home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 22

А на войне как на войне

В коптер набились как шпроты в банку. Молодой парнишка в кресле пилота весело оскалился, подняв кулак с оттопыренным большим пальцем, а потом рванул машину в небо. Слева будто ударила пулеметная очередь — импеллер зацепил ветки деревьев, но мир покорно провалился вниз размазываясь коричнево-зелеными полосами.

Именно в эти полосы и слился весь остальной полет. Позабыв обо всякой гордости и прочих приличиях, отчаянно цеплялись друг за дружку, пища от ужаса на виражах. Машина шла «облизывая» рельеф и верхушки высоких деревьев айсбергами проносились в иллюминаторах значительно выше слившихся в круги винтов. Хорошо так проносились — будто в зеленом ущелье летели, и только мигание света давало понимание, что стены не цельные.

Время от времени весь ком наваливался то на один борт, то на другой, или размазывался по полу. Это автоматика уводила машину от столкновения с «айсбергами» которые пилот не успевал заметить. А ещё все дружно молились, чтобы этот «царь и бог» не вогнал их консерву в такую щель, где и автоматика не поможет.

Неизвестно что оказалось действенней — искренние молитвы атеистов или совершенство автоматики, но их полет таки завершился ударом, коротким скольжением и новым ударом. И только секунд через сорок самые сообразительные поняли, что это была посадка. Удачная, поскольку в авиации «удачной» считается посадка, с места которой можно уйти собственными ногами.

Вторым чудом этого дня следует считать то, что когда все рванули на выход, при этом никого не затоптали. Уже почувствовав берцами твердую землю, Дара обернулась — их пилот, продолжая жизнерадостно улыбаться, нюхал руку после инспекции сиденья своего кресла. Обзор с его места видать был не в пример лучше.

Группу мигом, что называется, «расхватали» — едва успевала прощаться и бросать вдогон последние наставления. Счастливчики рысью уносились, получив приказ, а вот Воробушку, Рыжику и Мелкой пришлось лезть назад в чрево летающей консервной банки. Все их проводили взглядами в которых мешался ужас и облегчение, а не верящая ни в бога, ни в черта Фекла размашисто перекрестила отрывающийся от земли борт.

Последнее прощание было с Марусей. Её увезли серьёзные дяденьки на характерном для этих мест грузовике с колёсами в человеческий рост. Только у этого сооружения корпус был куда как ниже обычного — в аккурат до верхней кромки этих самых колёс. Зато сверху присутствовало нечто, затянутое маскировочного окраса тентом. Орудийная башня или ракетная пусковая установка — и не скажешь. Или ещё что?

Расставаясь с человеком, уходящим в бой, не принято говорить прочувствованных или трогательных слов — суеверие такое. Махнул рукой или головой кивнул — и всё. Так что ограничилась строгим наставлением:

— Пристрелять Моську свою по новой со штыком не забудь!

— Зачем? — кажется, последние приключения не прошли даром даже для этой оторвы.

— Зачем, зачем… Чтобы ствол при выстреле не так болтало. Подарок мой хоть не забыла?

Маруся со всей силы хлопнула себя сначала по лбу, потом по нагрудному карману и вытащила оттуда с немалым трудом изготовленный винтовой зажим для штыка. В свое время Дара еле нашла чертеж этого полезного приспособления.

Обнялись. Подавая в распахнутую дверь тюк с массивным маскировочным костюмом — самодельной кикиморой — Дара только улыбнулась двум молодым бородачам и пошутила:

— Не откажите в любезности, милостивые государи, помогите девушке переодеться, когда наступит срок.

— Ты не сумлевайся, глазастенькая, — сверкнули из полумрака показанные в улыбке зубы. — Накормим, напоим и попку вытрем… — десяток глоток заржало из темноты.

— Убери локоть, шутила! — спокойно, словно оказалась среди родных братьев, откликнулась Маруся. — А ты, пузатый, Мосеньку мою осторожней держи. Натура у неё тонкая, на добро отзывчивая. Ну, двигай свой зад, подтирун, уступай даме место. А кикиморку далеко не запихивайте, под рукой держите.

«Эк она освоилась быстро!» — позавидовала такой лёгкости характера Дара. И пошла к тому месту, где грудились большие мужики, водя пальцами по расстеленной прямо на траве карте.

— Так, слухай сюда, девка! Людей у нас мало, а откель беда нагрянет не ведаем. Вот распадок этот, вишь с какими голыми склонами! Тут, считай, любая техника пройдёт. Потому инженерная рота, что скоро сюда выдвинется, станет готовить местность к непроходимости. Я ясно объясняю?

— Да, командир, — Даре не до того, чтобы прикалываться над косноязычием этого… пейзанина? Грузчика? Он дело говорит, хотя и нарочито кривоватым здешним языком.

— Вот и ладно. Вот и прикрой их отсель. Ну, ты поняла, что отсель у нас заслон имеется, это в который толстячка твоего прикомандировали.

Дара присмотрелась к пометкам на карте — редкая россыпь опорных пунктов на ней выглядела жалкой и отчаянной попыткой накрыть как можно большую площадь. Это притом, что о неприятеле вообще ничего не известно. Ни кто он, ни откуда появится, ни — куда и какими силами двинется. На Прерии в эфире гробовая тишина — приемники не в состоянии различить сигнал на фоне помех. И несущая тоже не прослушивается, что говорит об очень многом.

Глянув ещё раз на карту, Дара поняла, что место, куда уткнулся заскорузлый палец командира — отличный наблюдательный пункт. То есть повышенное внимание к нему в случае начала боевых действий можно гарантировать.

— Ясно. А прикрытие? — спросила она, внутренне ожидая неопределённого ответа и смущённого взгляда.

— А не будет его, — спокойно ответил дядька. — Вон парней из городских видишь? Двух бери по своему выбору. Больше никого дать не могу — всех опытных твоим же ребятишкам и отдал.


* * * | Снайпер. Дара | * * *