home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава шестнадцатая. Побег.

   Почти все рюкзаки остались сиротливо стоять вдоль стены, когда Айкина команда в черной форме поверх комбезов, обвешавшись оружием, взялась за рули велосипедов. Глеб решил не брать ничего, только воду во флягах и медикаменты. Белле, Полине и Арсению Темка сделал из проволоки и резины шикарные сидения на рамах. Каждый из них по очереди молча обнял Татьяну, поскольку все уже было сказано. И, бросив последний взгляд на убежище, они тронулись в путь к Дмитровскому шоссе. Перебравшись через пути, они остановились, оглянувшись на покидаемый город. Полинка сморщила носик:

   - А мы немного покатаемся и вернемся домой к Тане?

   - Да, Полли. Мы решили просто покататься.

   - Смотри! - вдруг зашептал Арсюха. - Уши! Там - Джек!

   Все посмотрели в сторону бетонных глыб, свалившихся с эстакады.

   - Прощай, Джек. - Тихо сказала Айка. - Будет туго, проситесь к Тане. И ей веселей и вам теплей. Спасибо тебе за все!

   Все дружно взялись за рули велосипедов, как из-за высокой травы, окружающей бетонную крошку, выкатился толстолапый серый щенок с голубыми глазенками. Он был одет в серо-желтую пушистую шубу. На широкой мордочке была черная маска. Розовый язычок подрагивал в раскрытой пасти, в которой виднелись острые белые зубы. Кутеныш, переваливаясь с боку на бок, подбежал к Айке и ткнулся в ее штанину носом.

   - Ну ничего себе! - Артем всплеснул руками. - Джек! Ты нам отдаешь своего ребенка?

   Уши за глыбой дрогнули, и в щели показался красный глаз.

   - Джек! Но мы не знаем, что с нами будет! Вдруг мы не прорвемся?

   - Он говорит, что хочет, чтобы его сын остался жив и продолжил его сильный род. Он будет послушным и верным. - Сказала Белла. - Ай, мы должны его взять!

   Айка нагнулась и подняла под пузико теплый лохматый комок:

   - И ты, дитя, на нашу голову! - Псеныш завилял хвостиком и лизнул Айку в нос.

   - Чудо! - Девушка расстегнула форму и комбез. Заправила туда щенка. - Лежи и не дергайся. А то выброшу! - Строго сказала она. - Джек! Как зовут твоего сына?

   - Архан. - Перевела Белла. - Я сказала, что мы о нем позаботимся.

   - Спасибо, Джек. Будь здоров! Хорошей охоты и долгой жизни. Таню не забывай! - Глеб сел на велосипед, закрепив на груди сидевшей перед ним Беллы страховочный ремень. Степан пристегнул Полинку. Арсюха ехал сзади Артема.

   - С Богом!

   И ребята начали крутить педали вслед за головным велосипедом Глеба, выбирающего оптимальную дорогу. Песик повозился, устраиваясь поудобнее, и, высунув голову из распахнутого ворота, с наслаждением следил за дорогой.

   Через час они подъехали к каналу.

   - Ребята! - сказал Глеб, когда они слезли с велосипедов и затолкали их в щель между остатками свода моста и насыпью с кустами. - Сейчас мы пойдем по подвесному мосту. Это не страшно. Главное - не обращать внимания, на то, что внизу. А просто идти. На тросах должен находиться только один человек. Поэтому, только когда впереди идущий спрыгнет на землю, на трос заходит следующий. Ясно?

   Ребята переминались с ноги на ногу, посматривая на три тоненькие веревочки, висящие над черной водой с кусками бетона.

   - Это я здесь должен пройти? И другой дороги нет? - Почесал капюшон комбеза Артем.

   - Ты можешь остаться. - Предложил Кирилл. - Но на самолетике с нами не полетаешь.

   - Веский аргумент. - Согласился Темка. - Я пошел?

   Глеб поднял в изумлении бровь. Посмотрел на обувь, комбез и перчатки Артема. Потом одобрительно кивнул: - Иди!

   Тёма аккуратно встал ногой на трос и взялся руками за два других. Подтянул вторую ногу, словно пытаясь прочувствовать ритм. И медленно, осторожно перебирая руками, пошел через канал. Не запнувшись и не задержавшись нигде, минут через пятнадцать он спрыгнул с той стороны.

   - Кирилл! Пошел!

   Парень тоже аккуратно встал на струну ногами. Сосредоточился и пошел. Потом ушел Степан с Полиной, закрывшей глаза и крепко обнявшей парня руками и ногами. Когда подпрыгивающая Полли помахала с того берега, Глеб сказал:

   - Надя, иди!

   Надежда стояла бледная и замершая. Глаза у нее были закрыты.

   - Надя, пора!

   Надя открыла глаза и страдальчески скривила рот: - У меня голова кружится!

   - Как знаешь.

   На этом берегу оставались Стас, Глеб с Беллой, Арсюха, Айка со щенком и Надя.

   - Пойду я! - внезапно маленький Арсюха выскочил вперед и, легко перебирая ногами и руками, почти побежал по тросу.

   - Вот что делает, сорванец! - зашипела, кусая губы, Айка.

   - Не бойся. У него хорошо получается. Он смелый мальчишка. И, похоже, совсем не боится высоты! - положил ладонь на Айкино плечо Глеб.

   Маленький щен высунул нос и зарычал.

   - Ого! - Глеб сразу снял руку. - У тебя появился ревнивый кавалер!

   - Да-а... - улыбнулась Айка. - У меня теперь есть настоящий мужчина! Защитник и рыцарь!

   Глеб странно на нее посмотрел:

   - У тебя защитников - полный дом!

   - Так это у Дома! А то, - она поправила сползший под ремень собачий зад, - у меня лично! Знаешь, как вдохновляет!

   Арсений тем временем перебрался на ту сторону и махнул рукой.

   - Стас?

   Тот кивнул и, закусив губу, встал на трос. Шел он медленнее, но как-то основательней. Тросы даже практически не трепыхались и не гудели. Когда он спрыгнул и махнул рукой, Глеб посмотрел на девушек.

   - Иди. - кивнула ему Айка. - Мы - быстро.

   И Глеб с дочкой заскользил по канатам.

   - Надя, - начала говорить Айка. - Он тебе нравится?

   Девушка кивнула:

   - Ты же знаешь!

   - Тогда смотри: вдаль уходит мужчина твоей мечты. Понимаешь, Надь, если ты не сможешь ответить его чаяниям и надеждам, то ты ему будешь не интересна. Понимаешь, и мужчины, и женщины всегда обращают внимание на более сильных, более ярких людей. Тех, от которых можно почерпнуть энергию, тепло, защиту, знания, в конце концов. Человек в нашем мире очень одинок. И он всегда бессознательно ищет того, с кем можно воплотить мечты о единстве, близости и любви. Он для тебя - защитник, покровитель. А ты для него кто? Надь? Если даже не хочешь ради любви пройти по проволоке? Танька ради Степана не захотела. И знаешь, что было бы дальше, если бы вдруг они остались вместе?

   - Что? - прошептала Надя.

   - Таня бы снова ушла к волкам, а Степку застрелили.

   - Почему?

   - Думай сама, а я пошла. - И Айка положила руки на металлический трос.

   - Ай! - крикнула Надя. - Я пойду вперед. Можно?

   Девушка убрала ногу, уступая место Надежде. И та, со слезами на лице, дергаясь и нервничая, пошла по шатающемуся мостку.

   Айка присела на камень и пощекотала щенку подбородок.

   - Ты, мой рыцарь и вечный страж! Мой маленький пушистый комочек! Когда вырастешь и станешь могучим псом, мы будем вместе ходить по дорогам и спасать людей. А если к нам прибьется мужчина, то будет для нас третьим лишним! И знаешь, почему? Потому что я хочу, чтобы меня любили просто так, а не за силу, волю и красивые восточные глаза. Не за то, что я приютила или дала поесть. Не от того, что я что-то имею в этом безумном мире! Но такое - просто невозможно... А вот и наша трусишка до берега добралась. Так что закрывай глазенки и - вперед!

   Когда Айка добралась до противоположного берега, на асфальте уже стоял заведенный БТР. Надя со счастливым лицом сидела на броне рядом с открытым люком, в котором стоял Глеб. Увидя Айку, он крикнул:

   - Малышей - внутрь. Степан - ко мне вторым водителем. Айка, ты, кроме турецкого...

   - Английский, но хуже.

   - Если что - отбрехивайся разведкой. Поехали!

   Детей посадили внутрь машины. Все остальные схватились за ручки и прилипли к броне.

   - Стрелять только в чрезвычайных случаях! - прогудел изнутри голос.

   - О'кей!

   В сумерках они подъехали к икшинскому блок-посту. Глеб затормозил. Айка выпрямилась, держась рукой за скобу, и рявкнула:

   - Opened quikly! fresh data for staff... (Быстро открыли. Новости для штаба - англ.)

   - I'm now! - закричал тощий паренек, выбегая из сарайчика и на ходу вытирая рот.

   - all eat and do not choke... - проворчала Айка. (ест и не подавится - англ)

   Шлагбаум взмыл в вертикальное положение, и машинка поехала дальше.

   Привычное темное месиво заволокло все небо, когда они вползли к аэропорту. Заглушив двигатели, Глеб со Степаном и малышами вылез из машины.

   - Вы как? Не укачало?

   - Нет! - улыбнулась зеленоватая Надя.

   - Тогда слушаем меня внимательно. В полукилометре - взлетная полоса. Самолет должен был уже прилететь или прилетит сегодня в ночь. Нам необходимо снять охрану... Кто-нибудь из вас человека раньше убивал? - Глеб посмотрел на этих с трудом выживших мальчиков и девочек. Дети!

   - Я убивала. - Айка твердо посмотрела в синие глаза Глеба. - Они были маленькие, мы с отцом пошли за продуктами. Пришлось отстреливаться. - Она пожала плечами.

   - Тогда так. Ай, желательно - не стрелять, иначе поднимем тревогу. Ножом владеешь?

   - Нет.

   - Плохо. Будешь меня прикрывать, если что... Идем ко взлетке, снимаем охрану, там по обстоятельствам. Пока мы с Айкой работаем, Степан - прячешь всех и ни звука. Все. В путь.

   И они двинулись в сторону аэропорта.

   Когда они поднялись на пригорок, то в черноте ночи увидели серую ленту взлетной полосы, рулежные дорожки, стоянки и неразрушенные ангары.

   - Смотрите! - крикнул Арсюха, оборачиваясь назад. Когда все оглянулись, то увидели выскочившую из туч звезду носового прожектора приближающегося самолета. Послышался гул турбин. Взлетная полоса сразу осветилась навигационными огнями.

   - Сажают! Значит тут есть диспетчер... - подумал Глеб вслух.

   Самолет, тем временем, оглушив их своим ревом, уже бежал по бетону. Когда он остановился, посадочные огни погасли. Глеб поднес к глазам бинокль ночного видения.

   - Ну что там? - дернул его за рукав Арсений.

   - Выходят и их встречают. Уводят к домам. Вышел пилот и направляется к тому домику со светящимися окошками. Пришла охрана. Засекаем полчаса.

   Глеб повернулся на спину и посмотрел в небо.

   - Дочка, ты хотела бы полетать, словно птица?

   - Да, папочка. Но в этом мире так нельзя.

   - Как ты считаешь, у нас получится подняться в небо?

   - Небо надо завоевывать, папочка. Оно покоряется смелым и сильным.

   Глеб развернулся и посмотрел на дочь.

   - Откуда ты знаешь?

   - Там, куда я прихожу к маме, так говорят люди с крыльями. Ангелы. Они, когда маленькие, тоже не умеют летать. А взрослые их учат. А им и хочется, и страшно. Но потом они взлетают... Это так красиво! Голубое небо и белые существа в нем!

   - Тогда ради моего ангела я завоюю небо!

   - Конечно, папочка. У тебя все получится.

   Айка слушала и молчала. "Неужели она видит ангелов?" Надя сидела рядом и тряслась крупной дрожью. Почувствовав Айкину руку, жалко улыбнулась и пожала плечами: "ну не герой я!". Мальчишки сидели смирно и ждали команды. Айка достала из-за пазухи теплый уснувший комочек и отдала Наде:

   - Головой за него отвечаешь!

   Надя быстро спрятала маленькое тельце под комбез и, вздохнув, расслабилась.

   Глеб посмотрел в бинокль, потом - на часы.

   - Идем, Айка. Запомни - стрелять в крайнем случае. Вот. - он нашел ее руку и вложил в ладонь острый нож с узким лезвием.

   И они потихоньку пошли с холма.

   Первого часового Глеб снял так, что тот даже не понял, как очутился на небесах. Второй все-таки услышал скрип камня под ногами и, успев обернуться, увидел блеснувшую сталью смерть. Айка шла сзади и оттаскивала трупы в сторону со светлого бетона. От последнего, при виде Глеба рухнувшего на колени, тот узнал, что до зари важные гости отдыхают в гостевом доме при аэродроме. Тогда, пригрозив тому, чтобы не орал, Глеб ударил его рукоятью ножа по голове. Мужчина тут же обмяк, и они вдвоем затащили его в кусты.

   - Порядок. - прошептал Глеб. - Плохо, что они все остались здесь. Но все равно рискнем. Я иду за ребятами. Ты - вон туда, на вышку. Если там кто-то есть, заставь включить огни на полосе. Если нет - ищи сама. Но огни должны быть.

   - А пилот?

   - Я за него. - Глеб улыбнулся и, обняв девушку, крепко прижал к груди. - Только бы получилось. Да. Двигатели я не завожу, пока ты не включишь огни. А потом - беги, что есть сил. Поняла? - Он тревожно посмотрел ей в глаза. - И помни, я буду ждать.

   Он отстранился и, последний раз оглядев ее всю, побежал на холм. Айка, задыхаясь от волнения, в другую сторону, к вышке. И где она там найдет эти выключатели?

   Дверь, слава всем Богам, оказалась не заперта. Айка потихоньку, стараясь не топать, полезла наверх, в диспетчерскую. Там никого не было. Темно и тихо. Она достала маленький карманный фонарик и заскользила лучом по оборудованию, внимательно рассматривая пиктограммки сверху. Наконец, после получасовых поисков и сомнений, она нашла вроде бы подходящий рисунок и щелкнула тумблером. Но ничего не произошло. Полоса была невидна.

   - Где тогда тут дебильный рубильник или кнопка питания? - она все губы искусала в ужасе от того, что из-за нее может сорваться их побег.

   Наконец она догадалась мазнуть лучом по стенам и увидела обычный электрический щиток, как у них в старом доме. Она подскочила к нему, распахнула и увидела рычажок, над которым было написано: ON. Трясущейся рукой она повернула его направо. Тут же в зале вспыхнул, показавшийся ей ослепительным, свет. Она, не скрываясь, да и чего уж теперь, щелкнула двумя тумблерами на пульте. И взлетная дорожка озарилась огнями. Она подбежала к окну: там, по бетонке, к самолету бежали маленькие фигурки. Она развернулась и бросилась к выходу. Распахнув дверцу вышки, услышала гул самолетных двигателей.

   "Завел!" - промелькнуло в ее голове.

   И тут двери гостевого дома открылись, и из него вышли люди. Айка бежала так, как не бегала никогда в жизни. Главное - успеть в самолет, пока не начали стрелять!

   Дети уже были внутри, и лишь Степан прикрывал их отход.

   - Степа! Бежим! - крикнула она, подлетая к нему.

   Но вдруг сквозь ветер и рев турбин раздался ровный металлический голос:

   - Стоять!

   Айка удивилась и дернула Степана за рукав. Но тот стоял, словно скала. Глаза парня превратились в два стеклянных шарика.

   - Идите ко мне! - позвал тот же голос и Степан, бросив автомат, пошел навстречу голосу. А потом - побежал. Айка, пряча за его спиной свое оружие, за ним. Степа подошел к толпе наемников и остановился от них в двадцати шагах. Все тот же голос укоризненно произнес:

   - Разве так можно поступать? Вы - плохие мальчики и будете наказаны.

   Айка высунула нос из-за спины друга. Прямо перед ними стояла женщина, ростом выше их всех. Гибкая и красивая фигура обтянута серым плотным одеянием. Но самое неприятное в ней было - это глаза. Даже в ночной темноте Айка видела два бездонных провала, колодца, куда втягиваются чужие мысли и воля.

   Степа упал на колени. Толпа вокруг женщины молчала, опустив головы и замерев. "Да что же это с ними?". Но раздумывать было некогда. Рев двигателей сзади просто кричал, что им пора. И тогда Айка сняла автомат с предохранителя, уперлась ногами в бетон и нажала на курок. Ночь сразу взорвалась огненным вихрем. Айка видела, как упала женщина. Как взялся за голову Степан. Как падали стоящие рядом с женщиной мужчины. Когда в магазине кончились патроны, и не осталось ни одного стоящего на ногах человека, Айка пошла вперед и присела на корточки перед пробитым пулями удивительным существом. Женщина была окончательно мертва. Одна пуля попала ей в лицо и снесла часть щеки. Оттуда торчали зубы. Острые, как у акулы, и голубоватые. Глаза потускнели, став плоскими. "Словно выключили экран телевизора" - всплыла в Айкином мозгу ассоциация. Из разорванной шестипалой кисти стекала кровь. Цвет ее был голубым. Попав на землю, одежду и другие тела, она пенилась, разъедая органические соединения. Айка встала и, осторожно отойдя назад пару шагов, подбежала к Степе. Тот все сидел, сжимая голову. Девушка подняла ему подбородок и заглянула в глаза.

   - Ты убила ее... - простонал он. - Самое дорогое, что было у меня на свете!

   Из его глаз брызнули слезы. Айка развернулась и, что было силы, врезала ему кулаком по лицу. А потом приказала:

   - Встать!

   Степан медленно поднялся с колен.

   - Кругом! Вперед! Пошел! - Ткнув под ребро, она заставила его ускорить шаги.

   Зайдя в самолет и заблокировав дверь, она прошла в кабину пилота:

   - Взлетай, Глеб! - и рухнула без сознания на пол.

   Очнулась она от противного запаха. После этого включился слух, и девушка услышала ровный гул. Ощущения тела были странными. Она полулежала на чем-то мягком, но при этом была крепко к этому мягкому придавлена. Сделав над собой усилие, она открыла глаза.

   Айка посмотрела вокруг, и на себя. Она находилась в мягком самолетном кресле. Над ней стояла Надя с вонючей ваткой, ощущаемой даже издалека. На животе лежал щенок и тоже благоухал немытой псиной. "Странно, что я это почувствовала только теперь". - Вяло удивилась Айка.

   Рядом сидел Кирилл, а на полу, в ее ногах, Артем.

   Заметив, что она очнулась, все заговорили наперебой:

   - Наконец-то! - сказала Надя.

   - Мы все видели, это было так круто! Ты так и поливала их из автомата! - восхищенно кричали братья.

   - Где мы? - хрипло спросила Айка. Надя ей тут же дала попить из фляжки. Мозги немного прояснились, и она начала что-то вспоминать.

   - Летим! Представляешь, мы летим! - С восторгом сообщили братья.

   - А Степан?

   - А мы ему вкололи антидот, тут нашли, в аптечке! - поведала Надежда. - Видимо, эти твари обладают гипнозом!

   - А наши дети?

   - Спят! И Арсюха. Степка тоже спит.

   Айка выпрямилась и убрала щенка за пазуху.

   - Вы какую-нибудь пищу в самолете нашли? - приступила она к обязанностям главы семьи.

   - Да, всех покормили. И твою собаку тоже. Ты будешь?

   - Нет. Я хочу поговорить с Глебом.

   Мальчишки ее подняли и повели под руки к кабине пилота.

   Айка вошла и села в кресло.

   - Ты как? - спросил Глеб, повернув к ней голову.

   - Ничего. У нас все в порядке? Топлива до Крыма хватит? И вообще, ты знаешь, где мы находимся?

   Глеб рассмеялся:

   - Посмотри в окно, Айка. Ты там ничего не замечаешь?

   Девушка повернула голову и посмотрела через стекло. Там, в бархатно - чернильной мгле сияли яркие разноцветные звезды.

   - Господи, звезды... - она, привстав, вцепилась в подлокотник штурманского кресла.

   - Да, Аюшка. Поэтому мы летим правильно. Кроме того, за эти десять лет я совсем забыл, что когда-то на орбите Земли летали спутники, передавая координаты точки, где ты находишься в данный момент. Это раз. А с помощью бортового навигатора легко можно рассчитать маршрут. Это два. А в-третьих, еще есть метеозонды, болтающиеся в атмосфере планеты и передающие погоду в режиме он-лайн.

   - И это все еще работает? - Изумилась Айка.

   - Вот так-то, сестренка. - Наклонился над ее ухом довольный Артем.

   - Через час будем запрашивать аэропорт Севастополя.


Глава пятнадцатая. Разведка. | Скошенная трава | Глава семнадцатая. Крым.