home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 39

Лондон

Операции поспешно присвоили кодовое название «Литавры» — кто выбрал это слово и почему, Вайкери не знал. Операция была слишком сложной и слишком секретной для того, чтобы управление ею могло осуществляться из его тесного кабинетика на Сент-Джеймс-стрит, возле которого к тому же все время толпился народ. Поэтому в качестве командного пункта был избран величественный георгианский особняк на Вест-Хэлкин-стрит. Гостиная была преобразована в оперативный штаб, оснащенный дополнительными телефонами, радиостанцией и прикрепленной к стене крупномасштабной картой Большого Лондона. Находившуюся наверху библиотеку превратили в кабинет для Вайкери и Гарри. Имелся в доме и черный ход, который предполагалось использовать для наблюдателей, и кладовая, набитая продуктами. Машинистки вызвались заняться стряпней, и Вайкери, попавший в свою новую штаб-квартиру ближе к вечеру, был приятно изумлен ароматом тостов, бекона и шкварчанием готовившегося на газовой плите жаркого из баранины.

Один из наблюдателей проводил его наверх, в библиотеку. В камине горел уголь, воздух был сухим и теплым. Вайкери не без труда выбрался из промокшего плаща, повесил его на плечики, а плечики зацепил за верх дверной створки. Одна из девушек принесла ему чайник, и он налил себе чашку. Вайкери был физически и морально измотан. Он очень плохо спал после допроса Джордана, а надежда вздремнуть в автомобиле оказалась тщетной, так как Бутби предложил поехать в офис вместе с ним, чтобы поговорить дорогой.

Общее руководство операцией «Литавры» осуществлял Бутби. Вайкери должен был управлять действиями Джордана и обеспечивать наблюдение за Кэтрин Блэйк. Одновременно ему надлежало предпринять меры для обнаружения остальных агентов сети и выяснить, каким образом, помимо радио, они осуществляют связь с Берлином. Бутби также выполнял обязанности координатора операции с Двадцатым комитетом — межведомственной группой, планировавшей все действия по «двойному кресту» и получившей свое название только потому, что символ «двойного креста» был точно таким же, как обозначение двадцатки римскими цифрами: XX. Бутби и Двадцатый комитет должны были подготовить дезинформирующие документы для портфеля Джордана и договориться о включении «Литавров» в состав «двойного креста» и операции «Конвой». Вайкери не спрашивал о характере дезинформации, а Бутби ничего не говорил ему. Вайкери понимал, что это означало. Он обнаружил существование новой немецкой сети и проследил утечку до ее источника — Джордана. Но теперь Бэзил Бутби вознамерился все заслуги приписать себе, а своего подчиненного, проделавшего огромную работу, отодвинул на второстепенную роль.

— Отличная конура, — похвалил Гарри, войдя в комнату. Он тоже налил себе чаю и стал спиной к огню. — Что делает Джордан?

— У себя наверху, спит.

— Безмозглый болван, — сказал Гарри, понизив голос.

— Теперь он наш безмозглый болван, Гарри, не забывайте об этом. Что-нибудь нашли?

— Отпечатки пальцев.

— Что?

— Отпечатки пальцев, слабые отпечатки, оставленные кем-то, помимо Питера Джордана, повсюду в его кабинете. И на столе, и внутри сейфа. Он говорит, что приходящей уборщице строго-настрого запрещено входить туда. Отсюда следует предположение, что эти отпечатки оставила Кэтрин Блэйк.

Вайкери медленно покачал головой. По-видимому, у него не было в этом глубокой уверенности.

— Дом Джордана готов к работе, — продолжал Гарри. — Мы натыкали туда столько микрофонов, что услышим, даже если пукнет под полом мышь. Мы выселили семейство из противоположного дома и устроили там стационарный наблюдательный пункт. Видно идеально. В светлое время суток они будут фотографировать всех, кто только будет появляться у дверей Джордана.

— А как насчет Кэтрин Блэйк?

— По номеру телефона мы установили адрес. Это в Эрлскорте. Мы заняли квартиру в здании напротив.

— Хорошая работа, Гарри.

Гарри некоторое время рассматривал Вайкери.

— Поймите меня правильно, Альфред, — сказал он, — но у вас чертовски плохой вид.

— Не могу даже вспомнить, когда я спал в последний раз. А вы-то сами на чем держитесь?

— На горсти «бензедрина» и десяти квартах чая.

— Я собираюсь немного перекусить, а потом попробовать поспать. А вы?

— Если честно, то у меня есть планы на этот вечер.

— Грейс Кларендон?

— Она пригласила меня на обед. Пожалуй, надо воспользоваться этой возможностью. Не думаю, что в ближайшие несколько недель у нас будет много свободного времени.

Вайкери поднялся и налил себе еще чашку чая.

— Гарри, мне не хочется использовать ваши отношения с Грейс в интересах дела, но все же, боюсь, придется попросить ее о любезности. Я хотел бы, чтобы она без шума проверила по архиву несколько имен и посмотрела, что из этого получится.

— Я попрошу ее. А что это за имена?

Вайкери взял чашку двумя пальцами за ручку, пересек комнату и встал рядом с Гарри перед огнем.

— Питер Джордан, Уолкер Хардиджен и некто или нечто по имени Брум.


* * * | Под конвоем лжи | * * *







Loading...