home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


ГЛАВА 18

Его величество однозначно удивился моим словам, но, зная меня и то, что я просто так никогда ничего не делаю, задавать лишних вопросов не стал. Прямо передо мной в комнате открылся портал, из которого вышел лорд Дагорн. Увидев меня, он гулко сглотнул, но, ничего не сказав, протянул мне руку. А я быстро взяла со стола коробку с драгоценностями, и мы вместе вновь вошли в черное марево портала. Руби же привычно скользнула у наших ног алой тенью.

– Хочу вернуть этот гарнитур, – с независимым видом сообщила я, как только очутилась в комнате, находящейся во дворце, и положила коробку на столик. – У меня сейф не рассчитан на хранение таких дорогих драгоценностей. Я волнуюсь.

– И все? – удивился лорд. – Но ты бы сказала Себастьяну, он бы забрал, когда переносил тебя домой.

– Не все. Я еще хотела вас увидеть. Мы ведь так и не пообщались вечером. – Я сцепила руки за спиной с видом пай-девочки и улыбнулась.

– Правда?! – На лице владыки появилось такое радостно-недоверчивое изумление, что я не выдержала и хихикнула.

– Правда. Я соскучилась.

– Свет мой! – Он шагнул ко мне и обнял.

Какое-то время мы молча стояли обнявшись.

– Иржи… Я сегодня просил твоей руки у твоего отца, – тихо сказал он и замолчал.

– У которого из? – после паузы спросила я, продолжая все так же уютно стоять в его объятиях.

– У обоих.

– И что они оба сказали?

– Местный твой папа дал согласие почти сразу. А вот того, который только что прибыл, пришлось поуговаривать.

– Оу! – не нашлась я что сказать. А внутри все замерло от волнения. И в голове поселилась этакая звонкая пустота, когда предвкушаешь, что сейчас наконец произойдет то, чего одновременно ждешь с надеждой и боишься.

– Иржи… Я знаю, что намного старше тебя. Да что там, я даже старше твоего отца… И я император. Знаю также, что тебе это не нравится. И ситуация такова, что я не смогу отдавать тебе все свое время, не смогу быть рядом круглые сутки. У меня много обязанностей, и я часто работаю даже по ночам. Понимаю, что с твоей точки зрения это существенные недостатки. Но я готов отдать тебе всего себя, свои сердце и душу, всю свою любовь.

Он замолчал, словно ожидал моего ответа. А я ждала, когда же он задаст самый важный для меня вопрос. И от волнительного ожидания все остальные мысли выветрились из головы. Поэтому я тоже ничего не говорила, даже не догадалась рассказать о своих чувствах.

Пауза затягивалась.

Демоны, ну что же он медлит?! Спросил бы прямо, мол: «Иржи, пойдешь за меня замуж?» А так мне даже сказать нечего, потому что вопрос не прозвучал.

– Так хочется чего-нибудь вкусненького… – разрушила я долгую неловкую тишину и сделала маленький шажочек назад, смущенно разглядывая ковер. – Ужасно перенервничала за вечер…

– Сейчас распоряжусь…

Не успела я поднять взгляд, как его величество схватил со стола коробку с тиарой и драгоценностями и исчез в портале. Вот же уллис! Все пошло совсем не так, как я рассчитывала.

– Я дура, да, Руби? – горестно спросила свою гончую и услышала ее сочувствующий вздох. – Согласна, дурочка и есть. Что делать-то?

Она еще раз громко протяжно вздохнула, поддерживая меня.

– Руби, а где Рыська?

Моя демоница тут же оживилась и припустила в соседнюю комнату. А я махнула рукой и пошла следом за ней. Хоть осмотрюсь, пока хозяина нет.

Мы прошли насквозь несколько комнат, пока не очутились в… спальне. В центре нее на огромной меховой шкуре перед невероятных размеров кроватью вольготно развалилась Рыся. Руби бросилась ее вылизывать, а я скромненько замерла у порога, разглядывая святую святых дворца – императорскую спальню.

Красиво, просторно… Обставлено по-мужски сдержанно и в то же время с огромным вкусом. Войти я не решалась, неприлично все-таки, меня ведь никто не звал, к тому же это спальня. Поэтому я рассматривала от двери. Только заглянула, перегнувшись через порог, чтобы увидеть, что находится справа и слева от входа.

Слева были только оттоманка, книжный шкаф со стеклянными дверцами, комод и большое напольное зеркало в богатой раме, а в углу справа находилось еще одно помещение. Интересно, что там? Прислушалась, но его величество еще не вернулся, и я по стеночке пробралась к дверце, приоткрыла ее, заглянула и… остолбенела.

Это оказалась небольшая комната, в которой присутствовали только толстый белый ковер на полу и стоящие в центре кресло и небольшой круглый столик. Но вот сами стены… Их украшали два моих масляных портрета работы Нореля, подаренные мной императору, и пропавшие с виллы рисунки. Те самые, на которых я нарисована в стиле «ню». Так вот кто оказался похитителем!

В полном ступоре я перевела взгляд. Множество снимков из журналов, на которых также красовалась я. Еще несколько фотографий, которых раньше не видела. Сделаны они были во дворце, скорее всего в то время, когда мы с Грегом находились на работе. На одних я улыбалась, на других что-то хмуро рассматривала. Все фотографии, и из журналов, и другие, были вставлены в рамки и развешаны по стенам.

О боги!

Это же… Это же…

Сглотнув, я попятилась назад, наткнулась на кого-то, вскрикнула и застыла от ужаса, как мышка перед змеей, не решаясь обернуться. Попалась!

Его величество молчал, я тем более… И так страшно было. И стыдно! Ужасно стыдно! Полезла, куда не надо было, увидела то, что не предназначалось для моих глаз. Сердце у меня в груди колотилось так, что, казалось, сейчас проломит грудную клетку, и во рту пересохло от волнения. Ой, мамочки!

Я ведь шла сюда совсем за другим… Что же теперь будет?!

Прошла вечность, как мне показалось, прежде чем лорд Дагорн сделал шаг назад, отодвигаясь от меня. Я немедленно обернулась и увидела, что он прошел в спальню. И все это молча… Ну хоть бы накричал на меня, что ли! Или поругал, что влезла без приглашения. А он молчал!

Император прошел в центр комнаты и потерянно замер, так и стоя ко мне спиной. А я… Последовала за ним. Подошла, обняла за талию и прижалась к этой мощной напряженной спине.

Как же все глупо!

Его величество не шевелился, если не считать того, что вздрогнул, когда мои руки прикоснулись к нему, и тогда я отодвинулась, обошла вокруг и заглянула ему в глаза. А он так на меня посмотрел… И снова первый шаг пришлось сделать мне. Приблизилась вплотную, положила руки ему на грудь, скользнула ладошками по напряженным мышцам вверх и обняла за шею.

– Вас не затруднило бы наклониться, ваше императорское величество? – попросила, глядя ему в глаза. – Я не могу дотянуться, чтобы поцеловать вас.

Не отрывая от меня пристального взгляда, лорд медленно склонился. Некоторое время мы страстно целовались, а потом он увлек меня к креслу. Сел и устроил мою скромную персону у себя на коленях.

– Значит, вы совсем ничего не знали о похищении рисунков Нореля с виллы? – лукаво спросила я, поглаживая ладошками его рубашку, ощущая сквозь тонкую ткань каменные мышцы. – И даже лорда Эларила к нам прислали для расследования?

– Ну не мог же я сознаться, что украл рисунки. Я все-таки император, и вдруг такое мелкое воровство. Ты бы мне их не отдала, а я не смог устоять, – покаялся лорд Дагорн. – Презираешь меня?

Я тихо рассмеялась и осторожно расстегнула верхнюю пуговицу его рубашки. Метнула быстрый взгляд на лицо и расстегнула вторую.

– Иржи, что ты делаешь? – внезапно охрип его голос.

– Я? Собираюсь добраться до вашей кожи. Очень хочу прикоснуться, – честно ответила, не поднимая глаз, и почувствовала, что снова краснею, неизвестно уже в какой раз за этот вечер.

А потом расстегнула следующую пуговку, и следующую, и еще одну… Закончились они как-то быстро, и под моими пальцами оказался ремень брюк. Мм… Нет, вот ремень я не решусь расстегивать. Быстренько переместила ладони на горячую кожу груди, и стала ласково поглаживать, шалея от собственной смелости и безнаказанности.

– Иржи-и-и…

– Да? – невинно спросила, после чего наклонилась и поцеловала смуглое сильное тело в распахнутой рубашке.

Ой, мама! Что творю?!

Неудобно сидеть, кстати. Не отрывая рук, быстро поменяла позу и оседлала колени императора. Да, так значительно комфортнее. Мои губы нежно целовали гладкую кожу, чувствуя, как бешено колотится его сердце. И то, что его руки спустились с моей талии на бедра, прошлись по ногам и осторожно пробрались под пышную короткую юбку, воспринималось как нечто само собой разумеющееся. В конце концов, за этим я и пришла.

Зашуршала молния моего платья, и корсаж опал на бедра. И я уже таяла от прикосновений сильных нежных пальцев и властных губ, которые, казалось, были везде.

– Иржи… Моя Иржи… Свет души моей, – жарко шептал мужчина, в руках которого я плавилась.

– Да-а… – ой, вот этот хриплый страстный шепот – мой?

А потом его пальцы скользнули туда… Ну вот прямо совсем туда… И я несколько выпала из реальности.

– Иржи, я не могу больше сдерживаться, – слова, сказанные срывающимся шепотом, доходили до моего разума с трудом. – Что же ты делаешь со мной, милая?

Какое такое – сдерживаться?! Ни в коем случае не надо сдерживаться!

Я подняла руки, вынула из прически серебряные спицы, позволив волне волос рассыпаться по спине, повела плечами и с удовольствием увидела, как лорд задохнулся. А потом наклонилась и поцеловала его в шею, скользнула губами ниже, прокладывая дорожку к напрягшимся горошинкам.

– Иржи-и-и… – простонал он. – Остановись, пока я еще в состоянии держать себя в руках. Давай после свадьбы? Ты этого заслуживаешь.

«Чего?!» – возмутилась я мысленно.

Если мы будем ждать, то и свадьбы-то никакой не будет. А буду я холодной безэмоциональной мегерой, как моя бабуля. И вообще, я что, зря набиралась смелости?! Второй раз у меня может духа не хватить на такое.

– Да вы не бойтесь, лорд Дагорн, – шепнула я, оторвавшись от своего занятия. – Я хоть и из Горгулий, но не кусаюсь.

– Что? – опешил владыка.

– Не кусаюсь я, говорю, – тихонько рассмеялась. – Ну, если только совсем чуть-чуть.

Снова наклонилась и легонько прикусила то, что только что целовала.

И ничуть не удивилась, когда он, издав тихий рык, подхватил меня на руки и встал. Мое платье с тихим шорохом скользнуло на пол, и спустя секунды я почувствовала спиной прохладу покрывала на кровати.

А дальше я уже плохо соображала, потому что… Ну вот потому что!

Как-то не до размышлений, когда тебя ласкают руками и губами, не давая ни минуты передыха. Да я и сама не отставала, изучая мощное крупное тело этого невероятного мужчины.

– Иржи… ты станешь моей? – прорвался сквозь любовный дурман вопрос.

– Да-а… – простонала я и выгнулась под его прикосновениями.

А вот дальше все пошло не так, как я ожидала. Лорд подхватил меня на руки, приник к моим губам, не давая возможности оглядеться и понять, что происходит, встал с кровати и сделал несколько шагов. Потом я почувствовала, что снова сижу у него на коленях, лицом к лицу, и только тогда он позволил мне взглянуть в его глаза.

– Иржина, ты станешь моей? – снова прозвучал тот же вопрос.

– Да, мой лорд, – прошептала срывающимся голосом, глядя в две черные бездны.

Сильные руки легко, как пушинку, приподняли меня, опустили, и я вскрикнула от острой боли, пронзившей тело.

– Тише, тише, маленькая моя. Сейчас все пройдет, – шептал мне лорд Дагорн. – Сейчас, любовь моя. Это всего лишь несколько первых мгновений. Потерпи, моя девочка.

Император еще что-то продолжал шептать мне на ухо, а его руки уже начали помогать моему телу в извечном движении, происходящем между мужчиной и женщиной.

Император? Нет! Сейчас это был сгорающий от страсти мужчина. Мой мужчина!

И я уже не плавилась, не таяла. Нет, я пылала и тоже сгорала от невероятных по остроте ощущений. И спустя вечность с удивлением снова услышала свой крик, но уже не от боли. И было невероятно приятно услышать вторящий ему долгий низкий глухой стон.

Не знаю, сколько мы продолжали сидеть все в той же позе, не имея сил пошевелиться. Я – так точно. Кажется, у меня вообще сил не осталось. Привалилась к широкой надежной груди, закрыла глаза, и только мерный стук наших сердец нарушал тишину.

«Интересно, а почему так тихо?» – прорвалась в разум вялая мысль.

Ни Руби не слышно, ни Рыськи. Ой, мамочки! Так это мы прямо при них?!

С трудом открыла глаза, отлепилась от такой удобной горячей груди, огляделась и… впала в ступор. Даже не в ступор, а в полнейший, абсолютнейший столбняк. Только сидела и моргала, глядя на тронный зал – пустой, темный, с закрытыми дверями где-то там далеко, на противоположной от нас стороне.

– Оу! – выдавила я наконец из себя звук.

– Это все, что ты можешь мне сказать? – тихо рассмеялся император.

– Оу! – снова попыталась что-нибудь произнести, но как-то не получилось.

– Ты, наверное, хотела спросить, почему мы здесь? – помог мне мужчина.

– Какой конфуз! – вернулся ко мне дар речи. – Я в главном зале дворца, почти на троне и не одета…

– Я тебя обожаю! – захохотал его величество, уткнувшись лицом мне в шею. – Боги! Как я раньше жил без тебя, свет мой?

– Полагаю, скучно, – скромно ответила я и пошевелилась. Тут же сморщилась от неприятных саднящих ощущений и замерла.

– Больно?

– Ну-у… – ой, опять краснею. Точно, прямо чувствую, как заливаюсь краской.

– Садись! – приказал император, приподнял меня, и я окончательно стушевалась, так как оказалось, что все это время он был… Так, не думать! Не думать! А то стыдно!

Лорд Дагорн усадил меня обратно и исчез в портале.

– Уллис! – поджав ноги, прошептала я, таращась в темноту, окутывающую помещение. – Сижу в чем мама родила в пустом тронном зале, на императорском символе власти, ночью, да еще и после близости с его величеством. Абсолютнейший коронованный уллис!

– Ты мне льстишь, – прозвучал веселый голос лорда Дагорна, вышедшего из портала. – Я, конечно, коронованный, но, может, все-таки не уллис?

– Это у вас такие ролевые игры, да? – совсем стушевалась я, старательно отводя взгляд от обнаженной фигуры напротив.

– Глупенькая! – Он присел передо мной на корточки и приложил к моему животу холодный металлический кругляш на цепочке. – Сейчас все неприятные последствия исчезнут, потерпи минутку.

Я послушно затихла, глядя в черные глаза, которые чуть мерцали в темноте, отражая лунное сияние.

– И это не ролевые игры, мой свет. Я хотел, чтобы регалии власти приняли тебя, раз уж мы не дотерпели до свадьбы. Твоя первая кровь, отданная повелителю, пролилась на древнейшем артефакте нашего мира – императорском престоле, под Короной Власти.

– Оу! – Меня снова закоротило, и я взглянула вверх, куда мне указали кивком.

Точно! Высокую спинку трона венчала древняя корона. Только я всегда думала, что это обычное украшение, так как на торжественных приемах его величество надевал на голову совсем другой венец.

– А вот это, – кивнул он на металлический диск на моем животе, – третья из императорских регалий. Этот артефакт лечит и помимо этого впитывает в себя твою ауру. Ты теперь признанная ими императрица. А публичную коронацию мы проведем после свадьбы.

– Оу! – Ну да, да! Я сегодня особенно красноречива…

Император снова тихо засмеялся и убрал с моего живота золотой диск, который уже нагрелся от тепла моего тела.

– Ваше величество… – промямлила я.

– Ты издеваешься? Какое я тебе теперь величество? – поднял он одну бровь.

– Лорд Дагорн… – сделала я вторую попытку.

– Дагорн, милая. Просто – Дагорн.

Ага… «Уллис коронованный» – подумала про себя, но, разумеется, вслух этого не сказала и скромно потупила глазки.

– Так хочется чего-нибудь вкусненького… – разрушила я долгую неловкую тишину, смущенно разглядывая темный зал. – Ужасно перенервничала за вечер…

Сказала, и меня посетило ощущение, что где-то я это сегодня уже слышала. Причем дословно.

Утро я встречала в кровати, стоящей в императорской спальне. Поспать мне этой ночью так и не довелось: его величество открывал для меня новые грани восприятия, новые возможности тела. Никогда бы не подумала, что я способна на такое… такое… И только когда солнце уже светило вовсю, я на минуту прикрыла глаза и отключилась. А сейчас проснулась от громкого мурчания Рыськи. С трудом подняв веки, взглянула на Руби, которая вылизывала пушистую мордочку мурлыкающей кошки, и снова зажмурилась. Не могла встать. Не могла, и все. Все тело ломило, а кое-где так вообще ощутимо саднило. А при воспоминании о прошедшей ночи бросило в жар и стало трудно дышать.

– Доброе утро, мой свет! – раздался жизнерадостный голос, и мне немедленно захотелось спрятаться под подушку от внезапно накатившего смущения. – Я принес тебе завтрак, а потом отправлю домой. Ты ведь не хотела, чтобы тебя увидели.

Император был уже свеж, чист, выбрит, бодр и одет в костюм. Не то что я – обнаженная, с копной спутанных волос и с помятой заспанной мордашкой. И когда он только успел? Словно ему сон и отдых вообще не нужны. И наверняка опять куда-то торопится… Государственные дела не ждут? Мне стало немного грустно. Хоть бы сейчас никто не ворвался, как это случалось раньше во время наших свиданий – кто-нибудь звонил или приходил и портил встречи и редкие минуты покоя.

Его величество сел на кровать и наклонился ко мне. Ласково улыбаясь, нежно погладил по щеке, и я, перестав смущаться, потянулась за его рукой и чуть ли не замурлыкала.

Потом меня, так и не выпустив из постели, поили кофе и кормили как малышку.

– Мы ведь так и не поговорили. А ко мне этот племянничек светлого императора сегодня свататься будет, – философски произнесла я, дожевывая крохотное, на один укус, пирожное с вишней. – Его прислали, чтобы он женился на вдове дер Касара. И он угрожает, что с папой и Валли будут неприятности, если откажусь. И ведь будут. Он такой гад, еще хуже своего дяди! Тот хоть ко мне под юбку залезть не пытался и не сватался. А бабуля-Горгулья грозится увезти и поставить главой княжества. Говорит, что на покой хочет, пора мне власть передавать.

– Не посватается. Ты теперь моя, – мрачно сообщил Дагорн и вложил мне в рот очередное пирожное, на этот раз с орехами в меду. – И бабуля твоя обойдется. Тебя ждет совсем другая судьба.

– А я бабулю натравила на Фолхерта. Сказала, что не против съездить в гости в княжество, но вот ведь беда – это светлое недоразумение меня шантажирует и угрожает. Мне ведь все равно нужно что-то делать с официальным наследованием их трона. Инияра, оказывается, по-прежнему вторая в очереди, – сказала я.

Скептически посмотрела на очередное пирожное, на этот раз с клубникой в желе, и начала послушно его жевать. Хотя хотелось чего-то более существенного, например, тостов с сыром и беконом или омлета с грибами.

– Бабуля твоя – страшная женщина. Я уже не завидую этому Фолхерту, – задумчиво обронил Дагорн, не заметив моей заминки, и сунул мне следующую сладость. – Я ее помню еще со дня моей коронации. Это был единственный случай на моей памяти, когда она приезжала в столицу империи. И Ригарда совсем не изменилась. Знаешь, вот в таком отсутствии эмоций и чувств, как у Горгулий, есть что-то пугающее. Никаких угрызений совести и моральных терзаний от принятых решений. И правит она железной рукой, хотя и в бархатной перчатке.

– Мугу, – промычала я, дожевывая. – Вот, значит, на Фолхерта я нажаловалась бабуле, на бабулю – вам. Теперь буду ждать, что произойдет.

– Не «вам», а «тебе», – машинально поправил меня Дагорн. – Сколько уже можно говорить, мой свет? Всю ночь повторяли, а ты все никак не можешь привыкнуть.

– Да, я очень плохо поддаюсь дрессировке, – вздохнула и потупилась. – Папа все время на это жаловался, с самого детства.

Император рассмеялся и поцеловал меня в губы.

– Сладкая! – прижмурился он. – У меня для тебя подарок.

И не успела я ничего сказать, как он надел мне кольцо. Вокруг пальца обвивался тонкий белый стебель из платины с двумя зелеными листочками эмали, на которых застыли бриллиантовые капли росы. А венчала его полураспустившаяся роза, выточенная из огромного цельного кристалла турмалина неравномерного окраса. Нижняя часть бутона, прилегающая к стеблю, отливала зеленью, а лепестки были прозрачно-малиновыми.

– О-о! Спасибо! Оно невероятно красивое! – и тут же с подозрением уточнила: – Опять какая-то фамильная императорская драгоценность?

– Нет, милая, – снова засмеялся Дагорн. Да что ж такого смешного-то я говорю? – Я заказал его у ювелира специально для тебя по моему эскизу. Роза – символ моей любви, вырезана из турмалина – магического камня, символизирующего любовь и страсть.

– Оу! – многозначительно сказала я и расплылась в глупой счастливой улыбке.

Он такой душка, хоть и уллис коронованный. И, кажется, я его обожаю! Причем давно. Сама не заметила, когда влюбилась как последняя дурочка.

А колечко оказалось непростым. По словам его величества, оно будет прикрывать мою ауру от любопытных глаз и не даст увидеть изменений в физическом состоянии. Помнила я про то, что придворные делали ставки… Кроме того, оно обладало еще рядом способностей, которые я старательно запомнила, чтобы использовать в будущем.


ГЛАВА 17 | Иржина | ГЛАВА 19







Loading...