home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


ГЛАВА 14

Избавиться от гостей Яну не удалось. Родители Грега были настроены решительно, отказов и намеков услышать не пожелали, а потому в замок мы вернулись тем же составом. Встретил нас ощутимо помрачневший Малкольм, который понял, что поваром ему еще быть долго. А затем леди Эстель посмотрела на радостного Дарика, который чуть ли не пританцовывал вокруг меня, и задумчиво обронила:

– Иржина, я пришлю тебе горничную. Никуда не годится, что у девушки нет помощницы.

– Да я как-то и сама…

– Нет-нет, дорогая. Даже не спорь. Тебе совершенно точно нужна камеристка.

– Леди Эстель, да я…

– Леди! – нервно обратился к ней зомби. – У леди Иржины уже есть камерист… Это я!

– Что?! – Надо было видеть выражение лица достойной женщины. – Как это камерист? Ты же мужчина! Ты не можешь прислуживать молодой девушке!

– Леди Иржина! Ну скажите же?! – Бросился ко мне скелетик, ломая руки. – Ведь я же хорошо справляюсь, да? Я и одежду всю вашу привел в порядок… И прическу вам смогу любую сделать, и спинку потереть. Надо будет – и на руках отнесу, я же сильный. А девушка-камеристка такого не сможет.

– Ну… Да… – Я вздохнула. Демоны! Ну и чего я такая жалостливая? Ведь он и правда мужчина. Точнее, был им. – Он справляется.

– Но он же мужчина! – возмутилась леди.

– Кхм… – Я все-таки не смогла сдержать смешок под взглядами присутствующих. – Леди Эстель, видите ли, он был когда-то мужчиной. Но уже давно им не является.

– Себастьян! – Леди Эстель повернулась к некроманту и возмущенно ткнула в его сторону пальцем. – Это все твое тлетворное влияние. Ну как это так? Девушке, и вдруг прислуживает зомби, да еще мужчина.

– Он не мужчина, – сдерживая смех, ответил Ян. – Он когда-то был им.

– И что? Ведь был же? И ты позволишь, чтобы какой-то, пусть и бывший, мужчина прикасался к твоей лю… – Тут на нее вдруг напал необъяснимый кашель, и конца фразы мы так и не услышали.

Я заинтересованно уставилась на нее, причем не я одна. Но леди передумала, и что же за «лю…» мы так и не узнали. Любимая? Рано так заявлять, мы едва знакомы. Любовница? Хм… Тоже вроде рановато о таком говорить… Хотя газетку она видела, точно видела…

– Так что? – разрядил обстановку Дарик. – Я остаюсь, да? Пойдемте тогда, леди Иржина, я помогу вам переодеться. И ванну принять нужно, сейчас все приготовлю. А хотите, я вам потом даже спину разомну? Только перчатки надену, чтобы не поцарапать вашу нежную кожу…

– Ужас! – Леди Эстель передернуло. – Иржина, ты отчаянная девушка. Я бы валялась в глубоком обмороке с той минуты, как увидела всех этих зомби, и по сей момент.

– Но не валяетесь же, – миролюбиво ответила ей и отдала Дарику шлем и перчатки.

– Так привычная уже. С кем поведешься… – Она покосилась сначала на мужа, а потом на Себастьяна.

– Вот и я… – Удержать вздох мне не удалось. – Привычная…

Дарик действительно носился вокруг меня, как суетливая квочка, помогая стаскивать комбез, расшнуровывая ботинки и расплетая косу. С таким же квохтанием проводил меня в ванную… И самое странное, я его совсем не стеснялась. Вот ни капельки. Словно он – живая кукла. Вроде все понимает, говорит, заботится обо мне, но при этом ненастоящий.

– Дарик? – позвала его, уже лежа в теплой воде с пеной. – Зачем тебе это?

Он на мгновение прекратил свою бурную деятельность и присел перед ванной на корточки, чтобы мои глаза и его глазницы оказались на одном уровне.

– Вы живая, леди. Теплая, живая и очень настоящая. Рядом с вами я тоже словно живой. Говоря «живая», я имею в виду не то, что вы еще не умерли, а… У вас душа живая. Рядом с вами вспоминаешь о том, как прекрасна жизнь. Даже хозяин оттаивает. Из него уходит темнота.

– Темнота? – подтолкнула я зомби к продолжению разговора.

– Да, леди. Темнота. Из души и ауры уходит тьма, а вы ее забираете и даже не замечаете.

– А ты видишь тьму души?

– Конечно, леди. Я ведь мертвый. А тьма здесь у всех есть в том или ином количестве. Мы же темные.

– А какая у меня аура?

– У вас? У вас сердцевина черная. Концентрированная тьма. Знаете, я при жизни читал, что в небе, где-то очень далеко, есть черные дыры. Говорят, что это бывшие звезды. Вот у вас такая аура. Звезда, но ослепительно-черная. А вокруг нее свет. И ваша черная звезда затягивает тьму других, а делится светом.

– М-да. А ведь я всегда считала себя светлой, да еще и без малейшего магического таланта… – уныло вздохнула в ответ.

– Такое, как у вас, – это не магический талант. Вы не маг, леди, уж простите, что говорю это вам.

– А кто?

– Не знаю. Были бы вы местной и без светлого ореола, я бы решил, что вы – Горгулья. А так – не знаю.

– Кто?! – От неожиданности я даже ушла с головой под воду и, вынырнув, принялась отплевываться. – Горгулья?! Дарик!

– Да нет, – рассмеялся зомби. – Не эти – страшные, зубастые и крылатые. А одна из тех, кем правят княгини тьмы. Ну, из клана Горгулий. При моей жизни правила ими старая княгиня. Но когда это было-то… А кто там сейчас у власти – я не знаю.

– А вот с этого момента поподробнее! – Я даже села, выпрямившись и вцепившись в края ванны.


Итак… Что мы имеем? Клан Горгулий проживает в небольшом княжестве на юго-востоке Темной империи. Испокон веков правили ими княгини одного и того же рода. У княгинь тьмы мужей нет и никогда не было, хотя любовников имели всегда – это в порядке вещей. Выбирали их дамы на свое усмотрение как из членов клана, так и из других рас, и меняли как перчатки. Наследование – по женской линии, и мальчиков, если таковые рождались, они отдавали на воспитание в семьи своих любовников. Дочери оставались при матери. Конкретная расовая принадлежность рода княгинь тьмы неизвестна. Хотя среди обычных членов клана много смешанных браков с другими народами, но у княгинь все неясно и туманно, так как сказать, кто именно является отцами их дочерей, невозможно.

Ха! При такой-то ротации любовников это неудивительно.

Так вот, отцов дочерей они не афишировали. Предположительно большая доля крови у княгинь – эльфийская, если, конечно, судить по внешности.

Что еще… Ах да! Горгульи не маги в прямом смысле этого слова, но при этом практически неуязвимы для магического воздействия, так как магия в империи темная, а Горгульи тьму поглощают. Что сильно не нравится всем, в том числе императору. Так как это весьма ограничивает возможность влиять на клан в целом и на княгинь в частности. С одной стороны, Горгульи безобидны, никогда ни с кем не воюют и не нарываются на конфликты, но с другой – и повлиять на них не особо получается. Проблем клан никогда не доставлял, воле императора всегда был послушен, но держался несколько обособленно и предпочитал жить на своих территориях. Пришлых привечал, но сами Горгульи свои исконные земли покидать не желали. Так что девушки даже при браке с чужаками оставались в родных пенатах, и к ним перебирались их мужья. В чем сила рода княгинь тьмы, если они столько веков правили кланом, мой самоназначенный камерист не знал.

Это все, что мне смог поведать Дарик. Сведения эти были общедоступными при его жизни, но сам он никогда не встречался с представителями клана и уж тем более в глаза не видел правительниц. При его жизни над кланом главенствовала старая княгиня. Но даже имени ее он не помнил. Что с кланом сейчас – ему тем более было неведомо.

М-да. Это что? Мама родом из клана Горгулий? И как она умудрилась встретиться с папой? О-о-очень интересно.


– Дарик, ты уверен, что эти сведения общедоступны? – Я внимательно вглядывалась в полыхающие синим огнем глазницы.

– При моей жизни были таковыми, леди.

– Ладно… А какой герб у рода княгинь тьмы из клана Горгулий?

– Да откуда же мне знать?

– А кто может знать?

– Ну… Господин… или лорд Грегориан?

– Замеч-ч-чательно… – прошипела я.

– Леди сердится? – расстроился зомби. – Но я не хотел сказать ничего плохого.

– Нет, Дарик. Не на тебя… На ситуацию в целом. А сейчас помоги мне одеться и привести себя в порядок.

И вот к кому мне идти с вопросами? К Грегу? Оно, конечно, проще. Но братец такой балбес и болтун, что это не самая лучшая идея. Его родители? Их я едва знаю и уж точно не готова что-либо рассказывать.

На мой вопрос, где найти лорда даль Техо, Малкольм сообщил, что господин у себя и до вечера выходить не планирует. Ну что ж такое-то? Я же не вытерплю до вечера! Мы договаривались, что я не буду лезть на территорию Яна, но, может, он простит меня один раз? Я нервно поправила одежду, собираясь с духом. Дарик нарядил меня в тот изумрудный костюм с короткой плиссированной юбкой, который Ян купил на свое усмотрение. Ну… Ладно. Будем считать, что я оделась по его вкусу и показываться ему на глаза не стыдно.

Разузнав, как найти покои Себастьяна, я решительно туда отправилась. Почти решительно. Потому что чем ближе подходила к двери в его комнаты, тем быстрее уверенность покидала меня. Но с другой стороны, ко мне в спальню вообще вламываются все кому не лень, и даже без стука. А я вежливая: постучусь сначала, извинюсь и попрошу уделить мне пару минут. Да…

Уговаривая саму себя, я занесла руку и, пока окончательно не струсила, постучала в дверь. И испуганно отпрянула, когда она открылась в ту же секунду.

– Ты!

– Я, – ответила я. А что тут еще скажешь?

– Входи. – И, не дожидаясь пока я войду, Ян за руку втащил меня в комнату.

– Я одна. Гости внизу, чай пьют…

Он ничего мне не ответил, ожидая продолжения, а я стояла и с интересом смотрела на хозяина замка. Первый раз видела его в таком расхристанном виде. Обычно Ян всегда идеально причесан, тщательно и аккуратно одет. А сейчас… Густые черные волосы растрепаны, словно он лежал или же просто долго ерошил их руками, одна прядь упала на глаза. Вместо отутюженных брюк со стрелками и не менее отглаженной рубашки – белая слегка помятая майка и свободные мягкие штаны на бедрах. Почему-то только сейчас я стала внимательно его разглядывать. До того мешали внешняя неприступная мрачность и статус моего начальника. А сейчас вся эта шелуха исчезла вместе с лезвиями брючных стрелок и острыми углами воротничков рубашек. Осыпалась вместе с маленькими пуговицами деловой и строгой одежды.

Сколько же ему лет? Он маг… Сильный маг. Значит, возраст не оставляет на нем своих следов, как на обычных людях. Ни одной седой паутинки в жгучих черных волосах. Морщинки у глаз… Есть, но совсем мало, просто как у человека, обладающего богатой мимикой. Плечи… Широкие, очень широкие. И смуглая кожа, которую не скрывает майка на тонких лямках, – гладкая и даже на вид упругая. Возраст еще не оставил на его теле даже легких касаний. Хорошо виден рельеф мышц на плечах, руках, плоском животе, обтянутом белой тонкой тканью. И ноги длинные: высокий он для человека, очень высокий. Хотя император еще выше… И стоит босиком. Странно так, босой некромант – это как-то очень… неправильно и беззащитно. Мой взгляд скользнул вверх от этих неправильно босых ступней, утонувших в ворсе ковра, по животу и еще выше. Губы… Не старые губы. Твердо очерченные, только вот борода эта… Зачем она ему? Интересно, а она мешает целоваться? Наверное, мешает. В рот лезет и щекочет… Для чего он ее отрастил? Это совершенно немодно, никто не носит бороды. А он носит… А если он поцелует в шею или ниже? Борода будет щекотать или колоться?

– Ты чего-то хочешь? – донесся до меня вкрадчивый бархатный голос.

– Хочу… – зачарованно ответила я.

Очень хочу… Прикоснуться к этой смуглой коже ладошкой, провести ею по рельефу мышц, чтобы почувствовать их силу. Обвести пальцем ключицы… И лизнуть, чтобы попробовать кожу на вкус… А еще хочу поглубже вдохнуть его запах. Не тот привычный прохладный аромат его дорогого одеколона, а вот этот чуть терпкий запах сильного мужчины. Подумав об этом, сама же обалдела и широко распахнула глаза, продолжая таращиться куда-то в район его ключиц. Я спятила? А от этих мыслей стало ужасно жарко.

– И чего же ты хочешь?

– Чего хочу? – Я с трудом оторвала взгляд от его тела и заглянула в карие глаза. – Чего же я хочу?…

Ой, демоны! Увидела интерес в карих глазах, и меня накрыло понимание того, что он тоже прекрасно понял, чего я сейчас так на него пялилась. И это ударило как обухом по голове. Боги! Стыд-то какой.

– Я… Анализ свой хочу забрать. Тот, из клиники.

– Хорошо. – Со смешком обойдя меня, Себастьян подошел к столу и, вынув из ящика листок, протянул мне.

– Спасибо, – делая вид, что все хорошо, я взяла лист за уголок и легонько потянула.

– И все?

– Что? – Листок не поддавался, так как его продолжали удерживать пальцы Себастьяна и потихоньку подтаскивали к себе. И меня, так как я тоже не выпускала уголок бумаги.

– Помочь? – И вновь смешок.

А мне даже в глаза ему посмотреть было стыдно. Распустила тут слюни… А он все понял и ему смешно…

– Что? – Я снова потянула листочек к себе.

Ничего не ответив, Себастьян быстро зашел мне за спину. Сейчас он продолжал держать лист бумаги передо мной, а сам стоял сзади, не прикасаясь, но отчего-то было невыносимо жарко. А по спине у меня при этом табунами бегали мурашки.

– Смотри… – Его ладонь накрыла мою руку и сама начала водить ею по строчкам. – Это – доля человеческой крови. Твой отец, судя по всему, чистокровный человек. А это – эльфийская кровь. В твоей матери ее изрядно.

– А это? – сглотнув, я перевела палец ниже, на непонятные мне циферки и значки.

– Это кровь демонов. – Горячая сильная ладонь по-прежнему не отпускала мою руку.

– Но… Ты же говорил, что демоны тут не живут. Только лиграссы.

– Иржи-и-и… – Моего уха коснулось горячее дыхание. – Лиграссы – потомки демонов. И в них течет та же самая кровь.

– То есть моя мама?… – Я поежилась от этого жаркого дыхания, обжигающего кожу.

– Очень сильно эльфийка и немножко лиграсса или демоница… – И снова смешок, от которого волосы на затылке зашевелились.

– Ян…

– Да, Иржина?


Демоны! Вот стоит тут, понимаешь ли, смущает девушку. И ведь не прикасается, только за руку держит. Даже предъявить ему нечего. Это я на него таращилась совсем недавно, а он мне анализ крови расшифровывает.

– Расскажи мне о горгульях.

– Что ты хочешь узнать о них? – И снова горячее дыхание, но уже в правое ухо.

– Все!

– С чего вдруг такой вопрос? – И его большой палец погладил мою руку, которую он продолжал удерживать.

– Рисунок увидела, – честно ответила я, пытаясь сдержать дрожь. – Интересно.

Дарика я попросила не распространяться о нашем разговоре. Хотелось из других уст услышать информацию, доступную на сегодняшний день. Ведь у моего зомби только старинные данные.

– А что мне будет за то, что я расскажу все, что знаю о горгульях?

– Что?

– Вот и я спрашиваю, что ты можешь предложить мне взамен рассказа?

– А что… ты… хочешь?

– О-о-о… – И снова тихий смех, от которого внутри заматывается горячий тугой клубок.

Да что происходит-то? Не пойму, кто из нас кого соблазняет? Или это разыгралось мое воспаленное взбудораженное воображение?

– Сейчас… – так же быстро Себастьян отошел от меня, отчего стало неожиданно прохладно.

Ужасаясь своим собственным мыслям и ощущениям, я проследила взглядом за тем, как он приблизился к книжному шкафу. Что-то просмотрел в нем, разыскивая нужное, после чего достал две толстые книги.

– Держи! – Книги перешли ко мне в руки. – Здесь вся информация о горгульях.

И голос уже нормальный, без тех волнующих бархатистых интонаций, от которых невольно хотелось поежиться. И взгляд уже другой. Обычный такой, как всегда: чуть отстраненный, немного задумчивый.

– Спасибо… – растерянно ответила я.

– Это все?

– Д-да…

Ничего не понимаю. Что за странные игры? Только что ведь совершенно недвусмысленно заигрывал и намекал на что-то и вдруг так же резко стал таким, как всегда.

– Тогда иди. – И Себастьян сам открыл мне дверь, выпуская.

– А… книги… Как срочно их нужно вернуть?

– Пользуйся столько, сколько нужно. Если вдруг они мне срочно понадобятся, я знаю, где тебя найти, – и по его губам скользнула усмешка. Или мне показалось?

В свои комнаты я почти бежала, цокая тонкими каблуками по мрамору, паркету, цепляясь за ворс ковров. Это что такое сейчас было?

До ужина еще осталось время, которое я потратила на изучение полученных фолиантов. Один из них, Бестиарий, неожиданно увлек не только описанием горгулий. Хотя про них я все внимательно прочитала. Интересно же, отчего клан мамы получил такое неблагозвучное имя. Неприятные монстры, откровенно говоря. И выглядят отвратно, благо я уже успела налюбоваться на статуи, расположенные на замке Себастьяна. Мерзкие твари. И по описанию, и по виду.

Но мне понравилось читать и про остальных тварюшек, населяющих Темную империю. Точнее, не то чтобы населяющих, скорее, еще не изведенных. Это в Светлой почти всю нечисть уничтожили. А в Темной она, оказывается, жила себе припеваючи.


ГЛАВА 13 | Иржина | ГЛАВА 15







Loading...