home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


74

Машина Люси, в которой сидел и Николя, мчалась по дороге, по мере необходимости включая мигалку. За ними следовал автомобиль с Левалуа и Робийяром.

Им пришлось преодолеть всего сотню километров, прежде чем прибыли к приземистой постройке в чистом поле на некотором удалении от захолустного местечка под названием Байо-ле-Пен.

По документам налогового ведомства, с две тысячи девятого года за это жилище Камиль Прадье регулярно платил полагавшиеся сборы.

– У меня дурное предчувствие, – сказал Николя. – Все это как-то слишком… стремительно. Слишком неожиданно.

– А у меня хорошее. Я чувствую, что Камиль еще там, ждет нас и что у нас заодно есть шанс схватить Харона.

Их поиски Клаудио Кальдерона ничего не дали. Он не был известен ни налоговой службе, ни службе социального обеспечения. Быть может, сменил имя или живет в какой-нибудь приграничной стране. И им сейчас было сложно просить немедленного содействия Интерпола, поскольку, строго говоря, кроме туманных предположений, они ничем против него не располагали.

Количество людей и машин резко сократилось, когда они покинули автостраду А11 и поехали по проселочным дорогам, миновав Байо-ле-Пен. Бесконечные поля, далеко отстоящие друг от друга каменные дома, почти недосягаемые в своем одиночестве.

Потом они свернули и поехали по грунтовой дороге. Новый придорожный щит гласил: «Частное владение». Через несколько сотен метров рытвин и ухабов они заметили вдалеке какое-то здание. Такую обширную постройку из старых камней можно приобрести за бесценок, но требуются огромные труды, чтобы сделать ее пригодной для жизни. Люси поехала медленнее. Она не видела никакой машины рядом с домом. Николя попросил ее остановиться и пошел поговорить с Левалуа. Паскаль Робийяр вылез из машины и тоже присоединился к ним. Капли пота катились по его лбу и терялись в бровях. Обжигающее дыхание ветра продувало безмолвные плоские пространства вокруг них. В небе висело большое солнце, желтое, как перезрелый плод.

– Может, Харон тут еще и не был, но если приедет, непременно увидит наши машины. Так что не стоит оставлять их рядом с домом, – сказал Николя Люси. – Давайте, ребята, разворачивайтесь. Остановитесь с Жаком подальше и вернитесь пешком.

– А ты?

– Я с Паскалем пойду в хибару искать Камиль. Будем вас ждать.

– Поосторожнее там.

Люси и Левалуа развернулись. Колеса подняли охристую пыль. Окрестная равнина была совершенна: желто-зеленая, оживленная кустами и дикими травами. Вблизи не было никаких возделанных полей, только природа в первозданном виде. Идеальное место, чтобы предаваться темным делам. Ни соседей, ни свидетелей. Только вороны, сидевшие стаями на высоковольтных проводах, да и то вдалеке.

Полицейские достали оружие и направились к дому, до которого оставалось сотни две метров. Николя чувствовал, как во всем теле нарастает напряжение, страх. Перед его внутренним взором снова встал образ кружащихся вокруг него языков пламени. Он пытался сохранять хладнокровие.

Ворота оказались закрыты, но они обогнули забор и перелезли через него сзади.

– Он тут все тщательно огородил, – заметил Белланже.

Они оказались на сухой земле, заросшей сорняками. Слева от них был амбар с наполовину обвалившимися дверьми. Они пошли взглянуть. Внутри было почти пусто, только в глубине громоздился наваленный грудой старый инвентарь, колеса и сломанные орудия. Прадье, похоже, тут ни к чему не прикасался.

Дом с довольно ветхой крышей из серого слоистого сланца оказался всего лишь угрюмой каменной глыбой, заросшей плющом. Водостоки отвалились, краска на закрытых ставнях облупилась, цементные швы выкрошились. Зато входная дверь, как и окна, были новыми и особенно крепкими. Робийяр силой открыл один из ставней и удостоверился, что на первом этаже Прадье тоже поменял окна.

Они обошли дом вокруг и поняли, что без взлома в него не войти.

– Наружной телефонной линии тут нет, – заметил Николя, – стало быть, можно не опасаться, что сигнал охранной сигнализации кого-нибудь предупредит. Так что смело входим. И скрестим пальцы, чтобы Камиль оказалась внутри. Она должна быть здесь.

Робийяр заметил волнение в его голосе. Он высадил один из ставней и разбил стекло рукояткой пистолета. Ему пришлось ударить несколько раз.

– Чертовски прочное, – заметил он.

Ему удалось опустить внутренний шпингалет окна, просунув руку в отверстие. Оба влезли внутрь.

Их встретила леденящая пустота. Никакой мебели, только свисающие электрические провода, обшарпанные стены, сломанные перегородки. Остов дома поддерживали огромные балки. Прадье не сделал тут никакого ремонта, очевидно совершенно не заботясь о комфорте помещения.

Этот дом наверняка и не предназначался для жизни.

– Как думаешь, тут есть подвал? – спросил Белланже, осторожно продвигаясь вперед.

– В таких местах всегда есть подвал.

Их голоса гулко отдавались от стен. Робийяр кивнул на дверь с большим замком. Она была сделана из какого-то твердого дерева типа дуба. Он стукнул по ней кулаком, проверяя ее крепость, изучил замок.

– Похоже, трехточечный. Наверняка, кроме языка, с той стороны в пол и в потолок входят стальные полосы. Иначе говоря – как в сейфе. Надорвемся, пока откроем.

Белланже наклонился к замочной скважине:

– Камиль! Это Николя! Ты здесь?

Он прижался ухом к двери, но не услышал никакого ответа.

– Что будем делать? – спросил Робийяр.

– Быть может, она там внизу, без сознания или слишком слаба, чтобы ответить. Быстренько посмотри в амбаре, может, найдется что-нибудь, чтобы взломать эту чертову дверь.

Паскаль убежал и через две минуты вернулся, вооруженный большой кувалдой и старым топором. Белланже взял топор и стал яростно рубить дверь, а Робийяр со всей своей силы обрушивал на нее удары кувалды. Но, несмотря на их усилия, преграда сопротивлялась. Вскоре оба выдохлись и взмокли. Они, конечно, ее одолеют, но через сколько времени?

К ним присоединились Люси и Жак.

– Ну как? – спросила она.

– Не знаю…

Левалуа встал перед одним из окон и слегка раздвинул ставни. От укрепленной двери во все стороны разлетались щепки. Белланже был вынужден несколько раз переводить дух. Они поменялись орудиями и долбили ими еще добрую четверть часа, пока не достигли своей цели. Время приближалось к половине шестого.

– Давайте спускайтесь, – сказал Левалуа со своего наблюдательного пункта. – Я незаметно послежу за входом, на случай если появится Харон. – Он покачал головой, поджав губы. – И доставьте мне удовольствие, возвращайтесь вместе с ней.

Николя прошел в выломанную дверь и нажал на кнопку новенького выключателя. Раздалось гудение, вспыхнули неоновые лампы, освещая вереницу очень чистых ступеней, выкрашенных в белый цвет. Капитан спускался первым, за ним Паскаль и Люси. Им в нос ударили запахи медикаментов. Сердца учащенно колотились в груди, стресс побуждал офицеров судебной полиции крепче сжимать рукояти своих пистолетов.

Они оказались в прямоугольном помещении, тоже выкрашенном в белый цвет, в центре которого царил стальной стол с желобками по обе стороны, как в институте судебной медицины. Пол тоже был незапятнанно чистым.

Рядом стояли столики на колесах с хирургическими перчатками, шприцами, приспособлениями для переливания крови, дренажными трубками, а также ампулами с обезболивающими и расслабляющими мышцы препаратами. Слева под раковиной лежали черные мешки с молнией для транспортировки трупов. А в мусорном ведре валялись заляпанные кровью перчатки.

Они явно находились во французской версии Желтого дома. Там, где у похищенных и вполне живых людей изымали органы. Все тут было чисто, опрятно, функционально. И, учитывая силу запахов, использовалось совсем недавно.

Сыщики осмотрели помещение, но их надежды разбились вдребезги, когда они нашли пару наручников, один из браслетов которых был защелкнут вокруг канализационной трубы, а другой открыт. На металле осталась кровь и крошечные частицы кожи. Должно быть, Камиль отбивалась, кричала, пыталась вырваться. Николя наклонился и подобрал слева от себя наполовину выкуренную сигарету. Прикоснулся указательным пальцем к черноватому кончику.

– Не может быть!

– Только не говори мне, что она еще теплая, ладно?

– Еще не до конца остыла. Харон, вероятно, был тут совсем недавно. Проклятье! И мы ничего не заметили на дороге!

Вцепившись руками в волосы, Люси принялась ходить взад-вперед. Покосившись на мусорное ведро, она достала оттуда использованные перчатки и вывернула их. Тем временем Робийяр, не говоря ни слова, обшаривал каждый уголок помещения.

– Все сухо, никаких следов свежей крови, – констатировала Люси. – Здесь у нее органы не изымали, увезли в какое-то другое место.

Николя ударил кулаком по стене:

– Мы почти успели!

Люси хотелось кричать, но она постаралась сохранить хладнокровие:

– Какие теперь будут решения?

Николя ее не слушал. Набрал телефонный номер, отошел в сторону. Люси поняла, что он говорит с судьей. Его тон повысился.

– Вот дерьмо! – воскликнул он в сердцах, закончив разговор.

Еле сдерживаясь, Николя повернулся к своим лейтенантам:

– Позвоните в судебную полицию, местным легавым и возвращайтесь на Набережную. Дальше как хотите. Я возьму одну из машин.

– А ты что собираешься делать? – спросила Люси с беспокойством.

Он бросился к выходу:

– Вышибать другие двери.


предыдущая глава | Страх | cледующая глава







Loading...