home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

Покидая Англию, Кэсс оставила свои ключи дома, в Найтсбридже, поэтому, когда она прибыла в Итон, дверь ей открыла миссис Оден.

— Кого я вижу! — радостно воскликнула она. — Как приятно, что ты вновь дома. Прошло уже не меньше шести недель. Все мы так волновались за тебя…

— В самом деле? — Кэсс изобразила слабую улыбку. — Мэгги позаботилась обо мне.

Миссис Оден покачала головой.

— Тебе следовало вернуться домой, — с упреком заметила она.

Домой? Кэсс задумалась, что сказала бы экономка, узнав, что у нее нет дома. Настоящего дома. Она не могла вернуться в Найтсбридж и почему-то была уверена, что Диана по меньшей мере без особого удовольствия примет ее здесь.

— Твоя мать в библиотеке, — сообщила миссис Оден. Кэсс гадала, померещилась ли ей тревога, мелькнувшая на лице экономки, когда та вела ее к лестнице. — Перед уходом зайди ко мне.

Библиотека на первом этаже дома в Итоне служила двойной цели: благодаря ей у Гвидо Скорцезе был комфортабельный кабинет для работы и приятный уголок для встреч с коллегами по бизнесу. Но с другой стороны, в случаях, подобных нынешнему, библиотека могла быть использована в качестве места, где можно выпить перед обедом. Открывая дверь в библиотеку, Кэсс даже не подозревала, что ее мать может оказаться там не одна. Она пришла раньше, чем обещала, и из сообщения миссис Оден о том, что мать ее ждет, сделала вывод: отца дома еще нет. Но вид Роджера Филдинга, расположившегося в одном из кожаных кресел у отцовского стола, заставил ее попятиться из комнаты, и только нетерпеливый возглас матери, стоявшей у высокого окна, выходившего на сквер, помешал ей броситься прочь из дома.

— Кэсс, ради всего святого! — Мать быстро подошла к ней и схватила за руку. — Прошу тебя! Я не допущу подобных выходок в моем доме! Да, Роджер явился сюда по моему приглашению, чтобы побеседовать с тобой. По крайней мере выслушай его. В конце концов, он твой муж. У него есть свои права.

Ноздри Кэсс затрепетали.

— Ты обманула меня, мама…

— Никого я не обманывала, — приглушенно и негодующе отозвалась Диана. — Твой отец вскоре придет сюда. Я просто решила, что будет неплохо, если у тебя с Роджером появится шанс поговорить до прихода Гвидо. Проблемы возникли у тебя, Кэсс, а не у твоего отца.

Кэсс устало взглянула на мать.

— Думаешь, я этого не знаю?

— Что ж, уже хорошо.

— Ладно, мама, — сдалась Кэсс, — но я не стану разговаривать с Роджером наедине. Я хочу, чтобы ты осталась с нами.

— Право, Кэсс… — раздраженно начала Диана, но в этот момент к ним подошел Роджер.

— Пожалуйста, Кэсс, — произнес он тоном, ничем не напоминающим его голос в квартире Бена. — Я чуть не сошел с ума от беспокойства. Ты не представляешь себе, каково это — знать, что ты была больна, но не иметь возможности увидеть тебя. Ведь ты моя жена! — Обменявшись кратким взглядом с Дианой, он продолжал: — Твоя мама знает, что я пережил. Вот почему и устроила эту встречу. Она согласилась дать мне еще один шанс. Кэсс вскинула голову.

— А я — нет.

— Таких слов я не приму.

— А мне наплевать, что ты не примешь.

— Ради Бога, Кэсс, — запротестовала Диана, — по крайней мере, позволь ему объясниться, рассказать о своих чувствах! — Она помедлила. — Послушайте, мне надо спуститься и поговорить с миссис Оден насчет ужина. Вы поболтайте вдвоем, а потом, когда я вернусь…

— Мама!

— Перестань ребячиться, Кассандра! — Диана наконец вышла из себя, и не скрывала этого. — Я не позволю тебе ставить меня в глупое положение. Я настаиваю, чтобы ты поговорила с Роджером, а если откажешься, я сообщу твоему отцу и Роджеру, где ты остановилась, и они заберут тебя оттуда.

Кэсс поняла, что она потерпела поражение. Если Роджер или отец обнаружат ее убежище, краткая иллюзия свободы исчезнет. Кроме того, подвергнуть Мэгги такому риску она не могла. Несправедливо было бы втягивать ее в семейные скандалы.

В библиотеке стояла прохлада, особенно блаженная после удушливой вечерней жары на улице. Ее стены, сплошь покрытые полками с книгами, зимой удерживали тепло, а летом отталкивали жар, и потому температура в комнате была неизменно приятной.

Но атмосфера не всегда. Особенно сегодня вечером. Роджер закрыл дверь, и Кэсс ощутила озноб и догадалась, что разумные речи Роджера предназначены исключительно для ушей Дианы.

— Итак, — начал он, обходя Кэсс, стоящую посреди комнаты, — ты решила вернуться.

Кэсс вздохнула.

— Как видишь, я здесь.

— Но ты живешь не дома.

— Если ты имеешь в виду дом в Найтсбридже, больше я не считаю его своим домом, — твердо заявила Кэсс.

— Понятно… — Роджер остановился перед ней. — Значит, ты все-таки решилась?

— Ты хочешь сказать, расстаться с тобой? Да.

— Даже лишившись при этом отца?

Кэсс вздрогнула.

— Отца я не потеряю.

— Ты уверена? — Роджер скривил губы.

— Да.

— Даже если я сообщу ему, почему ты решилась на это?

Кэсс с трудом сглотнула.

— Я намерена объясниться с ним сама.

— В самом деле? — в голосе Роджера сквозило почти неподдельное восхищение. — Интересно было бы узнать, как он поведет себя, выяснив, что его сын и его дочь — не просто добрые друзья.

Кэсс побледнела.

— Что ты имеешь в виду?

— Надо ли рассказывать тебе во всех подробностях? — Роджер вернулся к креслу, которое занимал прежде, и уселся скрестив ноги. Очевидно, он пустил в ход основное оружие и теперь приготовился наслаждаться замешательством Кэсс. — Я доверчив, Кэсс, но не глуп. Я же видел, как Бен смотрел на тебя, когда обнаружил меня в квартире, — на младших сестер мужчины так не смотрят. Если бы он мог убить меня безнаказанно, он бы так и поступил.

— Не болтай чепухи!

Больше Кэсс в этот момент ничего не могла придумать, но Роджер уже понял, что задел обнаженный нерв.

— Это не чепуха. Это мерзость! — холодно возразил он, не сводя глаз с ее растерянного лица. Румянец, который несколько секунд назад исчез, теперь возвращался, покрывая ее щеки алыми пятнами. — Интересно, сколько это продолжалось? Сколько еще поездок во Флоренцию ты совершила без моего ведома?

— Ни одной! Дело в том… — Кэсс решила прибегнуть к последнему средству, отчаянно желая поколебать его подозрения. — Ты, надеюсь, и сам не веришь собственным словам. Мы с Беном знакомы с тех пор, как я была еще ребенком…

— И потому все случившееся выглядит еще более предосудительным, — возразил Роджер. — Да, эта история придется не по вкусу твоему отцу. Она все объясняет — в том числе и то, почему я был вынужден уйти на сторону, чтобы…

— Ты этого не сделаешь, Роджер! — вырвался крик у Кэсс. — Ничего подобного ты не скажешь папе! Это неправда!

— А по-моему, любопытная для него новость, — отозвался Роджер. — О да! — Он вдруг поднялся и возбужденно зашагал по комнате. — Именно такого рычага мне и не хватало.

Кэсс казалось, что она больше не выдержит ни минуты.

— При чем тут рычаг? О чем ты говоришь?

— Об этой истории, — пояснил Роджер, снова останавливаясь перед ней и злорадно ухмыляясь. — А ты надеялась, она станет твоим оправданием? О, теперь-то я понимаю, в чем дело!

Кэсс тоже все поняла. И содрогнулась от отвращения. И, полностью опустошенная, присела к отцовскому столу.

— Какова же твоя цена? — неуверенно спросила она. — . Что я должна сделать, чтобы заставить тебя отказаться от этой… безумной мысли?

— Не такой уж безумной, иначе ты не задала бы этот вопрос, — резко возразил Роджер. Однако он явно начал обдумывать альтернативу: скандал, который, вероятно, обойдется очень дорого, или явное преимущество родства с Гвидо Скорцезе и положение его единственного преемника. Выбирать было не из чего. — Мы предпримем вот что, — наконец решил он, — страстное воссоединение, а затем — появление внука, о котором так мечтает твой отец.

Кэсс почувствовала тошноту. Ни за что не решусь на это, лихорадочно думала она, особенно после Бена! Но второй путь был слишком отвратительным, и, хотя идея о возобновлении супружеских отношений с Роджером вызывала у нее не меньшее омерзение, Кэсс не сомневалась: через некоторое время он вновь будет искать общества Валери Джордан.

— Хорошо, — произнесла она, но, прежде чем Роджер успел ответить, добавила свое условие: — Но только если ты дашь мне пару дней, чтобы… свыкнуться с этой мыслью. В конце концов, — внезапно она обрела уверенность, — мама вряд ли поверит, что мы разрешили все свои проблемы за… за пятнадцать минут.


ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ | Семейные тайны | * * *







Loading...