home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


60

Николя Белланже не стал заходить в дом Камиля Прадье и укрылся снаружи, в тени боковой стены. Было примерно пятнадцать часов, каждый луч солнца становился настоящей пыткой. Это странное лето, сотрясаемое грозами, столь же короткими, сколь и яростными, все никак не кончалось и выматывало организмы. Особенно его собственный.

Молодой капитан полиции ждал, когда Люси сообщит ему какие-нибудь новости. Но даже в таком напряженном состоянии его глаза порой закрывались, так он был измучен. Ему необходимо как следует выспаться, это был вопрос выживания. Но, конечно, не раньше, чем он найдет свою Камиль.

Лицо молодой женщины, ее улыбка, ее голос уже не оставляли его. Что-то, кто-то, некая сила поставила ее на его пути. И не понадобилось многих слов, вопросов, взглядов, чтобы Николя понял: Камиль, несомненно, была той самой, кого он всегда ждал.

Вот почему их история не могла завершиться подобным образом.

Николя хотелось разнести все к чертям, до такой степени он чувствовал себя бессильным.

Вдруг с муниципальной дороги донесся звук мотора. Белланже напряг слух, но не более того, ожидая, что машина просто проедет дальше. Однако ее скорость изменилась. Капитан выпрямился и, спрятавшись за угол, смог разглядеть, что машина медленно проехала мимо, продолжила свой путь, потом развернулась и стала возвращаться.

Все тело Николя напряглось. Камиль Прадье просто хотел убедиться, что поблизости нет никакого другого автомобиля. Он был очень осторожен.

Капитан полиции бросился за дом.

Машина остановилась на подъездной дорожке, мотор стих.

Звук открывшейся дверцы. Плохой знак. Сыщик затаил дыхание, зажав в руке рукоять «зиг-зауэра». Едва услышав, что открылась входная дверь, он пробрался вдоль стены и вернулся к фасаду. Машина оказалась большим серым «брейком», старомодным, с огромным багажником. Белланже срочно отправил сообщение Люси:

Он здесь, возвращайся как можно скорее. Подтверди получение.

Ожидая ответа своего лейтенанта, он искоса поглядывал на багажник. Было вполне реально добраться до машины, находившейся в «мертвой» зоне, и Прадье, только что открывший фасадные ставни, не смог бы его увидеть. Белланже подождал еще несколько секунд, чтобы его подчиненная успела подать признаки жизни.

Но Люси продолжала безмолвствовать.

Какого черта она там делает?

Он отправил ей еще одно сообщение, более короткое, более раздраженное. Заметил, как дрожат пальцы на сенсорной клавиатуре. Его действия абсолютно неофициальны и неправомерны. С чисто легальной точки зрения он даже не имел права здесь находиться. И что бы тут ни случилось, хоть хорошее, хоть дурное, дивизионный своего не упустит.

Ожидание было невыносимым. Может, Камиль ранена, заперта в багажнике или в доме. Может, этот мерзавец, убедившись, что никто его не преследует, вернулся, чтобы пытать ее или убить.

А эта чертова Люси по-прежнему не отвечает!

Белланже вытер каплю пота, закатившуюся ему в глаз. Он плавился на месте и больше уже не мог ждать. Отключил звук у телефона, глубоко вдохнул и, пригнувшись, ринулся к задней части «брейка». Присел на корточки и посмотрел на окно.

Ничего, никаких подозрительных движений.

Взгляд через стекло машины. За задним сиденьем полка, но криво установленная. В багажнике никакого тела. И все же Николя заметил веревки и тряпку с узлом.

Никакого сомнения – это путы и кляп.

Она наверняка в доме, где-то заперта. Или же он только что перевез ее в другое место… В такой же паскудный тайник, который Луазо устроил для своих жертв.

Оставался и последний вариант: Прадье избавился от тела после того, как немного с ней позабавился, что могло объяснить его позднее возвращение домой и присутствие веревок в машине. Капитан предпочел не развивать эту мысль. Набрал в грудь побольше воздуха и пробежал под окном в другую сторону – к входной двери.

И услышал скрип ступеней: Прадье поднимался на второй этаж.

Николя воспользовался этим, чтобы нажать на ручку двери. Через три секунды он был уже внутри, в холле, с выставленным вперед пистолетом. Спина взмокла, он прерывисто дышал. Адреналин прогнал всякую усталость. Капитан чувствовал, как его подстегивает изнутри мощная волна, обостряя каждое чувство.

Над его головой под тяжелыми шагами Прадье потрескивали половицы.

Заскрипела кровать. И больше ничего.

Уж не собирается ли этот говнюк задрыхнуть?

И где Камиль, черт подери?

Сыщик проверил свой мобильник. По-прежнему никакого ответа. Он поколебался, потом тихонько осмотрел комнаты первого этажа. Приблизился к лестнице, держа палец на пусковом крючке. Но если он начнет подниматься, Прадье наверняка услышит скрип ступеней. Слишком рискованно, может, стоит подождать немного, пока тот заснет?

Осторожно ступая, Николя продолжил свое бесшумное передвижение по холлу. Все тут было чистенько, опрятно, по-военному аккуратно. На плитках пола ни бумажки, ни пятнышка, ни пылинки. Маньяк, как и Луазо.

В глубине имелась дверь, закрытая на засов. Все сигнальные лампочки Белланже замигали.

Он отодвинул засов, потом как можно медленнее повернул дверную ручку.

В темноте терялись ступени бетонной лестницы. Подвал…

Стиснув зубы, сыщик нажал на выключатель. Раздался щелчок, который он постарался максимально заглушить ладонью. Прислушался, затаив дыхание, но не уловил никакой реакции на втором этаже. Стук сердца отдавался у него в висках.

Ступени манили спуститься. Он шагнул на них и после поворота оказался в большом бетонном помещении с очень низким потолком. Садовый инвентарь, груда сломанных или ненужных предметов. Были тут также дрова, дощатые ящики, растопка для камина. Ничего анормального. Белланже бросил взгляд на свой телефон. Он потерял сеть.

Вот дерьмо.

Он двинулся к проему без двери, ведущему во второе помещение.

И окаменел.

Прямо перед ним было что-то невообразимое.

В глубине помещения с бельевой веревки свисали целые полотнища человеческой кожи, растянутые с помощью бечевок и крючков. Содранные с рук, спины, бедер. Все это пахло кожей, больничными химикатами, дубленой плотью. Николя закрыл нос рукавом пиджака. Он заметил канистры с формалином, щипцы, скальпели, даже швейную машинку. Посреди всего этого царил металлический стол, похоже, кустарного изготовления, учитывая его грубые сварные швы, винты. На нем лежали куски кожи, нитки, инструменты для резки, иглы. Прадье как раз шил что-то, напоминавшее кожаную флягу. В банках вокруг были волосы, зубы, ногти.

Белланже продвигался среди этих человеческих останков, которые Прадье пускал в дело здесь, в своем собственном подвале. Дубил, обезвоживал, шил, использовал части трупов из лаборатории, чтобы изготавливать из них «объекты», которые затем, скорее всего, продавал на Запретном рынке. Такому извращенцу, наверное, было очень приятно платить за покупки, доставая деньги из бумажника из человеческой кожи, или угощать такого же психа из гнусной фляги, говоря ему: «Ты даже не представляешь, что сейчас поднес к своим губам».

Плоды Зла в чистом виде.

Николя решил удостовериться, что тут нет никаких следов его Камиль. Стал кружить по этому лесу человеческих кож, с трудом сдерживая тошноту. Когда он проходил, некоторые крючки или натянутые бечевки шевелились, розоватые пелены касались его, словно множество нежных и хрупких детских рук. Ему приходилось сдерживать себя, чтобы не закричать.

Убедившись, что никто здесь не заточен, Николя поспешно повернул назад.

Достигнув подножия лестницы, он сразу заметил прозрачную жидкость, струившуюся у его ног.

В нос ударил резкий запах.

Бензин.

И в этот момент вокруг него вспыхнуло голубоватое пламя.

В темноте эхом отдался грохот с силой захлопнутой двери.


предыдущая глава | Страх | cледующая глава







Loading...