна. Если кому-то вдруг все-таки вздумается получить за тебя вознаграждение, без меня и Ланса тебя будет некому защитить.

– Назначенная за мою голову цена волнует меня меньше всего, – ответила Гиневра, опуская в пруд босую ногу. – Но я хорошо усвоила полученные уроки насчет доверия к людям. Когда я была королевой, я каждую ночь выбиралась из замка, чтобы встретиться с Лансом, и мне приходилось договариваться с гвардейцами, которые обещали хранить мою тайну. А потом я доверилась человеку, который… Одним словом, не тому, кому было можно доверять. Так твой отец узнал обо мне и Лансе.

Тедрос удивленно смотрел на мать, которая впервые в жизни так откровенно рассказала ему, как изменяла его отцу.

– Иногда я с тревогой думаю, хорошо ли ты знаешь, кому можно доверять, а кому нет, – продолжила Гиневра. – Мне показалось, что пока меня не было рядом с тобой, ты слишком сблизился с леди Гримлейн.

Тедрос вздрогнул. Ясное дело, мать вспоминает сейчас ту минуту, когда она только-только возвратилась в Камелот вместе с Мерлином и Доуви, и первым, кого она увидела, войдя в Зал королей, был ее собственный сын, стоявший в обнимку с женщиной, которую Гиневра ненавидела всей душой.

– Я очень удивилась, увидев, что она по-прежнему в замке, – резко заметила Гиневра. Они оба прекрасно понимали, о ком идет речь, и им не нужно было ходить вокруг да около. – Думала, ты собираешься прогнать ее после своей коронации.

– Она была нужна мне, мама, – начиная горячиться, ответил Тедрос. – В стране назревала смута, за твою голову была обещана награда, королевство оказалось на грани распада… Мне нужен был человек, которому бы верил народ. Человек, который бы мог помочь мне. Кроме нее, никого рядом не было…

– Агата была рядом с тобой. Этого мало? – возразила Гиневра.

– Я старался оградить ее от всего, что происходит, потому и оставил леди Гримлейн в замке, – объяснил Тедрос, пытаясь защититься. – Когда ты была королевой, ты сбежала с Лансом и скрылась от всего мира. Сняла с себя все обязанности перед тем, кого клялась любить до гроба. Я с себя ответственности перед любимыми не снимаю, и в этом главное отличие между нами, мама. А все потому, что наши отношения с Агатой… ну, понимаешь, это не пародия на любовь, которая была у вас с отцом.

Гиневра судорожно вздохнула, словно получив сильный удар в солнечное сплетение.

– Это… Это не было пародией, – ответила она.

– Но и любовью тоже, согласись, – сказал Тедрос. – Если бы вы с отцом любили друг друга, мне бы не пришлось всю свою жизнь пытаться понять, что же это такое – любовь. Ты представить себе не можешь, каким одиноким я себя чувствовал, зная, что моя мать не любит моего отца. И это ощущение одиночества постоянно возвращается, когда рядом со мной нет Агаты. Потому что она единственная, кто ни разу не предал меня, не бросил в трудную минуту. Все остальные просто сбегали от меня. И ты в том числе.

Его мать ничего на это не ответила.

– Ну а чтобы слегка поднять тебе настроение, скажу, что ты оказалась совершенно права насчет Гримлейн, – насупившись, продолжил Тедрос. – Я уверен, что все это время она состояла в заговоре с посаженными в тюрьму бывшими советницами.

– Вот в это я не поверю, – негромко сказала Гиневра. – Ты знаешь, как я отношусь к леди Гримлейн, да? Так вот, она сама еще сильнее терпеть не может сестер Мистраль. Если бы я не прогнала ее, когда была королевой, Артуру никогда бы не удалось привести тех ведьм в свой замок. Что ж, в конечном итоге каждый из нас должен расплачиваться за свои ошибки.

Тедрос нахмурился, потому что заговор между леди Гримлейн и тремя ведьмами, который он так любовно выстраивал у себя в голове, разваливался на глазах.

– Тебе известно, где она живет? – спросил он. – Я имею в виду леди Гримлейн.

– Нет, – после небольшой паузы покачала головой Гиневра.

К этому времени сумерки успели смениться бархатной ночной темнотой, в которой за спиной Тедроса и Гиневры тускло светились горящие окна замка. Этого света было недостаточно, чтобы Тедрос мог рассмотреть выражение лица своей матери.

– Сестры Мистраль рассказали тебе что-нибудь? – спросила Гиневра. – О том, куда они дели деньги, например.

– Нет. Но куда-то они их спрятали, это точно, – Тедрос немного помолчал, после чего добавил: – Сказали только, что тебе известно намного больше, чем ты говоришь. Что ты просто прикидываешься дурочкой…

Гиневра вытащила ногу из пруда, сунула ее в туфлю и поднялась со скамьи, собираясь уйти.

– Погоди, – удержал ее за плечо Тедрос. – Скажи, почему ты прогнала леди Гримлейн? Пожалуйста, скажи. Мне необходимо это знать.

Гиневра какое-то время стояла молча, напряженно, потом ее плечи обмякли, опустились, и она, уже больше не порываясь уйти, заговорила:

– Она с детства знала твоего отца, Тедрос. Можно сказать, выросла рядом с ним. И была без ума влюблена в Артура, об этом знало все королевство. А когда он, возвратившись из школы, привез меня… Можешь представить, какой была реакция леди Гримлейн! Доходило до того, что я никогда не пила из стакана, который она мне подавала. Боялась, что Гримлейн меня отравит.

– Она была влюблена в отца?! – вытаращил глаза Тедрос. – И это было до моего рождения? Но в таком случае…

– Нет, Тедрос, у нее не было ребенка от твоего отца, – раздраженно перебила его Гиневра. – Именно поэтому мне никогда и не хотелось говорить обо всем этом. Я же знала, к каким выводам ты сразу придешь, сколько всего сразу навыдумываешь. Неужели ты допускаешь, что я стала бы скрывать от тебя старшего брата, зная, что у тебя нет права претендовать на камелотский трон? Нет, случись что-то такое, твой отец не стал бы скрывать этого от меня. У Артура были свои недостатки, не спорю, но мне он никогда не лгал и не изменял, за это я ручаюсь. Поэтому ты – король. А все, что говорит о тебе Змей, не имеет никакого значения.

Тедрос молчал, глядя себе под ноги и низко опустив голову.

– Что ж, пожалуй, пришло время рассказать тебе все, – продолжила Гиневра. – Я сказала Артуру, чтобы он прогнал Гримлейн из замка. Он меня не послушал. Не то чтобы я боялась, что Артур изменит мне, нет – он был слишком честен, чтобы так низко опуститься. Именно поэтому я и знаю, что Змей лжет. Но видеть, как леди Гримлейн, не скрываясь, липнет к твоему отцу, увивается возле него, я тоже не могла. Это не только бесило меня саму – слухи поползли уже по всему Камелоту. Короче говоря, я очень скоро добилась того, чтобы Гримлейн переселилась в Белую башню, и мы с ней почти перестали видеться. В тот год, когда ты появился на свет, мы с ней практически никогда не пересекались. Но даже не видя леди Гримлейн, я продолжала чувствовать ее присутствие, она словно стала тенью, постоянно стоящей между мной и твоим отцом. А вскоре после твоего рождения я все-таки упросила Артура, чтобы он позволил мне прогнать ее. Все это было непросто…

Мать все еще продолжала говорить, но Тедрос перебил ее:

– В Белой башне я видел странную гостевую комнату. Она соединяется со старой спальней леди Грим…

– Я знаю, – не дала ему договорить Гиневра. – Твой отец приказал обустроить ее сразу после твоего рождения, чтобы поселить туда слепого провидца, который рисовал твой коронационный портрет, для чего ему требовалось полное уединение. Комната, куда поселили провидца, действительно примыкала к спальне леди Гримлейн. Это было сделано на тот случай, если бы ему потребовалась ее помощь. – Мать Тедроса немного помолчала, после чего продолжила: – Если честно, мне никогда не нравилась эта комната. Было в ней что-то такое… Когда провидец, закончив твой портрет, уехал, я заставила твоего отца отдать мне единственный ключ от этой комнаты. Вот почему он оказался на твоей связке, а не на связке леди Гримлейн. Все это означает, что твой отец никак не мог воспользоваться этой комнатой, пока мы с ним оставались женаты. Понимаешь, Тедрос? Так что все свои подозрения можешь выбросить из головы…

– Тогда каким образом она попала в ту комнату? – спросил Тедрос.

– Кто попал? Куда? – напряглась Гиневра.

– Леди Гримлейн. Я пытался спрятаться от гвардейцев. Пришел в ту комнату, запер за собой дверь. А потом в нее каким-то образом вошла леди Гримлейн. Нет, она сказала, конечно, что дверь не была заперта, но я-то отлично помню, что запер ее за собой. Значит, у нее был ключ…

Гиневра медленно повернулась в сторону замка.

Тедрос увидел ее помертвевшее лицо и спросил:

– Мама, скажи, где живет леди Гримлейн?

– В Ноттингеме, – тяжело вздохнула Гиневра, покачав головой. – Погоди, Тедрос. Ничего не случилось. Ты опять начинаешь смешивать правду с ложью, реальность с вымыслом. Сосредоточься сейчас на том, чтобы найти…

Но сын уже убежал, прыгая среди прудов точно так же, как делал это в далеком детстве…

Только на этот раз он не догонял свою мать, а оставил ее у себя за спиной.


20 Софи. Лев и Змей | В поисках славы | 22 Агата. Тайна имени







Loading...