home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 7

Ник перевернулся на кровати и огляделся. Он мог бы поклясться, что ложился не один.

— Николас! — позвал женский голос.

Ах! Вот она, опять в его рубашке и матросских штанах. Ни на ком еще эта одежда так хорошо не смотрелась.

— Ой! — Ева оглядела себя, а потом снова взглянула на него из-под отяжелевших век. — Узел на веревке опять развязался, и я очень боюсь потерять штаны.

— Без них ты будешь выглядеть еще лучше, детка, — сказал он, поднимаясь с кровати во всей своей наготе и необузданности, чтобы подойти к Еве.

Она встретила его, обвив руками шею. Тем временем он собрал в кулак подол ее рубашки и быстро разделался с веревкой. Он обвел большим пальцем пупок Евы и скользнул ладонью в расстегнутые штаны, по прелестному животику, к влажным завиткам внизу.

Ева тихонько вскрикнула от удовольствия и подставила ему лицо для поцелуя. Она раздвинула ноги, чтобы пустить его дальше, и оперлась о руку, которой он обхватил ее мягкий взгорок. Он опустил голову и начал нежно покусывать губы Евы. Она изогнулась, стараясь сильнее прижаться к нему своим потаенным местом.

— Терпение! — пробормотал он, играя с ее губами. Он наклонил голову, обхватив губами ее рот поперек, наслаждаясь ее вкусом, дразня ее языком, пока она снова не всхлипнула, не в силах скрыть свою жажду.

Он скользнул пальцами вглубь влажной расселины между ногами Евы, и женщина застонала ему в рот. Ее маленький бугорок наслаждения набух, требуя ласки. Он развел ее лепестки двумя пальцами и начал долгими неспешными движениями скользить вверх и вниз по чувствительной точке.

Штаны сползли с бедер Евы, и она вышла из них, нетерпеливо застонав, когда на миг перестала ощущать его прикосновения. Потом она зацепилась ногой за его бедро и качнулась навстречу его руке, прижимаясь все теснее. Она была горячей и готовой принять его.

Воздух был сладким от мускусного запаха ее возбуждения. Внезапно его губы оказались на грудях Евы. Губы терзали ее соски через тонкий хлопок, а член скользил по мягкой коже ее живота в поисках горячего влажного входа.

Ева встала на цыпочки, прижимаясь к нему. Он опустил руки и обхватил ее ягодицы.

— Сейчас, Ник, — выдохнула ему в ухо Ева. — Я хочу…

Кто-то постучал в дверь. Ник не обратил на это внимания.

— Я хочу…

Он прикусил ее сосок, и она вскрикнула от мучительного наслаждения. Его яички стали тугими.

Он приподнял Еву, а потом медленно опустил на заждавшийся член. Он не сводил с нее глаз, наблюдая, как безвольно раскрылся ее онемевший от страсти рот. Ему никогда не наскучит смотреть на Еву.

Она обхватила его обеими ногами за талию, а он любовно насаживал ее на себя, с каждым толчком продвигаясь на сантиметр глубже. Когда он наконец вошел полностью, Ева качнулась навстречу ему и взлетела к вершине наслаждения на штормовых волнах. Она запрокинула голову и выдала изысканную порцию брани.

В дверь постучали громче.

Ева подняла голову и остановила на нем затуманенный взгляд.

— Я хочу… ЧТОБЫ ТЫ СЕЙЧАС ЖЕ ДОСТАВИЛ МЕНЯ В ЧАРЛЬСТОН!


Ник вздрогнул и проснулся, обнаружив, что Хиггс действительно тарабанит в дверь его спальни. Но все остальное исчезло вместе со сном. Он был один-одинешенек на своей большой кровати. Скомканные простыни были разбросаны по постели, а угол подушки намок в том месте, где он сосал его во сне.

«Проклятье!» Вот что бывает, когда мужчина долго не испытывает плотских удовольствий!

— Войдите! — гаркнул он Хиггсу. Разбухший член все еще болезненно пульсировал. «Лучше об этом не думать», — решил Ник.

— П-прошу прощения, капитан, — сказал Хиггс. — К вам много посетителей. Они снова выстраиваются в очередь. Я подумал, вам следует знать.

Мужчины взбудоражились и засуетились, как только пошел слух, что в «Шепчущем холме» поселились три очаровательные молодые дамы, явившиеся на Бермуды прямиком из Англии. Каждый день и лавочники и моряки наведывались к «лорду Нику» под тем или иным предлогом, но все отлично знали, что они приходят хоть одним глазком взглянуть на новоприбывших красавиц.

— М-мы бы разбогатели, как разбойники на большой дороге, если бы брали плату за вход, — мрачно заметил Хиггс в конце дня, когда последний из длинной череды потенциальных женихов наконец стал спускаться с холма в Сент-Джордж. — Не успеем оглянуться, как начнут приходить и с других островов.

Ник рассеянно кивнул. Ему бы радоваться, что островитяне проявляют такой живой интерес к дамам. Это означало, что они погостят у него относительно недолго, и можно будет забыть об игре в благородство. И тогда — да здравствует привычная разгульная жизнь!

Трудно было каждый вечер напиваться в стельку, зная, что за завтраком увидишь три лица, выказывающих осуждение.

Ник шел на новый рекорд: когда еще он так долго обходился без женщины на суше? Вероятно, потому-то он и проснулся с подушкой во рту и в таком возбуждении, что над его пахом можно было разбивать палатку.

Капитан Скотт никогда не любил публичных домов. Он содержал свой корабль в образцовом порядке и ни разу не видел борделя, который показался бы ему достаточно чистым — будь то простыни или сами барышни.

Но пока он выступал в роли опекуна трех юных леди на выданье, не могло быть и речи о том, чтобы заменить кем-то Магдалену.

Если, конечно, на ее место не удастся заманить мисс Апшелл. Ник еще не встречал женщину, которая бы перед ним устояла, а эта барышня искусно водила его за нос. Судя по всему, она забыла, что ведет обычно мужчина.

Николас привык, что женщина падает в его объятия, стоит ему только посмотреть в ее сторону. Ева Апшелл избегала даже встречаться с ним взглядом.

Ник подозревал, что сумеет уговорить ее, если только они побудут наедине достаточно долго. Он чувствовал, как Ева уступала, когда он ее целовал. Ее пульс ускорялся под его пальцами. Мисс Апшелл хочет его, Ник был уверен в этом.

Она просто не желает в этом признаваться.

И пока она не сдастся, он не будет знать покоя.

Несносная мисс Апшелл осторожничала и никогда не попадалась Нику на глаза без сопровождения хотя бы одной из подруг. Вот и теперь они вошли в столовую втроем, рука об руку, загородив арку входа широкими юбками.

— Добрый вечер, леди.

Николас элегантно поклонился гостьям, и те принялись занимать места за столом. Капитан отодвинул для Евы стул рядом с собой, но та проскользнула мимо и села напротив его первого помощника на дальнем конце стола, сделанного из бермудского кедра.

Мисс Монро хихикнула и заняла предложенный стул вместо подруги. Ник пододвинул стул к столу, решив не показывать, как его задело пренебрежение мисс Апшелл. Он опустился на свой стул и заложил за ворот край салфетки.

— Надеюсь, все приятно провели день, — заговорил он.

Чего определенно нельзя было сказать о самом Нике. Армия мужчин, норовивших под самыми неубедительными предлогами попасть к нему в кабинет и вытянуть из него обещание устроить знакомство с юными леди, очень скоро начала его раздражать.

А терпеть приходилось уже несколько дней подряд.

— Если, говоря «приятно», вы хотите узнать, понравилось ли нам то, что нас пожирали взглядами, точно племенных кобыл, то да. Мы безумно весело провели день, — с язвительной улыбкой сказала Ева.

Санторини, повар Ника, изрядно потрудился, улучшая качество блюд и увеличивая их разнообразие, чтобы угодить новым жильцам. Он поистине превзошел себя, приготовив раковый суп-пюре, с которого и начался ужин. Ник пропустил мимо ушей ядовитое замечание Евы и с аппетитом начал есть суп. Такое изысканное кушанье сделало бы честь и герцогскому столу.

— Все как будто вели себя дружелюбно и вежливо, — заметила мисс Смайт, но так тихо, что Нику пришлось напрячь слух.

— Да уж, вежливо до невозможности. Признаюсь, хорошие манеры островитян просто-таки сразили меня наповал, — сказала Ева. — Особенно мне польстило, как мужественно они удерживались от того, чтобы не проверять, какие у нас зубы.

У Хиггса чуть не пошел носом суп.

— Мисс Апшелл, моя цель — позаботиться о том, чтобы вы все трое удачно вышли замуж. Для этого требуются женихи, а мужчина обычно хочет знать, на что он идет, прежде чем позволить накинуть на себя вечную петлю брака, — сказал Ник, схватив ложку, точно кинжал. — Вы можете предложить другой способ?

— Вам уже известны мои соображения на этот счет. — Ева подчеркнуто аккуратно положила ложку на стол. — Я предлагаю отправить нас в Чарльстон, где нашего прибытия ждут женихи, готовые заключить брак без предварительного осмотра. Можете даже остаться там и будете свидетелем на наших свадьбах, если уж вы серьезно обеспокоены нашим благополучием.

— Ах, Ева! — воскликнула мисс Монро. — Ты же знаешь, я больше не могу и близко подходить к кораблям.

— Пенни, ты по-прежнему хочешь продолжить путь, не так ли? — спросила Ева, пристально глядя на подругу. — Помнишь, лейтенант Рэтбан описывал наших суженых как добрейших и благороднейших мужчин?

Мисс Смайт перевела взгляд с Евы на мисс Монро, потом на Перегрина и наконец потупила глаза.

— Давайте проголосуем, — предложила Ева.

Все разом заговорили, приводя аргументы за и против отъезда.

— Нет, черт побери, никакого голосования не будет! — Ник выхватил из-за ворота салфетку и швырнул ее на стол. Он не мог пить, не мог спать, мечтая овладеть Евой, а теперь эта ведьма лишает его возможности получать удовольствие даже от изысканной кухни! — Забудьте о демократии! Куда и когда плывет «Сьюзен Би», решаю я. Я не повезу вас в Чарльстон, и точка.

Эта вспышка гнева заставила женщин испуганно замолчать. Все смотрели в свои тарелки, пока Санторини не пришел убрать посуду. Повар что-то бормотал по-итальянски, очевидно, расстроившись, что супа осталось так много.

Далее подали запеченного сочного палтуса с манговым желе. Мисс Апшелл наколола на вилку хороший кусок, бросила Нику насмешливую улыбку и, довольно причмокивая, отправила рыбу в соблазнительный ротик.

— Это поистине великолепно, мистер Санторини! — сказала она повару, который с ловкостью эквилибриста собирал грязную посуду.

— Grazie, signorina, milk grazie.[14]

Санторини так раскланивался и сыпал благодарностями, что, казалось, вот-вот сделает сальто. Потом он со всех ног бросился в кухню, которая находилась в отдельном домике, расположенном за главным зданием. С точки зрения Ника, Санторини, как и все остальные слуги в «Шепчущем холме», слишком уж рьяно старался угодить трем гостьям.

Сидевшие за столом последовали примеру Евы и немного расслабились. Даже Хиггс улыбнулся и с аппетитом принялся за еду.

Власть тонкой, но неумолимой струйкой перетекала от Ника на другой край стола. Обычно одного только слова капитана Скотта было достаточно, чтобы все мгновенно подчинились. Его люди уж точно никогда ему не перечили.

Но он сейчас находился не на борту «Сьюзен Белл». Он дрейфовал в туманной акватории благородной женственности, которой доселе отчаянно избегал, как будто там было полно неотмеченных на карте отмелей. Ник не понимал, по каким правилам там ведутся боевые действия, но мгновенно оценил свое теперешнее положение.

Ева Апшелл ушла в отрыв, и он никогда ее не догонит, если будет придерживаться взятого курса. Явно назрела необходимость переменить тактику и скорректировать направление погони.

Николас взял со стола брошенную салфетку, вернул ее под подбородок и решил хорошенько поразмыслить над всем этим.

Ева перевела остальных в тихие воды безобидной болтовни, которую Ник с успехом игнорировал. Внимание капитана привлек нежный изгиб изящной шеи мисс Апшелл, мягко освещенный пламенем свечей. На Еве опять было голубое муслиновое платье, то самое, в котором Ник выловил ее из волн. Николас заметил, что мисс Апшелл не надевает обноски Магдалены. Муслиновое платье выстирали, выгладили и накрахмалили, а кружево на корсаже притягивало взгляд к глубокому вырезу.

Груди Евы были стянуты в модном стиле «восходящей луны». Ее кремовая кожа сияла, как атлас. Будь то почтенная матрона или замарашка, мода требовала, чтобы все подчеркивали свою женственность, щедро оголяя кожу выше сосков.

Нику стало интересно, каково было бы юркнуть в ложбинку между прелестными холмами Евы и двигаться взад-вперед, пока он не покроет их своим семенем.

Николас переложил салфетку на колени, чтобы никто не заметил, как вздулись его штаны в области паха.

Если маленькая лисичка не хочет, чтобы он пожирал ее глазами, зачем тогда выставлять на узкой полочке выреза все, кроме розовых сосков?

И одной только мысли об этих земляничных бутончиках было достаточно, чтобы штаны Николаса натянулись еще сильнее.

А сам Ник прозрел.

Он вдруг понял, где благородные дамы любят показывать себя и смотреть на других. Где они с беспечной несдержанностью щеголяют собой и своими прелестями. Пока доедали мясное блюдо, Николас оттачивал свою идею, предугадывая возможные контрмеры мисс Апшелл и выстраивая собственные боевые порядки.

— У меня идея, — проговорил Ник, после того как в молчании разделался с восхитительной порцией свиной вырезки. — Я подумал, что должен был предоставить вам возможность познакомиться с другими леди, которые живут на островах.

— Хотите сказать, нам следует пригласить их на чай? — спросила мисс Смайт.

Ева подозрительно сощурилась, очевидно, догадавшись, что Ник неспроста пошел на эту жертву.

— Прекрасная мысль, мисс Смайт! — добродушно отозвался капитан. — Но, признаться, я не хотел оставлять без внимания и джентльменов. Возможно, мы могли бы устроить что-нибудь с картами, музыкой и…

— Танцами? — подхватила мисс Монро. Именно этого и ожидал Николас.

— Безусловно, если желаете. Думаю, можно будет сдвинуть мебель и нанять скрипача на пару вечеров. — Капитан щелкнул пальцами, как будто только сейчас подумал об этом. — Верно, почему бы не созвать гостей и не закатить вечеринку на несколько дней?

— Вечеринку! — захлопала в ладоши мисс Монро.

— Да, на неделю, пожалуй. Мы могли бы разослать приглашения самым достойным островитянам.

На вечеринке женщины, живущие в его доме, расслабятся, потому что рядом будет несколько почтенных матрон. После нескольких дней общего веселья участники вечеринки всегда разбиваются на группки по интересам. Пока Евины подруги будут играть в жмурки или петь у клавикордов, Ник воспользуется методом «разделяй и властвуй». Ему наверняка представится возможность застать мисс Апшелл одну в запутанном лабиринте комнат.

Капитан откинулся на спинку стула, наблюдая за тем, как мисс Монро и мисс Смайт развивают его идею, словно она пришла в голову им самим. Ева не могла ничего возразить. Пикники, стрельбу из лука и боулинг на траве подробно обсудили и одобрили. Потом, когда воображение барышень начало истощаться, Ник подлил масла в огонь:

— А еще я думаю, что каждой из вас, леди, не помешает новое платье для выхода.

Как только эти слова сорвались с губ капитана, Ева довольно сверкнула глазами. Николас понял, что допустил тактическую ошибку, но не мог определить, в чем именно она заключается.

— Какой щедрый жест, капитан Скотт! Но, учитывая все затраты на целую неделю светских развлечений, это просто расточительство, — сказала мисс Апшелл, задумчиво подпирая щеку ладонью. Когда Ева щелкнула пальцами, Ник понял, что она пародирует его жест. — А что, если устроить бал?

Ник нахмурился.

— Бал?

— О да! — Мисс Монро переметнулась в стан врага. — Что может быть романтичнее бала?

— Я люблю танцевать, — застенчиво призналась мисс Смайт.

— Хотя в вашем доме много гостевых комнат, количество приглашенных все равно придется ограничить. Но бал, после которого не нужно будет размещать гостей на ночлег, позволит вам пригласить гораздо больше людей, — сказала Ева. К ее логике нельзя было придраться. — А ведь вы утверждали, что ваша цель — представить нас как можно большему числу достойных мужчин, не так ли?

— В том-то и загвоздка, мисс Апшелл, — победоносно усмехнувшись, сказал капитан. На этот раз Ева загнала себя в узкий залив, в котором невозможно было развернуться. — Мой дом достаточно просторен, но в нем нет бальной залы. Даже если все вынести из столовой… — Ник обвел рукой самую большую комнату в доме, в центре которой он поставил кедровый стол, в раздвинутом состоянии способный принять не больше двадцати человек, — …все равно не хватит места, чтобы одновременно могли танцевать больше полдюжины пар. А ведь рил, например, весьма энергичный танец.

— В таком случае нужно найти другое помещение, — сказала Ева, осторожно захлопывая ловушку.

— Я-я мог бы справиться, нельзя ли арендовать ратушу, — предложил Хиггс, не осознавая, что совершил предательство.

Женщины за столом принялись воодушевленно обмениваться идеями по поводу бала. Планы выходили из-под контроля капитана, как проглотивший крючок марлин, который резко уходит ко дну. Новая уловка Евы быстро неслась на глубину, с которой ее нельзя будет достать никакой удочкой.

— Да, капитан… — Мисс Апшелл наконец соизволила пригласить капитана поучаствовать в общем обсуждении. — Поскольку бал обойдется вам гораздо дешевле, чем светское мероприятие, которое вы планировали вначале, полагаю, вы не откажетесь от своего намерения пополнить наш гардероб новыми бальными платьями.

Дамы с надеждой устремили взгляды на Николаса.

— Разумеется! — ответил Ник, сдавая партию. Он бросил сердитый взгляд на первого помощника. — Полагаю, Хиггс может заняться новыми бальными платьями и вообще всем необходимым, раз уж арендовать зал для него пара пустяков!

Иногда в пылу сражения многообещающая атака в самый неожиданный момент захлебывается, встретив мощное контрнаступление. Мудрый полководец чувствует, когда надо отступить, перестроить ряды и ударить с другого фланга.

Николас пожелал всем приятного вечера и покинул столовую, пока Ева Апшелл не заставила его размахивать салфеткой, как белым флагом.


Глава 6 | Остров соблазна | Глава 8







Loading...