home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


51

Тем же вечером Камиль встретилась с Николя Белланже в холле отеля в Эй-ле-Розе.

У молодого капитана полиции округлились глаза при виде женщины, совершенно не похожей на ту, с которой он расстался всего несколько часов назад. На ней были облегающие брюки из черной кожи, черная футболка, весьма подчеркивавшая очертания брюшного пресса под красной кожаной курткой, и туфли на высоких каблуках, которые делали ее еще выше. Яркий макияж привлекал внимание к глазам и рисунку полных губ. И еще она зачесала свои короткие волосы на лоб с помощью геля.

От всего этого у Николя Белланже перехватило дух.

– Впечатляет, – сказал он. – Вроде Бриджит Нильсен, только брюнетка.

– Я должна воспринимать это как комплимент?

– Пожалуй, да.

– В этом клубе нет особого дресс-кода, но лучше соответствовать заданному тону, – пояснила она. – Красное, черное. Кровь и мрак.

Одиннадцатый час. Когда они вышли в темноту, Камиль незаметно отогнула полу своей куртки.

– Тут у меня во внутреннем кармане больше двух с половиной тысяч евро наличными. Со сберкнижки, которая валялась дома…

Николя бросил взгляд на банкноты.

– Вот черт… Мы не обсудили, но не тебе за это платить.

– Брось. Это же ради хорошего дела, верно?

– Да, но меня это нервирует.

Тем не менее Николя перешел к их ночной миссии:

– Ладно… Люси решительно вызвалась нам помочь, потому что Шарко отсутствует. Она уже на месте, в кафе возле того клуба садомазо, я тебя высажу за три-четыре улицы от него. Ты войдешь в «Олимп» и попытаешься найти этого Эреба.

– Проблема в том, что я понятия не имею, как он выглядит. Придется действовать вслепую.

– При малейшей проблеме, если только почувствуешь, что…

– Я знаю, – отрезала Камиль.

– Очень хорошо. Вероятнее всего, мобильный в катакомбах работать не будет. И ты останешься там одна. Так что спускаешься и остаешься среди тех, что пришли поглазеть и купить. Не надо усердствовать, просто смотри и делай, как остальные, подражай их поведению. Возможно, ты заметишь там символ из трех концентрических кругов или какую-нибудь аббревиатуру. Может, КП предложит тебе какие-то «объекты», которые тебе что-нибудь скажут.

– Вроде бумажника из человеческой кожи с его инициалами, например?

– Может быть. Не забывай, что это наверняка место, где встречаются те, кого мы ищем. Если решишь, что тебе удалось вычислить КП, запомни его лицо, но ни в коем случае ничего не предпринимай. Мы возьмемся за него, когда он выйдет. Главное, чтобы он сел в свою машину, а уж мы отследим ее номер.

– Да, папочка.

Белланже решил не соваться на Окружной бульвар, а въехал в Париж через Вильжюиф и площадь Италии. Телефон Камиль завибрировал. Она посмотрела на высветившееся имя: Борис. Зажала телефон в руке, но отвечать не стала.

– Коллега…

– Он довольно поздно звонит. Почему не отвечаешь?

– Так будет лучше.

– Это ведь больше, чем просто коллега?

Каждая вибрация была словно пытка, и она ужасно злилась на себя. На экране появился конвертик, обозначающий новое сообщение. Борис перестал звонить.

– Скажем, тут все непросто, – отозвалась она. – Мы с Борисом не вместе, но кое-что чувствуем друг к другу. Уже давно. Хотя ничего конкретного так и не было.

На лицо Николя набежала легкая тень. Камиль вздохнула и сказала:

– Было бы здорово, если бы мы с тобой встретились раньше. При других обстоятельствах…

– Самое главное, что мы встретились. Я не знаю, что произойдет, когда ты вернешься в казарму, и пока не хочу об этом думать…

Камиль смотрела на дорогу, прямо перед собой.

– Я тоже.

Они проезжали мимо Люксембургского сада. Николя сделал круг: сначала по улице Сен-Жак, потом свернул на маленькую улочку Руайе-Колар. Незаметно показал на переполненную террасу кафе на углу Сен-Жак и Руайе-Колар.

– Люси там, справа.

Камиль заметила ее. Люси изображала из себя туристку. Голубая туника, белокурые волосы собраны на затылке в конский хвост. Потягивая какой-то напиток, она несколько секунд провожала их взглядом. Николя проехал дальше и снизил скорость неподалеку от клуба. Неброский фасад между массажным заведением и китайским рестораном. Перед дверью вышибала со скрещенными на груди руками. Несколько теней двигались по темной улице, не имевшей другого освещения, кроме вывесок кафе и прочих частных клубов.

– Это здесь, – сказал Николя, не останавливая машину. – Тут есть катакомбы, но различные входы в них хорошо известны и закрыты для публики, что не мешает катафилам[17] спускаться туда тайком. Должно быть, ребята из «Олимпа» нашли средство добираться до катакомб из собственных подвалов или из каких-то других неизвестных мест.

Теперь, оказавшись почти у цели, Камиль чувствовала, как у нее поднимается давление. Сердце колотилось сильно, тяжело. Молодая женщина попыталась расслабиться. Николя Белланже остановился через четыреста метров, рядом с отелем «Люксембургский парк». Повернулся к Камиль, у которой как раз зазвонили часы. Она достала из кармана свой «еженедельник» и проглотила таблетку.

– Двадцать три часа. Пора. Таблетка на дорожку.

Николя выждал паузу, потом продолжил:

– Помнишь, где нас искать, если припозднишься? Люси в конце улицы, я в начале. Промахнуться невозможно.

Камиль вложила свой мобильный телефон в руку капитана полиции и сильно сжала на нем его пальцы.

– Если со мной что-нибудь случится, ты все найдешь здесь. Моя семья, несколько друзей.

– Камиль…

– И к тому же под землей связи все равно нет, ты же сам говоришь. Ах да, если увидишь, что звонит Борис, мой коллега, пожалуйста, не отвечай… А теперь мне нужна сигарета.

Белланже достал из пачки две штуки и обе прикурил. На этот раз Камиль вдохнула дым без проблем. После первой затяжки она почувствовала себя лучше. Посмотрелась в зеркальце на противосолнечном козырьке, тронула уголки губ пальцем.

– Я никогда себя такой не видела, – призналась она. – Кроваво-красная помада… этот наряд… Ни за что прежде не решилась бы на такое. Не мой стиль.

– Но ведь ты притащила эти шмотки в своем чемодане, разве нет?

– Скажешь тоже! Купила в первом же попавшемся магазине, после того как ты меня привез. Без малейшего колебания. Видишь? Я курю. Меняюсь. Думаю, это все он…

Белланже не дал ей закончить. Наклонился и поцеловал в губы.

– Это заразно, потому что я, похоже, тоже меняюсь.

Камиль улыбнулась:

– И от этого, кажется, нет вакцины. Скоро увидимся.

Она никогда еще не чувствовала, чтобы сердце Луазо колотилось так сильно.

– Будь осторожна.

Через десять секунд она исчезла за углом улицы.


предыдущая глава | Страх | cледующая глава







Loading...