home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 5

Стоял прекрасный майский день. Кусты бузины были густо покрыты ароматными белыми цветами; ветки сирени, подрагивающие на ветру, оживляли уголки двора; в зеленых листьях звонко пели птицы. В такой день хорошо прогуливаться, наслаждаясь жизнью, но у Евгения были совсем другие планы. Он не мог бездействовать и просто забыть об исчезновении Ольги Матвеевны. Ему виделся только один способ найти ее: во что бы то ни стало выяснить адрес скупщиков антиквариата.

Как обычно в такую погоду, людей на улице было много — выбирай любого для беседы. На этот раз Евгений решил действовать по-другому: начинать разговор не с главного, а издалека, чтобы сначала вызвать к себе доверие.

Мужчина выбрал первый попавшийся, ничем не отличавшийся от других двор и нырнул в арку. На скамейке у подъезда сидела скучающая пенсионерка. Она зевала во весь рот, поглядывая по сторонам. Евгений подошел к ней и сел рядом.

— Ну и денек сегодня, — произнес он, не обращаясь ни к кому конкретно, и тяжело вздохнул. — Это какое же лето будет, если в мае такая жара?

Пенсионерка покосилась на незнакомца.

— Скоро дожди обещают. — Женщина снова зевнула. — И похолодает, и пыль прибьет.

— Вы картошку уже сажали? — неожиданно для самого себя спросил Евгений.

— Так еще на прошлой неделе. — Пенсионерка удивленно пожала плечами. — Я с детства запомнила, что как только береза зазеленеет, так и картошку надо сажать. Тогда урожай хороший будет.

— А мы все никак… — Евгений сокрушенно покачал головой. — Времени, знаете, не хватает. То работа, то семья…

— Ой, мой сын тоже такой. — Старушка с досадой махнула рукой. — Все ему некогда. А потом мы с отцом всю зиму его кормим. Но как помочь родителям, так он занят.

Евгений понимающе покивал.

— Я слышал, в соседнем дворе женщина пропала, — сказал он как бы между прочим. — Пенсионерка одна.

— Да вы что? — ужаснулась старушка. — Ну и времена пошли! За последние пару месяцев в районе исчезло уже несколько стариков. Это что же творится? Ай-ай-ай…

— Не может быть! — Глаза Евгения загорелись. — И что, нашли стариков?

— Да где там! — Женщина махнула рукой. — Хотя, может быть, до нашего двора новости еще не успели дойти.

— Ну, дай бог, чтобы нашли. — Евгений жадно всматривался в лицо собеседницы. — А что говорят, куда старики пропали?

— Даже не спрашивайте. — Старушка вздохнула. — Кому они, бедолаги, могли понадобиться? — Она посмотрела на Евгения так, словно ее осенила догадка. — На органы, может?

— Нет, не то. — Евгений цокнул языком. — На органы молодых воруют. Кому изношенные почки нужны и сердце с инфарктом? — Он звонко хлопнул себя по ляжкам. — Совсем забыл, мне ж на почту еще надо зайти.

Встав со скамейки, Евгений попрощался с собеседницей и двинулся дальше, чтобы так же непринужденно завязать разговор с пенсионеркой в другом дворе.

Евгений с заинтересованным видом смотрел на женщину, сидевшую рядом с ним. Она не была похожа на человека, которому нечем заняться. И, хотя сидела на скамейке у подъезда, одета была со вкусом: добротный синий костюм — юбка и пиджак, — чистые лаковые туфли на невысоких каблуках, колготки без дыр; образ завершал яркий макияж (губы были накрашены алой помадой) и аккуратно уложенные волосы.

— И что же, зять сильно пьет? — поинтересовался Евгений.

— Ну, когда пару рюмок за вечер, — покачала головой женщина, — а когда и все три. Не удержать, так пристрастился.

— Шутите? — Не сдержавшись, Евгений искренне рассмеялся. — Две-три рюмки? — Он снова хохотнул. — Вот у меня знакомый был, так тот да, действительно хлестал. А вот сейчас трезвенником стал. На дух водку не переносит.

— И что, много пил? — Женщина подалась всем корпусом к заинтриговавшему ее собеседнику.

— За день три бутылки водки потреблял. — Евгений сощурился, глядя на солнце. — Иногда и четыре.

— Боже мой… — Пожилая дама изящным жестом приложила руку ко рту, и на ее пальцах блеснули массивные кольца. — И после чего он бросил пить?

— В сорок лет заработал инсульт и завязал. Говорит, жить хочется… — Евгений немного помолчал. — Вы своего зятя уговорите пройти медицинское обследование. — Он подмигнул женщине. — А осмотрит его врач, с которым вы заранее обо всем договоритесь. Мол, сердечко шалит, давление зашкаливает…

— Вы думаете, получится? — спросила пожилая дама с надеждой. — Поверит?

— Попробуйте, — усмехнулся Евгений. — Думаю, что получится. У вас не самый тяжелый случай.

— Что ж, спасибо за совет.

Лицо Евгения неожиданно стало серьезным.

— Говорят, — произнес он, глядя вдаль, — за последнее время здесь несколько пожилых людей пропало.

— Да, — кивнула женщина. — Среди них один старик из нашего подъезда. — Увидев в глазах собеседника неподдельный интерес, она понизила голос и продолжила: — Он мне сам говорил, что к нему несколько раз приходили скупщики антиквариата. Знаете, драгоценности фамильные скупают, иконы старинные… — Пожилая дама потеребила перстень на указательном пальце. — Так вот, старик фамильную брошь ни за что продавать не хотел. Уж не знаю, откуда они о ней узнали, но факт остается фактом. А на прошлой неделе пропал Игнат Кузьмич, как сквозь землю провалился. Я думала, что заболел. Дверь никто не открывал. Я в полицию позвонила, чтобы проверили. Всякое бывает. — Женщина смутилась. — Одинокий человек умрет, и об этом через пару недель соседи по запаху догадываются. Неприятно. Запах потом неделями не выветривается.

Рассказчица наморщила нос. Евгений отвел глаза и спросил:

— И что полиция?

— Приехали по адресу, дверь открыли — пусто. Пообещали заняться расследованием.

— Вы заявление написали?

— Нет, — пожала женщина плечами. — Полицейские сказали, что сами все оформят и, если найдут Игната Кузьмича, меня известят.

— Понятно, — кивнул Евгений. — Да, в какое страшное время мы живем… — Вздохнув, он встал со скамейки. — Что ж, приятно было с вами поговорить. Но, к сожалению, мне пора.

— Удачи! — кивнула женщина с достоинством королевы, вышедшей на минутку из своего дворца.

После этого разговора Евгений убедился, что идет по верному следу: в округе пропадают старики, которые по странному стечению обстоятельств не хотят продавать какие-то ценности. И, судя по тому, что представители закона не желают принимать заявления, у них есть договоренность со скупщиками. Можно было бы обратиться не к рядовым следователям и участковым, которым бандиты дают взятки, а пойти выше, к тем, кто ни о чем этом не знает. Но как доказать свою правоту? Во-первых, туда, наверх, нужно еще пробиться, а во-вторых, его, Евгения, полицейские перед своим начальством могут просто выставить дураком, чтобы никто не воспринимал его всерьез. Дураком или уголовником.

Размышляя над тем, как поступить, к кому обратиться за помощью, Евгений забрел в следующий двор. Здесь на скамейке, недавно выкрашенной в ярко-зеленый цвет, сидели сразу две старушки. Евгений понял, что главное в общении — сначала выслушать человека, а потом уж переводить разговор на интересующую тебя тему.

Подойдя к подъезду, он сел с краю на скамейку и тяжело вздохнул.

— Черт-те что, а не жизнь, — сказал Евгений, чтобы старушки расслышали его слова. — Весь день пашешь, бегаешь, а денег ни на что не хватает.

— Вы бы на нашу пенсию прожить попробовали! — добродушно заметила старушка с кудрявыми, крашенными хной волосами. — Только на хлеб и воду хватает. Умирать страшно, потому что на похороны денег нет. — Она засмеялась. — Вот и приходится небо коптить.

— Ой, и не говори, Кузьминична, — подтвердила другая, с мясистым носом и белыми волосами, сквозь которые просвечивала розовая кожа головы. — Это только в сериалах пенсионерки жизнью наслаждаются и чаи с плюшками гоняют. А в жизни…

— Вот если б они сериалы о реальных людях снимали, оно интересней бы выходило, — заметила рыжеволосая. — А вообще, зачем нам их сериалы? — Она хохотнула. — Взять хотя бы наш подъезд. Тут уже готовый фильм. Хоть целый день смотри, и платить не надо. Сиди себе, свежим воздухом дыши.

— Ага, — кивнула седовласая. — Ты вчера домой ушла, а тут Машка приехала с новым хахалем. Каждую неделю их меняет. Куда только родители смотрят?

— Куда? Ну ты скажешь! — Рыжеволосая прыснула со смеху. — Да там мать спит и видит поскорей дочку замуж отдать, чтобы к зятю переехать, а свою квартиру продать. А ты говоришь «сериал».

Казалось, подружки были так увлечены разговором, что забыли о присутствии постороннего человека.

— Да, все как в сериале, — громко поддержал старух Евгений и скрестил руки на груди. — Даже люди пропадают, как в фильмах. — Цокнув языком, он покачал головой. — Это ж надо, четыре старика исчезли, а полиция их даже не ищет…

Старушки переглянулись и, невозмутимо взглянув на Евгения, пожали плечами.

— Кузьминична. — Седовласая повернулась к подруге. — Я вчера яблочный пирог по новому рецепту пекла. Такой эконо-о-мный! — Она всплеснула руками. — Без яиц.

— Без яиц? — заинтересовалась Кузьминична.

— Слушай…

Евгений встал и пошел прочь, понимая, что здесь он больше ничего не добьется. Уходя, он слышал, как седовласая бубнила про яблоки, соду, гашенную уксусом, и подсолнечное масло.

Весь день Евгений провел, общаясь с пенсионерками, перемещаясь от скамейки к скамейке. Перед глазами все плыло и сливалось: старушки седые, рыжие, в стоптанных тапках и на каблуках, веселые и мрачные. Но ему удалось узнать лишь то, что пожилые люди пропадали, а заявления полиция принимать не хочет. И это все. Точка. Эта информация не слишком помогла Евгению в расследовании, но убедила его: для того чтобы дело сдвинулось, нужно самому найти скупщиков антиквариата.

Как говорится, на ловца и зверь бежит. Евгений вышел из арки и тут же наткнулся на Толяна с его неизменной компанией.

— О-о-о-о! — воскликнул Евгений радостно, словно встретил старых приятелей. — Кого я вижу! Далеко собрались?

Вздрогнув от неожиданности, троица замерла на месте и переглянулась. Едва Толян дернулся, чтобы бежать, как Евгений схватил его за рукав засаленной джинсовой куртки. Остальные застыли, будто вкопанные. Енот покачивался на неустойчивых ногах, а Хюндай с глупым видом вращал головой, почесывая затылок. Они были так пьяны, что не смогли бы убежать, даже если бы захотели. Толян оказался самым трезвым.

— Куда так торопитесь? — Евгений приблизился к бордовому лицу Толяна. — Я думал, что мы кореша… А корешам положено хотя бы немного поболтать, для приличия.

— Слышь, братуха… — Хюндай потоптался на месте, стараясь держаться ровно. — Мы ж, это самое, не со зла. Как говорится, ничего личного. Просто бабки были нужны.

Он нелепо развел руками, отчего напомнил клоуна-неудачника из затрапезного цирка-шапито.

— Угу, — кивнул Евгений. — А теперь бабки нужны мне. Ой как нужны! Так что гоните монету.

— У нас ничего не осталось. — Енот поскреб заросшие щеки грязными ногтями. — Зуб даю.

Для убедительности он вывернул наизнанку карманы куртки, оказавшиеся пустыми, а потом сделал то же самое с карманами джинсов. На асфальт со стуком упал старый мобильный телефон.

— Блин! — выругался Енот и, подобрав мобильник, осмотрел его корпус. — Целый, — улыбнулся забулдыга. — Хочешь, отдам?

И он протянул Евгению телефон.

— Да пошел ты со своей мобилой! — Евгений оттолкнул руку Енота.

— А че так? — Пьяница недоуменно пожал плечами. — Работает…

— Мне деньги нужны, а не это старье!

Шмыгнув носом, Енот сунул телефон в карман.

— Как знаешь… А мобильник хороший…

— Короче, — перебил его Евгений. — Я теперь в этом районе живу, и мы с вами будем о-о-очень часто встречаться. — Он окинул компанию недобрым взглядом. — И то, что вы меня ограбили, вам с рук не сойдет, не надейтесь. Только тогда было трое против одного, а теперь я поймаю каждого из вас поодиночке. — Евгений резко отпустил рукав Толяна, за который держал его все это время. — И откручу вам головы. Так что теперь ходите и оглядывайтесь.

Троица напряженно смотрела на Евгения.

— Чего ты хочешь? — Толян поправил куртку.

— Денег моих у вас, конечно, нет, и взять их неоткуда. Я правильно понимаю? — Евгений обвел глазами пьяниц, сконфуженно опустивших глаза. — Тогда у вас только один шанс исправить ситуацию.

— Ну, говори! — не сдержался Енот. — Все сделаем.

— Выведите меня на скупщиков антиквариата, и я забуду о том, что вы сделали.

Собутыльники переглянулись.

— Не-е-е, братуха, — покачал головой Хюндай. — Не выйдет.

— Не понял! — Евгений притянул Хюндая за воротник. — Что ты сказал?

— Не можем мы тебя свести с ними, честно, — заплетающимся языком пролепетал Енот, приложив руку к сердцу. — Мы птицы, так сказать, не того полета.

— Меня это не волнует. — Евгений сунул руки в карманы. — Тогда мне придется позвать своих корешей, с которыми я чалился. Думаю, с ними вы заговорите по-другому. И бабки найдете, и адрес дадите…

Евгений резко повернулся, собираясь идти прочь.

— Эй! — Енот схватил его за плечо. — Стой.

— Ну?

Евгений повернулся и со скучающим лицом посмотрел куда-то в сторону.

— Я позвоню, назначу им стрелку с тобой. — Енот достал из кармана свой допотопный мобильный телефон. — И мы квиты, да?

— Хорошо, — ответил Евгений. — Звони.

Толян и Хюндай, затаив дыхание, наблюдали за развязкой событий.

— Алло, привет. Это я. — Енот изо всех сил старался произносить слова так, чтобы не было слышно, что у него заплетается язык. — Я тут хорошего клиента нашел. Ну, того, с крестом… я тебе говорил. Ага, который много вопросов задавал. — Он многозначительно посмотрел на Евгения. — Очень встретиться хочет. Можно это как-то устроить? — Выслушав собеседника, Енот кивнул: — Да, да, понял. Добро. — Закончив разговор, он сунул мобильник в карман. — Встреча сегодня вечером, через час. На пустыре за гаражами.

Спустя полчаса четверо мужчин стояли на пустыре, не доходя десяти метров до прохода между гаражами. Под ногами был гравий; где-то лаяли собаки; ветер поднимал пыль; вечернее солнце отбрасывало красные блики.

— Ну что, — сказал Енот, посмотрев на экран мобильного телефона. — У нас еще целых тридцать минут.

— На такие встречи лучше приезжать заранее, чем опаздывать, — многозначительно произнес Хюндай и почесал волосатые руки. — А ты, Жека, просто не знаешь, с кем собираешься связаться. Зря ты…

— Ты обо мне не волнуйся, — отрезал Евгений. — Я уже взрослый мальчик.

Хюндай и Евгений смерили друг друга оценивающими взглядами.

— Харэ, мужики, — попросил Толян. — Без вас тошно.

— Когда я был пацаном, — проговорил Енот, глядя на гаражи, — мы здесь в прятки по вечерам играли.

— А мы расставляли банки и стреляли из батиного духового ружья, — произнес Хюндай задумчиво, и на его губах появилась блуждающая улыбка. — А позже по живым мишеням палили. Голубей во дворах ловили, складывали в мешки и сюда приходили. — Он потер ладони. — Один, значит, выпускает птичек из мешков, а другие по ним стреляют. Даже не знаю, сколько же мы их перебили.

Хюндай радостно хохотнул.

Глядя на его лихорадочно заблестевшие глаза, Евгений подумал: «Хорошо, что Хюндай пьет, иначе он мог бы стать маньяком».

— А мы еще малолетками были, когда банду свою создали, — оживился Енот, сверкая глазами в лучах заходящего солнца. — Тогда ума ни на что не хватало, кроме как на то, чтобы котов в подъездах вешать. — Он хихикнул. — Сокращали, так сказать, поголовье.

У Евгения на языке вертелся вопрос: «На что у вас хватает ума сейчас?» И хотелось сказать, что он, когда был пацаном, ловил таких вот уродов, которые вешали котов, и бил их. Но Евгений сдержался: было неподходящее время для того, чтобы ссориться с этой компанией. У него другая цель. Евгений промолчал.

— Может, сядем? — Хюндай указал на бревно, отполированное сотнями задов, ерзавших на нем. — Долго стоять придется.

— Нет, — покачал головой Енот, многозначительно посмотрев на приятеля. — Лучше постоим.

Евгений сделал вид, будто не заметил, как собутыльники переглянулись, но понял, что нужно быть начеку.

— Ну а ты, Толян, — спросил Енот, — чем вы развлекались?

— Мы котов не вешали и в голубей не стреляли, — ухмыльнулся тот. — У меня собака была, ротвейлер, Манька. Так она кошаков на раз рвала, в клочья. — Он поднял вверх большой палец. — Вот такая собака была! — Неожиданно его взгляд погас. — А потом какая-то падла ее отравила, тля. И не пожалели ж божью тварь!

— Да-а, — протянул Енот. — Уродов хватает. Кому она мешала?

— И я о том же. — Толян вздохнул. — Мучилась Манька сильно. Как вспомню…

— О! Кажись, кто-то едет! — Прищурившись, Хюндай смотрел вдаль, на облако пыли, появившееся на краю посадки. — Они.

Слова Хюндая прозвучали для троицы как сигнал, и приятели бросились врассыпную. Но Евгений был готов к чему-то подобному, поэтому успел поймать самого неуклюжего, Хюндая.

— Стоять! — Он резко заломил руку пьянице за спину, так что тот вскрикнул от боли. — Разве мы об этом договаривались?

— Ай! — взвыл Хюндай. — Пусти!

— Если твои дружки сейчас не вернутся, — Евгений посмотрел на приближающееся облако пыли, в котором уже можно было различить черный джип, — я тебе сломаю сначала одну, а потом другую руку. Так что ты даже рюмку держать не сможешь.

— Енот! Толян! — взвыл Хюндай. — Он мне щас руку сломает!

Из-за гаражей нехотя появился сначала Енот, а потом и Толян. Обменявшись короткими репликами, они направились к Евгению, крутившему Хюндаю руки.

— Значит так, слушайте меня, — сказал Евгений. — Если хоть одна гнида попробует бежать, то братки Колокола, моего кореша, всех вас найдут и перебьют, как собак. — Хмыкнув, он добавил: — Или как котов. Толян, а ты жить хочешь?

— Хочу, — торопливо ответил Толян и посмотрел на приятелей. — Мы все хотим жить.

— Вот и хорошо, — миролюбиво улыбнулся Евгений и отпустил руку Хюндая. — Если хотите жить, то стойте здесь и не рыпайтесь.

В этот момент к условленному месту подъехал черный джип. Остановившись, он помигал фарами.

— Пойдем, — скомандовал Енот. — Поговорим.

Троица двинулась к джипу. Евгений незаметно отступил к гаражам и на всякий случай спрятался в темном проходе между ними.

Он увидел, как забулдыги подошли к джипу. Сзади опустилось стекло. Енот рухнул на землю, и до ушей Евгения тут же донесся сухой звук, похожий на хлопок. Он понял, что это запоздавший звук выстрела. Толян и Хюндай рванули прочь, но не успели сделать и пары прыжков, как тоже повалились замертво. На несколько мгновений Евгений оторопел, но потом помчался вглубь гаражей. Он мчался по извилистому проходу и молился, чтобы люди из джипа не сразу поняли, куда он исчез.

Добежав до конца, Евгений выскочил в какие-то кусты и поблагодарил Бога за то, что уже опустились сумерки. Царапая руки и лицо, мужчина пробрался сквозь кусты и полетел в неглубокую канаву. Он услышал над головой шум автомобильного двигателя и два мужских голоса:

— С ними был тот… с крестом.

— Ты видел, куда он делся?

— Говорю же, он стоял возле гаражей. — Хлопнула дверца машины. — Он должен быть где-то здесь.

Раздирая руки в кровь о камни и битые стекла, Евгений полз к дороге, уводящей во дворы. Когда он поднялся на ноги и помчался, у него за спиной послышался крик:

— Вот он!

Евгению стало так страшно, что он перестал что-либо понимать. Ему казалось, что все это происходит не с ним, а с героем какого-то кинофильма. Евгений бежал что есть сил, так быстро, как не бегал еще никогда. В носу и горле все горело огнем, и мужчина начал задыхаться. Добежав до первой арки, он заскочил во двор и решил остановиться, чтобы отдышаться. Глотая воздух открытым ртом, Евгений услышал топот двух пар ног. У него тут же открылось второе дыхание, которое дало силы помчаться дальше.

Кружась по незнакомым дворам, Евгений оказался с обратной стороны универсама. Мужчина заскочил в помещение и юркнул за стеллаж. Из двери с надписью «служебный вход» грузчик неторопливо выкатил тележку с брикетами мороженой рыбы. Рабочий день был почти закончен, грузчик не спешил; он принялся лениво сгружать ледяные упаковки в морозильную камеру.

В коридоре послышался топот, и Евгений увидел двух мужчин в коротких куртках. Забежав в зал, они принялись осматривать помещение. Протиснувшись между стеллажей, Евгений оказался возле служебного входа. Грузчик стоял к нему спиной, укладывая брикеты в морозильник. Воспользовавшись тем, что его никто не видит, Евгений схватил тележку и покатил ее внутрь, в дверь служебного входа.

Кровь пульсировала в ушах, горле и голове. Казалось, этот звук заполнил все тело Евгения. Мужчина бежал по коридору с полупустой тележкой, а за его спиной, в зале, рыскали люди, собиравшиеся его убить. Каждая секунда была решающей. Пока все складывалось так гладко, что Евгений не верил в свою удачу. Как говорится, каждому будет дано по вере его.

Евгений мчался по пустому коридору, в котором гулко раздавалось эхо его шагов. Неожиданно прямо перед ним распахнулась дверь туалета, из которой показалась лохматая голова здоровяка, по-видимому охранника.

— Ты куда? — спросил здоровяк, застегивая ширинку. — Кто такой?

Обогнув препятствие, Евгений ускорил шаг, не выпуская тележку из рук.

— А ну стой! — крикнул охранник, бросившись за Евгением. — Слышал?

Резко повернувшись к здоровяку, Евгений толкнул на него тележку, из которой с грохотом посыпались ледяные брикеты. Выкрикивая ругательства, охранник рухнул на грязный пол.

Евгений выскочил из универсама и бросился в сторону своего двора. Свора бродячих собак с лаем погналась за одиноким бегущим человеком, но вскоре, устав от преследования, отстала. Напугать Евгения им не удалось. Он и без того был объят ужасом.


Глава 4 | Не верь, не бойся, не прощай | Глава 6