home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 52

Скарборо, Англия

Примерно в ста милях к северу от Хэмптон-сэндс Шарлотта Эндикотт въехала на велосипеде на небольшую засыпанную гравием огороженную площадку перед входом в здание поста радиопрослушивания Службы Y в Скарборо. Поездка от «норы», как Шарлотта любила называть свою тесную комнатку в городском пансионе, до места службы оказалась прямо-таки зверски трудной: всю дорогу под дождем и против ветра. Чувствуя себя до крайности промокшей и замерзшей, она спешилась и поставила свой велосипед в специальную стойку рядом с несколькими другими.

Налетавший порывами ветер громко завывал в трех огромных прямоугольных антеннах, смонтированных на высоком береговом утесе и обращенных к Северному морю. Шарлотта Эндикотт взглянула на них, заметила, что они совершенно явно качаются, и поспешно перебежала через дворик. Она с усилием открыла дверь домика и влетела внутрь раньше, чем ветер успел захлопнуть ее у нее за спиной.

У нее оставалось еще несколько минут до начала смены. Она сняла промокший плащ, развязала ленты шляпы и повесила и то и другое на стоявшую в углу разлапистую ветхую вешалку, похожую на дерево без листьев. Домишко был щелястым и холодным — построенным не для удобства, а по необходимости. Впрочем, в нем все же имелась отдельная комнатушка, используемая как столовая. Шарлотта зашла туда, налила себе полную чашку горячего чая, села за один из маленьких столиков и закурила сигарету. Она отлично понимала, что это вредная и, что уж там говорить, неприличная привычка, но раз уж она могла выполнять мужскую работу, то кто мог ей запретить курить, как это делают мужчины. Кроме того, ей казалось, что с сигаретой она выглядит более сексуальной, более искушенной, в общем, немного старше своих двадцати трех лет. Сначала она просто баловалась, а теперь уже довольно серьезно пристрастилась к проклятому зелью. Конечно, работа была напряженной, отвлекаться на дежурствах запрещалось, а жизнь в Скарборо была ужасно скучной. Но Шарлотта по-настоящему любила свою работу, каждое ее мгновение.

Впрочем, был один период, когда она ее просто ненавидела. Тогда шло Сражение за Великобританию. Во время непрерывных, продолжительных и ужасных воздушных боев радисткам из Женского вспомогательного корпуса ВМФ в Скарборо приходилось непрерывно слушать переговоры британских и немецких пилотов. Однажды она слышала, как англичанин, судя по голосу, совсем мальчик, звал маму, пока его горящий «Спитфайр» беспомощно падал в море. Когда его голос замолк, Шарлотта выбежала из дома, и ее вырвало прямо на гравий перед входом. Она была очень рада, что эти дни давно миновали.

Шарлотта взглянула на часы. Почти полночь. Пора заступать на вахту. Она встала и расправила свою влажную форменную юбку. Потом затянулась еще раз — курить в «дыре» строго запрещалось — и раздавила сигарету в маленькой металлической пепельнице, из которой во все стороны торчали окурки. После этого она вышла из столовой и направилась на свое рабочее место. По дороге она предъявила часовому свой пропуск. Тот придирчиво осмотрел его, словно видел и девушку, и ее документ впервые, хотя на самом деле пропускал Шарлотту уже раз сто, и вернул с улыбкой, несколько более широкой, чем того требовала простая вежливость. Шарлотта не сомневалась, что она привлекательная девочка, но для всякого рода любезностей здесь было совершенно не место. Она гордо вздернула голову, открыла дверь, вошла в «дыру» и села на свое обычное место.

Как всегда, в первую секунду у нее по спине пробежали мурашки.

Пару секунд она рассматривала светящиеся шкалы своего супергетеродинного радиоприемника RCA AR-88, а потом привычным движением надела наушники. Специальные противопомеховые кристаллы RCA позволяли ей прослушивать немецкие передачи морзянкой по всей Северной Европе. Она настроила шкалы приемника на диапазон, за которым должна была следить этой ночью, и включила прием.

Немецкие радисты работали на ключе едва ли не быстрее всех в мире. Но Шарлотта могла с ходу определить по радиопочерку каждого из них. У нее и других девочек были прозвища для многих из немцев: например, Вагнер, Бетховен, Цеппелин.

Этой ночью Шарлотте не пришлось долго ждать начала работы.

Через несколько минут после полуночи она услышала звуки морзянки. Почерк радиста она не узнала. Ритм передачи был неуверенным, паузы между группами непривычно долгими. Любитель, решила она, человек, которому не часто приходится пользоваться радиопередатчиком. Определенно, не один из профессионалов немецкого военно-морского штаба. Действуя автоматически, она включила запись передачи на осциллографе — устройстве под названием «Тина», предназначенном для фиксации радиопочерка, — и с молниеносной быстротой записала на лежавшем наготове листе бумаги текст передачи. Когда любитель закончил, Шарлотта услышала на той же волне ответную дробь. На сей раз работал не любитель — Шарлотта и другие девочки часто слышали его раньше и дали ему прозвище Фриц. Он был радистом на подводной лодке. Его сообщение Шарлотта тоже быстро записала.

После короткого ответа Фрица последовала довольно длинная передача любителя, после чего оба умолкли. Шарлотта сняла наушники, оторвала диаграмму, нарисованную осциллографом, и прошла в дальний угол комнаты. При обычных обстоятельствах она просто передала бы запись радиограмм курьеру-мотоциклисту, который должен был доставить их в Бетчли-парк для расшифровки. Но в этом сеансе радиосвязи было что-то необычное; она почувствовала это по почерку радистов: Фрица на подводной лодке и любителя, находившегося где-то в другом месте. Она подозревала, что знает, что это были за переговоры, но понимала, что свое подозрение ей придется чертовски убедительно обосновать. Подойдя к столу старшего ночной смены, бледного мужчины болезненного вида по фамилии Лоу, она положила перед ним записи радиограмм и ленту осциллографа. Лоу с шутливым удивлением вскинул голову.

— Я могу быть совершенно не права, сэр, — сказала Шарлотта, постаравшись заставить свой голос звучать со всей возможной внушительностью, — но мне кажется, что я только что перехватила переговоры немецкого шпиона с подводной лодкой, находящейся недалеко от нашего берега.


* * * | Под конвоем лжи | * * *







Loading...