home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава седьмая. Сплошные переживания.


   Дом встретил ее еще на пустыре. Там, в малиновом свете пыльных небес, на пятачке между бетонными огрызками забора и завалом ржавых металлических листов, гуляли Глеб с Белкой на руках и Степан с Полли. Оба "соперника" мирно стояли рядом и смеялись. Белочка крепко держала отца за шею. Полинка наматывала круги вокруг них. "А я все переживаю. Дура." - обругала сама себя Айка, спускаясь с насыпи и поднимая небьющийся светофильтр шлема. Мужчины заметили ее и помахали руками. А Полли, расставив в стороны руки, побежала навстречу.

   Девушка подхватила ее и прижала к себе.

   - Где ты так долго была? - строго спросила малявка. - Мы волновались. Но потом пришел Белкин папа и принес какие-то нужные штучки. Степа сказал, что это очень важно, и они сели рисовать. Я тоже хотела помочь, а они меня прогнали! А Арсюха все время хвастается! Он сказал, что подарит мне велосипед. Айка, а как на нем кататься?

   Степка тоже подошел к ней и смущенно сказал:

   - Ай, мы с Глебом придумали новую схему водопровода. Посмотришь? - Он, виновато моргая ресницами, взглянул ей в глаза.

   Неожиданно для себя, Айка натянула на губы механическую улыбку:

   - Да, Степан. Вы молодцы. Обязательно посмотрю. Вы погуляли? Домой идете? - Мысль, высказанная Глебом, прочно засела в ее голове, дав осторожные всходы.

   - Да, мы тоже идем! - засуетился Степан, открывая для нее люк.

   - Аюшка! - встретила ее Надежда. - Что так долго? Давай кушать!

   Девушка села за стол и взяла ложку. Все члены ее Дома собрались в гостиной, переговариваясь и пересмеиваясь. Арсюха принес гитару и подсел к Белле, приподнимая ее и прислоняя к себе.

   Айка внимательно смотрела на всех какими-то новыми глазами, подмечая, как Степка то и дело косит глазом в ее сторону. Как Темка иногда замирает взглядом на Татьяне. Причем, ей от этого очень неловко, словно она прячет ото всех какую-то гадость. А Кирилл это видит и злится... Нагнувшись над тарелкой, Айка метнула взгляд на Глеба, сидевшего у стены в одиночестве. "Небось думает, в какую идиотскую компанию малолеток его закинула Судьба... И уйти не может. Белка не вынесет дороги, а он ни за что не бросит родного ребенка".

   Айка покушала и помыла за собой тарелку. Снова села к столу и позвала Степана, терзающего у входа в спальню мальчиков проволоку.

   - Степ, иди, покажи, что ты там придумал.

   Парень тут же бросил предмет своего издевательства и подсел к Айке с бумагой, вытащенной из кармана.

   - Вот смотри. Мы с Глебом проверили насос, который я принес. Он рабочий и достаточно мощный. Так что на забор воды поставим его.

   - Ты не забудь про обогреватели, которые будут работать всю зиму. Нашего генератора на все это хватит?

   - Нет, конечно. Кроме старенького, мы подключим новый. Глеб уже посмотрел и сказал, как их можно объединить, чтобы энергии хватало на все.

   "И когда он это успел?" - про себя подумала Айка. К столу, где они сидели, постепенно подтянулись братья, Стас и Полли. Татьяна осталась сидеть в углу рядом с кухней с нитками и спицами. Надя, пользуясь моментом, пересела к Глебу и Белле. Айка взглянула на занимающегося с ребенком мужчину. Ей было интересно, как он отреагирует на Надю. И тут он словно почувствовал ее взгляд и поднял глаза. Ее душу словно опалило глубокой синевой. Она дернулась и посмотрела на Степана, с увлечением расписывающего, где на поверхности выйдут трубы. Подперев ладонями заалевшие щеки, Айка тут же включилась в процесс обсуждения.

   - Мне кажется, их надо утеплить, и вывести в гараж, где псы зимовали. Во-первых, не видно, во-вторых, там не так пыльно, как на улице. А воду подавать один раз в день, скажем, на закате.

   - Вот, и я о том же! - азартно влез подстриженный и гладко выбритый Артем. - Поставим корыто, выпьют - нальем новой!

   Айка снова осторожно глянула на Глеба. Усадив Белку к себе на колени, он расчесывал ей волосики, что-то нежно нашептывая на ушко. Сидевшая рядом Надежда говорила с ними, то и дело касаясь руки мужчины.

   "Как же он прав! А я всего этого не видела, считая их малышами, за которыми надо ухаживать, контролировать и обучать. А они уже выросли..."

   - Айка! Ты спишь? - Вернул ее Степан в реальность.

   - Нет, Степушка. Все хорошо. Просто в последнее время голова забита разной ерундой. - Айка посмотрела на Степана. - Придумали вы здорово. Когда делать планируете? Завтра? Стас! Налей полные баки. Иначе нечем будет мыть посуду.

   Стас вскочил со скамьи и побежал к рубильникам. Девушка посмотрела на часы.

   - А малышам пора в кроватки.

   - Ай! Ты обещала завтра отпустить меня на улицу! - сказал из кухни Стас.

   - Конечно. Пойдешь бурить землю сверху. Мы с Надей и Полинкой будем тебе помогать ее отгребать и прятать. Таня, хочешь пойти на улицу?

   Таня молча помотала головой:

   - Мне надо пикировать рассаду.

   - А можно я с Танькой? - улыбнулся от стола Тёмка.

   Айка взглянула на Татьяну. Та опустила голову к вязанью, и вся сжалась.

   - Нет, Тем. Работы в коллекторе хватит и Степану с Глебом, и вам с Кириллом.

   - А я? - подала тонкий голосок Белла.

   - Ты пойдешь с нами на улицу, сядешь к Наде на ручки и будешь рассказывать псам, что мы для них делаем.

   - Я их предупредила, что будем давать чистую водичку.

   - Вот. А завтра ты скажешь, чтобы они пока не заходили в гараж. Хорошо?

   - Да, Аюшка. Поцелуй меня, и я буду спать.

   Айка встала из-за стола и подошла к Беллиной кроватке. Девочка, сидевшая на руках у отца, протянула к ней ручку. Айка дала ей свою и нагнулась к ее голове. Запах девочки смешался с запахом сильного мужского тела. Какой же он горячий! И синие насмешливые глаза близко-близко... Айка быстро чмокнула ребенка в макушку и отвернулась, пытаясь кашлем скрыть опять покрасневшие щеки и сердцебиение.

   Пожелав всем спокойной ночи, она ушла в девичью спальню. Села на кровать, не включая свет. "Почему я так смущаюсь, когда Глеб смотрит на меня или просто находится рядом? Я совсем отвыкла от чужих людей. - Она помассировала виски. - А ведь он прав. Всего второй день у нас, а увидел проблему, о которой я даже и не подозревала!"

   В комнатку зашла Надя и включила свет.

   - Что с тобой, Айка? То сидишь и хохочешь допоздна, а то с первыми петухами спать ложишься. Голова болит?

   - Ну да. Вчера сильно устала. До сих пор в себя не приду. А завтра опять трудный день. - Айка вытянулась на кровати.

   Надя присела рядом с ней.

   - Знаешь, мне так Глеб нравится! Он такой заботливый, вежливый, не хамит и не ругается. А как рассказывает интересно! Надо его еще раз попросить рассказать сказку. Только чтобы все послушали. Как считаешь, Аюшка?

   - Попроси. - Равнодушно сказала Айка, поворачиваясь на бок.

   - Тебе он не нравится. - вынесла Надя свой вердикт. - Почему, Айка? Он умный, взрослый, много повидал и много знает. Он может нам помочь.

   - Нет, Надя. Как только Белла умрет, он сразу же уйдет от нас. У него в Крыму семья, ты же слышала.

   - Нет, Аюшка. Он нас не бросит.

   - Ты пришла спать или разговаривать? Если спать, то ложись.

   - Я еще посижу в столовой. Там Степка гитару вынес, хочет попеть для нас. Ты пойдешь слушать?

   - Нет, Надя. Выключи свет, но оставь щелочку в двери, я услышу.

   - Спокойной ночи, Ай!

   Надя повернула выключатель и вышла. Тоненький луч света из приоткрытой двери падал в темную комнату. Айка разделась и легла под одеяло, обняв подушку руками.

   Постепенно ребячьи голоса в зале стихли, и послышался струнный перебор. Степка хриплым голосом пел что-то из русского народного. Кажется, про черного ворона. Парень обожал эту песню и пел ее, словно рассказывая о себе. Потом кто-то из девочек засмеялся, и опять зазвенели струны. Айка уже начала уплывать в мир грез, как гитара зазвучала полным и красивым звуком под уверенной рукой. Сон сразу слетел.

   - Я сейчас спою вам песню... - раздался мягкий мужской голос.

   - Волшебную? - спросила Белла.

   - Конечно, волшебную. Я когда-то написал ее для твоей мамы, Бель. Она ее очень любила.

   - Про месяц? - зазвенел счастливый голосок.

   - Ты помнишь? Ты была совсем крошкой... - мужской голос дрогнул, но тут же прокашлялся. - Песня про месяц.




На крылечко месяц,

п

отянувшись, вышел.



С лестницы спустился,

к

инул взгляд на крыши.

Тихо се

ребрился


т

ерем в звездном свете.

Месяц улыбнулся,

з

вездочку приметил.

В небушке искрилась

л

асково и нежно.

В темный бархат ночи

о

н шагнул небрежно.

Взял ее в ладони,

д

унул, улыбнулся.

Взгляд его лучистый

к

сердцу прикоснулся.

Часто застучало

ю

ное сердечко.

С месяцем тихоньк

о с

ела на крылечко

Светлая Богиня

- платье голубое

.


Парню улыбнулась трепетно

, с любовью

.

По щеке рукою: - О тебе мечтала!

Как тебя увидеть, думала, гадала.

Но промолвил месяц, опустив ресницы:

- Ты сейчас в кроватке, сон красивый снится!


Дай же, дева, руку. Танцевать по крышам

Вместе полетели! Ветер вальсом дышит!

Вот ладонь в ладони: по лучам прозрачным

Парочка кружится между тучек мрачных.

Проступает утро розовым рассветом.

Губы ей целует: - Ты забудешь это...

Но навек запомнишь россыпь звезд вчерашних.

Спи, моя родная, нету тебя краше...

Утро наступило, темень стала зыбкой.

Девушка проснулась с радостной улыбкой

.

   Ребята немного помолчали, а потом защумели и захлопали, прося спеть еще. Но Глеб вернул Степану гитару, совершенно серьезно утверждая, что устал, да и вообще не в голосе. Айка улыбнулась. Ну зачем он смеется над ребятами? Такой голосище еще поискать: проникновенный, хрипловатый тенор, пробирающий до самого сердца! Как была счастлива его жена! Он, наверное, ее берег и любил... Айка, повернувшись на другой бок, как наяву, вспомнила высотку, завалившуюся набок, холодную, промороженную квартиру и труп черноволосой женщины рядом с Беллой... Не уберег. Каким же огнем он каждый раз сжигает свое сердце, глядя на закрытые глаза своей дочери и ее искалеченную руку!

   Айка вцепилась в подушку зубами. Какую же боль он несет в себе, не показывая этого никому. Возможно, он долгое время жил совсем один, но сейчас нашлась дочь, а вместе с ней восемь молодых сорванцов разного возраста, дела и цели которых приходится учитывать, а иногда даже давать дельные, но ненавязчивые советы, улыбаясь и сглаживая подростковые проблемы!

   Девушка не выдержала и села на постели, привычно обхватив ноги руками. Да, они все потеряли близких: родителей, бабушек и дедушек. Тех, от кого получали заботу и помощь. Но никто из них не терял любимых и детей, то есть тех, кому отдаешь себя до конца, всю, до последней капли, нежность и любовь...

   Айка опять упала на подушку. Ей вспомнилась угасающая от сердечного приступа мать. И поседевший в эту ночь отец. Тогда они не смогли достать нужное лекарство. Злые слезы вытекли из темных Айкиных глаз: "Будьте прокляты те, кто сотворил эту войну! Кто равнодушно оставил умирать тысячи переживших удар людей в разрушенных городах без продуктов, лекарств и тепла. Пусть эти, наверняка выжившие люди, в каждом своем сне видят гноящиеся Белкины глаза и ее умирающую от голода мать! Пусть они живут в своих благоустроенных подземельях вечно, не видя солнечного дня, а их здоровые дети каждый день говорят им спасибо за комфортабельный бетонный ад!"

   Девушка опять обхватила подушку руками. Сердце стучало часто-часто. Она вернулась в реальность и прислушалась: в зале опять играла гитара, а Степка пел про тонкую рябину.


Глава шестая. Ревность | Скошенная трава | Глава восьмая. Водопровод.