home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Седмицу спустя. Дом Веля

Собравшиеся на совет, спорили до хрипоты в голосе. Игнасий и Станис все еще работали над артефактом, способным сделать Алю и ее сопровождающих материальными.

Но каким образом не допустить встречу Эмилиана и Витэлии… Именно этот вопрос и стал тем камнем преткновения, из-за которого спорили заговорщики.

— А если его похитить? — Предложил Влад.

— Эмилиана? — Уточнил Тами.

— Да, его.

— Не думаю, что Римериус кинется жениться, когда его друга похитили. — Арт выбрал для себя роль скептика в споре.

— Эй, не трогайте Витэлию и Эмилиана! — Возмутился Влад. — Я еще хочу родиться!

— О чем ты? — Недоуменно спросил Вель.

— О том, что если не встретятся эти двое, то ни мой отец, ни я никогда не родимся.

— Хм, такое тоже возможно… — Тами задумчиво протянул. — А знаееешь… Может, это было бы даже и хорошо. Мир без Владиса! Ммммм! Мечта!

— Вот сейчас стукну тебя. И посмотрим, как тебе будет хорошо. Мечтатель, млин. — Обиженно выдал младший принц.

— А может тогда Витэлии высказать все, к чему приведет ее невоздержанность? — Рэйс тоже кинул в обсуждение свои пять копеек.

— И чего? У нее же любоооовь. Сами знаете, какие девчонки бестолковые, когда влюбляются. — Тамис рассуждал с видом эксперта.

Алька пока просто наблюдала за тем безобразием, что творилось в гостиной. Она считала, что все идеи не стоят выеденного яйца, пока точно не будет известно о том, что артефакт работает, и сможет сделать временных засланцев реальными и осязаемыми. И еще ей очень не хотелось влезать во все эти временные коллизии. Мысли в голове кипели и требовали выхода хоть в каком виде.

Девушка тихонько встала, оставив разгоряченных мужчин спорить, а сама выскользнула незамеченная всеми во двор. Сидя на ступеньках широкого крыльца, она задумчиво покусывала травинку и думала о том, что ни одного из этих задир брать с собой нельзя, если задачей не стоит разрушить все миры.

Послышались тихие шаги за спиной и рядом сел Игнасий.

— О чем задумалась?

— О многом. Скажи мне, с артефактом все удалось?

— Пока не совсем. Я свою часть выполнил, а Станис сейчас выполняет свою. Думаю, что все у нас получится.

— Игнасий, послушай, у меня тут закрались сомнения. — Она вскинула на мага глаза и увидела мягкую, чуть насмешливую улыбку.

— В моем мире был один мудрый писатель, который описал риск изменений прошлого для будущего.

— Бредбери? — Улыбка стала еще шире.

— Ага. Он самый. Ну вот, я беспокоюсь, чтоб все не разрушить тут. Мне не хотелось бы испортить жизнь тем, кто стал мне дорог. Вот. — Выдохнула девушка.

— Аленька, пообещай мне одно, ты слушаешь меня, и только меня. И не устраиваешь приступов самостоятельности. Ты многое не знаешь, но все совершенно не так просто, как тебе кажется. И очевидное не всегда истина. Может быть, когда-нибудь, я тебе все и расскажу, малышка. — И Игнасий потрепал ее по голове. — А теперь расслабься и иди, наслаждайся парадом глупых идей от наших мужчин. Мне самому интересно послушать и посмеяться. Только им не говори об этом.

Еще немного похихикав над продолжающими спорить в гостиной мужчинами, Аля собралась идти спать, когда из полыхнувшего сиреневыми исками портала вывалился усталый Станис.

— Я принес его. Должно сработать. Правда, теперь хотелось бы испытать этот артефакт.

— К сожалению, слез немного. И их нельзя использовать просто так. — Игнасий был неумолим. — У нас всего одна попытка. Аля, ты когда будешь готова?

— Может завтра? — Неуверенно отозвалась девушка.

— Значит завтра. Я к тебе зайду утром. — Маг махнул рукой в сторону выхода из гостиной.

После такого известия девушка боялась, что не сможет уснуть. Однако стоило только голове коснуться подушки, как она провалилась в сон. Утро началось с того, что в дверь барабанил Игнасий.

— Вставай, соня!!

— Я не Соня. Я Аля… — Заспанная девушка завернулась в одеяло и открыла дверь.

— Аля, быстро одевай вот это платье, и не выходи из комнаты, пока я за тобой не приду.

— Угу. А поесть мне дадут?

— Обязательно. — В голосе послышалась смешинка.

Алька умылась, привела себя в порядок и на вытянутых руках подняла старинное платье нежно-голубого цвета с кружевами по краю верхней юбки и отворотам рукава. На полу стояли миленькие туфельки на невысоком каблучке с пряжками.

— Не одену я это безобразие. — Ворчала она. — Тут корсет, во-первых, а во-вторых, грудь вся наружу. Стыд-то какой. Как эти бедняжки такое носили?

Игнасий нетерпеливо постучал.

— Готова?

— Нет. Помощь нужна.

Маг вошел в спальню девушки.

— Что нужно?

— Корсет. И затянуть.

— Вот гадство. Не подумал я. — Игнасий сделал пасс руками и на кровать упал плотный корсет в цвет платья. — Одевай. Я отвернусь.

Алька, продолжая ворчать о своей нелегкой доле и ужасах пятисотлетней моды, натянула на себя корсет. Игнасию пришлось приложить немало усилий, затягивая туго узкие ленточки.

— Одевай платье. И я тебе прическу делать буду.

— О ужас! А может не надо? — Глаза девушки широко распахнулись от удивления.

— Надо, Аля, надо.

Девушка фыркнула, надела платье, и превратилась в весьма миловидную особу. Игнасий скептически оглядел ее, снова несколько пассов рукой, и волосы окрасились в светло-русый ближе к блондинистому цвет, уложившись в высокую прическу.

— А цвет-то зачем менять??? — возмутилась девушка.

— Не спорь, Алька. Нужно. Теперь завтракай. — На столе откуда-то появился поднос с горячим какао и булочками. Заметив скепсис в глазах девушки, добавил: — Аль, я больше ничего магичить из еды не умею, так что ешь.

Девушка под пристальным взглядом быстро и торопясь съела всего одну булочку, стряхнула с платья крошки и встала.

— Я готова.

Игнасий прицепил к ее груди брошь с большим бриллиантом. — Это артефакт. И ты помнишь, что у нас одна попытка.

— Помню. Что мне нужно сделать?

— Аля, просто пройди по коридору дворца Римериуса, и главное, Аля, не перепутай, пожалуйста, поверни в сторону оранжереи!

— Но, Эмиль… — Игнасий остановил ее жестом.

— Я же просил! В СТОРОНУ ОРАНЖЕРЕИ!!!

— И все? И вот прямо так все и исполнится пророчество? — Недоверчивость просто сквозила в голосе девушки.

— Аля, не спорь. Сделай, что прошу. Все, девочка. Без глупостей. Отправляйся уже. — Поторапливал ее Игнасий, подталкивая в спину. За закрытой дверью слышались крики и чьи-то быстрые шаги.

— Да бегом же ты, вредная девчонка!!! — Терпение мага было на исходе.

Аля вошла в уже привычный проход по пространству и времени. В несколько шагов достигла того самого коридора, о котором они говорили с Игнасием и замерла. Что же сделать? Пойти туда, где Эмилиан встретит Витэлию и тогда точно никогда не родятся ни Влад, ни Стан, и неизвестно, что будет с ее друзьями? Или пойти туда, куда послал Игнасий, и тогда вообще все будет непредсказуемо? Алька поколебалась и все-таки пошла к залу, где скоро уже должны были собраться главные действующие лица. Шаг, еще шаг. Остановилась, задумалась на минуту, и бегом побежала в сторону оранжереи. Каблучки стучали по мраморному полу, перед глазами мелькали гобелены, окна, анфилады дверных проемов. Девушка бежала так, что перехватило дух. Бежала, чтобы со всего размаху врезаться в высокого платинового блондина.

— Ох… — Алька упала ему в руки, повиснув на молодом мужчине. Подняла глаза и столкнулась с лукавым взглядом глаз цвета льда. — Извините, пожалуйста. — Попыталась высвободиться она.

— А у меня хороший день. Девушки сами в руки падают. — Не выпускал ее из объятий мужчина. — Кто вы, чудесное создание?

— Эм… Ааа… Тина. — Решила сократить свое полное имя Алька.

— А я Рим.

Алька огляделась, и увидела рассыпанные по полу, белые розы.

— Позвольте, я помогу поднять ваши цветы.

— Не утруждайтесь, Тина. — Рим мягко удерживал ее руку, пытаясь поцеловать. Алька вспыхнула от неловкости и потупила глаза.

— Отпустите меня, прошу. — Шепотом попросила она.

— Не могу. — Так же шепотом ответил он.

— Придется. Вы женитесь.

— Еще нет. Это просто знакомство. И я сегодня же откажусь от свадьбы.

— Почему?

— Потому что встретил мечту. Потому что ждал только этой встречи. Потому что жениться нужно по любви, а не из-за необходимости. Потому что мне нужны только вы, Тина. И никто больше. — Он склонился к ее губам и обжег их горячим дыханием. Алька задрожала в его руках, и Рим слегка коснулся нижней губы кончиком языка. Она подалась к нему, прижалась и потянулась губами к его губам в поисках утоления жажды поцелуя. Он широко и довольно улыбнулся, и поцеловал девушку нежно и в то же время требовательно. Алька всхлипнула от осознания того, что все совершенно перепуталось. Не за этим она переносилась в прошлое. Не этого искала и хотела. Алька вывернулась из рук Рима и бросилась бежать прочь, входя в коридоры времени.

Алька выскочила в своей комнате в доме Веля. Ее душа разрывалась от боли и отчаяния. Ее уже ждали. Влад, Арт, Тами, Онис, Ник замерли, словно были под заклинанием стазиса.

— Вот и конец второму Пророчеству. — Нежный женский голос прозвучал у самого уха.

— Мир уже изменился? — Спросила Аля.

— Пока нет. Ты еще не сделала выбор, остаться для исполнения третьего или вернуться домой. — Второй женский голос шептал над другим ухом.

— Но после первого Пророчества меня никто ни о чем не спрашивал.

— После первого ты не сомневалась. — Словно змей-искуситель голос соблазнял и уговаривал верить ему.

— Кто вы?

— Стихии. — Перед Алькой проявились две абсолютно одинаковые девушки. Их раскосые зеленые глаза смотрели с любопытством.

— Я могу вернуться домой?

— Хоть сейчас. — Хором ответили девушки.

— А войны больше нет?

— Нет.

— А мои друзья?

— Они будут живы и здоровы. Но тебя для них больше не будет. Реальность изменилась, Аля. Никто не будет помнить тебя, стоит тебе только принять решение вернуться. И да, тебе действительно лучше вернуться домой. Там ждут родные люди. Мама, брат. Там твое счастье.

Девушка грустно улыбнулась.

— Я смогу попрощаться?

— У тебя немного времени. Всего пара минут.

И замершие мужчины начали двигаться. Алька оказалась стоящей перед ними, слезы копились в ее душе, душили ее и грозились вырваться наружу.

— Алька, как ты могла??? — Кинулся к девушке оборотень.

Она жестом остановила всех.

— Минутку тишины. Пророчество исполнено. Войны больше нет. И нет необходимости жениться Императору на иномирянках. А значит, я отказываюсь от исполнения третьего Пророчества. Как сказал один хороший человек, жениться нужно только по любви. Я буду счастлива знать, что у вас всех все хорошо. А я… Я имею право любить и быть любимой, и быть счастливой, в конце концов.

Арт не отводил глаз от девушки. В них плескалась огромная боль.

— Алька, не дури! — Попытался рвануться к ней Влад.

В дверях комнаты показался Игнасий.

— Аля!

— Я отказываюсь от якорей и возвращаюсь домой! Прощайте!

— Аля! Стой, глупая девчонка! Стооооой!! Ты….!! — Сквозь пелену слез и шум в ушах донесся утихающий крик мага.

Ужасно болела голова, и затекли руки. Алька с трудом оторвала голову от столешницы сестринского поста в отделении.

— Видимо совсем умаялась, раз за столом заснула. — подумала девушка.

Разогнула спину, потянулась, встала и подошла к зеркалу. Уставшая, с синяками под глазами, она подняла руку поправить прядь волос, выбившуюся из-под шапочки, и поймала за хвост убегающую мысль о том, что руке когда-то был браслетик. А теперь его нет. «Видимо потеряла…» — Подумала она.

Выставила планшетку с таблетками для пациентов на стол и поплелась ставить чайник в сестринскую.

— Аль, плохо выглядишь. Переучила что-ли? — Напарница из соседнего отделения с жалостью смотрела на девушку.

— Да нет, вроде.

— Сегодня тестирование?

— Ага. Сейчас Иринка придет, я пораньше меня просила отпустить. — Девушка чувствовала себя странно. Словно что-то потеряла или запамятовала.

Подходя к большому компьютерному классу, она встретилась со своей подружкой. Светка как всегда перед экзаменом мандражировала и пыталась повторить как можно больше тестов.

— Свет, закрой книжку.

— Погоди, я повторяю.

— Перед смертью не надышишься. — Почти равнодушно выдала Аля.

— Аль, ты не в себе как-то сегодня.

— Почему не в себе? Как раз в себе. Пойдем, запускают.

Группа заняла почти все места у компьютеров, и все-таки у Альки осталось ощущение, что кого-то не хватает. Оглядела своих однокурсников и не увидела среди отсутствующих того, кого не могла вспомнить.

— Точно переучила. — Пробормотала под нос Аля.

Ответила быстро и вышла одной из первых. Дождалась Светку и все-таки решилась задать вопрос.

— Свет, а наши все на экзамене были?

— Аль, а я откуда знаю? Я за всеми не слежу. Мне б экзамены сдать на государственную оценку. А остальное мимо меня.

Отмечать сдачу тестового экзамена девчонки отправились в фуд корт торгового центра. Попивая вредную газировку и макая картошку фри в соус, девчонки делились сплетнями. Точнее говорила Светка, а Аля все время ощущала к себе чье-то липкое внимание. Устав от этого неприятного ощущения, девушка сбежала домой под совершенно надуманным предлогом.

Идти одной вечером почему-то было очень страшно. Никогда раньше она не боялась ходить по улицам родного города. А сегодня нервы просто были на пределе. Списав свое состояние на непростую ночь и экзамен, девушка вбежала в квартиру и захлопнула за собой дверь.

— Да что это со мной такое. — Сквозь зубы выдавила девушка.

Бегом рванула в душ, скинула с себя одежду и долго грелась под горячими струями воды. Завернувшись в полотенце, поползла в свою комнату. Ощущение присутствия постороннего никуда не уходило, обнаженные нервы остро реагировали на каждый шорох и скрип.

Девушка убедилась, что никого лишнего в квартире нет, включила телевизор, чтобы разогнать гнетущую тишину, и подошла к кровати. На покрывале лежала книга в потрепанном коричневом переплете. На обложке было незнакомое название: Высшая школа целительства.

— Это откуда?? — удивленно прошептала девушка.

Взяла осторожно книгу двумя пальцами, словно это было опасное ядовитое животное. Ничего страшного не произошло, и девушка аккуратно раскрыла книгу на первых страницах и начала читать.

Сказать, что она испытала шок, значит не сказать ничего. Главную героиню зовут так же как Альку. Ее жизнь очень похожа на Алькину., словно кто-то списал книгу с реальной жизни. Посмотрела на фамилию автора, которая никаким образом не была знакома. Продолжила читать дальше, и от удивления открыла рот. Что это за странная история про путешествие в другой мир? Откуда такая фантазия? И самое главное, почему все, написанное в книге казалось знакомым и близким, от чего замирало сердце и в груди разливалось тепло. Примерно на середине книги, девушка поняла, что засыпает. Отложила книгу на тумбочку, выключила свет и погрузилась в сон.

Во сне бородатый мужчина, почти Шон Коннери, улыбался ей так, словно она была глупенькой маленькой девочкой. Он показался смутно знакомым, и Алька попыталась спросить его о том, кто он такой, однако мужчина отрицательно покачал головой и погрозил пальцем.

— Спи, неслух маленький. Успеем поговорить. — Его голос тоже был знаком, Алька попыталась воспротивиться его пожеланию, однако сон навалился с новой силой, и сновидений больше не было.

Оставшуюся до госэкзамена неделю, Алька просидела дома, отказываясь выходить на улицу. Брат и мама решили, что девушка ответственно готовится к завершению обучения в университете и особо не противились такому странному затворничеству, обеспечивая девушку вкусняшками и поддержкой. Однако, на самом деле, Аля панически боялась того, что сходит с ума. Загадочная книга, в которой были вырваны страницы с окончанием истории, чужие пристальные взгляды, странные сны, в которых являлись разные люди с незнакомыми лицами, кажущиеся все-таки знакомыми, голоса, зовущие ее, все это приводило девушку в состояние нервного возбуждения.

В день госэкзамена девушка сбежала из дома очень рано. У университета она оказалась почти за час до начала экзамена, поэтому видела каждого, кто пришел в тот день сдавать экзамен. Аля напряженно ожидала появления кого-то знакомого. В голове возникло имя этого студента и нестерпимо захотелось увидеть его. Светка подкралась незаметно и попыталась шуточно напугать подружку. Алька даже не заметила такого вероломного нападения.

— Свет, а где Влад Алдорин? — задумчиво спросила Аля.

— Какой Влад? У нас нет такого на курсе.

— Ну, такой высокий брюнет с голубыми глазами.

Подружка язвительно захохотала.

— Увидишь такого, покажи. Хоть слюну попускаю.

Подружка стала Альку раздражать своей бестолковостью, и девушка решила зайти одной из первых на экзамен. Вытянула номер билета, получила свои три задачи и пошла готовиться. Члены комиссии переговаривались между собой. Смеялись тихонько. Мужчины хлопали друг друга по плечам, дамы с важным видом оглядывали зал.

Алька подготовилась и, когда ее пригласили отвечать, пошла безо всякого страха. Первый раз за последнее время обучения ей не хотелось скрывать свои знания. Получив абсолютно заслуженную пятерку, с чувством выполненного долга вышла из аудитории и поспешила покинуть здание.

Студенты веселились перед универом, некоторые открывали бутылки шампанского и пили пенистый напиток прямо из горла. Алька с натянутой улыбкой шла мимо этого веселья. Поселившаяся в душе необъяснимая тоска, не поддавалась никаким радостям жизни.

Вытащила смартфон и позвонила маме. Сообщила о результате экзамена. Зашла в кафешку, посидела за чашечкой кофе. Настроение никак не улучшилось, и девушка сдалась.

— Не могу больше. — Прошептала девушка, — что я потеряла? Что забыла? Откуда такая пустота в душе? Надо сходить, пожалуй, к психиатру. Это натуральная депрессия. Надеюсь, это лечится.

Приняв решение все-таки обратиться за консультацией после выпускного бала, она поплелась домой. Соседка, вечно сидящая у подъезда, по состоянию девушки решила, что та начала спиваться.

— Вона как ее шатает. И не видит никого, с утра шары залила. Говорю ж пьеть, проклятушшая! Небось мужик бросил. Да и кому така силётка нужна-от. — Рассказывала она товарке из соседнего подъезда.

Девушка взглянула на них равнодушно, и, молча, прошла в свою квартиру. Ощущение чужого присутствия никуда не исчезало, что довольно сильно выматывало. Оголенные нервы остро реагировали на каждый шорох, каждый скрип. Девушка забралась с ногами на кровать, легла на спину и, лежа с открытыми глазами, смотрела в потолок. В своих терзаниях она не заметила, как стемнело, как вернулась мама, пришел брат. Обеспокоенные родные не могли привести девушку в адекватное состояние. На все вопросы она отвечала невпопад, висела сломанной куклой на руках брата, пытающегося поставить ее на ноги.

Елена Аркадьевна, сглатывая непролившиеся слезы, судорожно набирала телефон подруги.

— Тома, Алька… Она не говори и не шевелится. Приедь а… Пожалуйста.

— Еду.

Подруга мамы была действующим психиатром, работающей в стационаре. Тамара Павловна, высокая рыжеволосая женщина с ярко-зелеными глазами, приехала через сорок минут. Вошла в комнату, выгнала Елену Аркадьевну и осталась наедине с девушкой.

Быстро посмотрела в ее глаза, хмыкнула, провела ладонью над телом Али. Затем ее холодные пальцы прикоснулись к вискам, сжали голову девушки. Тамара Павловна скрипнула зубами, глаза сверкнули зеленым злым огнем.

— Спи, Аля. — И вышла из спальни.


Кабинет ректора Школы | Высшая школа целительства | Амарил. Где-то в горах, где никто никогда не бывал







Loading...