home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 4

Подработка

Отыскать Мэй не представляло никакого труда. Конечно, часть ее жизни оставалась для Джастина тайной за семью печатями, но некоторые ее шаги он научился предсказывать со стопроцентной вероятностью. Добравшись до станции, Джастин сел на поезд, идущий в деловой центр города. Мэй он застанет либо дома, либо в баре. А когда он позвонил и она ответила, не включая видео, он сразу понял, где она и чем занимается.

– Где выпиваем? – бодро осведомился он.

– Откуда ты знаешь, что я выпиваю?

– Когда в самолете заработал стрим, ты начала быстро рассылать сотни сообщениий. А ты поступаешь так лишь тогда, когда планируешь где-нибудь расслабиться.

– Поздравляю с очередной блестящей дедукцией. А ты зачем спрашиваешь? Хочешь очередную гипотезу подтвердить?

– У меня дел по горло, – резко ответил он. – Нам нужно встретиться для серьезного разговора.

Повисла мрачная пауза.

Следом Джастин услышал:

– Мы летели десять часов. Ты в самолете не мог меня просветить? Кстати, есть такое понятие, как личная жизнь. Знакомо оно тебе?

Джастин вздохнул – усталость, физическая и психологическая, весьма ощутимо давила на него.

– Случилось кое-что. Смертельные ужасы и всяческие кошмары – в общем, как ты любишь.

Она помолчала, а потом сдалась:

– Я в «Браунстоуне».

– Где конкретно?

– Ой, неужели обнаружился бар, в котором ты еще не надирался? Я-то решила, ты везде отметился – и в городе, и в провинции…

– Мне и так ясно, что настроение у тебя паршивое, – проворчал он. – Я сам найду адрес. До встречи.

Заглянув в эго, Джастин обнаружил, что «Браунстоун» – это бар, который в основном предпочитают военные чины. Заведение находилось неподалеку от станции поезда, который ходил исключительно по одному маршруту и колесил от базы до города. Внезапно Джастину стало не по себе: вдруг там дебоширят и пьют преторианцы? Те двое, что сопровождали Мэй подобно верным оруженосцам, способны вывести из себя кого угодно. А толпа преторианцев может устроить настоящее светопреставление… Но возможно, именно эти ребята посоветуют что-либо дельное по поводу столь внезапно возникшей в его жизни проблемы.

Просто поразительно, что Антонио Сун, адепт Митры, напавший на Тессу, окажется психически нестабильным и мстительным субъектом! Джастин до сих пор прийти в себя не мог от изумления. Он сказал Синтии чистую правду: обычно до преступлений дело не доходило. Когда церковь закрывали, прихожане винили правительство, а не отдельных служителей. А Джастин не врал: Антонио был ничем не выделяющимся парнем. Значит, Сун действовал по указке заговорщиков. Или был одним из опасных избранников, о которых предупреждала Матушка Оран. Тессе и Дарию повезло, что все закончилось хорошо, однако надо подумать о будущем. Джастин только что осознал, насколько опасна его работа для домашних. Мало ему всяких происшествий с участием сверхъестественных сил и поездок по провинциям. Конечно, на командировки он не жаловался, а всегда принимал ситуацию, какой бы экстремальной она ни была. Кроме того, Мэй его защитит в случае чего.

Но угроза домашним? Это что-то новенькое! И крайне неприятное – особенно в свете напророченной «войны избранных». РОСА кишит избранными и служителями богов точно так же, как любая глухомань. Вероятно, их в Республике даже больше, чем в провинциях, – вдруг Гераки прав насчет того, что религиозный вакуум РОСА стал заполняться, причем с подачи самих богов… Если избранные решатся напасть на своих противников, они будут руководствоваться логикой и найдут самое уязвимое звено в стане врага… Несомненно, они примутся «докучать» семье Джастина. Сун наверняка никто, и звать его никак – в масштабе страны. Но это первый тревожный звонок. Джастин чувствовал, что недавнее нападение предвещает крупные бедствия.

Войдя в «Браунстоун», Джастин сразу заметил Мэй. В армии служило мало представителей каст – а светлые волосы и кожа напарницы выделялись в толпе солдат-плебеев. Большая часть посетителей бара носила серую или красно-коричневую форму регулярной армии. Попадались и одетые в сумрачно-черное преторианцы – от них старались держаться подальше. Преторианцы даже в увольнении внушали обычным воякам благоговейное уважение и страх.

Двое красавцев в черных одеждах расположились рядом с Мэй: Валерия Жардан и Линус Дагссон. Джастин задержался на пороге заведения, внимательно разглядывая троицу. Он знал, что Мэй накрепко засела в баре. Но, разумеется, она явилась сюда не для того, чтобы напиться. Преторианцы не пьянели – имплант перерабатывал алкоголь слишком быстро. Мэй сюда пришла общаться с друзьями. Она всегда поступала подобным образом, возвратившись с задания: в этом была некая психотерапия, хотя Мэй никогда не обсуждала подробности миссии. А то, что эти трое души друг в друге не чаяли, невероятно удивляло Джастина. Пожалуй, вечно одинокая Мэй даже из родственников ни с кем близко не сошлась. Если честно, Вал и Даг выглядели совершенно неподходящей компанией для столь благородной дамы из нордлингов.

«А ты ревнуешь, приятель, – заметил Гораций. – Им она открывает сердце, а тебе нет».

«Нет! Неправда! – сердито возразил Джастин. – Она как крепость за семью рядами стен, а Вал и Линус даже во вторые ворота не вошли. И я ни капельки не ревную».

«Ты мог бы занять другое место в ее сердце, – заявил Магнус. – И сидеть у ног нашего господина».

«Большое спасибо, не хочется», – отрезал Джастин.

Однако что-то кольнуло прямо в грудь, когда он разглядел, как привольно Мэй раскинулась в кресле: локоть на столе, подбородок на ладони, на губах застыла улыбка… Судя по всему, Даг рассказывал что-то невероятно занимательное. Естественно, Мэй была начеку, она всегда держала ситуацию под контролем. Однако сейчас напряженности в ней меньше, чем когда-либо. За исключением той злосчастной ночи, которую они провели вместе, – тогда он тоже видел ее счастливой.

Джастин направился к столику, и Мэй на глазах превратилась в обычную настороженную преторианку. А Джастин практически утонул во взгляде ее зелено-голубых глаз. Преторианцы, почувствовав, как изменилось настроение подруги, развернулись к нему.

Вал расплылась в широченной улыбке:

– Доктор Марч! Здравствуйте!

Она встала и запечатлела на его щеке поцелуй.

– А я-то думала, что птицы вашего полета в наших эшелонах не летают, хе-хе! Глянь, Даг, какой костюмчик, а?

– Не долетают, наверное, – подхватил шутку Джастин. – А может, их сюда не приглашают?

И впрямь штатские, облаченные в строгие костюмы, в баре отсутствовали напрочь. Поэтому на Джастина оглядывались с нескрываемым интересом. Можно было не стесняться и сразу налепить на лоб надпись: «ЧИНУША».

– Тогда считай, что тебя пригласили, дружище! – радостно проревел Даг, раскрывая объятия. – А если ВБ еще и чек наш оплатит – мы тебя полюбим как своего!

Вал не отличалась высоким ростом и выглядела обманчиво хрупкой, а вот Даг был воплощением мечты любой старшеклассницы: мышцы, щетина, одним словом, настоящий мужчина.

– Почему бы и нет, – отозвался Джастин, активируя панель заказа. – Пусть платят, мне не жалко.

– Как насчет смертельных ужасов и всяческих кошмаров? – мрачно спросила Мэй. – Ты мне что-то вроде этого обещал, когда звонил.

Джастин заказал выпивку и выключил панель.

– Ужасы были смертельные, но мы уцелели. Однако сперва пришлось хорошенько поколотить противника вешалкой и отправить бедолагу в участок.

И Джастин рассказал преторианцам о происшествии. Лица слушателей мигом изменились. Куда девались беспечные улыбки и неторопливая ленца в движениях! Мэй молниеносно преобразилась – и Джастин невольно ею залюбовался. Напарница застыла, как статуя. Хотя нападение было совершено далеко отсюда, импланты тут же активировались, вбрасывая в кровь адреналин и прочие химикаты, обеспечивающие готовность к бою.

– Как она? – спросил Даг, когда Джастин замолчал. – Наша девочка в порядке?

Джастин про себя подивился: когда это Тесса успела стать «нашей девочкой»? Насколько он помнил, она с Дагом виделась пару раз, причем первая встреча произошла при очень неприятных обстоятельствах. Тогда Тесса болталась со своей бывшей школьной компанией и вместе с подружкой перелезла через забор на территорию государственного учреждения. А второй раз они пересеклись в центре города. Тогда Даг подшучивал над Тессой: мол, ну как, в исправительный лагерь тебя еще не отправили?

Теперь Даг и Вал прямо искры метали, несмотря на все заверения Джастина, что Тесса не пострадала. Мэй вопросов не задавала, поскольку знала: если бы с Тессой что-нибудь случилось, Джастин бы сюда не приехал.

– Значит, обычный парень из верующих? – задумчиво протянула Мэй.

Джастин встретился с ней взглядом. Мэй намекала на другое: нападение как-то связано с войной избранных? И с божественными «играми»?

– Самый обычный, – подтвердил он. – Разозлился, что я закрыл секту, и вбил себе в голову, что надо обязательно мне отомстить. Остается только гадать, что произойдет в следующий раз…

Тему он развивать не стал, но по лицу Мэй понял: преторианка верно оценила угрозу.

– А дальше что? – спросил Даг. И вдруг просветлел: – Так что, хочешь, чтобы мы ему рыло начистили?

Вал встрепенулась:

– Давай! Он от страха чокнется, гарантирую! Дорогу к твоему дому забудет!

– В принципе я думаю, что он уже никогда к дому не подойдет, тем не менее искренне благодарю за предложение.

Джастин кивнул официантке, которая поставила перед ним виски.

– Но меня беспокоит кое-что. Вдруг еще фанатики набегут и полезут к моим родным? Мне в принципе давно следовало нанять охранников. В общем, я решил: а не спросить ли мне совета у человека… в смысле, у людей, которые разбираются в проблеме. То есть понятно, что у ВБ есть профессионалы…

– Забудь о ВБ, – прервал его Даг. – Госслужащие тебя не спасут. Они у себя в кабинетах штаны протирают. Правда, если речь идет об охране особняка важной шишки, то да, они еще могут пользу принести, но у тебя, парень, другой случай. За тобой не будут гоняться простые ребята из сект.

«А он прав», – хмыкнул Гораций.

– Что ты предлагаешь? – поинтересовался Джастин.

Даг поднял руки:

– Не что, а кого. Нас я предлагаю.

Забавно, что произнес он свою краткую тираду с очень серьезным видом.

Джастин покачал головой:

– Делать вам больше нечего…

– Мы сейчас стену подпираем – столица же, – пояснила Вал. – Девять часов в карауле и свободны. Остается пятнадцать часов. Почему бы нам не взять подработку?

Мэй обычно ревновала Джастина к своим старым друзьям, и он ожидал, что она станет возражать. Но, как ни странно, Мэй оживилась – она явно считала это хорошей идеей!

– Я всегда с ним, – и она кивнула на Джастина. – Но вас двое. А их – трое.

– Мы кого-нибудь из Алых подрядим! – пылко воскликнула Вал. – И нечего мелочиться, мы кучу народу из наших подгоним! Будем сменять друг друга по очереди. Один в караул, другой к вам.

– Так, секундочку! – выпалил Джастин. Что за белиберду они несут? – Ребята, огромное вам спасибо, но «кучу народу» из желающих подзаработать на стороне преторианцев я, извините, по финансам не потяну.

– Ладно тебе, мы ведь для Финн стараемся! – сказал Даг, назвав Мэй ласковым прозвищем, которым ее наградили братья по оружию.

– Мы своих не бросаем, – добавил Даг.

Надо же! Когда он успел стать для преторианцев «своим»? Понятно, что если бы речь зашла исключительно о Тессе или о его племяннике, сомнений нет – Алые бы точно помогли. Да и другие когорты бы не отстали. Но ради него, Джастина?

– Мы не можем рассчитывать только на свободных от караула преторианцев, – отрезала Мэй. – Ему нужно кого-то нанять – человека с навыками, чтобы рядом был. Алых могут выдернуть из столицы в любой момент.

– Я в агентства могу обратиться! – заявил Джастин.

– Не надо, – отрезала Мэй. – Если, конечно, они не предложат кого-то из демобилизованных, которые работу телохранителя ищут. Кстати, желающие всегда найдутся. Уверена, даже в «Браунстоуне» их полно.

И она посмотрела вокруг, будто ждала, что сейчас к ним строевым шагом подойдет кандидат на вакантную должность и представится по имени.

– Нужно поспрашивать и людей посмотреть. В общем, я этим займусь. Отберу правильного кандидата.

Мэй смерила Джастина взглядом, в котором явственно читалось: тебе дай волю, ты девиц из эскорт-службы наймешь…

И трое преторианцев незамедлительно принялись жарко обсуждать детали. Они проверяли расписание Вал и Дага, интересовались у Джастина, куда и когда ездят его домочадцы, а потом стали разрабатывать подробнейший план. В итоге они решили, чтобы кто-то всегда охранял дом ночью, а еще трое сопровождали бы Квентина и Тессу в школу. Мэй настаивала, чтобы ее тоже включили в список дежурств, и предложила остаться в жилище Джастина и Синтии на ночь. Джастин хотел возразить, мол, она же только что из командировки, но подумал, что семье будет проще привыкнуть к новой жизни, если одним из телохранителей станет Мэй, которой все доверяли. С Тессой точно приключится паническая атака, когда она увидит на кухне Вал или Дага.

– Если удастся дать объявление сегодня, завтра я проведу первые собеседования. В крайнем случае послезавтра, – сказала Мэй, обращаясь к Джастину. – Мы продержимся.

– Конечно, – кивнул он. – Да и в Нассау мы пробыли дольше, чем рассчитывали. Поэтому мы совершенно свободны в течение нескольких дней, и пока нас в командировки отправлять не будут…

Хоть какие-то плюсы есть в их работе – после длительной поездки в провинцию им обычно давали дела на территории РОСА.

– Ребят, вас послушать, в Нассау съездить вам просто раз плюнуть, – встрял в беседу полный энтузиазма Даг. – Между прочим, вы с доком только и делаете, что по провинциям катаетесь, я за все время службы почти не выбирался за границу! Короче, если в командировке вам что-нибудь потребуется, вы не стесняйтесь, намекните – и вот он я с вами!

«Ага, – сообразил Джастин. – Ясно, они бросились нам помогать. Им скучно. Преторианцы гордятся службой в столице, но это же сплошная показуха. Им бы в бой и подраться. Теперь они, бедняги, надеются развеяться за мой счет…»

«Они и ради нее стараются, – заметил Гораций. – Мэй ты не очень нравишься, но она беспокоится о твоих домочадцах и о тебе самом тоже. А ее друзья – горой за Мэй».

«А если случится маленькая драка с ордами религиозных фанатиков, штурмующих мое жилище, они будут абсолютно счастливы», – уперся Джастин.

«Верно, а чего ты хотел?»

Вал и Даг бурно обсуждали новую работу, но Джастин не мог избавиться от ощущения, что он здесь чужой и ему не рады. Поэтому он выпил виски, расплатился за себя и за преторианцев и встал из-за стола. Мэй быстро расправилась со своим коктейлем и тоже вскочила.

– Нет-нет-нет, – затараторил Джастин. – Считай, что ты в увольнительной, отдохни с друзьями.

– Ладно тебе. Кроме того, сегодня я первая в караул заступаю, забыл? Поэтому в любом случае мы едем домой вместе.

– А я не еду домой, – парировал Джастин.

Мэй смерила его уничтожающим взглядом, и Джастин мог бы подразнить ее, сочинив на ходу что-нибудь про любовное свидание. Однако в данном случае лгать даже не было необходимости.

– Я к Лусиану.

– Неужели? – проронила она и прищурилась.

– Хочу попросить об одолжении.

– Лусиана Дарлинга? Ты что, думаешь, мы сами с охраной не справимся? – обиженно протянул Даг.

Джастин вяло улыбнулся.

– Нет, речь о другом деле. – Он помолчал и добавил: – Знаешь, Мэй, если хочешь, можешь составить мне компанию. Я не против.

Ее лицо приняло прежнее непроницаемое выражение. Джастин до сих пор не сумел понять, в каких она отношениях с Лусианом Дарлингом – его однокашником, ставшим теперь одним из самых влиятельных сенаторов. Лусиан просто сох по Мэй, а преторианка не выказывала признаков ни симпатии, ни антипатии. Сенатор-плебей даже либерального толка не мог открыто встречаться с женщиной из касты. Поэтому Лусиан сыпал приглашениями на различные мероприятия – официальные ужины, благотворительные вечера… Мэй из вежливости сходила на парочку, но что касается чувств и эмоций, то она позволяла себе ровно столько, сколько обычная дебютантка из нордлингов. То есть ровным счетом ничего.

– Я провожу тебя до подземки, – проговорила она. – Позвони Лусиану, предупреди о своем визите, и он отправит за тобой водителя, а тот подъедет прямо к станции. Ты никуда не опоздаешь, а я поеду домой.

Джастин вздохнул. У Мэй явно что-то на уме, а это очень любопытно… Еще более странно то, что она говорит «домой», подразумевая жилище, где обитает Джастин…

Вал наклонилась к его уху и громко прошептала:

– Кстати, а как Финн познакомилась с милым дядечкой? Сенатором, в смысле? А то мы отгулами жертвуем, встаем живым щитом между твоими домочадцами и страшной опасностью – и все по великой нашей доброте. А некоторые – не будем говорить, кто! – молчат и от друзей многое утаивают. Я даже не знаю, хорошо это или плохо.

Мэй закатила глаза:

– Ничего я не утаиваю! Мне нечего скрывать!

Друзья недоверчиво переглянулись, и Джастин сообразил, что от этих двоих он еще не скоро отвяжется – замучают вопросами. Однако сейчас ему удалось улизнуть – сразу после того, как он еще раз раскланялся с преторианцами и сердечно поблагодарил их за участие. Джастин столь же сердечно беседовал с Мэй, пока они направлялись к станции по людной летней улице, и без конца рассыпался в благодарностях.

– Значит, они это делают ради тебя, – добавил он, когда они подошли к ступеням лестницы, ведущей вниз. – А почему ты сразу согласилась, мне невдомек.

– Мне нравится твоя семья, – ответила она, и Джастин понял, что вороны говорили правду.

Они спустились на платформу, табло показывало, что поезд по серой линии – которая вела в пригород, где жил Лусиан, – подойдет с минуты на минуту.

– Я лучше, чем кто бы то ни был, понимаю, кто может на тебя охотиться. На тебя – и на них. Тебе нужна охрана особой квалификации.

Поезд затормозил, автоматические двери открылись. Один поток пассажиров нетерпеливо устремился к выходу, другой потек внутрь вагонов. Джастин шагнул к вагону и обернулся к Мэй:

– Ты считаешь, что преторианцы справятся?

Лицо ее тотчас превратилось в бесстрастную маску:

– Конечно. У них нет другого выхода.


Джастин сообщил Лусиану о своем посещении накануне. Однако он слукавил, заявив Лусиану, что прибудет вместе с Мэй.

Но, разумеется, он был один. У порога особняка его встретил охранник сенатора и указал путь в гостиную, где Джастина и поджидал Лусиан.

– К чему все эти увертки? – пожал плечами сенатор, увидев, что его ввели в заблуждение. – Решил, я тебя на порог не пущу? Зачем прикрываться дамой?

Джастин лишь присвистнул. Как просторна гостиная! Пригород и особняк напомнили ему место, где жил он сам, – идеальная недвижимость для состоятельных господ. Но обстановка казалась какой-то лабораторной. Слишком у Лусиана чисто, почти стерильно. С другой стороны, ничего удивительного – Лусиан часто отлучается и в доме проводит совсем мало времени…

– Я хотел подстраховаться, – развел руками Джастин. – Мало ли, может, у тебя был трудный день, и вообще тебе не до гостей. А с ней ты всегда рад увидеться. Наверное.

– Наверное, – эхом отозвался Лусиан.

Похоже, день у него и впрямь выдался не из легких. Сенатор уселся с краю кожаного дивана, положил руку на спинку, а ногу на журнальный столик. Верхние пуговицы рубашки он расстегнул, рукава закатал. Галстук тоже снял, причем давно. Лусиан приветливо улыбался, но в глазах сквозила нешуточная усталость, и улыбка выглядела не вполне искренней.

– Ты не поверишь, но я и в самом деле хотел с тобой поболтать. Поэтому считай, что мы оба не внакладе. Возьми себе выпить, и давай поговорим. – Лусиан протянул Джастину пустой стакан: – Мне налей, будь добр.

Джастин отнес стакан к барной стойке, которая разделяла гостиную и кухню. Здесь все тоже выглядело, как на картинке в дизайнерском журнале: сверкали и ряды бутылок, и дорогая техника, но чувствовалось, что кухонным великолепием никто не пользуется.

– Почему бы тебе, Лусиан, не плюнуть на нордлингского журавля в небе и не обзавестись супругой из хорошей плебейской семьи? Позировала бы на плакатах, вечеринки опять же закатывала для друзей?

Лусиан ухмыльнулся:

– Ни секунды свободной нет, дружище. Разве что после того, как выиграю выборы. А пока у меня все силы на кампанию уходят, извини.

Джастин расположился в кресле рядом с диваном и передал Лусиану стакан.

– А кампания требует так много сил? У тебя вроде все на мази!

– Политика – нешуточное дело. Тут никогда нельзя останавливаться на достигнутом. Мы занимаем верхнюю строку рейтинга, но у Чу из Партии обновления рейтинг растет как на дрожжах…

Лусиан с отсутствующим видом прихлебывал из стакана, его темные глаза были устремлены туда, где безраздельно властвовали цифры и статистика.

– Нам нужны свежие идеи. Речи, дебаты, визиты по школам – это себя давно исчерпало. Надо нечто такое… словом, то, что запало бы людям в сердце. Что захватило бы их воображение. Чтобы они увидели во мне лидера нации, а не еще очередного претендента.

Джастин хотел усмехнуться, но мигом спохватился. Его собеседник сохранял серьезность и пристально смотрел в никуда.

«А ведь он втянулся в выборы по-настоящему. В любом другом политике такое поведение меня бы сразу насторожило. Опасно это. Лучше просто пытаться состричь купоны после победы…»

«Насторожило бы? А Лусиан, по-твоему, не опасен?» – поинтересовался Гораций.

«Поживем – увидим».

Вслух Джастин произнес:

– У тебя есть какие-нибудь наметки, например, трюк, чтобы у всех и впрямь дух захватило?

– Нет, Джастин, не трюк.

Лусиан поморгал и наконец посмотрел Джастину в глаза.

– Ладно, сейчас не к спеху. Ты мне что-то хотел сказать. Что тебе нужно?

– Это после твоей пламенной тирады? Изволь говорить первым.

Лусиан мгновение поколебался, пригубил из стакана – и вдруг резко наклонился к Джастину:

– Аркадия.

Если честно, Джастин не ожидал этого услышать. Соседняя страна отличалась непостоянным политическим нравом. В Аркадию входили юго-восточные земли распавшихся Соединенных Штатов – как раз после Эпохи Упадка, когда остальные американцы предпочли соединиться с Канадой. Отношения РОСА и Аркадии были далеки от дружественных, кроме того, здесь имелись свои сложности. Аркадия не могла тягаться с РОСА по части передовых технологий, но не очень-то и отставала, чтобы ее можно было сбросить со счетов, как другие провинции. Вдобавок в пограничных районах частенько вспыхивали конфликты, и это лишь увеличивало политическую напряженность.

– Ты хочешь завоевать ее? Аннексировать? – воскликнул Джастин и усмехнулся. – На такую эскападу почтеннейшая публика точно обратит внимание…

Он сказал это наполовину в шутку, но, глядя в лихорадочно блестящие глаза Лусиана, Джастин подивился: а насколько далеко намерен зайти его бывший однокашник?..

Лусиан сцепил руки в замок:

– Нет. Не сейчас, во всяком случае. Но мне необходимо посетить Аркадию. Давно идут разговоры, что надо бы нанести дипломатический визит. Дескать, пусть в Аркадию приедет делегация с целью установления взаимопонимания и ознакомления с культурными особенностями. – Улыбка Лусиана стала горькой: – Все встрепенулись после того, как пошли слухи о новом аркадийском оружии. Понятно, что на склады они нас не повезут, но…

Джастин осторожно произнес:

– Ты сказал, «нас». Что касается тебя… получается, ты уже в составе делегации?

– Именно.

Лусиан с торжествующим видом откинулся на спинку дивана. Особое удовольствие ему доставило выражение лица Джастина – тот от новостей буквально ошалел.

– Что за безумие! – выдохнул Джастин. – Люди вроде тебя в Аркадию не ездят! Они вообще в провинцию – ни ногой! Предвыборная кампания, широченные улыбки, шикарные отели и орды телохранителей – вот это по тебе! Но не командировка в дикую глушь!

– Ха! Теперь ты понял, почему я ставлю на Аркадию? Перевелись герои, Джастин, причем вчистую. На выборах все решает слово, а не дело, а народ голосует за меньшее зло просто потому, что особого выбора у людей нет, все кандидаты одинаковые… А я не хочу быть как все. Я предоставлю гражданам выбор. Я, конечно, не Мэй. Не боец, доблестно защищающий честь РОСА на поле боя. Но я могу стать первым в истории Республики лидером, который не побоялся ступить на враждебную, если не сказать вражескую, территорию – и все ради блага родины. Людям понравится мой поступок. Это будет нечто весомое. Настоящее. А что мне противопоставят мои соперники? Только предвыборную болтовню…

– Знаешь ли, мой дорогой друг, – проговорил Джастин, который до сих пор не мог поверить своим ушам. – «Враждебный», «вражеский» – это детская игра в синонимы. Главный корень – «враг», и он вполне способен пристрелить тебя.

Лусиан ответил с весьма самоуверенным видом:

– Но ты постоянно колесишь по всяким враждебным странам – и ничего, живой!

Джастин залпом осушил свой стакан:

– Я не вхожу в состав официальных делегаций и не въезжаю на чужую территорию под рев фанфар. Я туда отправляюсь под прикрытием, с отличной охраной – и то не всегда все гладко проходит.

– У меня тоже есть охрана. Аркадийцы не дураки, они и мысли не допускают о том, что мы к ним заявимся без военнослужащих…

– И как ты себе все представляешь? Дюжина джемманских солдат против целой аркадийской армии? – парировал Джастин.

– Аркадийцы не тронут ни меня, ни сопровождающих! Они нам, естественно, не доверяют, но инцидент со стрельбой им не нужен. А некоторые аркадийцы желают стабилизировать отношения между нашими странами…

Лусиан поднялся и принялся мерить шагами гостиную.

– В данном случае фанфары даже очень к месту. Пока мы на виду, они нам ничего не могут сделать. Я буду в полном порядке. И ты тоже.

Джастин хотел встать и плеснуть себе еще, но тут буквально прирос к креслу.

– Я?.. Прости, ты говоришь обо мне чисто гипотетически?

– Если не согласишься, то гипотетически.

Самодовольная ухмылка Лусиана просто выводила из себя! Любой собеседник всегда был для Джастина открытой книгой, но Лусиан оставался для него загадкой. Чего он хочет? Может, он поддразнивает его? Вряд ли… Джастин пристально всматривался в лицо сенатора и все более убеждался в том, что тот абсолютно серьезен. В конце концов в голове Джастина мелькнул самый главный вопрос: почему?!

– Назови мне хоть одну причину для того, чтобы я отправился с тобой на верную смерть в Аркадию, – выдавил Джастин.

Лусиан хихикнул:

– Так я ведь уже сказал – никто нас пальцем не тронет! Что касается причины… Разве ты не изучаешь религии? Там прямо цветник из культов и верований, а они прорастают все активнее с каждым годом – насколько я знаю…

– Я изучаю религии, чтобы защищать родину. А что делают другие, кстати, для уничтожения своей родной земли, я не знаю и знать не хочу.

Джастин произнес свою пафосную реплику, и по его спине пробежал холодок. В РОСА действительно практически запретили религию после Упадка, а в Аркадии она пустила корни и даже не была отделена от государства. Причем аркадийская вера отличалась авторитарностью, фанатизмом и вообще внушала ужас несведующему человеку. А ведь суть проблемы заключалась не в религии и ужесточении догматики – РОСА и весь цивилизованный мир уже давно превратились в «рассаду» для сверхъестественных сил. Вопрос стоял так: игра богов – или, вероятно, война богов – ведется и в Аркадии? Или еще нет?

«А про это было бы весьма полезно узнать! – встрял Магнус. – Наш господин заинтересован в информации: ему надо быть в курсе, как идут дела у богов в тех землях…»

«Я не обязан доставлять ему ценные сведения, – отрезал Джастин. – У меня есть обязательства перед Внутренней безопасностью, а они ее не запрашивали. И я не собираюсь становиться добровольцем-смертником только потому, что Лусиану скучно ехать в одиночку!»

– Возьми с собой Мэй! – вдруг сообщил Лусиан. – Между прочим, охранять нас будут в основном преторианцы…

Джастин едва не застонал:

– О нет, Лусиан! Ты так жаждешь отправиться на край света, лишь бы побыть с ней наедине?!

Лусиан выставил ладони вперед в примирительном жесте:

– Нет. Можешь мне не верить, но я заинтересован именно в тебе. Мы, конечно, возьмем с собой других экспертов-культурологов для того, чтобы просканировать обстановку. Но эксперт по делам религии для нашей миссии жизненно необходим. Равно как и твоя проницательность. У меня большие планы на эту поездку, Джастин. Я хочу не только победы на выборах. Мне нужны долгосрочные результаты. Я намерен понять, что в голове у аркадийских ребят – они ведь дышат нам в спину. Поэтому надо разузнать, как на них влияют местные суеверия. А кому я могу доверить столь важную миссию? Тебе, дружище. Именно ты способен заглянуть в человеческое сердце так глубоко.

«Он тебе комплимент сделал», – задумчиво произнес Гораций.

«Ага, вот я и сподобился», – проворчал Джастин.

– Но у меня работа! – заявил он Лусиану. – В ВБ! Куча дел и поручений! Я не могу все взять и бросить! А потом укатить в провинцию…

– Я обращусь к ним с официальным запросом. Уверен, они не откажут и отпустят тебя.

Хитрюга Лусиан! Разумеется, начальство даст Джастину «зеленый свет», особенно если почует, что в Аркадии затаилась сверхъестественная сила. Однако сам Джастин страстно желал держаться от всего этого подальше! Командировка в Аркадию была безумно опасной авантюрой – что уж говорить о разрекламированной республиканской делегации!

– Извини, но без меня, – проговорил Джастин.

Лусиан смерил его тяжелым, пристальным взглядом. Мрачно помолчал. Затем кивнул, и на лицо сенатора вернулась дежурная улыбка.

– Ладно. Но ты все равно подумай, мало ли. У тебя еще есть неделя – а потом случится одно из самых крупных событий в международной политике. Да, чуть не забыл, а ты о чем хотел со мной поговорить?

«Слишком быстро он отстал от меня, здесь что-то не то», – мысленно резюмировал Джастин и принялся объяснять про стажировку Дария.

«Ага, – согласился Гораций. – Явно не то. Ты смотри, аккуратнее с ним».


Глава 3 Безопасность и прочая суета | Гнев истинной валькирии | Глава 5 Красный бархатный плащ