home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 10.


       От места пожара до дома Геннадия идти было совсем недалеко. Дорога заняла всего несколько минут, которые молодой человек провел за разговорами со своей новой знакомой. Как выяснилось, Елена была его ровесницей, всего на полгода младшей по возрасту. В своей фирме она трудилась на должности помощником бухгалтера, набираясь практического опыта работы после бухгалтерских курсов.

       - Без опыта работы хотя бы в пару лет по специальности никуда не устроиться. Хорошо, что моя тетя договорилась со своей знакомой, чтобы та меня взяла помощником бухгалтера. Зарплата небольшая и работы довольно много, особенно на компьютере, но надо же с чего-то начинать, - пояснила девушка.

       - А я студент. Первый курс политеха, на дневном. Ну вот мы и дошли, - сообщил Геннадий, открывая дверь и пропуская девушку вперед.

       - Один квартиру снимаешь? - поинтересовалась Елена, с интересом оглядывая его жилище.

       - Да нет. Квартира мне от родителей досталась.

       - С ними что-то случилось? Они живы? - спросила девушка и тут же смутилась. - Извини за вопрос...

       - Все нормально. Родители у меня живы и здоровы, - успокоил гостью молодой человек. - Просто в разводе. У моей мамы характер довольно непростой, она же у меня учительница бывшая. Вот отца и строила постоянно. Он из-за этого из командировок не вылезал. Вот и встретил во время одной из них, как он выразился, женщину мечты.

       - А как же вы с сестрой?

       - Мне тогда четырнадцать было. Сестра и того старше, двадцать лет. Она тогда уже в инязе училась. В общем, совсем большие. Так что разбежались они с матерью. Отец после развода к своей "мечте" в Москву перебрался и там женился на ней. У него с новой женой дочка есть, сейчас уже совсем большая, скоро в школу пойдет.

       - А где же твоя мама сейчас живет?

       - Ну... Тут отдельная история. Сестра после иняза переводчиком работала в турфирме, и во время работы во Франции встретилась со своим будущим мужем-французом, Пьером Ришаром.

       - Пьер Ришар?! - искренне удивилась гостья. - Это какой-то родственник того самого актера?

       - Мне сестра потом объяснила, что Ришар у французов довольно распространенная фамилия, примерно, как Кузнецов или Попов у нас. Так что, просто однофамильцы, - пояснил Геннадий. - В общем, два года назад сестра вышла замуж и стала жить с мужем во Франции, под Марселем. Мы с матерью к ним тогда в гости ездили, на свадьбу. И на этой самой свадьбе моя мать познакомилась с дядей жениха, Симоном Ришаром. Хорошо так познакомилась, что через полгода тоже вышла замуж. Как она мне сказала, в свои сорок четыре года ей еще не поздно иметь свою личную жизнь. Теперь тоже живет во Франции, с новым мужем. Ну а я здесь теперь живу один.

       - А почему ты не остался с матерью?

       - Я никак не осуждаю выбор своей матери и сестры, но сам становиться эмигрантом не хочу. Мы из-за моего нежелания жить во Франции с мамой довольно сильно поспорили, но я все же настоял на своем. За границей очень неплохо гостить или отдыхать, но дома мне намного лучше, - ответил молодой человек. - Что-то я тебя одними разговорами угощаю, тем более до сих пор стоя в прихожей. Давай лучше чай попьем. Проходи и присаживайся, я сейчас чайник поставлю.

       - Ой! Тут у тебя на диване какая-то шкура лежит! А она настоящая? На нее можно садиться?

       - Шкура настоящая, медвежья, и садится на нее не только можно, но и нужно.

       - Пушистая... - сказала Елена, трогая руками мех.

       - Очень пушистая, - согласился Геннадий, расставляя на подвинутом к дивану столике чашки для чая. - И на ней лежать очень здорово.

       - Ты уверен? - с улыбкой произнесла девушка.

       - Я знаю, - ответил молодой человек, присаживаясь на диван рядом с гостьей.

       Как-то совсем случайно его рука оказалась на талии девушки, а их губы встретились в долгом поцелуе... Стоявший на столике чай оказался совсем забыт.

       Позднее, на следующее утро, Геннадий попытался проанализировать причины столь неожиданно возникшего взаимного влечения. Ведь приглашая к себе домой симпатичную девушку, оказавшуюся в затруднительной ситуации, он вовсе не ставил для себя целью ее соблазнять, хотя и был не прочь получше с ней познакомиться.

       Наиболее очевидной причиной молодой человек посчитал последствие стрессовой ситуации на пожаре. Все-таки падение девушки из окна было очень сильной эмоциональной встряской не только для Елены, но и для самого Геннадия. Вот только запоздалая реакция на происшествие проявилась не в банальной истерике или всплеске ярости, а в несколько иной форме.

       На утро и хозяин, и гостья были несколько смущены воспоминаниями о бурно проведенной ночи, но старались друг другу этого не показывать. Но общее впечатление от близкого общения друг с другом у них явно осталось положительным. После совместного завтрака Геннадий проводил девушку до офиса ее фирмы. На прощание они обменялись с ней номерами сотовых телефонов, и договорились созвониться на следующий день. Молодому человеку Елена понравилась, и он надеялся на продолжения их случайного знакомства.

       Проводив девушку, Геннадий отправился в институт. На субботу по расписанию были всего две пары, после которых он поспешил совершить запланированные вчера покупки. Список приобретений был довольно разнообразным, в дополнение к своему стандартному набору швейных принадлежностей и бисера он приобрел довольно много недорогой бижутерии, некоторое количество разный специй, десяток хрустальных блюд и ваз, а также пару наборов китайской фарфоровой посуды.

       Домой юноша вернулся довольно сильно нагруженный покупками, но был при этом очень довольным. Вместе с вчерашними покупками у него теперь имелся хороший ассортимент товаров, который можно было предложить прибывшим торговцам. Собрав вместе все сумки и пакеты, Геннадий вместе с ними совершил переход в другой мир

       Хотя молодой человек к этому времени уже успел сохранить пару подходящих точек перехода внутри ограды поселения аборигенов, он предпочел появиться на прежнем месте, у ворот. Ему не хотелось лишний раз пугать местных жителей своими неожиданными появлениями. За такой короткий срок жители поселения еще не успели привыкнуть к его необычным возможностям, и довольно нервно реагировали на его переходы и перемещения.

       Так как Геннадий не использовал "Скрыт", его появление в поселке сразу заметили, и уже через минуту к нему примчался Асир в сопровождении Сальма. По словам местного "главнюка", торговцы разбили свою стоянку неподалеку, на своем привычном месте на берегу реки. Меновая торговля с местными жителями обычно происходила в этом лагере.

       Приплывшие торговцы уже успели узнать от жителей поселка как о появлении "хозяина леса", так и об имеющихся у него необычных вещах, которые он предлагал на обмен. Как Геннадий и предполагал, эти рассказы, совмещенные с демонстрацией ранее полученных от него вещей, изрядно раздразнили любопытство гостей, с нетерпением ждавших появления "лешего".

       От поселения до места стоянки торговцев юноша добирался пешим ходом, в сопровождении Асира, Сальма и еще нескольких человек, увязавшихся за ним следом. Такой заурядный способ передвижения им был использован специально. Он не собирался столь наглядно демонстрировать свои способности на первой встрече с торговцами. По этой же причине Геннадий не намеревался пользоваться мгновенным перемещением груза. Вместо этого он, недолго думая, рекрутировал часть собравшихся зевак в качестве "добровольных" носильщиков, нагрузив их пакетами и свертками с взятыми для обмена вещами.

       - Такое впечатление, что им всем заняться нечем. Вчера весь вечер глазели, и сегодня снова сбежались, - вполголоса прокомментировал юноша довольно быстрое увеличение числа новых любопытствующих аборигенов.

       - Достойнейший хозяин леса что-то желает? - поинтересовался "главнюк", не понявший сказанную по-русски фразу.

       - Я говорю, показывай, куда идти, - ответил молодой человек.

       Асир обрадовано зачастил, подсказывая, как лучше пройти к стоянке торговцев. Сальм в этот процесс не вмешивался, молча шагая рядом с "главнюком". Все остальные поспешили пойти за ними. В результате к реке отправилась толпа народа, образовав целую процессию. Впереди шагал Геннадий, рядом с ним шли Сальм и Асир. За ними цепочкой вышагивали носильщики с вещами, вслед за которыми за которыми внушительной толпой следовали увязавшиеся зрители.

       Находившиеся на стоянке торговцев люди при приближении процессии наблюдали за ней с нескрываемым любопытством, побросав все свои дела. Впереди остальных стояли два человека в синих плащах с вышитыми узорами. Из пояснения Асира Геннадий узнал, что это старшие среди торговцев, хозяин корабля Нальм и его сын Берик.

       Было видно, что торговцам интересен не только сам "леший", но и то, что на нем одето. Они с явным трудом удерживались от того, чтобы не потрогать его одежду и пощупать материал, из которой она изготовлена. Однако любая подобная попытка была заранее обречена на провал. Хотя Геннадий не ожидал от них никаких неприятных сюрпризов, он постоянно поддерживал рядом с собой защиту в виде искаженного "Отклонением" пространства, отклоняющего любые предметы. При необходимости что-то взять или положить, он просто немного смещал свою защиту в сторону, подобные манипуляции давались ему без особого труда.

       Как оказалось, торговцы очень хорошо говорили на местном наречии, но все же было сразу понятно, что этот язык у них не родной. Свои знания языка аборигенов молодой человек оценивал гораздо скромнее, однако общению с ними это особо не мешало, тем более что во время разговора Геннадий продолжал активно пополнять свой словарный запас.

       Первым свой товар продемонстрировал молодой человек. Для этого он расстелил на земле большой кусок цветной клеенки, на который неторопливо выкладывал приготовленные для обмена вещи. Появление каждого нового предмета сопровождалось многочисленными репликами и комментариями со стороны зрителей.

       Было очевидно, что подобранный Геннадием ассортимент произвел довольно сильное впечатление на торговцев. Однако дальнейший обмен на этом неожиданно застопорился, так как предлагаемые приплывшими гостями товары особого восторга у юноши не вызвали. Цветные ленты и более большие куски материи, незамысловатые украшения из бронзы и меди, сомнительного качества изделия из железа, основная часть которых состояла из разнообразных топоров и ножей, а также наконечников стрел и копий...

       У молодого человека возникли весьма обоснованные подозрения, что в его родном городе вряд ли будет повышенный спрос на подобные товары. Даже не слишком искушенные в тонкостях торговли местные жители принялись обсуждать заметную им разницу в качестве товаров. Эту разницу прекрасно видели и сами торговцы, так как рекламе их собственного товара явно недоставало уверенности.

       Впрочем, Нальм оказался довольно опытным торговцем и довольно быстро нашел выход из ситуации. Недолго думая, он предложил на обмен свой запас мехов и шкур, по большей части куньих, наторгованный в других местах. Подобный вариант устраивал Геннадия намного больше первоначального, поэтому процесс торговли снова возобновился.

       При этом большую помощь своими советами оказали Асир и Сальм, прекрасно разбиравшиеся в качестве меха. Они внимательным образом осматривали каждую связку шкур, выискивая возможные недостатки и изъяны, фактически взяв на себя всю оценку товара. Молодой человек отметил для себя, что оба добровольных помощника явно получают от этого процесса большое удовольствие. При этом Нальм и Берик, несмотря на свои показные улыбки, подобного удовольствия не получали, и через слово жаловались на непомерность запрошенных цен. Но, судя по тому, что торговцы вовсе не собирались прекращать обмен, Геннадий сделал вывод, что они рассчитывают остаться в очевидном выигрыше от перепродажи его товаров. Причем владелец корабля с сыном явно стремились выменять все, что только он мог им предложить.

       Когда все имевшиеся у торговцев меха оказались у молодого человека, а на расстеленной на земле клеенке количество лежавших предметов сократилось только на половину, Нальм пробовать предлагать на обмен все подряд, надеясь хоть чем-то заинтересовать "хозяина леса".

       В результате Геннадий стал обладателем обоих расшитых плащей, принадлежавших торговцам, понравившегося ему лука из рога какого-то животного, двух бронзовых чаш с красивым растительным узором, золотого перстня, а также нескольких небольших кусочков серебра, среди которых затесались две полустертые монеты. После некоторого раздумья молодой человек все же сменял оставшиеся у него товары на большой запас железных изделий, так как рассчитывал позднее сбыть их жителям поселка.

       По ходу торговли Геннадий не забывал расспрашивать торговцев, хотя по большей части говорить ему приходилось с Бериком, так как его отец общался с Асиром и Сальмом. Расчет юноши на то, что торговцы намного более осведомлены, чем местные жители, полностью оправдался. Из расспросов молодого торговца ему удалось узнать немало интересного.

       Так как Геннадий интересовался тем, что не являлось каким-либо секретом у торговцев, Берик не находил нужным отмалчиваться, охотно отвечая на многочисленные вопросы, на подобие "где бывал и что видал". Хотя особыми знаниями и широким кругозором молодой торговец не отличался, но рассказчиком он оказался довольно неплохим, и при этом очень охотно пояснял слушателю что-то непонятное в своем рассказе.

       Как оказалось, Берик с отцом жили достаточно далеко отсюда, в крупном поселение на берегу большой реки, которую они довольно незамысловато называли "Широкой Водой", дословно переводя название со своего родного языка. Река, по которой приплыл корабль Нальма, являлась притоком этой самой "Широкой Воды" и в свою очередь называлась "Дальняя вода". К немалому сожалению Геннадия, выяснить что-то более существенное по местонахождению этого поселения у него не получилось, так как никакого даже отдаленного подобия карт у торговцев не имелось.

       По сравнению с местными жителями, соплеменники Берика выглядели более развитыми, так как сами занимались строительством сравнительно крупных речных судов и обработкой металлов. Себя они по какой-то причине называли "народом коней". В том, что речь идет именно о лошадях, Геннадий убедился после того, как молодой торговец нарисовал на земле прутиком лошадь, однако при этом юноша совсем не мог понять путаных объяснений Берика, каким именно образом лошади связаны с названием племени.

       Впрочем, гораздо больше молодого человека заинтересовало то, что значительная часть привезенных торговцами изделий из железа, меди и бронзы была изготовлена их соплеменниками. При этом так ценимые аборигенами окрашенные ткани оказались полностью привозными, перекупаемыми у других торговцев, чем и объяснялась их довольно высокая стоимость. Для себя юноша взял этот момент на заметку, решив до отъезда торговцев обязательно организовать для них специальный показ образцов земных тканей.

       Вполне понятным и ожидаемым для Геннадия оказалось то, что большая часть приобретаемых торговцами мехов и готовых меховых изделий не оставалась у "народа коней", а перепродавалась дальше, в обмен на окрашенные ткани и другие привозные товары. Намного больше молодого человека удивило то, что в разговоре Берик на полном серьезе называл здешние места "землей меха". По его словам, выходило, что живущие на берегах "Дальней воды" племена аборигенов в совершенстве владели как искусством добычи мелкого пушного зверя, так и выделки меха и изготовления прекрасной меховой одежды.

       Рассказ Берика вызвал у Геннадия вполне определенные подозрения. А после нескольких уточняющих вопросов подозрения переросли в твердую уверенность, что источником умений местных жителей послужила активная деятельность пришельца из другого мира, Ерофея Шабанова. Стремясь к собственному обогащению, тот организовал довольно впечатляющий меховой промысел у аборигенов, в который оказались вовлечены не только шагасы, но и другие соседние племена. Молодой человек предположил, что после исчезновения Шабанова довольно быстро нашлись другие покупатели мехов, потому промысел мелкого пушного зверя не только никуда не исчез, но и продолжил развиваться. А за прошедшую с тех пор, без малого, сотню лет, механизм этой торговли успел основательно устояться.

       В свою очередь Берик во время разговора довольно активно пытался выяснить, что именно может делать неожиданно объявившийся "хозяин леса". Геннадию было очевидно, что, хотя рассказы местных жителей и пробудили любопытство молодого торговца, особого доверия к ним он не испытывает. Любопытство Берика настолько перевесило какие-либо опасения, что после окончания обмена он как бы случайно попытался ухватить собеседника за руку.

       Когда же предпринятая попытка оказалась неудачной, Берик, уже совершенно не скрываясь, попробовал ее повторить еще дважды. При этом он выглядел настолько изумленным и растерянным, что Геннадий с большим трудом удержался от смеха, когда посоветовал ему прекратить неудачные попытки. Но как-то более полно удовлетворять любопытно торговцев молодой человек не стал, а ограничился тем, что в качестве небольшой демонстрации разрешил любому желающему попытаться до него дотронуться рукой. Желающими оказалось сразу несколько человек, энергичные и упорные попытки которых дотронуться до "хозяина леса" привели к образованию настоящей "кучи-малы" и вызвали многочисленный смех, как со стороны зрителей, так и со стороны самих участников.





Глава 9. | Леший | Глава 11.