home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


20

Я не знала, что значат эти цветы. Такого никогда раньше не происходило, когда я сливалась воедино с Терновым Королевством. В течение нескольких следующих дней я просто думала о том, что сказал Рюрик, что ни один монарх, за исключением моего отца, не управлял больше чем одним государством за всю историю. Мне требовалось огромная сила и магия, чтобы доказывать свое господство над землями. Давали ли они мне что-то взамен? Я, конечно, чувствовала себя сильнее с ними, но никогда не ждала какого-то неосознанного физического проявления. На что я еще способна? Что я еще могу заставлять делать землю? Я ни с кем не обсуждала этот вопрос, даже с Кийо. Он видел красные цветы, но отмахнулся от этого. Если я начну говорить с ним о Терновом Королевстве, то боюсь, что он расстроится из-за того, что моя магия увеличилась. Он неохотно принял то, что я уже умела, но все еще боялся, что я превращусь в своего отца, и никакой наследник не нужен. И хотя физически я чувствовала себя лучше в Мире Ином, я вновь почувствовала себя измотанной через день после возвращения в Тусон. Я не говорила об этом с Кийо, но Жасмин была рядом достаточно, чтобы уловить мое состояние.

— Они снова тебя зовут? — спросила она однажды за завтраком.

Она поглощала Поп-Тартс, это, очевидно, еще одна наша общая любовь. Я была слишком взволнована, чтобы ощущать голод и просто смотрела.

— Ты дерьмово выглядишь.

— Я не знаю, — сказала я, барабаня пальцами по стакану с водой. — Там нет таких подобных случаев, по крайней мере, никто больше не знает. И никто не знает, чего ожидать от меня с моими двумя королевствами.

— Держу пари, Дориан знает.

Я так тоже считала, но покачала головой.

— Он не всезнающий, независимо от того, насколько он хочет таковым быть, — противостояла я. — И с ним покончено.

— Хорошо.

Она не стала спорить. Какое-то время она продолжала мне говорить, что я сделала ошибку, порвав с Дорианом, но постепенно она привыкла к Кийо. Я до сих пор не была уверена, одобряла ли она это, но, во всяком случае, я не собиралась слушать дальше советы подростка про мою личную жизни.

— Но ты могла бы вернуться туда скорее. Я имею в виду, подумай об этом. Ты связана с двумя землями в Мире Ином. Разве земли и монарх не едины? Часть тебя там. Может, имеет смысл бывать там в два раза чаще.

Я вздрогнула при этой мысли, хотя тоже думала об этом.

— Если я буду там еще больше, то я просто поселюсь там.

Она проглотила последний кусочек вафельной корочки.

— У тебя нет выбора.

Ее легкомысленный тон раздражал.

— Всегда есть выбор. Это я управляю ими. Не они мной.

Я встала, на секунду голова резко закружилась. Мне казалось, что земли насмехаются надо мной. Черт возьми! Вы не должны звать меня снова так быстро. Я останусь в этом мире на некоторое время. Я буду приходить и уходить, когда это нужно мне.

— Мне просто надо перестать думать об этом. Я собираюсь посмотреть нашла ли Лара для меня работу.

— Ага, — сказала Жасмин сухо. — Это, конечно, все исправит.

Лара нашла работу, даже несколько. Несмотря на то, что она жила с Тимом в моем доме, она продолжала вести тщательные записи и отвечала на мои звонки. Она выглядела разочарованной, что я выбрала только один пункт из растущего списка работы, самый незначительный, к тому же: простое преследование, которое заняло бы от силы пять минут. Она ничего не сказала, но я знала, что она переживает, так как если я не буду зарабатывать деньги, то и она не будет. Поэтому, вспомнив замечание Энрике, что ему нужна помощь, но он никому не может доверять, я дала ей его визитную карточку с предложением, что она договориться с ним на работу с частичной занятостью.

— Ты меня увольняешь? — спросила она.

Я улыбнулась, пока собирала все свое оружие.

— Нет, но я хочу, чтобы у тебя был запасной вариант на случай, если ты потеряешь работу.

Ее глаза расширились, она тревожно восприняла эту шутку. Или, я внезапно задалась вопросом, а была ли это шутка?

Я взяла Жасмин с собой на работу, потому что до сих пор чувствовала себя неловко, оставляя ее в одиночестве. Кроме того, она уже насытилась человеческим миром, и у меня было чувство, что ее настойчивость, с которой она отправляет меня в Мир Иной, была частично эгоизмом. Позже, после того как я закончила работу, я немного пожалела, что взяла свидетеля.

— Ничего себе, — сказала она, когда мы ехали домой. — Тебе надрали задницу.

— Нет.

— Надрали.

Итак. Вот что значит иметь сестру.

— Я изгнала его, не так ли? Ты видела, как он отправился в Подземное Царство.

— Ага, — признала она, — но без сомнений, это заняло много времени. Я чувствовала, что могла бы сделать это, но я никогда никого не изгоняла.

Я стиснула зубы, воздерживаясь от комментариев, что у меня все еще есть ее цепи. Тревожным было то, что меня, как бы, поимели. Я не была в реальной опасности — не с расстроенным призраком, — но он потрепал меня больше, чем следовало. Я была вне игры, немного медленнее, немного слабее. Я ушла с несколькими ушибами и сейчас заметила, пока мы ехали, что мое плечо чесалось. В какой-то момент я подумала, что призрак, должно быть, ранил меня там, но не было никакой боли. Швы. Я почти забыла о них, теперь, когда они, наконец, зажили. Моя кожа, вероятно, начала зарастать над нитками. Мне нужно было их удалить. У меня дома никого не было, к моему большому разочарованию. Я надеялась, что Кийо был там и сможет снять швы. Пытаясь быть оптимистом, я решила, что он, должен быть, подменял кого-то в ветеринарной больнице и не был с Майвенн. До сих пор я не слышала ни одного официального слова от нее о моем новом двойном статусе королевы. Хотя, другие монархи уже отметились. Некоторые отреагировали, прислав поздравительные дары с подхалимными речами. Другие дали мне понять любезным образом, что они являлись близкими друзьями других монархов с большими армиями. Оказалось, все боялись Железной Короны. Я позвонила своему лечащему врачу, надеясь записаться на прием на этой неделе на всякий случай, если Кийо еще не вернется. К моему приятному удивлению кто-то отменил прием сегодня днем, и врач мог снять стежки сразу же. Для меня это была хорошая новость, но Жасмин была раздосадована, так как она только что комфортно расселась на диване.

— О, пожалуйста, — сказала она, потягиваясь. — Мы только что пришли домой. Ты не можешь оставить меня здесь? Я обещаю не захватывать мир и не беременеть, пока тебя не будет.

— Ты знаешь, — сказала я, — Лара и Тим занимались сексом прямо там где ты лежишь.

Она подскочила.

Час спустя, мы прибыли в приемную врача. Я оставила Жасмин в комнате ожидания, считая, что она в достаточной безопасности с айподом и журналами на те пять минут, пока мне снимают швы. Может быть, она читала какие-то брошюры о контрацепции, чтобы скоротать время.

— Это сделали в скорой помощи? — спросила врач, когда я вошла в смотровую и сняла с себя рубашку.

Я лечилась у доктора Мур уже пару лет. Она была приятной женщиной средних лет, которая в конце концов научилась не задавать слишком много вопросов о моих травмах. Она думала, что я "подрядчик", который практиковал боевые искусства на стороне.

— Не совсем, — ответила я. — У меня порвались те, которые сделали там, поэтому моему парню пришлось переделать их.

Она взяла пинцет и крошечные ножницы, и наклонилась.

— Ну, его швы аккуратны, инфекции нет. Если бы я увидела, как все это произошло, то сразу же запихнула бы тебя в постель. Я предполагаю, что ты не сразу сорвала их.

— Да, на самом деле, мне вытащил их другой доктор.

Она издала небольшой смешок и продолжала вытаскивать швы. Болело в том месте, где она натягивала их, но это чувство было ничем, в сравнении с моими постоянными повреждениями.

— Вот так, — сказал она, отступив назад. — У тебя будет шрам.

Я одела свою рубашку и посмотрела ей в лицо:

— Боевой трофей.

Врач закатила глаза, прислонившись к стене, скрестив руки.

— Ты не должна шутить на счет этого.

— Прости.

Я достала свой кошелек, но ее выражение лица сказало мне, что мы еще не закончили.

— Эжени... Я не задаю много вопросов, не так много, как хотелось бы, но я волнуюсь из-за того, что ты так часто приходишь с подобными травмами.

Если бы она только знала, сколько раз я не приходила.

— Я...

— Нет-нет, — прервала она. — Я не обязана знать все детали твоей жизни. Я стараюсь не судить... но, наверное, мне следует делать это. Да, есть работы, в которых нужно применять физическую нагрузку. Это жизнь. Но, чем бы ты там не занималась... Может, тебе стоит пересмотреть ее. Прости за резкость, но ты ужасно выглядишь сегодня.

— О, это.

Дерьмо. Я едва могла объяснить, что это последствия битвы в Мире Ином, в котором я боролась за сказочное королевство, власть, то есть что это удвоило мою власть.

— Я просто, э-э, нехватка отдыха. Жутко устала, ты знаешь.

Она выгнула свою бровь.

Двойное дерьмо.

— Тогда давай быстро проверим твою кровь и мочу, — сказала она, выпрямляясь. — Проверим щитовидную железу, электролиты...

Я возилась с оправданием. У меня никогда не было неудобств с этим тестом, с тех пор, как я узнала, что внутри меня течет кровь джентри. Я была уверена, что человеческая медицина не способна обнаружить в крови что-либо, но я не хотела рисковать.

— У меня нет времени. Моя сестра ждет меня в холле.

— Я уверена, с ней будет все в порядке, — сказала доктор Мур. — Это займет всего пять минут.

— Отлично.

Я села на стол, побежденная.

— Не могли бы вы послать кого-то удостоверится, что она все еще там? Она одна из сердитых.

Медсестра доктора Мур отправила меня в туалет, а затем взяла кровь, когда я вернулась. Она почти рассказала, что они пошлют эти тесты в лабораторию, когда доктор Мур просунула голову в дверь.

— Не могли бы мы поговорить? — спросила она.

Медсестра незаметно ушла, и как только мы остались одни, я приготовилась к очередной лекции о моей жизни.

— Мне действительно нужно вернуться к моей сестре, — сказала я ей. — Вы не знаете, что она способна.

— Эжени.

Голос доктора Мур звучал добро, но в то же время, твердо.

— Чтобы узнать результаты большинства тестов, нам приходится ждать. Но один из них, с мочой, уже готов.

— И что?

— Ты беременна.

Я задумалась об этом буквально на секунду, а затем просветила ее.

— Нет, я не беременна.

Эти брови снова поднялись.

— Твой тест только что пришел, положительный. Сейчас, мы пока не можем сказать срок только по анализу мочи, но основываясь на...

— Ваш тест ошибочный!

Я спрыгнула со стола. Мой мир пошатнулся снова.

— Я не могу быть беременной!

К ее чести, она восприняла мой выпад спокойно, но это, возможно, было частью ее практики.

— Тест очень точный, и он объясняет, почему ты чувствуешь себя нехорошо.

— Я не могу быть беременной, — повторила я категорически.

Здесь была какая-то ошибка. Страшная, ужасная ошибка, и она должна была это понять. Пока она не поймет, я отказывалась даже обсуждать то, на чем она настаивает.

— Я принимаю противозачаточные таблетки. Каждый день. В одно и то же время. Так, как полагается. Я не буду лгать: я совершаю другое дерьмо все время. Но только не насчет таблеток. Я принимаю их четко. Как и принимала антибиотики. Я небрежна со швами, но не с назначениями.

Ее спокойное лицо стало удивленным.

— Антибиотики? Когда ты принимала антибиотики?

Я указала на свое плечо.

— Когда я получила это. Врач скорой помощи выписала мне рецепт.

Я нахмурилась.

— Что? Почему вы так смотрите на меня? Я же говорю вам: я принимала их правильно, все из них.

— Антибиотики могут повлиять негативно на противозачаточные, — ответила она. — Разве ты не знала?

— Я... что? Нет. Это не… Нет.

Ошибка. Ужасная, ужасная ошибка.

— Женщинам, принимающим и то и другое, необходимо использовать какой-нибудь другой способ контрацепции, пока идет курс приема антибиотиков.

Ужасное, холодное ощущение начало распространяться по моему телу.

— Откуда я могла это знать? — спросила я тихим голосом.

— Твой фармацевт должен был сказать тебе, когда ты получали антибиотики. Взаимодействие обозначено в инструкции.

Я вспомнила ту ночь, когда моя мама и я остановились в том месте, ближе к больнице.

— Я не ходила в свою постоянную аптеку...

И я убралась оттуда так быстро, как смогла, не утруждая себя разговорами с фармацевтом, потому что я принимала антибиотики много раз за свою жизнь. Я, конечно, не удосужилась прочитать инструкцию. Казалось, доктор Мур решила, что достучалась до меня.

— Итак, теперь мы можем выяснить, какой у тебя срок, если ты знаешь, когда был твой последний период...

— Нет, — воскликнула я. — Нет, нет, нет. Я не могу быть беременной. Как ты не понимаешь? Я не могу быть. Я не могу иметь ребенка. Я не могу!

Я вновь начала кричать, домысливая, нет ли здесь охраны.

— Успокойся, — сказала доктор Мур. — Все будет в порядке.

Нет, нет, не будет. Ничего не будет в порядке. Тошнота хлынула во мне, тошнота, которую я чувствовала в течение нескольких недель или около того — и это не имело ничего общего с завоеванием Рябинового Королевства. После всего этого, после всех планов и возвышенных разговоров, после всех моих опасениях по поводу Жасмин... это была я. Человеческая медицина сыграла со мной злую шутку. Нет, это я сама. Я облажалась. Моя собственная беспечность привела к этим последствиям. Все, что когда-либо говорили о наследнике Короля Бурь, пронеслось в моей голове. Первый внук короля. Вторжение в человеческий мир. Под руководством своей матери. Доминирование и кровь. И я, я несла его... Я была инструментом...

— Эжени!

Доктор Мур поддерживала меня, и у меня было чувство, что она произнесла мое имя несколько раз. Она посмотрела на дверь и открыла рот, собираясь позвать медсестру.

— Нет!

Я вцепилась в ее белый халат.

— Не надо. Послушай меня.

Мой голос был хриплым и отчаянным.

— Я не могу. Я не могу иметь ребенка. Неужели ты не понимаешь?

Она посмотрела на меня сквозь очки, вглядываясь с пониманием.

— Тогда тебе не придется. Есть варианты...

Это не обязательно должен быть мальчик, говорил голос во мне. Вдруг это девочка?

— Подожди, — прервала я ее. — Когда ты скажешь мне пол ребенка?

Это повергло ее в шок.

— Ты сделаешь аборт, основываясь на поле ребенка?

— Я... нет, подожди.

Проклятье. Я не могла думать. Я запаниковала, испугалась и запуталась. Мне нужно было собраться с мыслями. Что же мне делать? Я должна была избавиться от этого ребенка, чисто и просто. Люди делали это все время. В это время и в этом возрасте это легко, не так ли?

— Я имею в виду, как скоро можно будет сказать пол и, если... если не будет ничего плохого для ребенка.

Я придумывала что-нибудь разумное, то, что не выставит меня бессердечной женщиной, которая убивает своего сына.

— Ты можешь сделать эти тесты, не так ли? Как бы генетические тесты? Я... Я так боюсь, заводить ребенка и что с этим будет что-то не так. Моя семья имеет плохую историю. У моих кузин были дети с врожденными дефектами, и я не могу... Я не могу справиться с этим. Я должна знать. Я должна знать... сразу... как можно раньше, поскольку в противном случае я буду...

Ложь слетала легко с моих губ. Все что угодно. Все, лишь бы узнать пол.

Доктор Мур снова изучала меня. Я по-прежнему звучала безумно и рассеяно, но сейчас в меньшей степени, чем прежде, я знала это.

— Когда были твои последние месячные? — тихо спросила она.

Я повернула к ней настенный календарь. Число плавало передо мной. Я не могла сосредоточится. Как, черт возьми, я могу помнить это, когда судьба мира находилась на грани? Я думала о моих последних месячных, пытаясь связать их с каким-то событием, чтобы вспомнить дату.

— Вот, — показала я. — Они начались пятого.

Она кивнула, проводя в уме расчеты.

— Что совпадает с антибиотиками. Ты почти на девятой неделе, так идет расчет, хотя технически только на седьмой с момента зачатия.

Семь. Семь недель...

— Ты почти в диапазоне срока для биопсии хориона, — сказала она.

Хориона что?

— Хотя, они не любят делать это без необходимости. Это рискованно для плода. Они почти никогда этого не делают для кого-то твоего возраста, находящегося в добром здравии...

— Но это скажет мне? — сказала я нетерпеливо. — Это покажет то, что мне нужно знать?

— Это скажет тебе о многом. Не бывает такого теста, который бы показал тебе все, но он может тебя успокоить, особенно если у тебя плохая семейная наследственность.

Как будто такое было.

— Так и есть, — сказала я. — Пожалуйста.

Я затаила дыхание, зная, что она колеблется. Наконец, она повернулась к шкафу, просматривая все, пока она не нашла нужный бланк. Она нацарапала что-то врачебным почерком на нем и передала его.

— Здесь.

Это было направление в кабинет гинеколога-акушера, который находился рядом. У формы было мое имя, пару строчек я разобрала, но остальная часть была написана коряво. Меня направили на биопсию хориона (дородовой тест), с пометкой "чрезвычайная ситуация".

— Чрезвычайная ситуация? — спросила я.

Я имею в виду, что так и было, но меня удивило, что она написала это.

— Это значит, что ты запланировано получишь его прямо сейчас. Большинство из этих тестов имеют резервное копирование, потому что не сделали этого раньше. Позволь мне позаботится, несмотря на то, что не оставишь его.

Она писала что-то еще, пока говорила.

— Она будет называть их и назначит тебе, но ты должна знать, что они могут отказать, когда ты будешь там, основываясь на результате. Я хочу сказать: это не рутина...

Я нерешительно произнесла следующие слова.

— Тогда почему ты делаешь это?

— Потому что я считаю, что во время беременности, здоровье матери перевешивает все остальное.

Здоровье матери. Мне не нравилось думать о себе, как о матери. Черт. Это не должно было вообще быть вопросом! Мы должны были обсуждать аборт. Почему я забочусь о поле ребенка? Я не хотела ребенка. Я не была готова к ребенку. Конечно, не к такому, который выполнит пророчество о мировом завоевании.

— В этом случае, — сказал доктор Мур, — это особенно касается психического здоровья. Для которого нужно это.

Она вручила мне другой листок бумаги. Это было моё направление к психологу.

— Мне не надо...

— Эжени, шок от незапланированной беременности нормален. Ожидаем. Но это ясно... у тебя есть очень серьезные проблемы от этого.

Она понятия не имела.

— Позвони моей медсестре по поводу теста. Потом выбери график для посещений терапевта и согласуй со мной.

Я никак не могла сказать ей, что я не собиралась идти на лечение. И я даже не была уверена в последующей деятельности. Но во избежание неприятностей с этим я кивнула головой.

— Спасибо.

И я ушла прежде, чем она может изменить свое мнение.

Лицо Жасмн выражало раздражение и нетерпеливость, когда я, наконец, вернулась.

— Это заняло целую вечность, — возмутилась она, бросая журнал в сторону. — Как глубоко были эти стежки?

— Не так глубоко, — пробормотала я.

Я шла к машине на автомате, все еще ошеломленная.

— Она беспокоилась о том, какой я была усталой, вот и все.

— Ну, ты сможешь это исправить, когда мы вернемся в Мир Иной.

Я завела машину, глядя в пространство несколько тяжелых секунд, пока числа сплывали в моей голове. Девять недель, семь недель. Два дня. Это был срок до моего теста. Два дня.

Я вернулась к реальности, так как не хотела, чтобы мы попали в аварию.

— Мы не вернемся в Мир Иной в ближайшее время, — ответила я.

Жасмин бросила на меня короткий взгляд, дающий понять, что она по поводу этого думает, но видимо выражение моего лица заставило ее не огрызаться, потому что она больше не предпринимала боевых действий. Когда мы вернулись ко мне домой, я положила свой кошелек и документы в спальню, перед тем как сесть с Жасмин на свое обычное место на диване. Бессмысленное телевидение показалось хорошей идеей... за исключением того, что оно не отвлекало меня от моих проблем. Беременность. Покорение мира. Наследник Короля Бурь. Я. Это все было из-за меня: что произошло, и что должно было произойти. Мы были дома не долго, а затем пришел Кийо. Он одарил меня бодрой улыбкой; на нем был белый халат с работы, значит, он не заигрывал с Майвенн. Минутка счастья. Его улыбка даже заставила Жасмин улыбнутся в ответ, но я не могла сделать этого. Сейчас не было никакой причины, чтобы улыбаться. Ничего хорошего в этом мире. Ничего хорошего в другом мире. Он сел с нами на диване, между мной и Жасмин, и взял меня за руку.

— Эй, как дела? — спросил он.

Он посмотрел на мое лицо, хотя я специально не смотрела на него прямо.

— Ты в порядке?

— Нормально, — солгала я. — Устала.

Первый внук Короля Бурь завоюет человеческий мир.

— Она весь день такая, — сказала Жасмин. — Ей необходимо вернуться в Мир Иной, но она этого не делает.

— Это правда? — спросил он.

— Я не думала, что у тебя возникнут с этим проблемы, — сказала я. — Ты всегда хотел, чтобы я держалась в стороне.

— Да, но только если это не влияет на тебя так, как сейчас. Ты выглядишь действительно больной, Эж.

— А еще её потрепало приведение, — добавила заботливо Жасмин.

— Эй!

Я недовольно посмотрела.

— Не потрепало!

Кийо усмехнулся и притянул меня ближе.

— Хватит прикидываться крутой. Отправляйся завтра в Мир Иной. Я пойду с тобой, так что это не будет так уж плохо.

Он расслабился, и у него была интонация не терпящая возражений, чего я не любила. Мне не нравилась его самонадеянность. Я также не была уверена, что я должна возвращаться в Мир Иной в свете последних событий. Цветы. Они были везде, где я шла. Я — земля, а земля — это я. Где я приношу жизнь, земля делает то же самое... или смерть. Я могла приносить смерть. Это мой выбор. Снова и снова. Слова застряли в моей голове. Я не слышала телевизора, Кийо и Жасмин, которая вставляла комментарии. Я даже не слышала, когда Кийо сказал, что он намерен приготовить обед, и пошел положить свою офисную сумку у меня в комнате. Но я услышала, когда он вернулся, яростно размахивая моим бланком направления на дородовой тест.

— Эжени!

Его голос походил на рев, который заставил Жасмин съежиться и расширить глаза.

— Какого черта это значит?

Я смотрела на него снизу вверх, удивлённая, что я могла быть такой спокойной в лице, что возмущало, особенно после эмоциональных потрясений, что я прошла за весь день. Мое собственное отчаяние и шок никогда не покидали меня, но теперь я была в состоянии встретиться с Кийо и взглянуть в его глаза, так я позволила себе, наконец, признать другие мысли, которые были невероятными, на мой взгляд. Потому что наряду с выбором, у меня были и последствия, с которыми я столкнулась, и был один вопрос, который нужно рассмотреть. Я посмотрела на числа в календаре. Я бы учла даты, антибиотики, все, что было сделано... или, пожалуй, самое главное, что учтено не было. Все было довольно просто. Это не была мыльная опера. И не ток-шоу с тайной.

— Поздравляю, — сказала я Кийо. — Ты станешь отцом. Снова.


предыдущая глава | Железная корона | cледующая глава







Loading...