home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


ГЛАВА 25

Вот же тварь! Простите меня боги, что я так о родной бабушке!

По наклонному желобу я прокатилась вниз и шлепнулась на пол, а следом приземлилась Руби, нырнувшая за мной.

– Что это значит?! – крикнула я, глядя вверх.

– Успокойся, ничего страшного с тобой не случится, – донесся до меня насмешливый голос Ригарды, склонившейся над люком. Снизу я видела только ее силуэт, и разглядеть выражение глаз было невозможно. – Посидишь там до завтра. А его величеству я сейчас позвоню и скажу, что ты решила ненадолго задержаться.

– Ненадолго? Я решила? – ядовито процедила в ответ.

– А потом ты и сама не захочешь уезжать. А сейчас слушай меня внимательно. – Голос княгини перестал быть язвительным. – Обычно девочки проводят здесь двенадцать часов. Но ты уже сформировалась физически, и все пройдет в ускоренном режиме. Думаю, четырех часов хватит на все, и на слияние, и на… Впрочем, остальное узнаешь сама. Слияние произойдет легко и быстро, если ты не будешь упрямиться и сопротивляться. Это в твоих же интересах. Ты ведь не хочешь, чтобы тебе было больно? А через некоторое время тебя навестят, все расскажут и покажут. – В ее голосе я услышала отчетливый смешок, и мне это совсем не понравилось. – Думаю, тебе понравится. Ты девушка уже взрослая, созревшая, так что насладись и получи удовольствие. Когда еще сможешь повторить?

– О чем это вы? – с подозрением уточнила я.

– Да так… Прими как данность: отсюда ты выйдешь негодной к статусу невесты императора. Вот родишь дочь, обеспечишь род прямой наследницей – тогда пожалуйста. Езжай в Калпеат и наслаждайся ролью фаворитки, пока Дагорн тебе не надоест.

– Княгиня, – решила я раскрыть карты, – не хочу вас расстраивать, но…

Договорить до конца не успела. Эта старая карга захлопнула люк, и помещение, в котором очутились мы с Руби, погрузилось в темноту.

– Варкхаделе элепсаро! Горна луксардо! Таркха дерр![32] – экспрессивно выпалила я. Только нецензурная брань могла выразить все мое отношение к ситуации, ибо я была злющая, как сумчатый норбер. А привычное ругательство именем пушистого зверька, подкрадывающегося незаметно, не могло выразить всю полноту моих чувств.

– Ого! Как ты умеешь ругаться! – завистливый голос Илондры вывел меня из состояния бешенства. – А с виду такая приличная девушка…

– Ты в курсе, что эти слова означают? – мрачно спросила я привидение и на ощупь нашла Руби.

– В курсе, конечно. При моей жизни эльфы любили так ругаться. Не все, разумеется, а отбросы общества, наемники. И лучше тебе не знать, а то будешь долго краснеть и побежишь рот с мылом мыть, – хихикнула моя каита.

– Никуда не побегу, – отмахнулась я. – А следовало бы. Ну, бабуля!

– Да ладно, не бойся. Я сейчас позову Гастена. Вот только дождусь, чтобы Ригарда уехала, и позову. Найдем, как люк открывается, и вытащим тебя. Веревку только надо купить. Осмотритесь пока.

– Каким образом? Такая темень! Чувствую себя слепым тракисом.

– Вставай, – отдала приказание Илондра. – Повернись вправо и сделай шаг. Так, теперь еще пять-шесть шагов в этом же направлении. Вытяни вперед правую руку. Чувствуешь стену? Теперь иди вдоль нее.

Я послушно выполняла все указания и медленно двигалась по стеночке, касаясь ее рукой.

– Стоп! Повернись лицом к стене и подойди к ней вплотную. Да, так. Встань на цыпочки и подними руки вверх, постарайся нащупать карниз. Есть! Прямо рядом с твоей левой ладошкой выступ на стене, нажми на него.

Я, пыхтя от усердия, нащупала нужное место и надавила кончиками пальцев. Раздался тихий щелчок, и вокруг стало ощутимо светлее. Откуда исходил свет, было непонятно, да и был он весьма тусклым и мерцающим. Но его хватило на то, чтобы разогнать глухую плотную мглу, и это позволило мне оглядеться.

Помещение, в котором мы находились, оказалось немногим меньше, чем внутреннее пространство верхнего храма. Но здесь колонн было всего одиннадцать, по три вдоль каждой свободной стены, и две – там, где находился покатый спуск, по которому мы с Руби сюда съехали. Я оценивающе его осмотрела и решила, что если мне скинут веревку, то смогу выбраться наверх, хотя покрытие на спуске невероятно скользкое. В центре помещения стоял внушительных размеров алтарь из черного камня. Больше не было ничего. Ах да! На полу вокруг алтаря светилась пентаграмма, выложенная из крупных рубинов. Камни одинакового размера, тщательно подогнанные вплотную друг к другу, образовывали алые линии.

– Мрачновато и жутковато! – вынесла я вердикт, исследовав место, в которое нас угораздило попасть.

Руби рыкнула в знак поддержки, и мы с ней снова затихли. Линккер не работал, и позвонить кому бы то ни было я не смогла. Илондра еще не возвратилась, так что оставалось только ждать.

Минут через пятнадцать привидение вернулось и проявилось прямо передо мной, заставив вздрогнуть от неожиданности. Нервы-то не железные, волновалась я.

– Иржина, плохие новости, – начала она сразу с главного. – Княгиня укатила во дворец. Но вот капитан Руберт со своими парнями остался сторожить храм. Здание оцепили и никого не впускают. Гастен пытался войти, так его чуть не побили, пришлось отступить.

– Та-а-ак! – протянула я. – И что будем делать?

– Ждать, – ответила воительница. – Он уже позвонил Грегориану и все рассказал. Полагаю, твой брат свяжется с императором. Твоя задача провести время до их прибытия с наименьшими потерями для себя.

Первые полчаса мне было не до моральных страданий. Я с упорством карамана, добивающегося внимания самки в брачный период, пыталась вскарабкаться по покатому спуску. Безуспешно… Он был словно маслом намазан, и все мои попытки забраться по нему вверх оканчивались одинаково – я съезжала обратно к исходной точке. Не помогли даже кинжалы, которые я пыталась втыкать в камень, чтобы подтягиваться. Не знаю, что за материал использовали при строительстве храма, но клинки отскакивали от него, не оставляя даже царапин. Более того, Руби, несмотря на то, что она низший демон и когти у нее о-го-го какие, не смогла преодолеть это препятствие. Что ее очень раздосадовало и оскорбило. И я ее понимала.

Занятие это мы не бросали еще какое-то время, хотя карабкались уже не с таким бешеным напором. Но где-то по личным ощущениям через час я окончательно выдохлась и бросила бесплодные попытки. Все равно толку никакого, только устала как собака.

– Фух! Ну и зарядка! – пробурчала, усаживаясь на пол спиной к неподдающемуся выходу на свободу и вытирая со лба пот. – Надо будет предложить его величеству, чтобы подобную горку установили на императорском полигоне. Тот, кто сможет ее преодолеть – по определению крут. А остальные пусть тренируются. Ни один тренажер не дает такой нагрузки, как эта скользкая зараза.

Илондра хихикнула и подплыла поближе. Все то время, пока я изображала из себя муху, ползающую по смазанному маслом потолку, она внимательно за мной наблюдала и подбадривала.

– Не расстраивайся, – утешила меня девушка. – По крайней мере, ты сделала все, что было в твоих силах. Ты, кстати, молодец. Мне не стыдно, что ты моя каита. Другая на твоем месте сидела бы, сложив лапки, и лила слезы в ожидании спасения. А ты – борец по натуре. О тебе даже Крейгор с уважением говорил, а это дорогого стоит, поверь.

– Чувствую себя польщенной, – ответила я и оперлась локтем о согнутое колено.

Хорошо, что я надела в эту поездку не платье, как планировала изначально, а удобные свободные брюки и рубашку с длинными рукавами, которые можно было закатать. Да и обувь на мне была без каблуков.

– Илондра, мне кажется, или освещение стало хуже работать? Не хотелось бы снова оказаться в темноте.

Я окинула помещение внимательным взглядом, пытаясь понять, что изменилось. Вся дальняя часть храма сейчас утопала во мгле, и свет перестал доходить до противоположной стены. Две другие стены также тонули в темноте. В сущности, пока хорошо был виден только алтарь.

– Нет, тебе не кажется, – ответило мне привидение. Сразу после моего вопроса девушка сорвалась с места и быстро облетела все помещение. – И светильники не стали хуже работать. Только все заволакивает Тьмой. Иржи, посмотри назад.

Послушно оглянулась, уже зная, на что смотреть. Да-а. И как это я не заметила этого раньше? Фактически мы с гончей сейчас уже находились во Тьме. И Тьма все сильнее сжимала пятачок света вокруг алтаря.

– Руби, за мной! – вскочив, я быстро направилась поближе к нему.

Заходить за линию пентаграммы мы не стали – во избежание. Но приблизились к ней вплотную. Густая вязкая чернота подкрадывалась все ближе, и я уже начала подумывать, а не перешагнуть ли через рубины, как вдруг…

Интересно, почему все всегда происходит «вдруг»? Хороший вопрос. Но тем не менее именно вдруг Тьма, словно услышав мои мысли, сделала резкий скачок вперед и оказалась прямо рядом со мной и Руби.

Гончая никак не отреагировала, из чего я сделала вывод, что ей ничего не угрожало и опасности она не чувствовала. Но от меня демоница не отходила, а я упрямо не желала пересекать линию, выложенную на полу рубинами. Буду держаться подальше от алтаря столько времени, сколько мне удастся.

– Илондра! – встревоженно окликнула я воительницу. – Сгоняй в разведку? Что-то меня не спешат спасать, а тут темная стихия решила активизироваться.

– Держись! Я быстро! – Она без лишних разговоров метнулась наружу.

И в это же время ко мне потянулись… щупальца Тьмы. Или не щупальца, а отростки? Я не знала, как назвать толстые сгустки, которые вытягивались из сплошной черной массы и тянулись в мою сторону, словно желая прикоснуться.

Одно из них приблизилось к моему животу и приостановилось, а я легонько шлепнула по нему ладошкой и строго сказала:

– Нельзя! Не трогай бяку! Я невкусная! – и почувствовала себя клинической идиоткой. Разговариваю с… с кем-то разговариваю, короче.

Щупальца-отростки взволнованно заколыхались и стали сливаться в один более толстый и длинный щуп. Я обеспокоенно оглянулась назад. С противоположной стороны уже все полностью было залито темнотой, которая начинала переваливаться через алтарный камень, двигаясь в мою сторону. Снова повернулась к находящейся передо мной Тьме и решила призвать на помощь гончую.

– Руби, встань сзади и не подпускай ко мне эту массу со спины, – не отводя взгляда от щупа, попросила я демоницу.

А потом начались наши разборки и выяснения отношений с щупом-щупальцем-отростком Тьмы. Я так и не определилась, как правильно назвать это образование.

Он ринулся ко мне, я шлепнула его, на этот раз сильнее, и с моей ладошки сорвалось несколько ярких светлых искр. Ой!

– Я тебе что сказала? Нельзя ко мне! Во мне Свет, понимаешь? Сливаться нам ни в коем случае нельзя, – строго произнесла я.

Щуп завис покачиваясь. Снова рванулся ко мне. Опять получил «по носу» уже двумя моими руками, и на этот раз я стукнула весьма ощутимо. Даже почувствовала отдачу от удара, а количество искр, сорвавшихся с моих пальцев, было намного больше. Еще несколько его рывков… Я упорно отбивалась и жалила его светлыми искрами. Наконец Тьма решила осмыслить ситуацию и замерла напротив.

– Глупая! Ну как же ты не хочешь понять? – погрозила я пальцем, не трогаясь с места. – У меня папа светлый. И бывший муж, гаденыш поганый, тоже был светлым. Он жуткий обряд провел. И в результате отдал мне огромное количество светлых сил после своей смерти.

Если бы у щупальца Тьмы были глаза, то я бы сказала, что оно задумчиво на меня смотрит, размышляя, что же со мной делать.

– Да-да! Слушай, ну ты же разумная стихия. Я точно знаю! – уверенно заявила вслух, чувствуя себя по меньшей мере умалишенной – убеждать изначальную Тьму в том, что я невкусная, это, знаете ли… – Так давай все обсудим и придем к разумному решению?

Потом быстро глянула назад. Там круг темноты уже подползал к лапам Руби. Снова посмотрела вперед на щупальце и заговорила, горячо убеждая:

– Послушай меня, пожалуйста. Я полагаю, ты намного разумнее моей бабушки, княгини Тьмы, хотя бы потому, что ты – стихия и не подвержена эмоциям. А она все-таки живое существо и может ошибаться и заблуждаться. Выслушаешь?

И, готова поспорить, но щуп утвердительно качнулся. Я дрожащими пальцами стерла со лба и с верхней губы испарину и начала толкать речь:

– Ты – изначальная Тьма. Если бы я была чистокровной княжной Горгулий, то мне полагалось бы с тобой слиться. Да? – Снова утвердительное движение черного отростка. – Но я другая. Как уже говорила и бабушке, и тебе, во мне очень много Света. А он ведь тоже стихия. Я прошу тебя помочь мне! Очень прошу!

Щуп выгнулся в форме вопросительного знака.

– Научи меня пользоваться своими темными силами без полного слияния? Не верю, что ты этого не можешь. Ведь раньше, до войны, вы со Светом жили рядом и не враждовали. Воспользуйся возможностью! Вот она я, перед тобой. Ты же видишь, что во мне прекрасно уживаются и твоя стихия, и его. Так давай найдем этому применение! Нельзя ведь упускать шанс показать миру, что вы не воюете. Что в вас нет ненависти друг к другу.

Щупальце заколыхалось, словно не могло решить, какую форму ему принять. То ли снова знак вопроса, то ли восклицательный, то ли атаковать меня. Надеюсь, что не последнее…

– А Горгульи… Не гожусь я для ритуала. Я уже лишилась невинности, все равно обряд не получился бы таким, каким задумывался. Это только Ригарда никак не желает смириться с тем, что все пошло не по ее плану. Но ты-то другая. Ты можешь мыслить беспристрастно, – продолжала я свои прочувствованные уговоры. – Хочешь, я стану приезжать сюда раз в неделю? Или буду приходить в твой храм в Калпеате? Если в столице, то смогу бывать в нем намного чаще, так как живу там. А ты меня всему научишь. Мне ведь совсем не у кого было узнать что-нибудь о своих способностях. Хоть ты помоги! Ну, пожалуйста! – подпустила я слез в голос. Впрочем, сильно притворяться не пришлось, так как я уже была близка к тому, чтобы разрыдаться.

Илондра отчего-то задерживалась, и я не знала, что думать. Только Руби была рядом и не позволяла скатиться до банальной истерики.

Я говорила и говорила, убеждая стихию пойти на такое странное сотрудничество. И в какой-то момент почувствовала, что она поддалась на мои уговоры. Не могу сказать, откуда возникла эта убежденность, но я точно не сама это придумала. Скорее это было что-то типа эмоциональной волны, пришедшей из Тьмы вокруг меня.

И сразу после этого стихия перестала наступать на нас сзади, а щупальце прекратило свои попытки атаковать меня. Плотная черная масса, окружившая нас со всех сторон, отступила, позволив немного отодвинуться от рубиновой линии пентаграммы. Я, не чувствуя ног, сделал шаг вперед и внезапно осела на пол. Перенервничала. Руби тут же приникла ко мне сбоку и встревоженно лизнула в щеку, а я, чтобы успокоиться, обняла ее и прижалась, ощущая жар сильного тела.

Боги, как же все это страшно. Нет, я не боялась умереть. Почему-то поверила княгине, утверждавшей, что Тьма сможет заменить собой Свет внутри меня и слияние с ней будет полным. Я опасалась другого – потерять себя. Не это ли самое ужасное, что только может случиться с живым существом? А еще панически, до надрывного внутреннего крика, страшилась стать такой, как Ригарда, Рания, Инияра и остальные женщины княжеского рода Горгулий. Красивой бесчувственной куклой… Той, которой неинтересны чужие волнения, чувства, боль. Той, которая, не задумываясь, перешагивает через чужие жизни.

Нет! Я не желала для себя подобной судьбы. Не хотела быть такой, как бабушка. Женщиной, которая ради высокой цели едва не убила свою родную дочь, применив к ней свои способности. Хотя, почему «едва»? Складывая вместе рассказ папы о маминой беседе с Ригардой и его же рассказ о том, как она болела потом, с тем, чего не произнесла вслух сама княгиня… Уж не знаю, что именно сотворила эта женщина. Но явно без ее участия не обошлось. Накачала маму Тьмой под завязку? Вполне могу такое допустить. А учитывая, что Анлисса была беременна ребенком от светлого мага, как следствие являющимся носителем Света, ее организм вполне мог не выдержать. Не удивлюсь, если выяснится, что магия жизни не в состоянии справиться с первородной Тьмой. Похоже, мама просто сгорела.

Если это правда и именно Ригарда виновата в ее смерти, то никакое желание быть милой, понимающей девушкой и наладить общение с родней из клана Горгулий не заставит меня относиться к княгине как к человеку. Да и человек ли она? Нет! Даже тролли и гоблины намного человечнее и добрее. Наследие демонов? Неужели они такие?

Вспомнила распечатку результатов сканирования своей крови: человеческая, эльфийская, демоническая… Но, учитывая, что с каждым последующим поколением в род княгинь вливается только наследие демонов, они уже давно являются представителями именно этой расы. Лишь невероятная живучесть расы эльфов, единственных существ в Алсариле владеющих магией жизни, позволяет крови княгинь оставаться разбавленной и не превратиться полностью в демоническую. Но если вдуматься – магия жизни эльфов плюс изначальная Тьма демонов… Неудивительно, что такую живучую заразу, как моя родня, не берет ничто. Они хуже тараканов, которые с каждым следующим поколением становятся только выносливее и полностью перестают реагировать на яды, которыми их пытаются извести.

Ы-ы-ы… Какой ужас! Я потомок тараканов! Остро захотелось побиться обо что-нибудь головой.

– Дигна, миленькая, не оставь меня в своей благости, – прошептала я и смахнула злые слезы, выступившие от всех этих мыслей. – Ведь ты свидетельница того, что не могу я отказаться от Дагорна. Не от трона империи, он мне по-прежнему не нужен. А вот от императора – не могу.

Вытянутый сгусток Тьмы ждал. Как только я оторвалась от гончей, он нетерпеливо покачнулся и потянулся к моим рукам. Но на этот раз медленно и без агрессии, и снова пришла эмоциональная волна, говорящая, что все будет хорошо, что так надо. Ну надо, значит, надо. Уговорила? Договорились?

Да! Да-да-да!!!

Общаться со стихией оказалось на удивление интересно. Я даже забыла о времени. Извне приходило указание, чего именно от меня ждут и что я должна сделать. Не словами и даже не картинкам, а мысленной волной чего-то такого неясного, но понятного. Эмоций?

И я училась. Зачерпывала ладошками рыхлую и мягкую, словно вата, массу из сплошной темной стены. Лепила из нее «снежки». Подкидывала их в воздух. Приманивала длинные упругие нити, которые послушно тянулись за моими руками. Скручивала их, складывала, пребывая в полной прострации от всего происходящего и от того, что Тьма была осязаема.

Самым страшным оказалось позволить ей прикоснуться к себе в районе солнечного сплетения. Едва не умерла от ужаса, ожидая чего-то кошмарного. Но, похоже, мне удалось убедить ее в разумности своих слов, и она не пыталась подчинить и поглотить меня. Нет. Часть черноты впиталась в мое тело, но при этом я совершенно ничего не почувствовала. После пришло указание выдохнуть сгусток концентрированной стихии. Удалось не с первого раза. А потом меня едва не стошнило от омерзения, когда из моего горла вырвалось на свободу черное облачко, такое же, как то, которое я видела вылетающим изо рта Фолхерта. Значит, Рания передала его через поцелуй.

Не знаю, сколько мы так занимались, но определенных успехов я добилась, это факт. Разумеется, я понимала, что это не конец обучения. Ведь полного слияния не произошло, соответственно, то, чем княгини Тьмы владеют сразу по умолчанию, мне пока было недоступно. Я смогу приобрести подобные навыки только после длительного обучения и по прошествии определенного времени.

Когда осознала, что уже выбилась из сил и плохо понимаю, что от меня нужно, Тьма решила закончить урок. Длинное щупальце поднырнуло под мою руку, и я машинально погладила его, словно это животное. А когда до меня дошло, что сейчас сделала, и я попыталась отдернуть руку, то увидела, что стихии ласка пришлась по нраву.

Боги, как же все странно!

– Спасибо! – прошептала, поглаживая черную массу. – Ты добрая и совсем не страшная. Я обязательно приду в храм Тьмы в Калпеате, и мы продолжим мое обучение. Хорошо?

Мои слова были восприняты благосклонно. Напоследок мне пришлось впитать в себя еще некоторое количество стихии, и, к огромному удивлению, мне сразу же стало легче. Пропал противный звон в ушах, появившийся от перенапряжения, перед глазами прояснилось, и даже слабость в теле перестала быть такой оглушающей.

А потом зал стал очищаться. Свободное пространство вокруг нас с Руби становилось все обширнее, пока последние клочья Тьмы не впитались в стены. Я так и продолжала сидеть на полу, не имея сил встать. Да и толку-то? Ни одной скамьи или стула в этом помещении не было, а на алтарь я бы сама добровольно ни за что не сунулась. Нет уж! Ни за что не переступлю линию пентаграммы. Помнила еще о том, что меня кое-кто должен навестить. И мне это, мягко говоря, не нравилось.

– Илондра? – позвала я привидение.

Ответа не было, и я уже не знала, что и думать. Меня вообще будут спасать или как?


ГЛАВА 24 | Иржина | ГЛАВА 26







Loading...