home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


25

Установить непосредственный контакт. Почти «дружеский».

Это первое, что Шарко придется сделать на встрече с Пьером Фулоном – Мясником. Называть его по имени, чтобы придать ему значительности. Согласиться на этот отвратительный, но необходимый церемониал, чтобы Фулон не прервал встречу. Этот подонок любит красоваться на сцене в свете прожекторов и обожает разглагольствовать о своих подвигах. Вот тут-то и надо будет его атаковать.

После брифинга с капитаном полиции, который вел дело Мясника, и перед возвращением домой, чтобы подготовиться к отъезду на остров Ре, Шарко заглянул в общий зал. Но нашел там только Робийяра перед компьютером. Лейтенант-качок размышлял, сцепив руки на затылке.

– Что-то ты задумчив, – заметил Шарко, беря свой пиджак.

Робийяр потянулся, распрямив свое могучее тело, и встал.

– Да у меня все из головы не идет эта история с квартирными кражами. Только что пытался связаться с парнем, чье имя засветилось в протоколе, с Даниэлем Луазо. К несчастью, он в прошлом году погиб при исполнении.

Шарко не шелохнулся. От этого рода реальности у него всегда холодок бежал по спине – хоть всего через два года службы, хоть через десять или двадцать пять лет. Смерть могла выскочить перед тобой когда угодно, и особенно когда ты ее меньше всего ждешь.

Робийяр продолжил:

– И тут какой-то Патрик Мартель, который работает в том же комиссариате Аржантея, перезвонил мне буквально через полчаса. Во что бы то ни стало хотел узнать, почему я интересуюсь этими квартирными кражами. Похоже, нервничал, говорил с раздражением. Тогда я его немного успокоил. Сказал, что мы работаем над исчезновением двенадцати цыганских девушек, одна из которых как раз и была замешана в этих квартирных кражах. Дескать, ее нашли живой, но она целый год провела взаперти, блуждая по подземелью. Это заставило его сменить тон.

Робийяр несколько раз шумно хлебнул воды из своей бутылки.

– Он сказал, что сегодня утром к нему приходила какая-то женщина и хотела узнать побольше о Луазо и об этих кражах. Он отказался сообщить мне подробности, но, по его словам, ей снятся вещие сны, в которых она видит девушку цыганского типа, запертую в каком-то темном месте. Вот эти-то сны якобы и довели ее до кабинета Луазо.

– Вещие сны? Что за ерунда…

– Я то же самое подумал. Но признайся, совпадение поразительное, и, похоже, эти ее «видения» довольно правдивы. Хотя я почувствовал, что Мартель ушел в оборону. Так что я съезжу в Аржантей, чтобы разобраться. Поговорить с ним с глазу на глаз, попытаться узнать, кто эта женщина и может ли она что-нибудь нам рассказать.

– Хорошая идея.

Робийяр показал на толстую папку, которую Шарко держал под мышкой:

– А у тебя как насчет Фулона?

– Обожаю этого парня. Собираюсь погрузиться в его дело сегодня ночью.

– Спроси у засранца, хорошо ли в душевой мыло мылится.

Шарко усмехнулся:

– Боюсь, он дурно это воспримет.

Франк спустился на три этажа, думая о предстоящей ему встрече. Николя Белланже вот-вот должен выбить ему свидание на завтрашнее утро – оставалось только получить разрешения от судьи и тюремного начальства.

Он уже шел по двору дома 36 к своей машине, как вдруг ему показалось, что у него галлюцинация. Но нет, это точно Люси, там, на пропускном пункте, показывает свое трехцветное удостоверение. Одна, без близнецов, волосы собраны в конский хвост, элегантная, кокетливая, как в их первую встречу.

Он бросился к ней быстрым шагом, сжав кулаки:

– Люси?

И, обняв жену за плечи, поспешил увести ее подальше со двора. Они оказались лицом к Сене, перед высокими стенами штаб-квартиры парижской судебной полиции, между рядами служебных машин и мини-фургонов. В соседний Дворец правосудия беспрестанно входили люди, явившиеся по повестке, а также адвокаты, полицейские. И, соответственно, выходили оттуда.

– Какого черта ты тут делаешь? Где близнецы?

Она бросила быстрый взгляд на толстую папку у него под мышкой:

– У няни. Мне непременно надо было увидеться с тобой.

Не дав мужу времени как-то отреагировать, Люси показала ему фото на экране своего мобильника. Взгляд Шарко тотчас же привлек символ – три концентрических круга. Он нахмурился:

– Что это? Где ты это взяла?

Люси набрала в грудь побольше воздуха и выпалила:

– В лесу Алат, в одном месте.

– В лесу Алат? Но…

– Послушай… Прошлой ночью я порылась в багажнике твоей машины. Нашла обувную коробку. – Она подняла руку, предупреждая возражения. – Я была осторожна, надела перчатки. И… прослушала запись, видела зубы в бумажнике…

– Проклятье, Люси, ты же…

– Дай мне договорить! Я нашла в блокноте очень важные сведения, они были спрятаны среди всех этих кругов. Ты их заметил?

Шарко механически покачал головой.

– Это дата и место встречи в лесу Алат для каждой из двенадцати девушек, – сказала Люси.

И протянула ему листок с двенадцатью строчками, плодом ее умозаключений. Шарко бросил на него быстрый взгляд.

– Сегодня утром я взяла машину и съездила в тот лес, – продолжила Люси. – В блокноте значились координаты трех мест, между которыми один-два километра. Почему три разных места? Я думаю, потому, что человек, которого вы ищете, принимает меры предосторожности. А потому избегает натоптанных дорожек, всего, что отдает рутиной. Хочет оставаться хозяином положения.

Шарко показалось, что он бредит. Но, несмотря на охвативший его гнев, он не мог помешать себе слушать рассказ Люси. В ее распоряжении было всего несколько деталей головоломки, но она, похоже, сумела продвинуться дальше, чем они все, вместе взятые. Опять она его обскакала.

Люси говорила с жаром, словно с головой окунувшись в дело, к которому, однако, не имела никакого отношения.

– Я не знаю, как далеко вы зашли, и не очень много понимаю в вашей истории, но могу тебе сказать, что он не один этим промышляет. Их в деле несколько, по меньшей мере трое. Послание на стене доказывает, что девушки – всего лишь товар, который передают от одного человека, похитителя, другому, тому, кто написал послание, по неизвестной мне причине. И есть еще «К», которого надо найти у «Реки», это третий в банде. «Приходил, ждал. Срочная доставка 02.03–07.08-09.11–04.19. Найди К у Реки для другой встречи».

Она умолкла, потому что мимо поехала на вызов полицейская машина с вопящей сиреной, и продолжила, когда вой стих:

– Татуировка – это что-то вроде штрихкода, с ее помощью девушек различают. Я проверила, какой из них соответствует татуировка «02.03–07.08-09.11–04.19», записанная на стене. Она как раз последняя в списке: 10 августа 2011-го. Это ведь ее вы нашли живой под деревом, верно?

Шарко кивнул, открыв рот, словно загипнотизированный.

– У них явно что-то не срослось, – продолжила Люси. – Что-то помешало похитителю явиться на встречу, несмотря на ставку в игре. И это что-то позволило слепой девушке остаться в живых, а иначе ей, возможно, это ни за что бы не удалось.

Молчание. Перед ними красовалась серая Сена, восхищая сотни туристов, рассыпавшихся по ее берегам. Шарко чувствовал, как в нем все бурлит, но в конечном счете разве он не обрел снова ту Люси, которую всегда знал? Упрямую, дерзкую тигрицу, движимую охотничьим инстинктом? Люси, которая не переставала его удивлять.

Взгляд сыщика проследил за туристическим автобусом, проезжавшим по Новому мосту.

– Она осталась жива, потому что он умер, – тихо сказала Люси.

Чем дольше он думал, тем больше это казалось ему логичным. Таким образом вполне объяснялось, например, внезапное исчезновение Макарё из дома, снятого в Сен-Леже… Или наличие спрятанных под полом предметов и картин, которые он не взял с собой.

Похититель девушек мертв…

Шарко снова перевел взгляд на Люси. Ведь она могла опять подвергнуться серьезной опасности! Но он сдержался, не стал ее ругать. Потому что ему надо взять себя в руки, так же как перед Пьером Фулоном. Чтобы не сорваться.

– Но как? – спросил он твердо. – Как тебе это удалось?

– Просто включила голову. Видишь ли, я думаю, что Стикс, упомянутый на обложке блокнота, – «По ту сторону Стикса Ты указал мне путь» – это особое место. В мифологии так называется река в преисподней. «Найди К у Реки» для меня означает, что у похитителя была назначена у Стикса встреча с неким К. Я возьмусь за этот след и попытаюсь понять символику кругов. Пороюсь в Интернете, может, что-нибудь и найдется.

У Шарко вместо глаз были пушечные жерла, так что Люси сочла уместным оправдаться:

– Ну, признайся, ведь я все-таки была тебе полезной в этом деле, а? Добавочные мозги никогда лишними не бывают, если надо справиться с тремя миллиардами проблем, которыми вас засыпало. Я знаю, что у меня еще осталось несколько дней декретного отпуска, но, Франк, мне не терпится снова взяться за работу. Мне не обязательно таскаться по местам преступлений, но я ведь могу остаться в…

Шарко приложил палец к ее губам, вынуждая умолкнуть.

– Пока я ничего и слышать не хочу, ладно? Дай мне время… переварить все это. Усвоить тот факт, что моя почти жена роется в моих вещах и осмеливается соваться в гиперопасное место, тогда как…

– Это не было гиперопасно.

– …а я-то считал, что ты спокойно сидишь у нас дома. И моя почти жена врала мне, злоупотребляла моим доверием.

Он посмотрел на часы, с видом несколько холодным, отстраненным.

– Сегодня ночевать дома не буду.

– Куда едешь?

Шарко поколебался. Но он не мог лгать ей, хотя порой и жалел об этом.

– В тюрьму на острове Ре… В конце дня надо будет порыться в журналах свиданий. Переночую в отеле, чтобы не садиться за руль сегодня вечером.

– Вообще-то, выписки из журналов можно и по факсу переслать. – Она кивнула на папку у него под мышкой. – С кем ты там хочешь повидаться? С каким-нибудь зэком?

– Брось, Люси, ладно? Лучше бы ты не донимала меня вопросами, а съездила за детьми, и потом мы бы встретились дома. Мне бы хотелось поцеловать близнецов перед отъездом.

Люси кивнула и прижалась к нему:

– Мне жаль, Франк. Но это сильнее меня.

Шарко вздохнул. Если бы мог, он, возможно, оттолкнул бы ее, наорал, но он был на это совершенно неспособен.

Если бы она не была такой, как сегодня, он никогда бы ее не встретил. И не полюбил.

Он взъерошил ей волосы.

Вот чертова парочка.

– Знаю…


предыдущая глава | Страх | cледующая глава







Loading...