home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


ГЛАВА 8

По дороге мы с Грегом немного отвлеклись и даже забыли о том, что близится локальный ужастик для отдельно взятых родственников, вследствие чего носились по дороге, играя не то в салочки, не то… Короче, впали в детство. Но это неожиданно оказалось таким веселым и интересным, что я махнула рукой на несолидность сего занятия. Ну подумаешь, леди Иржина, единственная дочь советника светлого императора. Подумаешь, лорд Грегориан, двоюродный племянник темного императора. И оба носятся под двумя лунами, освещающими им дорогу на кладбище, как караманы[10] в брачный период. А темный маг-некромант косится и усмехается.

Угомонились мы только тогда, когда показалась ограда кладбища.

– Ян, слушай, а давай мы тебя здесь подождем? – внес дельное, на мой взгляд, предложение Грег. – А ты выводи свое воинство, и пойдем обратно в замок.

Я промолчала, но отчаянно закивала. Что, мол, да! Да-да! Мы подождем, непременно. Но здесь, за воротами.

– Грег, прекрати трусить и пугать девушку. Ну ладно она, отрыжка светлой магии, но ты-то? – снисходительно произнес этот самый некромант.

Я поперхнулась от такой лестной характеристики и даже открыла рот, чтобы высказать все, что думаю по поводу подобных эпитетов в свой адрес, но…

– Вот потому и не горю желанием идти, что знаю, как все это мерзко, – пробурчал Грег. – Иржик, не обижайся, это он не со зла. Если тебя утешит, то я – отрыжка темной магии. С детства это от него слышу.

– Так, ладно, – перебил его Себастьян и стал серьезным. – Идите за мной. Есть пожелания, кого именно выбирать в прислугу? – глянул он на меня. – Нет? Тогда на мое усмотрение. Учитывая, что свежих трупов на этом кладбище нет, а те, что пролежали недостаточно долго, будут вонять, разлагаться, и придется вливать в них слишком много магии для поддержания целостности, придется подобрать вам скелетов почище.

– Скелетов? – проблеяла я.

– Расовые предпочтения? – Себастьян замер у одной старой могилы. – Эльфы? Гномы? Тролли?

– Да какая разница, если они все равно скелеты! – Я хмуро оглядела холмики и памятники на них.

– Не скажите. Для тяжелых работ больше подойдут тролли, а для более тщательных и кропотливых – эльфы.

– Тогда и тех, и других. А учитывая состояние вашего замка – побольше! – мстительно добавила я.

Ну это же надо? Я – отрыжка светлой магии. А сам-то?! Некромант!

Ян на провокацию не поддался и, отойдя от нас на несколько шагов, быстро нарисовал на плитках дорожки небольшую пентаграмму. Я наблюдала за его действиями с интересом и недоумением. Почему-то думалось, что он сейчас взмахнет руками или жезлом, произнесет заклинание, и все. А если уж будет рисовать пентаграмму, то большую. Чтобы вызвать и поднять много кого сразу.

Оказалось – нет. Как только эта компактная пентаграмма была закончена, Ян действительно сделал движение пальцами, произнес что-то на незнакомом мне наречии, и земля на трех ближайших могилах зашевелилась. А потом, разгребая грунт, начали выползать скелеты. И совсем даже не чистенькие, как маг нам обещал. А в каких-то жутких лохмотьях и с остатками шевелюр на черепах.

– Мамочки! – прошептала я, и совершенно неожиданно оказалось, что сижу у Грега на закорках, а он, кряхтя, поддерживает меня под попу.

Онемев от ужаса, я смотрела на три почти разложившихся тела, при жизни бывших людьми.

А Ян, продолжая что-то говорить на том самом языке, похоже, дал скелетам команду построиться, что те и сделали. После чего бородач направился дальше вглубь кладбища, Грег потащился за ним, а я поехала на Греге.

Подобная процедура повторилась трижды, и наша группа покойничков пополнилась еще двумя людьми. Затем добавились два эльфа, два тролля, один гоблин и один оборотень – это мне Грег пояснил, когда я удивилась немного странной челюсти скелета. И все бы ничего, вели они себя смирно, просто топали за нами. Но они вовсе не были чистенькими и голенькими: на них виднелись ошметки плоти. А потом оборотень, точнее, тот, кто при жизни был оборотнем, потерял правую руку. Проследив дырками глазниц за тем, как она падает на землю, скелет наклонился и подхватил потерянную конечность второй рукой.

И вот этого мой организм перенести уже не смог.

– Грег, меня сейчас вырвет, – простонала я.

– Аналогично, – промычал мой «конь» и резво потрусил в кусты.

И в самый разгар нашего… гм… освобождения от пирожных, съеденных в кафе, меня кто-то тронул за плечо.

– А-а-а!!! – срываясь на такие частоты, которые недоступны человеческому уху, я зажмурилась и с разворота сделала хук правой.

Рука впечаталась во что-то шерстяное. А я снова заорала, потому что прикоснуться голой кожей к ошметкам волос давно почивших трупов – приятного мало. И тут этот ветхий недоразложившийся труп начал крыть меня такой нецензурной бранью, что я даже глаза открыла.

– Иржи, мать твою темную, чтоб ей в могиле перевернуться. Ты совсем ополоумела? – На меня, держась за лицо, с яростью смотрел Себастьян.

– Э-э… – Я попятилась.

– Чтоб тебе во всех делах только уллис был, и никаких поблажек! – разорялся этот страшный мужчина.

– А чего вы подкрадываетесь?! – возмутилась, придя в себя.

– Я подкрадываюсь?!

– Ну не я же! Я вообще-то занята была! А вы напугали меня чуть ли не до седых волос. Я же думала, что это кто-то из этих…

Рядом, перестав рычать, да и вообще дышать, прислушивался к нашей «милой» беседе Грег.

– Я не подкрадывался! – рыкнул Ян. – Хотел убедиться, что с тобой все в порядке, а ты! – Он обличающе ткнул в меня пальцем.

– А я испугалась! Вас! – Я тоже ткнула в него пальцем. – Нашли время проверять!

– Ненормальная! И это девушка! Светлая к тому же! Грег, где ты это чудовище подобрал?! – переключился он на родственника.

– Вообще-то это она меня подобрала, – миролюбиво протянул братец, с интересом переводя взгляд с Яна на меня и обратно.

– Но драться-то зачем?!

– Себастьян, но ты и правда как-то погорячился. На ее месте и я бы так среагировал, – заступился за меня Грег. – Ты еще скажи спасибо, что Иржи тебя рукой приласкала, а не ногой с разворота. Между прочим, вот эти ботинки она надела специально для особо активных зомби.

– Да! – тихо добавила я и задумчиво осмотрела свою ногу в тяжелом ботинке, поставив ее на пятку и покачав носком.

И мне даже поплохело от мысли: а что было бы, если бы я и правда врезала ногой?

Подняла взгляд на Себастьяна, посмотрела на наливающийся фингал. М-да. Приголубила я благодетеля… А он сверлил меня взглядом и, честно скажу, было страшно. Потому что глаза у него немного светились в темноте.


– И что? Действительно, могла бы и ногой? – вдруг на удивление спокойно и с интересом спросила жертва моего испуга.

– Ну… Вообще-то могла бы. Меня папа научил. – И я вздохнула.

– И чем я так прогневал богов, если они послали мне такое испытание? – скорбно вопросил некромант, подняв лицо к небу.

Мы с Грегом переглянулись, оценив масштаб моего рукоприкладства.

Врезала я, что называется, от души. Еще раз покосившись на тяжелую рифленую подошву своих ботинок, поежилась, представив, как выглядел бы след протектора на этом суровом бородатом лице.

– Идем уж, божья кара, – покачал Ян головой и повернулся к строю скелетов. – Это ж надо? Кому рассказать – не поверят. Мне врезала кулаком светлая леди! Темная уже в обмороке валялась бы от испуга, а эта дерется! – продолжал он выговаривать вслух.

– Вот и тащили бы на кладбище темную леди, – пробубнила с обидой. – Я, кстати, не понимаю, зачем вообще понадобилось нас сюда вести. И… да, я – светлая. И валяться в обмороке, пока какой-то мерзкий зомби будет выедать мне мозги, не собираюсь.

– Что должен делать зомби? – споткнулся и резко остановился Ян, отчего я врезалась ему в спину. – Мозги выедать? – Он повернулся ко мне, нависнув эдакой бородатой горой.

– Мозги.

– Ой, боги-и-и… Иржи, зачем им что-то выедать? Они – скелеты! Им не нужна еда!

Я покосилась на Грега, который трясся рядом в беззвучном смехе.

А что такого-то? Я точно читала, что зомби нападают и выедают мозги у жертв. Я, правда, никак не могла понять, почему именно мозги. По мне, так проще руку или ногу оторвать и сожрать. До мозга поди еще доберись. Но кто их, этих зомби, разберет, почему у них такой странный рацион.

– Боги, дайте мне терпения! – сквозь смех выдавил Себастьян. – Пойдем, светлое чудовище. Ты мне уже мозг сама выела, хуже любого зомби.

Вот тут я решила, что пора обидеться. Но никто этого не заметил, так что зря я сердито сопела.

А дальше Себастьян выстроил свое костяное воинство и стал колдовать. Отчего-то со скелетов исчезли все остатки плоти и одежды. Потом закрепились суставы, чтобы они больше не теряли конечности, и выбелились кости. После чего мы пошли в замок.

Мы шли впереди, а сзади гремела костями (в прямом смысле этих слов!) наша прислуга. И честно скажу – я отчаянно трусила и даже не пыталась этого скрывать. Страшно же, когда за твоей спиной топают голые скелеты. Непонятно – почему они слушаются? Ведь просто кости не могут идти сами по себе. Что-то ими управляет. Точнее, кто-то.

Но самый ужас в том, что ведь это мне в дальнейшем придется ими руководить. Как?! Я спрашиваю – как?!

Но это все будет позже, а сейчас я шла, мертвой хваткой вцепившись в локоть Грега. И вытащив братца вперед – так, чтобы между нами и скелетами находился Себастьян. Тот посмеивался, глядя на мои ужимки и на то, как я постоянно оглядываюсь, следя, чтобы за нашими спинами находился он, а не зомби.

Скелетов Малкольм запер на ночь в одном из помещений на первом этаже, что меня несказанно обрадовало. И мы наконец-то легли спать. День сегодня был безумно длинный и утомительный. У меня опять не хватило сил открыть медальон. Подержала я его в руках, да и отложила знакомство с портретом мамы на утро.

…Вот с этого я и начала, проснувшись. Потянувшись и протерев сонные глаза, села поудобнее и взяла в руки медальон. Сначала крышка не поддавалась, и открыть ее мне удалось не сразу. Хуже того, я случайно оцарапала палец о неровность на замочке и даже выругалась, так как выступила маленькая капелька крови. Другим пальцем протерла испачканный в крови зам о к, и тут что-то в нем щелкнуло, а по коже руки пробежала щекотка, словно от искорок.

С миниатюры, оказавшейся в медальоне, на меня смотрела улыбающаяся красивая молодая девушка. Большие раскосые зеленые глаза, опушенные темными ресницами, длинные светлые волосы, ямочки на щечках. В тот момент, когда был написан этот портрет, маме исполнилось лет девятнадцать-двадцать, то есть почти столько, сколько сейчас мне.

Интересно, я действительно на нее сильно похожа? Вскочив, прошла к зеркалу, поочередно всматриваясь то в свое отражение, то в портрет на медальоне. Хм… А ведь и правда. Почему-то раньше не замечала, что мои глаза немного раскосые и вытянуты к вискам. Как-то даже в голову не приходило сравнивать себя с эльфами, зная, что папа чистокровный человек. Да и уши у меня человеческие. Впрочем, у мамы тоже. Но вот руку даю на отсечение – отметился в ее роду кто-то из ушастого племени.

Сразу вспомнился удивленный вопрос Грега в момент, когда он впервые увидел мои глаза.

И нос у меня мамин – маленький и прямой, и четко очерченные пухлые губы – ее. Про волосы молчу. Точно такая же грива очень светлых волос. Сравнивая сейчас наши лица, я могла смело сказать, что – да! Мамина дочь! И очень на нее похожа. Я никогда не жаловалась на внешность, природа меня щедро наградила. Но даже не предполагала, что я почти мамина копия.

Ласково погладив портрет, осмотрела изнутри крышку медальона. На ней красовалась черная гравировка – горгулья, сидящая на обломке скалы. Ну и ну! С каких это пор родовым символом в Светлой империи является чудовище? Да быть такого не может! А в том, что это именно символ рода, сомнений у меня не возникло. Очень характерное изображение: именно так и делают гравировки гербов и прочей родовой символики.

Подойдя к окну, чтобы было светлее, я внимательно рассмотрела жуткую харю горгульи. Что-то мне не нравились мои догадки. Мама, о которой никто ничего не знает… даже папа скрывал ее имя как самую страшную тайну… То, что они не были женаты… Отсутствие у меня магических сил… Это при том, что мой отец – очень сильный маг, и когда я говорю «очень» – не преувеличиваю. И все в его роду были магами, я – единственный бездарь. Что само по себе странно. И, наконец, сведения о том, что, оказывается, папа долгое время прослужил на благо Светлой империи здесь, у темных. И то, что он никогда их не ругал. Ох!

Я судорожно схватилась за горло, так как у меня перехватило дыхание. Неужели?! Да не может быть! И что теперь делать? Да если император Эктор, долгих ему лет, узнает о том, что моя загадочная мама родом из Темной империи…

Боги!

Папу тогда ждет опала. Этого ему не простят. Он отказался жениться на стольких родовитых светлых леди из самых почтенных и уважаемых семей, и вдруг выяснится, что его единственная дочь и наследница – наполовину темная. Хуже того! Он обманул доверие императора и спутался… И не просто спутался, а привез незаконнорожденное дитя в Светлую империю и признал его.

Но если об этом узнают, не только у него будут проблемы. Я тоже стану изгоем. От меня отвернется весь высший свет… Это в лучшем случае…

Что же теперь делать?

Безусловно, нужно попытаться узнать, кому принадлежит этот родовой знак – горгулья. Но так, чтобы никто не догадался, почему я этим интересуюсь.

Значит, нужно добыть гербовник Темной империи и списки родов. Это, по крайней мере, даст мне знание о том, к какому роду принадлежала мама. Или… принадлежит? Вдруг она жива?

К завтраку я спустилась в совершенно растрепанных чувствах и почти ничего вокруг не замечала.

– Иржина, – отвлек меня от моих мыслей голос Себастьяна. – Что с тобой такое случилось?

– Что? – Я оторвала взгляд от тарелки. – Почему вы спрашиваете?

– Пытаюсь понять, почему ты не кричишь и не пытаешься запрыгнуть на колени к Грегу.

– А почему я должна это делать? – недоуменно нахмурилась, переведя взгляд на брата.

– Ну, если судить по твоему вчерашнему поведению, то сейчас ты уже должна была бы сидеть, крепко вцепившись в Грегориана, и визжать.

– С чего вдруг? – У меня даже глаза округлились.

– А тебя что, уже ничего не смущает? – Себастьян задумчиво поставил чашку кофе на стол. – Не понимаю я тебя, совершенно.

И так у него это печально получилось, что я совсем растерялась. Что ему от меня надо-то? Я глянула на Грега и вопросительно кивнула, подняв брови. А тот смотрел на меня с интересом и молчал. Ну и?

Снова посмотрела на Себастьяна, оценила замечательный фингал. Мимолетно озадачилась, почему он его не свел еще вчера, сразу по возвращении с кладбища. А-а… Так я, наверное, именно этому и должна удивиться? Но с какой стати мне пугаться синяка, который сама же и поставила? Или надо бояться не синяка, а его хозяина? Типа: посмотри, что ты натворила?! Сейчас прольется чья-то кровь!

– Ян… – прокашлялась я. – Мне правда очень неловко, что я вчера вас так припечатала. Но я ведь извинилась уже.

Он уставился на меня, не моргая, а я приняла от слуги тарелку с пирожным и с невинным видом начала есть. И чего меня так гипнотизировать? Сам виноват вообще-то. Да и синяк прекрасно мог вывести еще вчера вечером, для того мази и существуют, коли сам не владеешь лечебной магией!

– Насколько понимаю, прислуга вас уже не смущает?

– М-м? – Я перевела взгляд на того, кто мне только что подал тарелку, и подавилась пирожным.

Скелет! Один из вчерашних…

– Да-а, Иржи. Я не скоро тебя пойму, – покачал головой некромант. – Вот о чем надо было думать, чтобы вообще ничего вокруг не замечать? Я-то уже обрадовался, решил, что ты перестала бояться.

– Леди? – произнес тем временем этот самый скелет, глядя на меня сияющими синим светом глазницами, и щелкнул челюстями.

А я прямо почувствовала, как у меня отливает краска от щек.

Оно еще и разговаривает!!!

Смотрела я на это страшное синеглазое нечто и даже закричать не могла. Очень уж неожиданно все случилось. Вроде и ногой с разворота, как на кладбище, нехорошо. Я все же в юбке, в туфлях на каблуках. И кулаком по этой костяной роже бить – руки жалко. Еще кожу обдеру о голые зубы. Зубы, кстати, хорошие. Даже присмотрелась к ним. Определенно, кто бы это ни был при жизни, а за своими зубами он следил.

Открыла рот – и закрыла. А потом подумала: и чего я, собственно говоря, так переживаю? Во-первых, я светлая. А светлые ничего не боятся, даже зомби. Ну… Наверняка не боятся, просто ни разу с ними не сталкивались, а так вообще-то мы храбрые. Мозги, как оказалось, скелеты не едят, так что можно этого не опасаться. Во-вторых, я – леди. Какая-никакая, но леди. Нас готовят к разному. Всякое может случиться при дворе. И в-третьих, я наполовину темная леди. Хорошо хоть не наполовину леди. Раз у мамы есть родовой знак, значит, она точно была аристократкой. А следовательно, я вообще ничего не должна бояться.

– Спасибо, любезный, – сказала я в итоге, глядя в синие глазницы. – И будь добр еще горячего кофе.

Скелет поклонился и поцокал пятками к сервировочному столику. А за столом с грохотом захлопнулись рты у двух мужчин, обладающих помимо собственных скелетов еще много чем поверх костей.

На минуту засомневалась, правильно ли то, что к зомби я обратилась на «ты»? Но, здраво рассуждая, вряд ли при жизни он был дворянином. Ведь скелет похоронили на обычном кладбище, и памятника вроде на его могиле не было. Точнее, на тех могилах, из которых Себастьян поднял человеческих зомби. И к тому же, если бы он был дворянских кровей, его родственники позаботились бы о посмертном заклятии, не позволяющем поднять усопшего.

– Ты что-нибудь понял? – нарушил давящую тишину Себастьян, обратившись к Грегу.

А я невозмутимо приняла у скелетика кофе и с милой улыбкой отпила.

– Не-а, – ответил Грег. – Иржик, а ты что, совсем-совсем не боишься?

– А должна? – Я мило поморгала. – Весьма воспитанный и любезный молодой человек, имени пока не знаю, к сожалению.

На всякий случай присмотрелась к строению скелета. Да, точно – человек.

– Дарик, леди, – тут же поклонился этот самый «молодой человек».

– Да, так вот, Дарик очень любезен. И сразу видно, что при жизни он за собой следил и берег здоровье.

– Почему? – растерянно уточнил Ян, и они с моим братцем уставились на Дарика.

– Вы на зубы его посмотрите. Видите? Отличные здоровые зубы.

– Благодарю, леди. – Скелет снова поклонился мне и демонстративно клацнул своим полным зубов ртом в сторону мужчин.

– М-да, – прокашлялся некромант и покосился на меня. – Ну, раз все так замечательно складывается и леди Иржина уже совсем не боится, сейчас я представлю ей всю прислугу. Иржи?

– Да, я уже закончила с завтраком.

Себастьян тут же поднялся, на долю секунды опередив галантного скелетика, подошел к моему стулу и отодвинул его, помогая встать. Но, честно говоря, в этот момент я опасалась его сильнее, чем этого несчастного Дарика.


А в холле Малкольм уже собрал всех поднятых вчера зомби, которые сейчас выстроились в ряд, как вышколенная прислуга из лучшего аристократического дома.

– Итак. Это – леди Иржина. С этой минуты она – ваша госпожа. Подчиняетесь ей так же, как мне. Это понятно? – Ян обвел тяжелым взглядом скелетов, на секунду задержавшись на Дарике, вставшем в конце шеренги.

– Понятно, господин, – поклонились слуги.

– А он? – ткнул в Грега костяным пальцем скелет тролля.

И синие горящие глазницы всех зомби повернулись в сторону парня. Тот вздрогнул и сделал то, чего я от него ожидала меньше всего, – спрятался за мою спину. Я изумленно округлила глаза, но промолчала.

– А он – гость дома. Относиться с почтением и уважением, выполнять его просьбы и поручения, но подчиняться только мне и леди Иржине, – невозмутимо ответил троллю Ян.

– Мм? – вякнул за моей спиной «гость дома». – А мне подчиняться?

– Не дорос еще, – прокомментировал некромант, даже не поворачивая головы.

Грег возмущенно засопел и дернулся, а я молча стукнула его локтем. Нашел время выяснять отношения. Кто же так себя ведет при прислуге?

В общем, зомби по очереди назвали мне свои имена, после чего Себастьян сообщил, что отдает их всех в мое распоряжение, и собрался уходить.

– Минуточку! – окликнула я его и повернулась к зеленокожему слуге. – Малкольм, отведи, пожалуйста, всех слуг в какое-нибудь помещение, где мы сейчас сможем спокойно поговорить.

Малкольм, кивнув, поманил прислугу в одну из комнат, а я догнала Себастьяна.

– Ян, вы уже приняли решение относительно того сообщения, которое вам оставил лорд Мирк? Я обещала, что свяжусь с ним и передам ваш ответ.

– То есть ты серьезно настроена быть моим личным ассистентом? – уточнил маг.

– А почему нет? Опыт подобной работы у меня есть. Я все прошлое лето совмещала практику с подработкой. Так что да. Могу поработать вашим ассистентом, пока гощу в этом доме.

– И что же, еще и жалованье хочешь? – Черные брови невольно поднялись.

– Ну-у-у… – Я смущенно поводила перед собой мыском туфельки.

– Все с тобой ясно, – тяжело вздохнул мой потенциальный работодатель. – Стандартный договор на полгода, оклад фиксированный, премиальные по итогам работы раз в триместр. К обеду я подготовлю бланк договора для подписи. После этого передам тебе ту информацию, которую нужно будет сообщить лорду Мирку.

– Согласна! – радостно воскликнула я и заулыбалась.

Это же отлично! Договор на полгода, и оклад, и место для проживания. Да такие условия для работы – это предел мечтаний, особенно в моих обстоятельствах.

– Иди уж, наказание мое, – скорбно покачал головой Ян. – Сам себе ужасаюсь – и чего это я такой добрый?

– Просто вы хороший человек и не можете бросить девушку в беде! – ответила я, продолжая сиять, как начищенный серебряный кофейник.

– Это я-то? – хмыкнул некромант и покосился на притихшего Грега. – Ну-ну… Так! Чтобы к обеду выбрала себе на втором этаже комнату для кабинета, поблизости от моего. Малкольм тебе его покажет. Приготовь также список необходимых для работы вещей и техники.

Я кивнула, и тут не выдержал Грегориан.

– А ты почему ее обозвал «госпожой», а меня «гостем дома»? – возмущенно выпалил он.

– А потому, мой юный родственник, что она – личный ассистент и будет здесь жить и руководить этими костями. А ты… Не сказал бы грубо, но, если по-простому, ты – гурзуб-шатун. В любой момент опять усвистишь за своей радугой. Так с какой стати называть тебя иначе?

Себастьян ушел, а братец похлопал меня по плечу.

– Сознавайся, ты его околдовала?

– Кого?

– Себастьяна! Кого еще?! Я вообще в шоке от всего того, что происходит с момента твоего появления.

– А что происходит-то? И как бы я его околдовала, если у меня нет магии?

– Ну да! Ты представляешь, он обозвал меня гурзубом-шатуном! – Грег нервно забегал вокруг меня. – Просто слов нет! Так! Мне нужно позвонить, я срочно должен рассказать все это родителям! – И он припустил вверх по лестнице.


ГЛАВА 7 | Иржина | ГЛАВА 9







Loading...