home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 33

Элиза поверить не могла, что ведет себя как какая-нибудь соблазнительница… когда в реальности занималась сексом лишь раз, все прошло не ахти, и уж точно она не пыталась сделать кому-нибудь… ну, вы поняли.

Боже, она была такой зашуганной, что не могла произнести слово даже мысленно.

Оральные. Ласки.

— Да. Прошу…

Услышав мольбу Акса, она поняла, что сказала это вслух.

— О, черт… кажется, я совсем неуклюжая?

Протянув руку, он погладил ее по щеке.

— Ты… изумительная. Ты заставляешь меня чувствовать то, что я никогда прежде не испытывал. Ты идеальная в своей уникальности и том, как именно ты это делаешь.

— Но я только что укусила тебя за…

П.С., Срань Господня, она не могла поверить, что сидела с его членом в руке так, словно это какая-нибудь телефонная трубка.

— Скажи это, — приказал Акс.

— Э-э…

— Стержень любви. Нефритовый стержень, дружок, член, ствол…

Они снова рассмеялись, улыбаясь друг другу… а потом ей захотелось вернуться к начатому.

— Пожелания? — спросила она хрипло. — Что тебе нравится?

Он поерзал бедрами, и Элиза внезапно обратила внимание на плотную белую повязку на его ноге и ту, что была на ребрах. Но потом в его глазах вспыхнул огонек, дыхание участилось, а голос упал на октаву… и она могла думать лишь об одном — о его вкусе.

— Проведи языком… по стволу… и вокруг головки…

Не отрывая взгляда от его глаз, она вытянула язык… и наклонилась, следуя инструкциям.

— Элиза

Да, она без уточнений знала, что на этот раз делала все правильно, его член подрагивал в ее руке, бедра устремились вверх, а на его лице царила смесь похоти и восхищения.

— Ты такая красивая… — выдохнул мужчина, не сводя с нее глаз.

Лаская языком головку его члена, Элиза широко раскрыла рот, пытаясь не зацепить его клыками… и, похоже, она преуспела в этом, потому что, несмотря на напряженность во всем теле, Акс не вскрикнул. Он прогнулся в спине и двигался в подобранном ритме: вверх-вниз, а она — посасывая, лаская ладонью. Быстрее… быстрее…

— Я сейчас кончу… — Он застонал и весь задеревенел… пытаясь, при этом, оттолкнуть ее.

Нет, она хочет все видеть.

Когда он выругался, Элиза приняла весь его оргазм в себя, отчего Акс, казалось, совсем обезумел от страсти, содрогания его тела и его члена у нее во рту были самым эротичным опытом, какой только можно представить.

Когда все кончилось, мужчина обмяк… так, что буквально расплылся по полу.

— Мне нравится твой вкус, — сказала Элиза, облизывая губы.

И от этих слов эрекция снова дернулась в ее руке.

— Заберись на меня, — сказал Акс хрипло. — Я хочу в тебя… залезь на меня.

Короткое мгновение Элиза сомневалась, действительно ли стоит это делать.

Ее пугали его раны. Такое могло случиться в любую ночь, когда он уходит на сражения, каждый раз… пока в какой-то момент он и вовсе не вернется домой?

Руководствуясь такой логикой, ей следовало сделать это, ведь она может потерять его в любое мгновенье.

А потом Элиза подумала о себе, о долгих годах, что провела на периферии жизни, действуя в соответствии с навязанными ей ценностями, а не теми, в которые она действительно верила.

Прямо сейчас? Перед ней был красивый мужчина, добрый и понимающий… поддерживающий ее в проблемах с отцом… который хотел быть с ней. Она — свободная женщина, ее влекло к нему, и вокруг никого.

Было совсем нелогично отказывать. Особенно потому, что она отчаянно хотела Акса.

Элиза сняла флисовую кофту и футболку с длинными рукавами, надетую под низ. Стянула бюстгальтер и поднялась на ноги.

И она двигалась медленно, потому что Акс пристально наблюдал за ней, очевидно запоминая каждый дюйм ее тела. Она спустила брюки для йоги с бедер, вниз по коленям, потом отбросила их в сторону… и встала над ним в простых белых трусиках.

— Повернись для меня? — Акс сказал практически умоляющим голосом.

Приподнявшись на носочках, она покрутилась перед ним, показывая спину. И тогда же она подцепила большими пальцами резинку трусиков и спустила их на пол, согнувшись, но при этом не раздвигая ног, показывая ему именно то, что он так хотел увидеть.

Он не сказал ни одного одобрительного слова. Протяжное урчанье и пламя в глазах сообщили ей все, что нужно.

Элиза перешагнула через него и оседлала бедра. На ее коже плясал свет от камина, она ощущала потяжелевшие груди и нужду между ног, чувствовала себя всемогущей и властной… и она была рада, что все происходит именно таким образом.

Секс будет невероятным.

Потому что они с Аксом сделают все для этого.

Сев на колени, она уперлась руками по обе стороны от его головы и поцеловала Акса, еще и еще, чувствуя, как раскрылось ее лоно напротив его члена, насколько она была готова, как идеально все ощущалось. Они продолжали целоваться, и ей передалось тепло его тела, он скользнул ладонями по ее бедрам, талии, обхватил груди. Когда она не могла вытерпеть больше ни секунды, она приподняла его член, контролируя происходящее, и, лаская себя, провела головкой по своему лону.

Они оба выругались.

И потом она осторожно направила его под нужным углом и опустилась, принимая в себя. Он безболезненно наполнил ее, растягивая… и Элиза порадовалась, что давно избавилась от девственности, и сейчас дискомфорт не мешал ей насладиться происходящим.

Трение.

Координируя движения поясницы и бедер, она начала двигаться на нем, и Акс помогал ей, подаваясь вверх. Ее груди покачивались в такт, дыхание перехватывало в горле, а благодаря свету от камина все словно замедлилось… а, может, виноват ее мозг.

Подступающая разрядка напоминала поезд, мчащийся внутри нее, набирающий скорость, удовольствие нарастало, распространяясь от ее лона по всему телу. И они не переставали целоваться, не разрывали зрительного контакта и…

Ее оргазм был первым и неожиданным, внутри нее словно лопнула натянутая резинка, не причиняя боли, а волнами распространяя наслаждение, в котором ей хотелось потеряться навечно. А потом Акс резко подался вверх, с силой входя в нее еще глубже, и его член начал содрогаться так же, как у нее во рту.

А после? Когда они закончили?

Он начал все заново.


***


Это был лучший секс в его жизни.

Крышесносный, решил Акс позже, намного позже, когда Элиза, наконец, вытянулась у него на груди, их тела, удовлетворившие потребность в сексе, расслабились, по крайней мере, на следующий час точно.

Скользя пальцами по ее позвоночнику, Акс наслаждался ощущением ее бархатной кожи, весом ее тела, запахом ее возбуждения. Он хотел остаться здесь до конца своей жалкой жизни.

Но он чувствовал, что близится рассвет.

— Элиза? Ты не спишь?

— Ммммм.

Он погладил ее волосы.

— Меня убивает это, но сейчас, должно быть, почти шесть. Тебе стоит отправиться домой.

Она оторвала голову от его груди. Ее глаза в свете затухающего камина казались сонными, губы припухли от поцелуев, а щеки все еще пылали.

— Я хочу остаться здесь, — сказала она.

— Я тоже этого хочу. Но это вряд ли поможет в твоей ситуации? Тебе решать.

Элиза нахмурилась и какое-то время молчала.

— Кстати, прости, что пришла раньше времени.

— Не намного раньше. К тому же, ты можешь приходить, когда пожелаешь. Я никогда не запираю дверь. Заходи и все.

— Я приехала сюда до полуночи.

— Почему? — он провел ладонью по его плечу. — И, повторюсь, мне все равно. Переезжай ко мне, если хочешь.

Срань Господня, он действительно это ляпнул?!

— Я была расстроена. И мне было некуда пойти.

Внезапно в нем завопили инстинкты защитника, клыки удлинились, а тело напряглось, несмотря на полученные раны.

— Что стряслось? Кого мне убить?

Ну, о последнем он шутил лишь отчасти.

По крайней мере, она улыбнулась. Но улыбка быстро угасла.

— Я… эм… я же рассказывала, что убили мою двоюродную сестру? Помнишь?

— Да. Конечно.

— Так вот, я зашла в ее комнату. После твоего ухода. Я не планировала, просто… так вышло. Я зашла в ее шкаф… убралась. Там царил такой беспорядок. Повсюду разбросана одежда… обувь…

Когда она больше ничего не сказала, Акс погладил ее по плечу.

— Элиза, поговори со мной. И я знаю, что все, что ты скажешь, не должно покинуть этой комнаты.

— Я доверяю тебе. Просто… это мерзко.

— О, я с мерзостью «на ты». Я не боюсь этого.

Она судорожно выдохнула.

— Моя кузина, Эллисон, и я… мы были совсем не похожи. В смысле… если выражаться вежливо, то ее можно назвать распущенной. Она носила другую одежду. Думала иначе. Вела себя, не так как я… и она наслаждалась своей безудержной жизнью. Она была красивой и необузданной, и мне всегда казалось, что ей нравилось доводить родителей.

— Я прошел по этой дорожке, — сказал он отстраненно. — Ничего хорошего это не приносит.

— Может, если бы у нее было больше времени? Не знаю. Может, она бы изменилась. — Элиза резко выдохнула. — Так или иначе, я была в ее гардеробной… убирала беспорядок. Пришла моя тетя, чем удивила меня… я не видела ее с той ночи, когда Пэйтон сообщил им о смерти Эллисон. Она выглядела… плохо. Болезненно. Ужасно. Казалось, она постарела на тысячу лет, ее словно не кормили и избивали.

Акс поменял позу, перекатившись на бок и оказавшись лицом к лицу с ней.

— Она была благодарна тебе за уборку?

— Нет. Вовсе нет. — Взгляд Элизы стал отстраненным. — Она говорила… ужасные вещи о своей дочери. Об имидже и положении семьи в Глимере. Она была зла и огорчена тем фактом, что ее опозорили. Расстроена, что ее перестали приглашать… на вечеринки. Я никогда не встречала такого проявления эгоизма… и, развивая мысль, да, Эллисон вела себя неподобающим образом. Но с такой-то мамэн?

Акс стиснул зубы от гнева.

— Нет ничего хуже эгоистичных матерей. Это дерьмо травмирует детей.

Вот вам пример: женщина, которая бросила своего хеллрена с ребенком ради денег Глимеры. Ага. Читал книгу, смотрел фильм, купил футболку, кофейную кружку и блю-рей[70]. И повесил плакат над кроватью.

Но Акс промолчал об этом. Они разговаривали об Элизе, и, чтоб его, он действительно хотел выслушать ее.

Элиза покачала головой.

— Я так расстроилась, что выскочила оттуда, сбежала по лестнице и прочь из дома… и меня вырвало на лужайке. А потом я пошла вперед, по газону, вышла на дорогу.

Акс представил, как она бредет в ночи, с болью на сердце от того, что ее семья не понимала ее и не беспокоилась о ней.

— Я рад, что ты пришла сюда. Жаль, я не знал.

— Спасибо, что не злишься.

— Как я могу?

— Я попросила Пэйтона рассказать мне, что произошло с Эллисон. Я встречаюсь с ним завтра.

Аксу пришлось сдержать тревожное чувство. Потому что этому ублюдку лучше оставить при себе свое мнение относительно качеств, необходимых для работы телохранителя.

— Я должна выяснить правду. — Элиза отвела взгляд. — Должна узнать, хоть и не понимаю, почему это так важно. Невозможно обратить смерть, мое знание ничего не изменит. Но мой мозг не может отпустить ситуацию, и я не стану бороться с этим.

— Может, ты зацепилась за произошедшее, потому что не можешь получить ответы на вопросы, которые по-настоящему волнуют тебя?

— В смысле?

— Ну… — Акс прокашлялся. — Например, ты не можешь спросить у своего отца, как он на самом деле отнесся к потере. Другие вещи, которые ты хочешь знать о нем. Что он думает о смерти твоей матери. Что тревожит его из ночи в ночь. Может, дело в его закрытости. — Акс вспомнил, как его собственный отец запирался в подвале, наедине с досками и деревянными брусками. — Может, ты хочешь знать, что он на самом деле испытывает по отношению к тебе. Но ты понимаешь, что никогда не получишь ответы на эти вопросы. Вы никогда не будете достаточно близки. Он всегда будет сосредоточен на чем-то постороннем. И, самое дерьмовое в том… что осознавая все это, ты ничего не можешь поделать с желанием узнать. Остается только жить с этим, жить, пока не поедет крыша. — Акс отвел взгляд… но потом снова сосредоточился на Элизе и пожал плечами. — Поэтому ты пытаешься выяснить факты, чтобы таким образом сблизиться с ним. Люди всегда так поступают: обращаются в неправильное место за тем, что не могут получить в правильном.

Элиза просто смотрела на него, и Акс почувствовал себя капитальным идиотом.

Она собиралась получить степень доктора психологии, ради всего святого. Что он в этом соображал?

— Или нет… — пробормотал он. — Я не знаю, о чем говорю…

Элиза оборвала его поцелуем.

— Боже… ты такой умный!

— Я?! Эээ… ну да, я — Эйнштейн. Вылитый.

Элиза рассмеялась.

— Нет, правда, ты попал в яблочко. Я не рассматривала это под таким углом.

Долгое мгновение Акс просто смотрел на нее. Так, что она спросила:

— Почему ты так смотришь на меня?

Акс поцеловал ее, потом отстранился.

— Наверное, тебе пора.

— Думаю, ты прав. Если я собираюсь провести с тобой ночь, то хочу, чтобы все было честно. А это невозможно, если придется звонить и врать отцу… и не потому, что я оставила свой телефон с GPS-маячком дома.

— Если он выгонит тебя, то живи у меня. И в этой шутке большая доля правды.

— Ты такой милый.

Он так некрасиво хмыкнул, словно пытался сдержаться, но не смог. И да, она посмеялась над ним… поэтому он не стал стесняться этого странного звука.

Но потом Элиза села и, вот трагедия, начала одеваться. Приведя себя в порядок, она села на колени и накинула покрывало на его наготу.

— Уверен, что можешь остаться здесь один? Я беспокоюсь.

— Если меня не убило то, чем мы только что занимались, то гарантирую, что доживу до заката.

— Я серьезно.

— Ничего со мной не случится.

Она поцеловала его, а потом подошла к камину, подбросила дров для Акса.

— Не стоило, — сказал он.

— Поздно. — Она улыбнулась ему через плечо, растолкав кочергой новые поленья. — Ты знаешь, что я сейчас делаю?

— Выглядишь горячее, чем огонь в камине?

— Пытаюсь спросить, когда мы увидимся снова.

— У меня есть простой ответ. Завтра в четыре утра.

— Это свидание?

— Будь уверена. — Он подоткнул старую диванную подушку под голову. — Позвонишь мне, когда в безопасности доберешься домой?

— Обязательно. Где твой телефон?

— О… черт. Без понятия. Наверное, остался в учебном центре вместе с одеждой. А стационарного здесь нет.

— Что ж… со мной все будет хорошо. Я могу позаботиться о себе.

Повисла долгая пауза.

— Иди, — сказал он ей. — Я должен знать, что ты доберешься домой до рассвета.

Элиза кивнула, а потом ушла, тихо закрыв за собой переднюю дверь.

После ее ухода Акс подумал, что… Боже, дом казался таким пустым.


Глава 32 | Клятва Крови | Глава 34







Loading...