home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

Но в последующие дни Кэсс беспокоил вовсе не отец. Несмотря на случившееся, ей все не верилось, что Роджер расстанется с ней просто так, не выполнив угрозу, высказанную в библиотеке дома ее родителей. Каждый день, просыпаясь, она ждала сенсационных сообщений по телевидению о «противоестественной связи» между ней и Беном и, ничего не услышав, выходила из дома и покупала все бульварные газеты, которые могли бы прельститься такой пикантной историей. Мэгги уже надоело набивать мусорную корзину выброшенными газетами, и, поскольку она не знала, что ищет подруга, она относилась ко всему происходящему с нескрываемым подозрением.

С родителями Кэсс общалась на удивление мало. На следующее утро после визита Валери Джордан — нет, Фиддинг — она позвонила Диане и объяснила ей, что произошло, но Диана не высказала сочувствия.

— Очевидно, эта женщина не в себе, — заявила она, отметая услышанное без малейших колебаний. — Вполне возможно, у Роджера была с ней связь, этого я не отрицаю, но напрасно она обвиняет его, не имея никаких доказательств.

— Но у нее есть свидетельство о браке, — настаивала Кэсс.

— Ты читала его?

— Нет…

— Все понятно, — торжествующе заключила ее мать.

— Пусть так, но…

Кэсс не могла поверить, что Валери решилась на подобное унижение, не имея веских причин.

— Ладно, предоставь это мне, — нетерпеливо заявила Диана, очевидно вспомнив о менее приятных сторонах события, которое может вызвать шумный скандал. — Я поговорю с твоим отцом. Он разберется, в чем тут дело.

Последние три дня Кэсс напряженно ждала появления отца. Она была вполне готова к тому, что отец ворвется в квартиру Мэгги, настаивая, чтобы Кэсс немедленно вернулась в Итон, однако он даже не ответил на ее звонок. Со всех сторон царило зловещее молчание, и Кэсс вскоре пришла к тревожному заключению, что ее обманули.

Тогда почему же Роджер не ищет встречи с ней? Этот вопрос она задавала себе в более оптимистические минуты. Почему он не выполнил свое намерение связаться с ней на следующий день? Все это беспокоило Кэсс, а главное — она не знала, что ей теперь делать.

В конце недели Мэгги отправилась в отпуск в США, сожалея о том, что ее подруге так и не удалось связаться с родственниками.

— Почему бы тебе не позвонить снова матери? — предложила Мэгги в четверг вечером, за два дня до отъезда. — Ей наверняка что-нибудь известно. Роджер просто обязан был встретиться с твоим отцом. Почему бы тебе не предпринять что-нибудь в свою защиту? Кто знает, что еще выдумает Роджер?

— Что угодно! — уныло подтвердила Кэсс. Она по-прежнему опасалась, что, позвонив матери, услышит от нее неприятную новость. А так, ничего толком не зная, Кэсс могла пребывать в бездумном забытьи.

А потом, в пятницу утром, когда она возвращалась из местного супермаркета, где купила хлеб, длинный синий «бентли» плавно остановился рядом с ней. Кэсс узнала бы машину, даже если бы не увидела за рулем Джорджа Фишера, шофера ее отца. Стекло заднего окна опустилось, из машины выглянул отец, и Кэсс поняла, что ее ожидание закончено.

— Садись, Кэсс, — позвал он, распахивая дверцу. — Скорее! Здесь стоянка запрещена.

— С каких пор ты стал беспокоиться об этом? — грустно пробормотала Кэсс, но послушалась и забралась в комфортабельный лимузин.

Минуту Гвидо Скорцезе молча разглядывал ее, а Кэсс гадала, не осуждает ли он ее тесные джинсы и мятую рубашку. Но затем он со сдавленным возгласом привлек ее к себе, и Кэсс поняла: что бы ни сказал Роджер, отец не собирается проклинать ее.

— Сага, сага! — пробормотал он, отстраняя ее от себя и вглядываясь ей в лицо. Обычно он говорил по-английски без малейшего акцента, но в минуты волнения часто прибегал к родному языку. Было видно, что он испытал облегчение, увидев дочь, и в его глазах не мелькало даже тени осуждения, чего так боялась Кэсс.

Она выпрямилась и заложила пряди волос за уши.

— Значит, ты был в квартире?

— Первым делом, — подтвердил ее отец, приказывая Фишеру следовать вокруг парка. Затем, нажав кнопку, он поднял стеклянный экран, отделяющий шофера от пассажиров, откинулся на спинку сиденья рядом с Кэсс и вгляделся в ее лицо так пристально, что она почувствовала, как краснеют ее щеки. — Ну, как ты себя чувствуешь? — продолжал он минуту спустя. — Ты была у врача после возвращения домой? Я спрашивал у твоей матери, виделась ли ты с Гутри, но она, разумеется, ничего не знает.

— Нет, не была, — быстро ответила Кэсс, желая поскорее покончить с формальностями. — А ты… ты встречался с Роджером? Мама объяснила тебе, в чем дело?

— Потом, потом. — Гвидо умел выглядеть раздраженным, когда этого хотел. — Ты не сообщила мне, что окончательно поправилась. Мы так беспокоились, сага. Мы очень любим тебя, хотя, возможно, часто скрываем свою любовь.

— Знаю, папа. — Кэсс сумела сдержать недовольство. — И я совершенно здорова, спасибо. Софи, то есть синьора Скорцезе, была очень добра. Мне бы надо написать ей и поблагодарить, когда… когда…

— Когда уляжется пыль? — сухо подсказал отец и Кэсс вновь вспыхнула от непонятного намека.

— Значит, ты виделся с Роджером, — торопливс произнесла она, желая продолжить разговор.

Помедлив, Гвидо кивнул.

— Да, виделся.

— Ну, и что же он сказал? Пытался все отрицать? Папа, объясни же мне, что происходит! Я н вынесу столь долгого ожидания!

Отец долго медлил и наконец тихо произнес:

— Это правда. Разве он мог отрицать? Первым делом я поручил адвокатам найти копию свидетельства о браке. Никаких ошибок быть не может. Валери Джордан — это Валери Филдинг.

Кэсс вздохнула с облегчением.

— Не могу до конца поверить!.. А мама, должн быть, в ужасе из-за неизбежного скандала!

— Не беспокойся насчет матери, — бесстрастно посоветовал Гвидо. — Она выдержит. Через пару недель мы отправляемся на Бермуды. А к тому времени, как вернемся, самая шумная часть скандала уже завершится.

Кэсс передернуло.

— А как насчет Роджера? — У нее пересохло во рту. — Разве то, что он сделал, не считается преступлением?

— Считается, — признал Гвидо. — Но я предлагаю тебе забыть о Роджере и о том, что будет с ним. Теперь это моя забота. Ты его больше никогда не увидишь.

Кэсс облизнула губы.

— Он… мстительный человек.

— Да. — На лице Гвидо появилась коварная улыбка. — Но, пожалуй, я справлюсь с ним. Мне и прежде приходилось заниматься этим.

— Да, но…

— Это не проблема, сага. — Он покачал головой. — Поверь, тебе больше незачем беспокоиться на этот счет. Я жалею только об одном — что допустил такое, а затем усугубил положение, поверив его лжи.

Кэсс покачала головой.

— Я тоже верила ему.

— Да. — Отец тяжело вздохнул. — Давай на время забудем о существовании Роджера Филдинга. Нам с тобой, сага, надо обсудить гораздо более важные дела.

— Вот как? — Кэсс нахмурилась, а потом поняла, что имеет в виду отец. — Ты хочешь поговорить о том, где я буду жить?

— Нет, вопрос о том, где ты будешь жить, тут ни при чем, — возразил Гвидо, качая головой. — Разве тебя не удивило, что я не звонил тебе почти неделю? Неужели после такого сногсшибательного открытия ты не ждала, что я на следующее же утро буду колотить к тебе в дверь?

— Ну… — Кэсс попыталась ответить честно. — Да, я размышляла, почему ты не звонишь.

Гвидо кивнул.

— Теперь я могу рассказать тебе, в чем дело. Я не приезжал к тебе потому, что был в Италии.

— В Италии? — Кровь отхлынула от щеки Кэсс. — Ты ездил к Бену?

Догадавшись, зачем это понадобилось отцу, Кэсс ощутила, как у нее внутри все сжалось.

— Нет, я был у Софи, — ровным тоном возразил отец. — Я решил, что пришло время, как говорится, зарыть топор войны.

— Значит, Роджер обо всем рассказал тебе, правда? — У нее забилось сердце. — Он заявил, что Бен и я… что мы… — Она осеклась. — Но тебе известно далеко не все…

— Спокойно, сага, спокойно. — Преодолевая ее инстинктивное сопротивление, Гвидо вновь обнял Кэсс и придвинул ее поближе. — Все будет хорошо. Да, Роджер высказал свои обвинения, однако они были более чем нелепы. Сага, я всегда знал, что Бенвенуто мне не родной сын. Неужели ты считала, что твой отец так глуп? Хочешь — верь, хочешь — нет, но я был безумно влюблен в Софи в те времена и хотел взять ее в жены, невзирая на беременность.

Кэсс уставилась на отца широко открытыми глазами.

— Но… но почему?..

— Почему я не признался ей? — Гвидо пожал плечами. — Разве я мог? Она так гордилась своим обманом. И потом, Бен мой сын — во всем, кроме крови.

— Но когда Бен выяснил, что…

— Он не сказал мне. Да и как он мог? Но я догадался, что ему все известно. — Гвидо сделал паузу и продолжил: — В то лето, когда он закончил колледж, оказавшись первым учеником по истории и экономике, он отправился домой, повидаться с матерью. Как тебе теперь известно, предполагалось, что после каникул он начнет работать в компании. Но после поездки к матери все изменилось. Он встретился со мной и сообщил, что желает остаться в колледже. Он заявил, что предпочел занятия средневековой историей бизнесу.

— О, папа! — Кэсс представляла себе, каково пришлось ее отцу.

— Да, как ты понимаешь, я пришел в ярость. Мне не оставалось ничего другого, кроме как сказать ему правду. Я был уверен, что Софи ничего ему не объяснила, и, когда я позвонил ей в Кальвадо, было очевидно, что решение Бена ее встревожило. Но кто-то же должен был ему сказать…

— Его бабушка, — неуверенно пробормотала Кэсс, и Гвидо вздохнул.

— Да, — кивнул он. — Мне следовало догадаться. Она никогда не одобряла наш брак.

— Почему?

Гвидо пожал плечами.

— Я остался для нее чужаком. Моему отцу принадлежали земли в долине, но он никогда там не бывал. Он предпочитал Геную, и только во время каникул в школе, а потом в университете мне позволяли приезжать к ним.

— Понятно. — Кэсс кивнула. — И ты… влюбился в Софи.

— Правильно. — Гвидо погрустнел. — Она была — и до сих пор остается — красивой женщиной. И после трагической гибели Франческо я воспользовался ее слабостью.

Кэсс изо всех сил пыталась понять его слова, но слишком много вопросов еще оставалось без ответа.

— Значит, вот почему ты ездил к Софи? — выдохнула она.

— Как ты думаешь, почему?

— Из-за Роджера? — еле слышно спросила Кэсс.

— Да, из-за Роджера, — тихо согласился Гвидо. — Но знаешь, он оказал всем нам большую услугу.

— Он?

— Конечно. Он заставил меня понять, каким глупцом я был все эти годы. — Гвидо снова вздохнул. — Помнишь, как ты проводила лето в Кальвадо? — Кэсс кивнула, не доверяя своему голосу, и Гвидо продолжил: — Я всегда считал, что ты — наша единственная надежда. Бен обожал тебя. Я знал об этом. Именно из-за тебя он остался в Лондоне и получил здесь докторскую степень. Я надеялся, что когда-нибудь он доверится тебе. Я даже думал, как чудесно было бы, если бы вы полюбили друг друга…

— Папа!

— Да, я знал. Он был намного старше тебя, но ты, по-видимому, всегда предпочитала его общество обществу своих ровесников. Твоя мать изводилась от ревности, это я знаю наверняка. И не только потому, что ты предпочитала Бена.

Кэсс была потрясена.

— Но я думала, что он мой брат!

— Да, теперь я все понимаю, — простонал Гвидо. — Софи рассказала мне, что случилось тем летом в Кальвадо. Ты никогда не связалась бы с Роджером, если бы не моя бестолковость.

Кэсс отстранилась от отца, желая обдумать услышанное. Теперь он говорил слишком быстро, и она не успевала за ним. Там, где прежде перед ней возникали только вопросы, теперь теснилось множество противоречивых ответов.

— Значит… — наконец выговорила она, — теперь ты собираешься сказать всем, что Бен не твой сын?

— Нет.

— Нет? — Кэсс чуть не поперхнулась этим словом.

— Нет. — Гвидо взял ее за подбородок и заставил взглянуть ему в глаза. — Я просто скажу тем, кому это надо знать, что я усыновил Бена. Что его отец погиб прежде, чем родился Бен, и потому, естественно, я всегда считал его своим ребенком.

— О, папа!

Лицо Гвидо смягчилось.

— Это тебя устраивает?

Кэсс кивнула.

— Ты и сам об этом знаешь.

— Ничего я не знаю, — бесстрастно возразил Гвидо, — кроме лжи, которую сообщил мне Филдинг о — как это он назвал? — твоей связи с Беном.

У Кэсс задрожали губы.

— Так ты не встречался с Беном?

— Нет. — Гвидо смутился. — Мне хотелось прежде увидеться с тобой. — Он искоса взглянул на дочь. — Но теперь мне кажется, что я совершил ошибку.

— Нет, — Кэсс отрицательно взмахнула рукой, — нет, я сама объясню Бену, если, конечно, этого еще не сделала его мать…

— Не сделала, — твердо ответил Гвидо. — Поверь мне, с ее стороны еще можно ждать неприятностей. Она вовсе не убеждена, что моя дочь — подходящая пара для ее сына!

— О, папа!

Кэсс бросилась к нему в объятия, одновременно смеясь, плача и бессвязно бормоча. Сегодня утром ей казалось, что забвение — это лучшее, на что она может надеяться. А теперь у нее появились новые желания. И отчаянная потребность осуществить их.

В аэропорту в Пизе она взяла напрокат машину и сама преодолела около восьмидесяти километров между Пизой и Флоренцией. Автострада была запружена транспортом. Наступил сезон отпусков, и Кэсс удалось попасть на самолет только благодаря связям отца.

Сама Флоренция тоже была забита машинами и автобусами с туристами. Кэсс с беспокойством думала о том, что она будет делать, если Бен куда-нибудь уехал.

День уже клонился к вечеру, когда она свернула наконец на Пьяцца-дель-Фьоре и припарковала взятую напрокат «ланчу» перед домом Бена. Неподалеку виднелся знак, извещавший о том, что стоянка в этом месте запрещена, но Кэсс решила не беспокоиться об этом раньше, чем потребуется. Окна квартиры Бена оказались открытыми, но, быть может, миссис Киприани решила проветрить квартиру. Кэсс уже столько раз появлялась здесь и выясняла, что Бена нет дома, что теперь невольно сомневалась в удаче.

Она так быстро поднялась по лестнице на нужный этаж, что у нее слегка закружилась голова. Только теперь Кэсс поняла, что весь день ничего не ела. В самолете она отказалась от еды, а после приземления даже не вспомнила о ней.

Кэсс показалось, что звонок неестественно долго отдавался эхом в коридоре после того, как она нажала кнопку. Может, потому, что в квартире пусто? Кэсс начала тревожиться. А вдруг Бен не подойдет к двери, хотя он и дома?

Она снова позвонила и ощутила легкую боль в виске при мысли, что Бен мог уехать в Кальвадо. А если не в Кальвадо, то куда-нибудь в другое место или даже в другую страну. Мысль о том, что, возможно, пройдут дни, прежде чем они сумеют увидеться, показалась ей невыносимой. А может, придется ждать даже недели, если Бен не оставил нового адреса. Теперь, когда университет закрыт и неизвестно, где искать коллег Бена, Кэсс понятия не имела, что делать.

Когда дверь вдруг открылась, Кэсс едва не лишилась чувств от радости. Но на пороге появилась совершенно незнакомая девушка, и тотчас вернулось мучительное чувство отчаяния.

— Si? — Девушка, на вид лет девятнадцати, без особого воодушевления смотрела на гостью. — Posso aiutarla[26]?

Неужели эта девушка — подруга Бена? Кэсс была не в состоянии думать даже по-английски, не говоря уже об итальянском.

Девушка вздохнула.

— Che cosa desidera[27]? — произнесла она чуть громче, явно теряя терпение при виде тупости Кэсс. — Capisce[28]? — Она нахмурилась. — Parla italiano[29]?

— Un ро, — наконец пробормотала Кэсс, подыскав подходящий ответ. — Немного.

Девушка кивнула.

— Вы англичанка, — заключила она покровительственным тоном и с заметным акцентом. — Вепе, чем могу помочь? Вы хотите поговорить с профессором Скорцезе?

— С профессором Скорцезе? — слабым эхом ото звалась Кэсс, понимая, что прежде никогда не ползовалась его ученым званием. И хотя у нее уже давно возникло искушение сбежать отсюда, пока не поздно, она кивнула: — Да. Да, я хотела бы поговорить с… с синьором Скорцезе. Он дома?

— Франческа!

Звук голоса Бена на миг заставил их обеих замолчать, а когда в коридоре послышались шаги, колени Кэсс задрожали. Даже теперь она испытавала трусливое желание броситься без оглядки прочь. Но потребность снова увидеть Бена оказалась сильне страха и сомнений, и, несмотря на присутствие девушки, Кэсс осталась стоять на месте.

Едва Бен выступил из тени коридора, ее сердце на миг остановилось. Он выглядел таким бледным. Казалось, естественные краски покинули его лицо, под глазами появились черные круги, а подбородок зарос щетиной.

— Франческа, — снова произнес он, глядя на девушку, — cos'e[30]?

И тут он увидел Кэсс.

— Это к вам, zio Бенвенуто, — уверенно заявила Франческа, явно не подозревая о значительности момента. — Вы не сказали мне своего имени, синьора.

— Это Кэсс, — хрипло перебил ее Бен, с недоверием глядя на гостью. Он отвел ладонью волосы с лба, и Кэсс заметила, как он взволнован. — Послушай, — обратился он к девушке на итальянском, — ты не против, если сегодня мы отменим занятия Франческа? Это… это моя давняя знакомая из Англии, и мы хотели бы остаться вдвоем.

— Право, не стоит… — начала Кэсс, но взгляд Бена заставил ее замолчать, и в ту же минуту она вспомнила, как Франческа обратилась к Бену. Zio — дядя! Она назвала Бена «дядей Бенвенуто». Значит, это не подруга, а родственница. Кэсс была готова расплакаться от облегчения.

— Хорошо. — Вынужденный перерыв в занятиях не обрадовал Франческу, но, очевидно, слово Бена было для нее законом. — Я только возьму книги, — добавила она, устремляясь из коридора в гостиную, пока Бен приглашал Кэсс войти.

— Какая неожиданность! — произнес он по-английски, стараясь не выдать своего волнения, как показалось Кэсс. Несколько минут он смотрел на нее так, словно не мог никак наглядеться. Но затем Бен сумел взять себя в руки, и глаза его насторожились.

— Да, пожалуй, — пробормотала Кэсс в ответ, когда Франческа прошла мимо них к двери.

— Можно мне прийти завтра? — спросила молодая итальянка, с откровенным любопытством уставясь на Кэсс.

— Я позвоню тебе, — уклончиво отозвался Бен.

Хмуро бросив «Ciao», Франческа вышла за дверь.

Оказавшись в знакомой гостиной, Кэсс почувствовала желание броситься на диван и умолять Бена присоединиться к ней. Но встреча с Франческой лишила ее уверенности, и впервые Кэсс задумалась о том, что станет делать, если чувства Бена к ней изменились.

— Это дочь моего двоюродного брата Виктора, — пробормотал Бен, объясняя присутствие у него в квартире Франчески. — Она занимается английским. Я предложил давать ей уроки.

Кэсс кивнула.

— Понятно.

Бен тоже кивнул с рассеянным видом. Затем, проведя ладонью по густой поросли, покрывающей подбородок, заметил:

— Я не ждал гостей. Должно быть, я выгляжу кошмарно! — Он метнулся к столу и принялся собирать бумаги в стопку. — Мне необходимо привести себя в порядок и принять душ. — Он повернулся к ней. — Хочешь выпить?

— Сегодня я весь день только и делаю, что пью, — пробормотала Кэсс, а затем, поняв, как двусмысленно прозвучали ее слова, скривилась. — Я имела в виду — чай, кофе, сок и так далее. Ничего крепкого. Больше я не пью спиртное.

— Молодец. — Но, произнося это, Бен иронически усмехнулся. — К сожалению, я не могу похвастаться тем же. В сущности, именно этого мне сейчас недостает.

— О, Бен! — Кэсс впервые позволила своим чувствам отразиться в голосе. — Ты выглядишь ужасно! Что ты с собой делаешь?

— Я же объяснил, — возразил он, выпрямляясь над столом и проводя ладонью по потертым джинсам, в которые был одет. — Я не ждал гостей. Если бы я знал о твоем приезде…

— Бритье здесь мало что изменит, — заявила Кэсс. — Бен, ты скучал по мне, правда?

Он стиснул кулаки.

— Зачем ты приехала сюда, Кэсс? — устало спросил он. — Я полагал, мы уже сказали друг другу все, что следовало.

Кэсс сцепила пальцы.

— Ответь на один вопрос, Бен, — попросила она. — Только ради меня, пожалуйста!

— Не глупи! — пробормотал он, направляясь к двери. — Сейчас приму душ и выпью, но не обязательно в этом порядке. Если ты не придумаешь чего-нибудь поумнее, тогда тебе будет лучше уйти прежде, чем я вернусь. Я не в состоянии развлекаться болтовней.

Кэсс вздохнула.

— Ты и вправду хочешь, чтобы я ушла? — спросила она.

— Да. Нет! Ради Бога, Кэсс, чего ты от меня ждешь? Да, да, я скучал по тебе! Ты довольна?

Кэсс затаила дыхание.

— Бен…

— Что? Тебе этого мало? — У двери он повернулся, и его лицо потемнело от муки. — Ладно, я скажу тебе больше: я умираю без тебя. Это тебя устроит? Мысль о том, что вы с Филдингом снова вместе, рвет меня на части. А ты что думала? Что я буду рад?

Кэсс покачала головой, и ее глаза наполнились слезами.

— Мы с Роджером уже не вместе, — сообщила она, тщательно подбирая слова. — Надеюсь, больше я его никогда не увижу.

— Это устраивает нас обоих, — хрипло выговорил Бен. — Ладно, — он снова провел пальцами по волосам и кивнул, — ладно, поговорим, но прежде я избавлюсь от этого, — он снова коснулся щетинистого подбородка.

— Хорошо.

Смахнув слезу, Кэсс согласилась, и Бен поспешно вышел из комнаты. Вскоре Кэсс услышала шум воды в ванной и, не в силах подождать спокойно даже минуту, последовала за ним в коридор. Но, вместо того чтобы повернуть к спальне, она вошла в кухню и замерла при виде горы немытой посуды в раковине.

Бену было настолько несвойственно терпеть в доме беспорядок, что она торопливо вышла из кухни и миновала дверь в спальню. Шум бегущей воды становился все сильнее. Помедлив, Кэсс робко шагнула к двери ванной.

Дверь была приоткрыта, но шум заглушил ее шаги. На мгновение Кэсс смутилась, но затем искушение победило запреты. Дрожащими пальцами она расстегнула темно-синий брючный костюм, сбросила его на пол, стащила с себя шелковые трусики и шагнула в комнату.

Бен стоял к ней спиной в душевой кабине. Когда Кэсс обняла его за талию, он вздрогнул.

— Черт возьми, Кэсс! — простонал он, поворачиваясь с явным намерением прогнать ее, но Кэсс не ждала ничего другого.

— Папа все знает, — просто сказала она, обвивая руками его шею и крепко прижимаясь к нему. — Бен, не надо говорить. Просто люби меня!

Сомнительно, чтобы Бен действительно понял, что сказала Кэсс в этот миг, но влажный язык Кэсс, скользнувший между его губами, был слишком убедительным доводом.

Они жаждали друг друга, и каждый новый поцелуй был более страстным, чем предыдущий, пока наконец Бен не поднял ее на руки, а она не обвила его ногами, повинуясь неудержимому порыву.

Под водой, омывающей их разгоряченные тела, они наслаждались друг другом, пока Бен наконец не опустил ее осторожно на выложенный плиткой пол.

— Я люблю тебя! Люблю! — выдохнула она, покрывая поцелуями его мокрую грудь, а затем принялась нежно гладить его тело.

— А ты представляешь себе, что делаешь? — неуверенно осведомился Бен, почувствовав, что у него вновь пробуждается желание.

— Пожалуй, да, — пробормотала она.

— О, Кэсс! — задохнулся он и, подхватив ее на руки, отнес в спальню.

— Покрывало! — спохватилась Кэсс, когда он положил ее на постель.

— Высохнет, — проговорил он, прижимаясь губами к ее груди. — Ммм, какая ты вкусная!

— Ты тоже, — дрожащим голосом отозвалась она, пока он дразнил языком затвердевший сосок. — О, Бен, еще! Прошу тебя, еще!

Потребовался целый час — и бутылка кьянти, — прежде чем Кэсс сумела описать события двух прошедших недель более подробно. Они любили друг друга, засыпали, просыпались и вновь наслаждались любовью, пока наконец Кэсс не смогла изложить все по порядку.

— Значит, получается, что ты не была замужем за Роджером? Ты никогда не выходила за него замуж? — воскликнул он, и Кэсс вздохнула.

— Нет.

— О Господи! — Бен, который лежал на боку, опираясь на локоть, склонился к ее губам. — Подумать только, сколько сил я потратил на этого ублюдка!

— Каких сил? — Кэсс была заинтригована.

— Должен признаться, я проводил целые ночи без сна, размышляя, как избавлюсь от него. У Борджиа я почерпнул несколько оригинальных способов…

Кэсс приоткрыла губы.

— Ты ревновал.

— Нет, — ответил он. Кэсс обиженно надулась, а Бен рассмеялся. — Я просто спятил, — поправился он. — Ты даже не представляешь себе, через какие муки заставила меня пройти.

— В самом деле? — Кэсс коснулась его щеки. — На твоем месте я не стала бы так утверждать…

Бен заглушил ее протесты губами, и на несколько минут в квартире воцарилась тишина. Затем он неуверенно произнес:

— Расскажи мне еще раз про твоего отца.

— Что именно? — Кэсс охватила сонливость.

— Ты сказала, он знал, что я не его сын, когда предлагал мне работать с ним?

Кэсс придвинулась ближе.

— Он по-прежнему считает тебя сыном. В конце концов, настоящий отец тот, который вырастит ребенка. Конечно, если не считать кровного родства.

— Слава Богу! — с жаром выпалил Бен, заключая ее в объятия. — Интересно, что теперь скажет мать?

— Папа предупредил, что с ее стороны следует ждать неприятностей.

— Ну, с ними я справлюсь, — твердо заявил Бен и добавил: — Ты проголодалась?

— Я хочу только тебя, — просто ответила Кэсс, и он не смог спорить.


Они поженились два месяца спустя в Лондоне, несмотря на заявления Софи, что они должны обменяться клятвами в церкви в Кальвадо. Однако, поскольку это было ее единственное возражение, Бен и Кэсс не слишком беспокоились. Вероятно, дело было в том, что ко времени свадьбы Кэсс была уже беременна. Софи пришла в восторг — наконец-то у нее появилась надежда стать бабушкой!

Брак отложили на два месяца для того, чтобы шумиха в прессе, поднявшаяся после разоблачения Роджера, немного утихла, хотя по-прежнему находились журналисты, желавшие вновь и вновь осветить оба события в статьях на первой полосе. Но счастье Бена и Кэсс было безоблачным, а Гвидо позаботился, чтобы ни один журналист не проник на скромное торжество, устроенное семьей.

Роджер исчез. Его так и не арестовали, и Бен догадывался, что тут не обошлось без вмешательства Гвидо. Бен больше не испытывал ненависти к человеку, который приложил столько усилий, чтобы сохранить свою тайну. У всех есть секреты, напоминал себе Бен, в том числе и у него самого.

Со своей стороны он считал себя счастливейшим из людей. Он так долго любил Кэсс издали, и вот теперь она принадлежала ему безраздельно. Более того, она выразила свое намерение стать идеальной профессорской женой.

— Полагаю, ты понимаешь: отец ждет, чтобы я передумал насчет компании, — заявил Бен спустя неделю после свадьбы, войдя утром после душа в спальню номера для новобрачных на Гавайях и обнаружив, что его жена сидит обнаженная посреди постели. Она без зазрения совести сжевала все круассаны, которые Бен принес на завтрак, и теперь лукаво поглядывала на него, стирая следы масла с губ.

— Надеюсь, ты не голоден, — заявила она, когда он завернулся в полотенце и уселся рядом. — Выпей кофе — он такой вкусный! Почти такой же, как дома. Тебе не хочется вернуться домой?

Бен взглянул на нее, не скрывая чувств, и его глаза потемнели от страсти, которую так беспечно воспламеняла в нем Кэсс.

— Домой… — повторил он. — Ты уверена, что хочешь вернуться в Италию? Разумеется, мы можем купить дом побольше, но устроит ли тебя положение профессорской жены? Я хотел сказать… — он вздохнул, — тебе придется жить совсем иначе, чем в Лондоне.

— Надеюсь, — с жаром подхватила Кэсс, отставляя поднос и прижимаясь к мужу. — Может, поговорим об этом позднее? Сейчас у нас найдутся более приятные дела…

— Нет, — решительно возразил Бен, отстраняя Кэсс и пристально вглядываясь в ее глаза. — Ты и вправду этого хочешь? Или ждешь, что я передумаю?

— Я хочу того же, чего хочешь ты, — сообщила Кэсс. — А ты предпочитаешь остаться преподавателем, верно?

— Ну, если говорить начистоту…

— Вот видишь! — торжествующе подхватила Кэсс. — Не беспокойся о папе. Вскоре он получит внука, который унаследует его состояние. Папа еще не стар. Пройдут годы, прежде чем он оставит дело, а к тому времени мы позаботимся о нем.

Бен придвинулся ближе.

— Ты уверена?

— Абсолютно.

— Я люблю тебя.

— Надеюсь. — Она заулыбалась, демонстрируя ямочки на щеках. — Так ты собираешься любить меня или нет?

Бен застонал.

— В твоем положении…

— В моем положении я на редкость сексуальна, — радостно заявила Кэсс, падая на шелковые простыни и увлекая Бена за собой. — Полотенце вымокло… Зачем оно тебе?.. О, вот так гораздо лучше. Ты согласен?

Конечно, он согласился с ней.


Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.


* * * | Семейные тайны | Примечания







Loading...