home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


11

Агата. Групповая экскурсия

В поисках славы

Трудно не думать о своем любимом, если носишь его одежду.

Но думая о Тедросе, Агата не могла в то же время не думать и о Змее, который хотел его уничтожить… о Змее, у которого до сих пор не было имени…

Она слышала, как хрустят по снегу шаги ее товарищей: Софи, Хорта, Николь, Богдена, Уильяма и трех ведьм. Все они были вооружены и добросовестно следовали за Агатой, которая не имела ни малейшего представления о том, куда она их ведет.

Агата уже однажды побывала на острове Авалон, но это было полгода назад, к тому же тогда их вел Мерлин, единственный, если не считать короля Камелота, перед кем открывал свои ворота замок Леди Озера.

Но теперь, чтобы открыть ворота замка, Мерлина с ними не было, более того – было совершенно непонятно, как хотя бы найти этот замок. В прошлый раз Агата совершенно не следила за дорогой, а думала о том, как бы Тедрос не бросил ее ради Софи.

Обычно к любому замку ведет дорога, но здесь на нее и намека никакого не было – всю землю покрывал ровный, нетронутый слой снега. Причем метель все продолжалась и продолжалась – и заканчиваться не собиралась. Из-за метели невозможно было сориентироваться и по солнцу, потому что его полностью скрывали серые, тяжелые, затянувшие все небо облака. Поежившись, Агата глубже засунула ладони в коричневую кожаную куртку Тедроса, которую надела поверх тонкой блузки и коротких, обрезанных по колено брюк.

«До чего же я глупая! – мысленно ругала себя Агата. – Собралась как на курорт! Совершенно вылетело из головы все, о чем рассказывал нам гном Юба на уроках выживания в сказках. А ведь он говорил, что на Авалоне всегда, круглый год стоит зима…»

Не слишком удачным получилось для Агаты начало ее нового путешествия. Сначала она едва не пустила ко дну весь свой экипаж вместе с кораблем, теперь вот, того и гляди, до смерти их всех заморозит.

Она глубже засунула нос в меховой воротник куртки и втянула ноздрями знакомый, свежий, отдающий мятой запах Тедроса.

«Это не твой квест, а мой», – вспомнились Агате его слова.

Возможно, Тедрос был прав – ведь погиб один из его самых близких друзей. Ведь это он был тем Львом из сказки, которую начал писать Сториан.

«Так почему же я здесь без него?» – подумала Агата.

Почему, почему – а то ей неизвестно почему! Потому что она сама настояла на том, что король не имеет права в такой опасный для страны момент покидать свой народ. Разумеется, это было правдой – только не всей. А вся правда заключалась в том, что Агата очень хотела, чтобы Тедрос остался в Камелоте. Подальше от опасности, как ей думалось.

Слишком уж мало ей было известно о Змее, который может явиться за ним.

Агата стиснула зубы. Не важно, что – или кто – ждет ее впереди, своего принца она спасет.

«Но это же неправильно, – сказал ей внутренний голос. – Никто не может спасти Тедроса, кроме него самого».

Агата закатила глаза. Как это – никто не может?! А разве принцы то и дело не спасают попавших в беду принцесс?

«Речь сейчас идет не о мальчиках и девочках, – возразил внутренний голос. – Речь идет о судьбе. Об истине. Ты только все усложнишь…»

Усилием воли Агата заставила свой внутренний голос умолкнуть и оглянулась через плечо на «Игрэйну», которая покачивалась на якоре в гавани, примерно в двух километрах от берега. Инстинкт подсказывал Агате, что направление выбрано верно, и она пошла дальше, глядя вперед сквозь заиндевевшие ресницы, чувствуя тяжесть висящего у нее за спиной кинжала.

Ее догнала Софи в своей огромной белой меховой шубе.

– Cначала я думала обставить твою свадьбу в северном стиле – с искусственной тундрой, пингвинами и Тедди в плавках изо льда. Но теперь эта идея с каждой минутой все больше перестает мне нравиться.

Агата даже не улыбнулась.

– Тревожишься за него, да? – вздохнула Софи.

– Да, но не из-за того, о чем ты прочитала в «Королевской чепухе».

– Ты тревожишься потому, что любишь его, Агги. Точно так же, как и я тревожусь за тебя.

Агата посмотрела на нее.

– Не удивляйся, дорогая. Да, я злая и мелочная, могу твоего Тедди и дураком обозвать, – только это ничего не меняет. Он любит тебя так же сильно, как и ты его, и четырнадцатого октября вы с ним поженитесь во что бы то ни стало, – сказала Софи. – Между прочим, когда Доуви впервые сказала, что включает меня в этот квест, я ей не поверила и начала отбиваться. Никак не могла понять, какое я имею отношение ко всей этой истории. Но потом до меня начало доходить, что это действительно мой квест, мое задание, потому что я не могу позволить какому-то «Змею» встать у тебя поперек дороги. Особенно если вспомнить, как долго я сама играла в твоей жизни роль такой вот змеи… Если для того, чтобы привести вас с Тедди к алтарю целыми и невредимыми, нужно будет рискнуть своей жизнью, я готова… В конце концов, даже злодей иногда может стать героем.

– Скажи, это правда, что по субботам ты превращаешь комнату Страха в танцевальный клуб? – неожиданно спросила Агата.

– Ага. А еще каждый месяц устраиваю пенные дискотеки. Знаешь, что это такое? Это когда все приходят на дискотеку в купальниках, а зал наполняют пеной для ванн. Ужасно весело! А почему ты спросила?

– Просто чтобы убедиться, что ты прежняя Софи, – ответила Агата.

– Могла бы убедиться раньше – для этого было достаточно прочитать мои письма. Между прочим, если ты и впредь будешь игнорировать мои письма, я скуплю в Бескрайних лесах все до последней бомбы-вонючки и пошлю с ними стимфов в налет на твой замок.

– Точно прежняя, – удовлетворенно кивнула Агата.

– Знаешь, – сказала Софи, смахивая снег со щек подруги, – я думаю, что если Сториан ссылается на ту старую волшебную сказку, значит, Змей вернулся, чтобы отобрать у Тедди его корону. Это я понимала. Непонятно мне было другое. Почему Змей просто не напал на Камелот, чтобы постараться убить Тедди? Почему отправился сначала в другие королевства? Зачем начал преследовать друзей Тедди? А потом сообразила, что Змею ни к чему сразу нападать на Камелот и убивать Тедди. Убийство Тедроса не сделает королем Змея – это только приведет к войне со всеми лесными королевствами. Так что у Змея должен быть какой-то другой план.

– Вопрос в том, что это за план? – кивнула Агата. – Давай начнем с того, что Тедрос родной сын Артура и единственный законный наследник трона. И что бы Тедрос ни делал, этого факта ничто не изменит.

Они принялись молча обдумывать эту мысль. В тишине было слышно, как у Агаты от холода стучат зубы.

– Хочешь, залезай ко мне под шубу, – предложила Софи. – Будем похожи на сиамских близнецов, зато хотя бы не замерзнешь насмерть. А нам нельзя тебя терять – ты единственная из нас, кто знает, куда надо идти.

– Хочу, – ответила Агата, и Софи немедленно накрыла ее теплым мехом. – А насчет того, куда нам идти… Мне казалось, что я помню дорогу, но…

К ним под шубу ввинтилась Дот:

– О, класс! Тепло-то как! Это у Эстер и Анадиль кровь в жилах ледяная, а с меня хватит этой холодрыги, спасибо. Я пыталась есть шоколад из снега, но от него только сильнее мерзнешь. Скажите, далеко еще до ворот? Мы успеем туда дойти к тому времени, когда Доуви свяжется с нами?

– Я не понимаю, почему Доуви не может нас видеть в своем хрустальном шаре в любое время, когда захочет, – пожала плечами Софи.

– Потому что он сломан, – пояснила Анадиль, забираясь под шубу к Софи под пристальными взглядами всех остальных. – Я не могу до бесконечности терпеть боль, как Эстер. Это она получила ножом в живот от Арика и даже не пискнула, а я на такие подвиги не способна.

– Арик. Гадость какая! – с чувством сказала Дот.

– А почему у Доуви шар сломан? – спросила Софи.

– Когда мы брали в Фоксвуде интервью у одной феи-крестной, которая была в нашем списке кандидатов на должность Директора школы, она рассказала нам, что пророк, который делает хрустальный шар, берет частицу души феи-крестной и сплавляет ее с частицей своей собственной души, – пояснила Анадиль. – А это означает, что каждая фея-крестная может всю жизнь использовать только один волшебный шар, сделанный специально для нее. Ну а свой хрустальный шар Доуви много лет назад разбила, она сама нам об этом рассказывала. Мерлин помог кое-как его склеить, но шар так и остался… бракованным, что ли.

– Бесполезный горшок, сломанный шар… может, у нее и волшебная палочка не работает? – проворчала Дот. – В таком случае Поллукс, возможно, был прав, когда собирал подписи за назначение нового декана.

– Лично я в Доуви как в декане уверена на сто процентов, – возразила Агата. – Кроме того, это наш квест, не забывайте. А это значит, что Доуви вовсе не обязана постоянно приходить к нам на выручку с помощью своего хрустального шара.

– Могла бы хоть подсказать, в нужном направлении мы идем или нет, – бросила на нее подозрительный взгляд Анадиль.

– Ну метель не метель, а вон тем голубкам все нипочем, – заметила Дот.

Софи посмотрела в ту же сторону и увидела, что Хорт и Николь о чем-то увлеченно разговаривают друг с другом.

– Если это голубки, то я тогда динозавр клетчатый, – сказала она. – Эта девочка всего лишь первокурсница, у нее даже свечение пальца еще не подключено. Думает, что знает все на свете, потому что прочитала десяток книжек. Кстати, она мечтает остаток жизни провести у плиты в деревенском трактире. Оладьи будет печь. Какие-то солдатские сапоги напялила и ходит – у нее даже обуви приличной нет!

– Как насчет того, чтобы перестать быть такой змеей? – вставила Агата.

– Что бы ни произошло, я все еще я, – ответила Софи.

– Да нет же, я не про этих голубков говорила, – повысила голос Дот.

Девушки повернули головы к Богдену и Уильяму, которые шли позади всех. Смуглый, низенький, коренастый Богден. Длинный, тощий, светловолосый Уильям. И так уж им «хорошо» вместе, что они не то что разговаривать – смотреть друг на друга не могут.

– Шутница ты, Дот, – поморщилась Анадиль.

Дот усмехнулась и весело присвистнула.

– Все, хватит, хорошенького понемножку, – проворчала Эстер и тоже полезла к ним под шубу. Губы у нее посинели от холода, щеки покрылись инеем. – Итак, Сториан пишет нашу волшебную сказку, наши жизни подвешены на ниточке, каждая секунда дорога, а мы топчемся здесь вслепую как…

Она не договорила, потому что сквозь вой ветра и пургу донесся крик:

– ЭКСКУРСИИ! ЭКСКУРСИИ ПО АВАЛОНУ! ПРЯМО ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС!

Девушки удивленно переглянулись, каждая подумала, что голос послышался только ей.

– ОТКРОЙТЕ ДЛЯ СЕБЯ АВАЛОН И ЕГО ТАЙНЫ! ЛУЧШИЕ ЭКСКУРСИИ ПО ГОРОДУ!

Софи распахнула шубу, девушки выбрались из-под нее и сквозь метель увидели метрах в двадцати перед собой маленький киоск, крытый высохшими пальмовыми ветками и с покосившимся белым прилавком. Подойдя ближе, они прочитали укрепленную над прилавком вывеску:


В поисках славы

Эджубеджу, как выяснилось, оказался жирным лысеющим бобром, сильно потевшим даже на таком морозе.

– Замерзли? Заблудились? Не знаете, что делать? В таком случае вы попали именно туда, куда нужно! Я Эджубеджу, известный как экскурсовод номер один во всех Лесах! – заученно затараторил он. – Об Эджубеджу отлично отзываются многие знаменитости: Аладдин, Робин Гуд, Питер Пэн… Вот, взгляните на их отзывы!

Он схватил со своего заваленного газетами прилавка какой-то покрытый мелким, неразборчивым шрифтом листок и полсекунды демонстрировал его, после чего поспешно убрал, неловко свалив при этом часть газет прямо на снег. Агата взглянула на них и успела краем глаза прочитать крупные заголовки:


В поисках славы

Задней лапой бобер проворно запихнул газеты под прилавок:

– Эджубеджу может рассказать об Авалоне буквально все! Знаете ли вы, что находитесь на родине Леди Озера и что это Леди Озера выковала Экскалибур? Знаете ли вы, что она прячет в своем озере тело покойного короля Артура? Известно ли вам, что Леди Озера считается самой красивой женщиной во всех Лесах? Я бы очень хотел, чтобы моя жена была похожа на нее, но, к сожалению, моя жена похожа на меня. Хи-хи.

– Это как если бы наша Дот в бобра превратилась, – тихо сказала Эстер, толкнув локтем в бок Агату. Дот все-таки услышала и огрызнулась, обернувшись к ней:

– А знаешь, в кого ты могла бы превратиться? В одну из тех мелких шавок, которые считают себя грозными, а все остальные собаки считают их жалкими.

Эстер сердито хмыкнула, но промолчала.

– …Эджубеджу может предложить вам выполненные лучшей тушью и украшенные позолотой карты ручной работы, на которых указаны все достопримечательности Авалона, и эксклюзивные сувениры для вас и всей вашей семьи, – продолжал трещать бобер. – Могу ли я предложить вам, прелестные леди и достопочтенные джентльмены, пятизвездочную экскурсию, включающую ланч в нашем буфете и пятидесятипроцентную скидку на экскурсию, которую, я надеюсь, вы совершите в следующий раз? Туры в сопровождении экскурсовода проводятся в одиннадцать утра, в час, в три и в пять часов пополудни. Сейчас… э… – Он поднял голову, чтобы взглянуть в серое небо. – Вам очень повезло: сейчас как раз время отправиться на такую экскурсию. Итак… У нас три ведьмы, блондинка с подругой в бандане, двое симпатичных парней и еще один парень, похожий на хорька, с прелестной девушкой в розовом платье… Всего девять персон, по три монеты с каждого – это будет… это будет… – Эджубеджу вытащил из-под прилавка треснувший абак и принялся перекладывать в нем разноцветные камешки, то и дело роняя их…

– А могли бы вы просто сказать, как нам пройти к замку? – нетерпеливо спросила его Агата.

– Но это было бы то же самое, что дать вам карту, – ответил Эджубеджу. – Девять карт по одной серебряной монете – это девять серебряных монет, верно?

Софи решительно выступила вперед и медленно, как для слабоумного, сказала, наклонившись к бобру:

– Послушай, ты, Абракадабра. Нет у нас серебряных монет. А если бы и были, я не дала бы тебе ни одной – а вдруг ты схватишь ее и сбежишь? И вообще что-то не помню, чтобы я тебя видела здесь, когда в последний раз приезжала на Авалон.

– Эджубеджу востребован во всех Лесах, – не сдавался бобер. – Удивлен, что об этом неизвестно студентам школы Добра и Зла. Впрочем, я слышал, что их новый декан сама ничего не знает.

Глаза Софи потемнели от гнева.

– Когда Гиневра и Ланселот исчезли после коронации и их объявили в розыск за вознаграждение, многие люди ринулись сюда, потому что именно здесь они укрывались до того, как появиться в Камелоте. Но остров Авалон очень велик! И всем искателям награды прежде всего необходимо было найти замок Леди Озера, – продолжил бобер. – Горячее было времечко! Но сейчас поток приезжих схлынул, я вот и сам подумываю теперь вернуться отсюда к семье, в Этернал Спрингз. Там теплее… – Он помолчал, а затем добавил, глядя на Софи: – Что ж, если у вас нет серебряных монет, чтобы заплатить за экскурсию, я могу взять вашу шубу.

– Только через мой труп! – отрезала Софи.

– А что вы возьмете за карту? – спросила Агата.

– Один ее сапог, – указал бобер на Николь.

– Зачем вам мой сапог? Тем более один? – удивилась она.

– Положу в него кое-что, – коротко ответил Эджубеджу и больше ничего не добавил.

Николь не раздумывая прислонилась спиной к прилавку и с помощью Хорта стащила с ноги свой промерзший сапог. Агата отдала его Эджубеджу, а тот вручил ей взамен грязную мятую карту с жирными пятнами от еды.

– Выполнена лучшей тушью и украшена позолотой? – презрительно хмыкнула Софи, взглянув на карту.

– Слегка потерлась от времени. Ворота, как видно по карте, прямо впереди перед вами. Идите – и вскоре упретесь в них.

– Выходит, мы с самого начала шли в нужном направлении?! – рассердилась Агата.

Бобер широко ухмыльнулся, показав мощные желтоватые клыки.

– Ладно, пусть подавится своим чертовым сапогом, и давайте пойдем, – проворчала Софи. – И так слишком много времени потеряли с этим дураком.

Но едва они двинулись вперед, как за их спинами вновь раздался голос Эджубеджу:

– Несколько дней назад сюда еще один студент приходил, говорил о всегдашниках и никогдашниках. Задавал кучу вопросов. Красивый сероглазый парень. Хотел найти замок Леди Озера. Вероятно, ваш знакомый.

Все путешественники дружно остановились и переглянулись друг с другом.

Но назад обернулась только Агата.

– Мы берем организованную экскурсию, – сказала она.


– Агги, ту шубу подарила мне баронесса Хаджибаджи, – ворчала, стуча зубами от холода, оставшаяся теперь в одном легкомысленном открытом матросском платьице Софи. – Уникальная шуба, сшитая по моей мерке. Баронесса преподнесла ее мне после того, как я согласилась зачислить в мою школу ее дочь Агнешку. Между прочим, эта Агнешка тупая как пень, а обаяния в ней не больше, чем в ноготке на мизинце. И вот теперь благодаря тебе я осталась без шубы. Зато с Агнешкой.

– Да что ты так убиваешься из-за какой-то шубы! – отмахнулась Агата. – Меня гораздо больше волнует то, что мы остались без оружия.

Им действительно пришлось это сделать согласно правилам проведения экскурсий, как объяснил им бобер, который вылез из своего киоска и теперь вел их группу за собой. Разумеется, он уже успел укутаться в снятую с Софи шубу.

– Я дал вашему товарищу карту и рассказал, как добраться до замка, но с тех пор так его и не видел, – рассказывал бобер на ходу. – Надеюсь, он не заблудился. Только напрасно он не купил организованную экскурсию. На острове легко заблудиться, ведь здесь, кроме Леди Озера, никто не живет. Слишком холодно. Даже холоднее, чем в Ледяных равнинах. Между прочим, Авалон в переводе означает «Яблочный рай». Это легко запомнить, потому что единственная еда здесь – это яблоки. Особенные яблоки, разумеется, потому что они растут прямо в снегах…

– Взгляните туда, – услышала Агата голос Анадиль. – Это же герб Камелота!

Посреди бескрайнего заснеженного поля стоял серый в яблоках конь, привязанный к деревянному столбу. У него на спине было кожаное седло, а поверх него накинуто одеяло с вышитым на нем гербом: два орла, охраняющих меч. Конь не обратил на путников никакого внимания, он был занят более интересным делом – с хрустом жевал яблоки ярко-зеленого цвета из стоящей перед ним корзины.

– Это, должно быть, конь Чеддика, – сказала Дот.

– До чего же вы догадливая, Леди Всезнайка, – съехидничала Эстер, не забывшая, очевидно, их недавней перепалки. – Но если это конь Чеддика, то кто решил его накормить? Корзина полна. Яблоки на вид свежие, будто их только что сорвали.

О том же самом только что подумала и Агата. Сорвать эти яблоки сегодня утром Чеддик не мог, потому что был уже мертв. А если не Чеддик, то тогда кто?

У нее заныло сердце. Вскоре они увидят ворота замка Леди Озера. И не только их. Труп Чеддика они тоже увидят.

А вдали уже показался наконец белоснежный, словно вырезанный из кости замок. Казалось, он парит на краю крутого обрыва над штормовым серым морем. Волны с грохотом разбивались, набегая на скалы, и им вторили гулкие удары огромных железных ворот, которые бил о камни сумасшедший ледяной ветер.

Бум! Бабах! Бабах!

– Ворота открыты? – удивленно спросила Агата.

– Леди всегда открывает ворота для Эджубеджу. Она когда-то предоставляла убежище моей семье. Она хорошо меня знает, – поспешил ответить бобер. – Видите скалу, которая окружает замок? Это не простая скала. Это скала Раккари. На ней не действует никакая магия. Только магия Леди Озера…

– Бобер несет чушь, – шепнула Агата на ухо Софи. – Замок Леди Озера всегда должен быть закрыт, а ворота заперты. Это же место, где покоится прах короля Артура. Самое священное место для всех сторонников Добра. С какой стати она станет открывать ворота перед бобром?

– Может быть, Леди Озера питает слабость к проходимцам? – пожала плечами Софи. – В конце концов, пускает же она в свой замок Мерлина!

Но Агата уже не слушала подругу, она внимательно разглядывала громадные, тяжело бьющиеся о скалу ворота. Одна их створка была смята так, словно в нее попало пушечное ядро, а вторая… Вторая вообще была разодрана в клочья, из снега торчали обломки железа.

– Ты говорил, что наш друг задавал тебе кучу вопросов, – сказала Агата, обращаясь к бобру. – О чем именно он спрашивал?

Эджубеджу резко остановился и ответил, нахмурившись:

– Сказал, что приехал сюда выполнять школьное задание в пользу Камелота. Хотел знать, не прорывался ли кто-нибудь в замок Леди Озера. Я сказал ему, что, дескать, плохо вас учат там, в вашей школе. Любому же известно, что никто не может проникнуть в замок Леди Озера. Ну, о Леди я расскажу вам позже, во время экскурсии…

– Расскажи о ней прямо сейчас, – потребовала Агата.

Бобер громко фыркнул и заговорил, продолжив идти вперед:

– Леди Озера – самая главная и необычная защитница Добра в Лесах. Она отличается необычайной красотой, обладает даром бессмертия и наделена безграничной по силе магией. Однако на Леди Озера наложено заклятие. Если она поцелует парня – всего лишь один раз! – как тут же потеряет буквально все: и красоту, и бессмертие, и свою магию. Чтобы этого не случилось, она решила укрыться на Авалоне, подальше от соблазна, – пояснил бобер. – Леди Озера всегда будет защитницей Камелота, потому что Камелот – старейшее королевство всегдашников. С древности Леди Озера охраняет Камелот, она вручила королю Камелота непобедимый волшебный меч Экскалибур и предоставляет ему неприступное убежище в своих водах. Но что еще важнее – она защищает Ринг, самый священный участок земли во всех Лесах. Ринг – это место последней битвы короля Артура, где он получил свою смертельную рану, пытаясь удержать равновесие между силами Добра и Зла. Пока жива Леди Озера, и Камелот, и Ринг будут в безопасности. Вот почему сама Леди должна быть надежно защищена. Вот почему сюда не пускают никого, кроме Мерлина и короля Камелота.

– А еще тебя и твоих туристов, – резко добавила Агата.

– Это я уже объяснил, – еще резче откликнулся Эджубеджу. – Пойдемте. Я покажу, что искал ваш друг.

Агата внимательно следила за тем, как бобер проходит сквозь разбитые ворота замка.

«Он лжет, – подумала она. – Не могли же эти ворота сами собой разлететься на куски. Их кто-то проломил».

При этом было совершенно очевидно, что бобер виделся с Чеддиком и даже смог втереться к нему в доверие. Иначе откуда бы он столько узнал о рыцаре из Камелота?

Агата с опаской прошла в ворота вслед за остальными и вместе с ними двинулась по дорожке, огибающей белые башни Авалона. Башни были соединены друг с другом так, что составляли единый, расположенный в виде кольца дворец без окон и дверей, поднимающийся над крутым склоном, по которому зигзагом сбегали вниз лестничные пролеты. Впереди Агата увидела верхнюю площадку лестницы. Оттуда начинался спуск к озеру, в котором жила Леди. У Агаты сжалось сердце. Именно там, под лестницей, должно находиться тело Чеддика. К счастью, почти вся группа сейчас внимательно слушала Эджубеджу, который взахлеб рассказывал об истории Авалона, и потому, наверное, никто из их команды лестницу пока не заметил.

Никто, кроме Софи.

– Агги, – шепнула она, сжимая руку подруги, – Чеддик… он… Ну, ты понимаешь…

Агата слегка наклонилась вперед над краем обрыва. Внизу, там, где заканчивался зигзаг лестницы, можно было рассмотреть полоску заснеженного пляжа, на край которого набегали серые свинцовые волны.

Агата всматривалась пристальнее…

Тела Чеддика внизу не было.

– Где же он? – негромко выдохнула Софи, наклонившись рядом с Агатой. – Ведь это то самое место, где Сториан нарисовал погибшего Чеддика. Он лежал прямо у воды… Агги, мы должны спуститься и поискать его.

– Нет, – твердо ответила Агата. – Оставайся с группой.

Сама Агата оставаться с группой не собиралась. Сториан сказал им, что Чеддик должен быть там, у воды, а Сториан никогда не ошибается. По спине Агаты пробежал холодок. Она решила, что ей необходимо увидеть Леди Озера. Хозяйка Авалона должна знать ответ на все вопросы – и насчет Чеддика, и насчет сломанных ворот, и насчет этого странного бобра… Но Агата не хотела брать с собой ни Софи, ни кого-либо другого из их группы. Не хотела потому, что не знала, что их может поджидать там, внизу, не хотела подвергать опасности никого из своих товарищей.

– Во всех сказках, которые я читала, говорится, что Леди Озера бессмертна, – услышала Агата голос Николь, которая обращалась к бобру. – Но нигде не написано, будто она потеряет все свои волшебные качества, если поцелует парня.

– Все очень просто, – влез в разговор Уильям. – Леди Озера живет на свете уже тысячи лет и ни разу за это время не поцеловала парня. Так зачем переводить чернила на то, чтобы рассказывать о событии, которое никогда не случится?

– Ну да, это все равно что при каждой волне описывать то, как тебя выворачивает за борт, – хихикнул Богден, а Уильям дал ему за это пинка.

– Или писать о том, что Леди Озера не может стать Директором школы, – заметила Эстер, посмотрев на Дот.

– А может быть, все же поговорить с ней? – спросила Дот, обращаясь к Анадиль.

– Успокойся, чучело, – усмехнулась Анадиль. – Она же Леди Озера.

– Леди или не леди, но ей, похоже, очень нужен поцелуй, – сказал Хорт, вытягивая губы трубочкой. Николь презрительно хмыкнула, Хорт в шутку ткнул ее локтем в бок, а Софи поперхнулась.

– А вот что искал ваш друг, – внезапно остановившись, сказал Эджубеджу.

Группа, естественно, тоже остановилась. Агата подняла голову, чтобы посмотреть на белые башни крепости.

– Ваш друг сказал, что расследует серию нападений в Лесах, от которых в последнее время пострадали несколько королевств, – продолжил бобер. – Причем нападению подвергаются любые королевства – и всегдашников, и никогдашников. Ваш друг почему-то был уверен, что тот, кто организует эти атаки, должен прятаться в замке Леди Озера.

– Но как здесь может кто-то прятаться? Здесь нет ни окон, ни дверей – как же он попадет внутрь? – спросила Николь, постучав кулачком по толстой каменной стене башни.

– Чтобы это понять, юная леди, вам как раз и нужен экскурсовод, – улыбнулся бобер.

Затем Эджубеджу вытащил из одного из своих карманов белую пятиконечную звезду размером с морского ежа. Софи сразу же узнала эту звезду – она была в точности такой же, как та, которую Мерлин положил когда-то на могилу короля Артура.

– Эй, откуда у тебя… – начала было Софи, но бобер уже прижал звезду к стене…

Звезда засветилась, словно загорелась изнутри. Понемногу вокруг нее начал появляться контур двери. Бобер сильно толкнул нарисованную дверь, и она со скрипом приоткрылась. Там, где только что была сплошная стена, образовался проход – узкий, конечно, но вполне достаточный, чтобы пролезть сквозь него внутрь башни.

– Леди Озера могла позволить вашему другу пройти внутрь, – сказал бобер. – То же самое можем сделать и мы с вами, если пожелаете. Возможно, ваш друг все еще там.

Агата к словам Эджубеджу не прислушивалась, она не отрываясь смотрела в сторону лестницы. Конь… яблоки… отсутствие тела…

Неужели Чеддик все еще жив?!

Но Карта Квестов сказала, что он мертв… и рисунок Сториана это подтвердил…

Не ошиблись ли Сториан и Карта?

Могли ли они ошибиться?

А вдруг бобер все-таки прав и Чеддик действительно там, внутри башни?

– Агата?

Она повернула голову и обнаружила, что все смотрят на нее.

– Идите. Мы должны найти его следы, – быстро откликнулась она и махнула своим товарищам рукой.

Один за другим они прошли вслед за бобром внутрь башни.

Агата была последней, она уже была готова войти в дверь, но внезапно остановилась на пороге, заметив краешком глаза на снегу, рядом с перепончатыми отпечатками бобровых лап, капельку крови. Вновь выскользнув наружу, она сгребла носком башмака верхний, рыхлый слой выпавшего снега.

Под ним вся дорожка оказалась красной от пропитавшей снег крови.

Проводив взглядом исчезающих внутри башни товарищей, Агата, продолжая сметать носком ботинка снег, пошла по кровавому следу, который привел ее к верхнему краю лестницы. Отсюда красная дорожка уходила вниз, по ступеням.

Как много крови потерял Чеддик! В том, что это была его кровь, Агата не сомневалась.

Чувствуя, как гулко колотится в груди сердце, она начала спускаться вниз…

– Почему ты не осталась с группой? – спросила Софи, оказываясь рядом с Агатой.

И тут Софи тоже заметила кровь.

– Иди с остальными, – напряженным тоном сказала подруге Агата.

Но Софи, не обратив на ее слова никакого внимания, первой бросилась вниз по обледеневшим ступеням, споткнулась и заскользила вниз…

Агата схватила ее за руку, не дав ей упасть. Софи смущенно взглянула на нее и начала спускаться дальше. Агата двинулась следом – хотела она того или нет, но теперь они с Софи должны были дальше действовать в паре.

Спускаясь по расположенным зигзагом лестничным пролетам, Агата видела, как в холодном воздухе смешиваются два облачка, два дыхания – ее и Софи. Над Авалоном повисла мертвая тишина, все казалось застывшим, кроме нескольких голубей, зябко жавшихся на перилах лестницы, да движения медленных тяжелых волн внизу. Единственными яркими пятнами краски в этом мире с его серым небом и белыми башнями были ярко-зеленые, росшие прямо на камнях яблоки и алые капельки замерзшей на снегу крови. Идя по этому красному следу, обе девушки продолжали спускаться по лестнице все ниже и ниже, пока не сошли с нее на заснеженный берег озера.

– Вот именно здесь Сториан и нарисовал его, – сказала Агата, подбегая к краю воды на пляже. Разгребла носком башмака сугроб из свежего снега…

– Софи… – прошептала она.

Под снегом открылся очерченный замерзшей кровью силуэт лежащего юноши.

Однако самого юноши не было.

– Он был здесь, – сказала Агата. – Он совершенно точно был здесь…

– Здесь он и остался.

Агата подняла голову и увидела побледневшее как мел лицо Софи. Затем Софи подняла руку и указала пальцем за спину Агаты.

Агата обернулась.

Там, скрытый лестницей, сидел Чеддик. Его колени были прижаты к обнаженной широкой груди. Он привалился спиной к холодной каменной стене и смотрел перед собой широко открытыми, остановившимися глазами.

И что-то держал между сведенными вместе ладонями.

– Чеддик?! – ахнула Агата.

Увязая в снегу, она бросилась к Чеддику, притронулась к нему…

Его тело оказалось холодным и твердым как камень.

Кожа Чеддика казалась прозрачной, словно восковой, на боку темнело большое ржавое пятно засохшей крови. Остекленевшие глаза с огромными зрачками невидящим взглядом уставились в пустоту.

– Он мертв, да? – негромко спросила Софи.

Агата молча кивнула. Разумеется, он был мертв. Сториан оказался прав. Сториан всегда оказывается прав…

Стоп! Но…

– Как мог Чеддик перебраться под лестницу? – спросила Агата. – Он умер на берегу. Так сказал Сториан, а он никогда не ошибается. Значит, кто-то перенес тело Чеддика под лестницу, и сделал это после того, как он умер.

– Но зачем? – удивилась Софи. – Какой в этом смысл?

И тут Агата рассмотрела, что же держит между своими ледяными ладонями Чеддик.

Это был сложенный листочек пергамента. Она вытащила его и развернула. На листочке оказался рисунок.


В поисках славы

– Это же герб Камелота, – сказала Агата. – Только возле меча… теперь это…

Орлов на гербе сменили изображения Змея.

– Змей знает, что мы его ищем, – сказала Софи и побледнела еще сильней, хотя казалось, что такое уже просто невозможно.

Дрожащими руками Агата перевернула листок.

Это оказался обрывок карты Авалона, одной из тех, что продавал бобер. Обрывок был потертым, со следами крови Чеддика и смазанными отпечатками пальцев.

Однако присмотревшись внимательнее, девушки поняли, что это отпечатки не пальцев.

Это были отпечатки лап.

Отпечатки точно такие же, как те, что оставлял на снегу бобер, наедине с которым они оставили своих товарищей.

Девушки переглянулись, на их лицах был написан страх…

А затем до них донесся чей-то крик.


10 Николь. Выгода быть Читателем | В поисках славы | 12 Софи. Преданность прежде всего







Loading...