home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Русская история кровавая и неожиданная. События древних лет и немногим отстоящие от нас запечатлёны в многочисленных хрониках, исторических романах и официальных исторических справках. Мы можем прочитать и о самых первых российских князьях, и о последних правителях громадного государства. И только о тех, кто душу положил за народ, кто во благо людям отдавал своё сердце, мы знаем бесконечно мало.

А вся сила народа в его душе, в его чудодейственных откровениях и его праведниках. Семьдесят долгих лет всё это было под строжайшим запретом, семьдесят долгих лет мы считали, что только материальная сила спасёт мир, только надежда на технику, благополучие создадут условия для лучшего будущего. И совсем не принимали в расчёт самую живительную, благодетельную силу — силу духа, силу Божьего благоденствия.

Смоленское кладбище в Санкт-Петербурге хранит в себе источник силы, источник благодельного спасения для отчаявшейся души.

Тишина и спокойствие этой вечной усыпальницы не нарушаются ничем. Только в часовне святой Ксении раздаётся нежное пение детских голосов и слышатся возгласы священника, служащего очередную панихиду. Лёгкая ограда да речка Смоленка отделяют старинное кладбище от современного, безумно разросшегося города. Но все шумы города остаются за невидимым барьером, словно вязнут в широких кронах столетних деревьев. Славно тают и теряют привычные очертания предметы, исчезая в сумрачном одноцветном мареве. Вечная балтийская морось метит всё вокруг мшистой зеленью. Зелены от мха и стволы, и огромные валуны, бывшие когда-то памятниками, и почерневшие растрескавшиеся могильные плиты.

Светлая голубая часовня в глубине кладбища. Над тяжёлой железной дверью простая надпись, выведенная по-церковнославянски: «Раба Божия Ксения».

А внутри — крохотное помещение, посреди которого цоколь могилы с замшелой плитой и славянской вязью слов «Во имя Отца и Сына и Святого Духа. На сем месте положено тело рабы Божией Ксении Григорьевны, жены придворного певчего, в ранге полковника, Андрея Феодоровича. Осталась после мужа 26 лет, странствовала 45 лет, а всего жития 71 год. Звалась именем Андрей Феодорович. Кто меня знал, да помянет душу мою для спасения души своей. Аминь».

Идёт в часовне и рядом, в стеклянной галерейке, служба — панихида по блаженной Ксении. Горят свечи, звучит под сводами поминальная молитва по Ксении:

— Тебе, о страннице, яви Христос молитвенницу тёплую за род наш, в житии бо твоём волею скорби и страдания восприявши, Богу же и человеком любовию послуживши, дерзновение велие стяжала ecu, тем же к тебе в напастях скорбех усердно прибегаем, из глубины сердец наших взывающе вопием: упование нашего не посрами, Ксение блаженная...

Тихонько крестятся, вздыхают женщины, девушки, изредка попадаются мужчины.

А снаружи огромной толпой окружили часовню люди. Тихие вздохи над толпой, только возгласы священника едва доносятся сюда.

Крестятся люди и потихоньку подвигаются к окнам часовни. Суют заранее написанные записки с печалями, горестями, болями своими за ставни, в щели, просто кладут на неширокие полки перед оконницами. Белеют записки, а люди всё кладут и кладут новые. Велико народное горе, неисчислимое количество страданий, болезней и печалей терзают народную душу.

Легендой, мифом осталась Ксения в душе народа. Её не забывали больше двух веков, и, хотя не стояла она в числе святых Божьих избранников, душа народная помнила и чтила её.

Первая её могила была почти до самого низа разобрана прихожанами. Брали землю с её могилы, верили, что помогает. И помогала. Насыпали холм каменный, снова разобрали весь, до единого камешка. Сделали каменное надгробие. Разбили и по кусочку унесли. Сделали опять каменное надгробие, построили часовню на народные деньги, и всё равно каждый верующий старается хоть что-то взять с могилы Ксении.

Теперь обращаются к ней через панихиды. Круглые сутки идёт в часовне служба. Даже в тяжкие голодные годы войны не прекращалось паломничество на могилу Ксении.

— Заступница, помоги, — то и дело слышны голоса, стоны и плач.

Записки, записки — их горы. Засыпали бы они часовню доверху, если бы служители не убирали их каждую ночь. Помоги...

Сотни свечей и лампад, покровами накрыта могила блаженной, стены часовни и галереи завешаны бесчисленными иконами. Помоги, заступница...

Потребовались бы многие тома, чтобы рассказать о деяниях блаженной Ксении. Помогала всем, кто только обращался к ней. Русская эмиграция вывезла с собою за границу русскую петербургскую заступницу, блаженную Ксению. И по всему миру распространилась слава о ней как о заступнице и помощнице.

К ней не обращаются здоровые и не молят богатые. К ней идут в горе и печали, её вспоминают в несчастье и горести. И всем помогает святая Ксения.

Поместный Собор Русской Православной Церкви, посвящённый юбилею 1000-летия Крещения Руси, проходивший в Свято-Троицкой лавре в июне 1988года, определил — причислить к лику святых угодников Божьих для всероссийского церковного помина блаженную Ксению Петербургскую. Память ей праздновать 24 января.


Октябрь 1989 — апрель 1997 гг.

Кисловодск — Санкт-Петербург — Петрокрепость — Москва — Кишинёв



Глава XVII | Украденный трон | ХРОНОЛОГИЧЕСКАЯ ТАБЛИЦА







Loading...