home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 6

Перегрин Хиггс остался наедине с тремя незнакомыми женщинами, и при других обстоятельствах этого хватило бы, чтобы он превратился в подрагивающий студень.

«Спасибо Господу за Реджи Тенскру!» — думал Хиггс, прогоняя повозку по узким и все более крутым улочкам Сент-Джорджа. Парнишка примостился на облучке рядом с Хиггсом и развернулся лицом к пассажиркам. Он ни на миг не давал беседе угаснуть, развлекая леди историями о делах островитян и сообщая, кто в каком доме живет и откуда можно ждать щедрой милостыни.

Как будто леди интересуются подобными вещами!

— Насколько люди могли сосчитать, на Бермудах всего около ста семидесяти островов, плюс-минус парочка, — сообщил Реджи. — Ясное дело, некоторые из них такие маленькие, что и ногу некуда поставить, но если они не касаются другого куска суши, думаю, это считается. Верно?

Как и подобало леди, коими, очевидно, являлись пассажирки Хиггса, женщины вежливо слушали и вставляли замечания, если только Реджи давал им хоть малейшую возможность сделать это. Так что Хиггсу не нужно было произносить ни звука. И замечательно, ибо Перегрин подозревал, что нечленораздельные звуки — это все, на что он сейчас был способен.

Видел ли когда-нибудь свет такой великолепный цветок английской женственности, как мисс Салли Монро?

Перегрин шумно сглотнул. А у него язык не поворачивается хоть слово сказать!

Они миновали центр городка и начали взбираться по узкой колее, ведущей к дому капитана. На горизонте появилась двуколка, запряженная одной лошадью. Она неслась с холма им навстречу. Возница тяжелой рукой потчевал лошадь кнутом по холке. Перегрин прижал повозку к левой обочине, чтобы пропустить двуколку.

Поводья держала женщина. Темные волосы развевались у нее за спиной, а нахмуренный лоб и сведенные над переносицей брови превращали лицо в злую маску. Перегрин убрал улыбку и снял треуголку, когда женщина проносилась мимо. Но та даже не взглянула в его сторону.

«Похоже, капитан решил проблему, как и обещал». Хиггс с легким сердцем подбодрил лошадей, и те пустились рысью. Ему никогда не нравилась Магдалена. Та не упускала случая посмеяться над заиканием Перегрина, если капитан был поблизости.

— Ничего себе! — воскликнула мисс Монро. — Кто это был?

— Магдалена Фрит, — услужливо сообщил Реджи. — Похоже, кутеж для нее закончился. Это мамзель лорда Ника.

Реджи сосредоточенно моргал, пытаясь правильно произнести слово «мадемуазель», но уж кому-кому, а Перегрину не с руки было измываться над простецкой речью мальчугана. Положа руку на сердце, Хиггс был бы рад говорить и вполовину хуже.

— Мадемуазель лорда Ника? — обронила мисс Апшелл.

— Ну, знаете, подружка, девка его…

— Д-довольно! — буркнул Перегрин. Капитан никогда не скрывал своих отношений с мисс Фрит, но мальчику вовсе не обязательно было выкладывать все, что он знал.

— Далеко ли еще до дома капитана, мистер Хиггс? — спросила мисс Апшелл.

Хиггс замотал головой.

— Он сразу за этим подъемом, — с готовностью отозвался Реджи. Как видно, упрек Перегрина нисколько его не расстроил. — Вам будет приятно узнать, что «Шепчущий холм» — один из лучших домов на островах. Как по мне, так даже получше губернаторского.

— Почему он называется «Шепчущий холм»? — спросила Салли Монро. — Боже мой! Надеюсь, в нем нет привидений. Ведь нет, правда?

Перегрин усмехнулся. Ну и воображение! В придачу к сияющим белокурым локонам и самым веселым карим глазам из всех, в какие когда-либо имел удовольствие заглядывать Перегрин.

— Привидения? Да бог с вами! Выдумали тоже! — сказал Реджи. — Не, его называют «Шепчущим холмом» из-за того, что ветер шумит в пальмах. Говорят, получается такой звук, как будто остров рассказывает все свои секреты, если у кого будет охота посидеть и послушать.

— Как мило! — произнесла самая тихая из женщин.

«Как же ее зовут? Ах да, мисс Смайт!» — припомнил фамилию Хиггс, но имя упрямо не желало всплывать в памяти. Надо будет завтра посмотреть в корабельном журнале.

Когда повозка преодолела подъем, женщины за спиной Перегрина хором ахнули, увидев «Шепчущий холм». Увидев дом глазами гостей, Хиггс вынужден был признать, что тут есть чем восхищаться.

Невысокий и длинный, с несколькими маленькими внутренними двориками, создающими плавные изгибы, дом прочно занял вершину холма, как будто вырос на ней. Снежно-белая крыша и бледно-желтые стены проглядывали сквозь драпировку бугенвиллий и плетущегося гибискуса. Темно-зеленые ставни-жалюзи были слегка приоткрыты, как глаза сонного человека, чтобы бриз мог охлаждать комнаты.

— Мистер Хиггс, вы тоже здесь живете? — спросила мисс Монро.

Перегрин кивнул, чувствуя, что у него начинают гореть кончики ушей. Он даже не подумал об этом. Он будет жить под одной крышей с этой белокурой богиней!

О крепком здоровом сне ему теперь придется забыть.

— Теперь и я тут живу! — провозгласил Реджи. — Ну, пусть и в конюшне. Зуб даю, тут для таких, как я, найдется парочка уютных уголков.

Перегрин остановил упряжку, соскочил с облучка и подбежал к дамам, чтобы помочь им выйти. Каждая пробормотала слова благодарности, но когда мисс Монро на короткий миг вложила маленькую ручку в ладонь Хиггса, у того задрожали пальцы.

— Ах, Ева! — Мисс Монро обняла подругу, любуясь домом. — Это не совсем замок, но все равно очень похоже на сказку, правда?

Дверь была открыта. Капитан появился на пороге, чтобы поприветствовать гостей.

— А вот и дракон! — пробормотала себе под нос Ева, потом расправила плечи и зашагала к двери. Мисс Монро последовала за ней.

Мисс Смайт двинулась было за подругами, но потом остановилась и повернулась к Перегрину. На мгновение их взгляды встретились, но Пенелопа тут же опустила глаза, вперив их в землю, куда-то перед ботинками Хиггса. Несколько прядей длинных каштановых волос выбились, закрыв ее лицо.

— До свидания, мистер Хиггс. И еще раз спасибо вам.

— К вашим услугам. — Он снял треуголку. — До свидания, мисс Смайт.

Пенелопа вновь подняла на него глаза и застенчиво улыбнулась, обнаружив прелестные ямочки. По ее носу и румяным щечкам рассыпалась горсточка веснушек. Мисс Смайт поспешно присела в реверансе и побежала догонять подруг.

Перегрин повел лошадей к конюшне, чтобы объяснить Реджи Тенскру, что к чему. Мальчик прекрасно понимал, какой ему выпал шанс, и с радостью брался за любую работу.

Перегрин поручил ему отполировать медь на парадном экипаже, которым изредка пользовался капитан, а сам занялся лошадьми.

Хиггс целых двадцать минут вычесывал гнедую кобылу и только тогда вдруг понял, что ни разу не заикнулся, отвечая мисс Смайт.

Что бы это значило, он ума не мог приложить.

— Выбирайте себе любую свободную комнату, — щедро предложил капитан.

Он повел женщин по выбеленному коридору. Наружную стену толщиной, судя по всему, в несколько футов, разделяли оконные ниши и арки для светильников. Отполированные до блеска двери на другом конце коридора открывались в жилые комнаты. Еве пришлось признать, что «Шепчущий холм» обставлен красиво и экзотично. У капитана Скотта даже имелся стол, основание которого было выполнено в форме ноги индийского слона. Впрочем, Ева не считала, что из-за всего этого перед капитаном стоит лебезить.

Клетка может быть золотой и обтянутой шелком, но она все равно остается клеткой.

— Похоже, тут довольно много свободных комнат, — сказала Салли. На нее явно произвело сильное впечатление увиденное.

— Я люблю принимать гостей, — пожал плечами капитан Скотт. — Зачастую моим друзьям приходится преодолевать большие расстояния и оставаться у меня надолго. Так бывает, когда живешь на острове.

— Англия остров, но я никогда не видела домов с таким количеством комнат, — сказала Пенелопа.

— В таком случае, вы, очевидно, не бывали в правильных домах, — предположил Николас, озадаченно прищурившись.

Ева подумала, что с Пенни и Салли нужно поговорить. В разговоре с капитаном следует проявлять осторожность, иначе он не поверит, что они леди.

Ник повел женщин по длинному коридору к предпоследней комнате и, когда они вошли внутрь, открыл двустворчатую дверь огромного гардероба.

— Каждая из вас может выбрать отдельную комнату, но что касается одежды, сейчас я располагаю только этой. Можете разделить ее между собой. — Он махнул в сторону внушительного количества платьев. — Разумеется, если вам понадобится что-то еще — а поскольку вы женщины, подозреваю, что понадобится, — мы попросим, чтобы модистка пришла снять мерки и позаботилась обо всем необходимом.

— Спасибо, капитан, — сказала Пенелопа.

— Да, огромное вам спасибо, — подхватила Салли, начав копаться в платьях.

— Если не ошибаюсь, эти кричащие наряды и побрякушки раньше принадлежали Магдалене Фрит, вашей «мадемуазель»? — спросила Ева.

— Ах, мисс Апшелл! — Капитан повернулся к ней, сверкая нагловатой улыбкой. — А я уже было отчаялся вновь услышать ваш прелестный голосок.

Значит, он все-таки заметил, что она молчала все это время, пока он расхваливал свой дом. Этот факт настолько обрадовал Еву, что она не стала возражать, когда капитан Скотт взял ее под локоть и вывел через открытые стеклянные двери в маленький укромный садик. Салли и Пенни слишком увлеклись содержимым гардероба, чтобы заметить их уход. За спиной Евы по-прежнему слышались восторженные возгласы, которыми ее подруги встречали новые сокровища.

— Да, одежда раньше принадлежала мисс Фрит. Да, она была моей содержанкой, и это означает, что платья самого высокого качества. — Николас вопросительно поднял бровь. — И если вам интересно, да, место моей любовницы освободилось. Не желаете попытать счастья в этом качестве?

— Капитан Скотт! — Ева занесла руку, чтобы дать ему пощечину, но он перехватил ее и крепко сжал запястье.

— Мисс Апшелл, вы чересчур легко заводитесь, — бархатным голосом проговорил капитан. Он поднес к губам запястье девушки и, не отрывая от нее глаз, коснулся пульсирующей жилки.

Ева попыталась вырваться, но ее держали крепко и настойчиво. Будто кролик, завороженный удавом, девушка потеряла волю к сопротивлению и позволила капитану держать себя за руку.

Он погладил тыльную сторону запястья большим пальцем. Это его прикосновение всколыхнуло в ней удовольствие, которое приливало и отступало, точно морские волны. Ева знала, что не должна этого позволять, но ей было необыкновенно хорошо.

— Мой опыт говорит, — произнес он тихим, урчащим голосом, похожим на мурлыканье льва, — что, если женщина так сильно протестует, это означает, что в последнее время она была лишена мужского внимания и остро нуждается в нем.

Это заставило девушку очнуться.

— Самодовольная свинья! Если бы вы знались не только с барменшами и уличными девками, то, возможно, умели бы распознавать отвращение леди.

Капитан опустил взгляд на грудь девушки. Под мужской рубашкой, в которую она была одета, выступали тугие бутоны сосков.

— Поверьте, мисс Апшелл, я распознаю знаки, которые вы мне посылаете. Отвращения нет и в помине.

— Ах вы…

Капитан проглотил остаток ее возмущенного возгласа, прижавшись губами к ее губам. Верный своему слову, Николас не спросил разрешения поцеловать Еву.

Она знала, что должна сопротивляться, но поцелуй капитана был крепким и властным, и вопреки самым благочестивым намерениям разума, ее тело таяло, как сливочное масло на солнце.

Ева ничего не могла понять. Капитан Скотт был обладателем всего, что она презирала в мужчинах: заносчивости, самоуверенности и деспотичности. Ради всего святого, она против этих объятий, и в то же время его тело говорит каким-то тайным пылким языком, и это находит отклик в ее теле! Когда язык капитана игриво скользнул по ее губе, Еве до боли захотелось открыться ему.

Она должна быть сильной. Нужно вырваться из его объятий, пока он окончательно не лишил ее воли. Ева уперлась руками в грудь капитана, но тот стоял нерушимо, как английский дуб.

«Мы еще посмотрим, чья возьмет!» — решила она и резко изменила тактику. Силой она с ним не справится. Ева перестала бороться и позволила руками и ногам безвольно обвиснуть. Она сделалась мертвым грузом в руках капитана.

— Что за черт! Вам дурно? — Николас, встревожившись, прервал поцелуй. — Вы слабая, как медуза.

Ева выпрямилась и с размаху стала капитану на ногу. Тот отпустил ее и отступил на шаг.

— Говорят, у медуз бывает жало, — язвительно сказала она.

— Ева! Ах, вот ты где! — На пороге появилась Салли. — Иди, выбирай, пока лучшие платья не закончились.

Она исчезла так же быстро, как и появилась, беспрестанно хихикая.

— С вашего позволения, капитан, — с насмешливой учтивостью проговорила Ева. — Кажется, мне нужно примерить какой-нибудь из нарядов вашей бывшей любовницы. Только не следует воспринимать это как попытку занять вакантное место. Откровенно говоря, я бы лучше ходила голой.

— Могу это устроить, — мрачно проговорил Николас.

— Вы этого не сделаете. Это плохо вяжется с ролью джентльмена, которую вам вздумалось сыграть.

Ева повернулась, намереваясь уйти, но капитан удержал ее, схватив за руку.

— Между нами что-то есть, Ева.

Услышав собственное имя, слетевшее с губ капитана, Ева ощутила сладостный трепет. Она подавила его.

— Для вас — мисс Апшелл, — поправила она капитана Скотта.

— Гром и молния, да зовитесь вы как угодно! Но вы не можете отрицать, что тоже это почувствовали. — Его черты смягчились, и он бросил на Еву голодный, пронзительный взгляд. — Если передумаете, моя спальня в конце коридора.

— Я не передумаю.

— Ваше тело передумает за вас, — зловеще и с уверенностью заявил капитан. — Поверьте мне, куколка. Я знаю, как обращаться с женским телом, а ваше созрело и, как спелый плод, ждет, когда его сорвут. Приходите ко мне и не пожалеете. Обещаю.

— Будьте осторожны, капитан! — Ева бросила недобрый взгляд на его пах. — Медузы знают парочку мест, куда можно больно ужалить мужчину.

Ева резко развернулась и с гордо поднятой головой зашагала к подругам. Но внутри у нее все трепетало, и она гадала, чем может закончиться следующая встреча наедине с проклятым капитаном.

Медузы — бесхребетные создания. Совершенно бесхребетные.


Глава 5 | Остров соблазна | Глава 7







Loading...