home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


2

Я ушла в спальню как только позволил этикет и сразу же рухнула на кровать, как только вошла.

— Как ты думаешь, эта демонстрация помогла нам привлечь Ранелль или это только отпугнуло её?

Я почувствовала, как Дориан присел на кровать рядом со мной.

— Трудно сказать. По крайней мере, я не думаю, что из-за этого её король обернется против нас. Мы тоже устрашающие и неконтролируемые.

Я улыбнулась и убрала руки с лица, чтобы взглянуть в эти зелено-золотистые глаза.

— Если б только эта репутация дошла и до остальных тоже. Прошел слух, что Королевство Жимолости, возможно, присоединится к Катрис. В самом деле, как кто-то смог назвать это королевством и сохранить при этом невозмутимый вид.

Дориан склонился надо мной, легонько откинул волосы с моего лица и провел пальцами по скуле.

— Вообще-то, это было довольно-таки мило. Почти тропики. Я имею в виду, что это не бесплодная пустошь пустынного королевства, оно не так уж и плохо.

Я так привыкла к его насмешкам над моим королевством, так что сейчас, в его словах было нечто утешительное. Пальцы его пробежали по моей шее, и вскоре их сменили губы.

— Честно говоря, я не волнуюсь о Королевстве Жимолости. А вот другие возможные союзники меня беспокоят. Эй, прекрати.

Его губы прокладывали дорожку к ключице, а рука его начала приподнимать мою рубашку. Я вывернулась.

— У меня нет времени.

Он поднял свою голову, выгибая бровь в удивлении.

— Тебе где-то надо быть?

— Да, фактически.

Я вздохнула.

— У меня есть работа в Тусоне. И кроме того, я грязная.

Дориан не испугался и вновь попытался снять с меня рубашку.

— Я помогу тебе вымыться.

Я шлепнула его по руке, но затем притянула его так, чтобы я смогла обнять его и чтобы он не возражал. Я знала, что ему хотелось большего, нежели объятия, но у меня совершенно не было сил. Учитывая его брезгливость, я была удивлена, когда он согласился положить голову на мою грудь, видя, насколько моя рубашка грязная и оборванная.

— Без обид, но я приму человеческий душ, после того, как слуги наберут мне ванну.

— Ты не можешь уехать, не поговорив с Ранелль, — подчеркнул он. — И ты не можешь видеть ее такой.

Я сгримасничала и пробежала рукой по его блестящим волосам.

— Черт подери.

Он был прав. Я все еще плохо разбираюсь в королевских штучках, но я достаточно знала об обычаях джентри, чтобы знать, что если мне действительно требуется помощь короля Липового Царства, то я должна создавать хорошее впечатление. Столько всего нужно сделать. И совершенно не хватает времени. Все это так утомительно. Дориан поднял голову и взглянул на меня сверху вниз.

— Всё было плохо?

Он подразумевал сражение прошлой ночью.

— Это всегда плохо. Я не могу быть в порядке, когда люди сражаются и умирают за меня. Особенно из-за одного оскорбления.

Эта война так же коснулась и проживания. Ко мне часто приходят беженцы за пищей и кровом.

— Их королевства поставлены на карту, — сказал он. — Их дома. И это важнее всяких обид. Если сдаться, то Терновое Королевство будет выглядеть слабым — как добыча. Это сделает тебя открытой для вторжения, всё равно, что сдаться Катрис. Твои люди не хотят этого. Они должны бороться.

— Но тогда почему и твои люди противостоят?

Дориан взглянул на меня так, словно я задала очень странный вопрос.

— Потому что я велел.

Я закончила на этом разговор и позвала слугу, чтобы наполнить ванну в комнате, примыкающей к моей спальне. Это было утомительной задачей, я терпеть не могла заставлять их делать это, хотя Дориан, без малейшего сомнения утверждал, что это их обязанность. Магия, которую я унаследовала от моего отца-тирана, давала мне контроль над элементами бури, так что я могла бы призвать воду прямо в ванну за то время, пока мои слуги тащат одно ведро. Однако, земля Тернового Королевства были настолько сухой, что вытянув слишком много воды с помощью магии, я сделала бы воздух замка еще более сухим и, возможно, могла убить окружающую растительность.

Слуги имели свой собственный вход в ванную комнату, и как только мы услышали, как они приносят и заполняют ванну водой, Дориан улыбнулся и потянул меня обратно в постель.

— Видишь? — сказал он. — Теперь у нас есть время.

Я перестала сопротивляться. И как только мы высвободились из одежды, и я почувствовала тепло его губ, то должна была себе признаться, что совсем не против секса. Эта война действительно все время подвергала наши жизни опасности, а он беспокоился обо мне. Обладая мной, сливаясь физически, он, казалось, убеждался, что со мной действительно всё в порядке. Я так же находила в нем утешение, бывая с этим мужчиной, я влюблялась вопреки всему. Когда-то я боялась и ненавидела джентри — и мне понадобилось много времени, чтобы начать доверять Дориану.

На этот раз, ко всему удивлению, наш секс оказался вполне нормальным. Обычно, мы ловим себя на мысли, что нам нравится доминантные игры в постели, извращенный секс, секс, являющимся совокупностью мощи и повиновения, который я так любила и из-за которого чувствовала себя дешевкой. Но сейчас, я села на него сверху, и обхватив ногами бедра, приняла его в себя. Вздох блаженства сорвался с его губ, и как только я начала медленно двигаться и скользить по нему, глаза его закрылись. Через мгновение он открыл глаза и посмотрел на меня с выражением такой любви и вожделения, что я задрожала.

Меня всегда поражало, что он находит меня такой желанной. Я видела его прошлых любовниц — сексуальные, роскошные женщины с аппетитными изгибами, так напоминающих классических голливудских звездочек. Мое тело было худым и спортивным из-за всей моей активности, грудь была очень красивой формы, хотя вряд ли дотягивала до уровня порно-звезды. Тем не менее, с тех пор как мы официально стали парой несколько месяцев назад, он ни разу не взглянул на другую женщину. Я была единственной, на кого он смотрел.

Его взгляд оставался голодным даже в самые неромантичные моменты.

Я ускорила темп, наклоняясь вперед и раскачиваясь так, чтобы большая часть моего тела соприкасалась с ним, и с каждым разом я все больше и больше ощущала приближение оргазма. Через несколько мгновений я кончила, мой рот открылся в беззвучном крике, когда сладкий экстаз охватил мое тело, и каждый нерв, казалось, воспламенился. Я наклонилась вперед, целуя его, позволяя его языку исследовать мой рот, в то время как его пальцы поглаживали мои соски.

Внезапно дверь в ванную приоткрылась, и я резко отстранилась, как раз в тот момент, когда прислуга заглянула в комнату.

— Ваше Величество? Ванна наполнена.

Она произнесла это вежливо, и поторопилась скрыться из виду так же быстро, как и появилась. Я, будучи голой на Дориане, казалось, не имела для неё большого значения — и возможно, так и было. У джентри были гораздо более свободные сексуальные нравы, нежели у людей, так что публичные демонстрации были вполне обыденным явлением. Вероятно, ей бы показалось странным, если бы она не нашла своих королевских особ немедленно собравшихся к её возвращению.

Эта сексуальная непринужденность не была тем, что я переняла у джентри, и Дориан знал это.

— Нет, нет, — сказал он, почувствовав моё замешательство.

Руки, обхватывающие мою грудь, опустились вниз на бедра.

— Давай закончим начатое.

Отведя взгляд от двери, я вернула ему свое внимание и обнаружила, что мое возвращение возбудило его. Он перевернул меня, не сдерживаясь теперь, когда я достигла пика. Он вогнал свое тело в мое, двигаясь так сильно и быстро, как мог. Спустя несколько мгновений, его тело содрогнулось, его пальцы впились туда, где он захватил мои руки. Я любила наблюдать, как это происходит, любила смотреть, как этот самодовольный, уверенный король теряет свой контроль между моими бедрами. Когда он кончил, я подарила ему еще один долгий, ленивый поцелуй и затем соскользнула с него, чтобы лечь рядом.

Он удовлетворенно вздохнул, рассматривая меня снова с той смесью голода и любви. Он не скажет этого, но я знала, что он всегда втайне мечтал, что так или иначе, каким-то образом, из-за наших любовных ласк я забеременею.

Я объясняла ему сто раз как действуют противозачаточные таблетки, но джентри имеют трудности с контрацепцией, и из-за чего они особенно одержимы идеей иметь детей. Дориан утверждает, что он хотел ребенка только ради того, что любит меня, но пророчество о моем первенце и завоевании человечества всегда было заманчивым. Очевидно, я была против этой идеи — отсюда и мой акцент на противозачаточные средства. Дориан был готов якобы отпустить эту мечту ради меня, но бывали дни, когда я подозревала, что он не возражал бы стать отцом такого завоевателя. Наш союз уже был для нас опасностью. Он любил меня, я была уверена, но он также жаждал власти. Если мы захотим, наши объединенные королевства сделают нас сильнее для завоевания других королевств.

Трудно было оставить его, но слишком много предстоит сделать. Я погрузилась в ванну, смывая запах секса и битвы. Жизнь и смерть. Ванна была достаточно большой для одного, а Дориан казался совершенно счастливым, наблюдая за мной и бездельничая. Он был не рад моему выбору гардероба. Как королева, мой шкаф заполнен сложными платьями, ему нравилось, как на мне выглядели платья. Как человеческий шаман, я так же уверена, что там найдется и человеческая одежда. Он взглянул на мои джинсы и майку с тревогой.

— Ранелль бы более впечатлило платье, — сказал он. — Особенно то, которое бы показало твою прекрасную ложбинку между грудей.

Я закатила глаза. Мы вернулись в мою спальню, и я нагрузила себя оружием: заколдованными драгоценностями и кинжал с железным лезвием, вместе с сумкой, в которой лежал пистолет, палочка и кинжал с серебряным лезвием.

— Все это произвело бы на тебя большее впечатление. Да и вообще, сейчас это было бы пустой тратой времени.

— Неправда.

Он встал с кровати, все еще голый, и мягко подтолкнул меня к стене, осторожно, но острым лезвием кинжала.

— Я готов еще раз.

Я видела, что он был возбуждён, и, честно говоря, я, вероятно, могла бы вернутся к нему в постель. Было ли это от похоти или от нежелания выполнять свои задачи, трудно было сказать.

— Позже, — сказала ему, слегка касаясь его губ поцелуем.

Он разглядывал меня с подозрением.

— Под "позже" ты подразумеваешь множества вещей. Час. День.

Я улыбнулась и поцеловала его вновь.

— Не более дня.

Я обдумала заново.

— Возможно два.

Я засмеялась над выражением его лица, которое преобразилось от моих слов.

— Посмотрю, что я могу сделать. Теперь надень какую-нибудь одежду прежде, чем женщины здесь будут впадать в безумство.

Он одарил меня жалобным взглядом.

— Я боюсь, что это произойдет и с одеждой, и без, моя дорогая.

Когда нам все-таки удалось расстаться, я отправилась в комнату Ранелль, мое пост-сексуальное хорошее настроение увядало. Небольшая магия воздуха оставила меня с полумокрыми волосами к тому времени, когда я пришла к ней. Я нашла ее пишущей письмо за письменным столом. Увидев меня, она подскочила и сделала реверанс.

— Ваше величество.

Я жестом попросила её присесть, и взяла соседний стул.

— Не стоит. Я просто хотела немного поговорить прежде, чем вернусь в человеческий мир.

Настолько странным показалось ей услышанное, что лицо её дернулось, но посол быстро вернула себе самообладание. Легкость, с которой я переселяюсь между мирами, не была чем-то обыденным для джентри.

— Я извиняюсь за ужасное представление сегодня утром. Я не располагала достаточным количеством времени, чтобы уделить его вам.

— Вы на войне, Ваше Величество. Такие вещи случаются. Кроме того, Король Дориан был весьма гостеприимен в Ваше отсутствие.

Я подавила улыбку. Ранелль вряд ли была в бешенстве, но было ясно, что Дориан очаровал её, как и множество других женщин.

— Я рада. Вы уже написали своему королю?

Она кивнула.

— Я хотела передать ему свой отчет сразу же, хотя я уеду сегодня позднее.

Магия наполняла Иной мир и джентри, и были среди них такие, в силах которых было ускорить отправку сообщений. Волшебный e-mail, своего рода. Это позволяло сплетням быстро распространяться и означало, что ее письмо доберется до ее родины прежде, чем это сделает она. Я посмотрела на стол.

— И что вы скажете ему?

Она колебалась.

— Могу я быть прямолинейной, Ваше Величество?

— Безусловно, — ответила я, улыбаясь. — Я человек. Эм, то есть наполовину человек.

— Сочувствую вам. Я понимаю ваше недовольство, и знаю, что король Дамос тоже осознает это.

Она тщательно подбирала слова, говоря о моем изнасиловании.

— Но какой бы ваша ситуация ни была трагичной... ну, в общем, она остается вашей ситуацией. Я не могла поверить, что только по этой причине нам следует рисковать своим жизнями... прошу прощения, Ваше Величество.

Очевидно, быть гонцом с плохими новостями — не доставляло ей никакого удовольствия. Мой отец, которого именовали, как Король Бурь, был известен своей силой и жестокостью.

Я не была известная своей жестокостью, но за мной так же числились несколько пугающих проявлений силы.

— Без обид, — уверила я её. — Но... если честно, то ваш король находится в довольно-таки шатком положении. Он стареет. Его сила, в конечном счете, исчезнет. Ваше королевство будет открыто для вторжений.

Ранелль выглядела совершенно невозмутимо. Земли Иного мира связывали себя с тем, у кого было достаточно силы, чтобы претендовать на них.

— Вы угрожаете нам, Ваш Величество? — спокойно спросила она.

— Нет. У меня нет никакого интереса к другому королевству... особенно к такому далекому.

Понятие расстояния было относительным в Ином мире, но до Липового Королевства добираться дольше, чем до некоторых других королевств, расположенных ближе ко мне, как, например, Рябиновое Королевство и Дубовое Королевство Дориана.

— Возможно и нет, — произнесла она неуверенно, — но не секрет, что Король Дориан хотел расширить свою территорию. Именно поэтому он взял вас в супруги, не так ли?

Теперь я напряглась.

— Нет. Вовсе не поэтому. Никто из нас не интересуется вашей землей. Но ваши соседи — или люди в приделах земель — возможно, подумывают об этом. Из того, что я слышала, Дамос хотел бы, чтобы его дочь была наследницей.

Ранелль медленно кивнула. Власть здесь захватывалась силой, а не переходила по крови, но большинство монархов по-прежнему мечтали о семейном порядке престолонаследия, если у них вообще были шансы иметь детей. Я одарила Ранелль понимающей улыбкой.

— Разумеется, её контроль над землей зависит от её собственных сил. Но если Дамос поможет нам сейчас, то мы, безусловно, сможем помочь потом в борьбе против любых узурпаторов, имеющих виды на Липовое Королевство.

Уничтожение, открытая война. Способы были менее важны, чем моё намерение. Ранелль молчала, без сомнения, прокручивая все это в своем уме. Стоило ли это обещание того, чтобы передать их армии нам? Не уверенна. Но оно безусловно имело значение для её короля.

— И, — небрежно добавила я, уходя подальше от этой рискованной темы, — я была бы счастлива договориться на счет очень благоприятных торговых соглашений с вашим королем.

Тем самым подразумевая, что мои уполномоченные будут договариваться об этом. Я ненавидела экономику и политические торговые отношения. Но, мое королевство, буквально и фигурально выражаясь, было лакомым кусочком. Кусочком, сформировавшимся благодаря моим представлениям об Аризоне, и из-за которых сложились жесткие условия — но так же, и вдоволь приносившие тонны меди, в качестве вкладов. Медь была основным металлом в мире, который не мог взаимодействовать с железом.

Ранелль вновь кивнула.

— Понимаю. Я доведу это до его сведения.

— Хорошо.

Я встала с кресла.

— Прошу прощения, мне нужно идти, но если вам что-нибудь понадобится, дайте знать об этом служащим. И передайте мои наилучшие пожелания Дамосу.

Ранелль сообщила мне, что передаст мои пожелания, и тогда я оставила её весьма довольная собой. Я не любила все эти дипломатические разговоры почти так же, как и экономические, главным образом потому, что не считала себя в них знатоком. Но одно из них прошло весьма успешно, и если даже Липовое Королевство не присоединится к нам, я почувствовала, что Дориан оказался совершенно прав — они не станут сражаться с нами.

Я направилась в сторону выхода из замка, намереваясь перейти через ближайшие врата в мир людей, когда очутилась в коридоре. Я колебалась, размышляя, как же поступить дальше. И в итоге, сгримасничав, я изменила своё направление и свернула за угол. Комнату, которую я искала, было легко заметить, так как её охраняли двое стражников. И они оба были солдатами Дориана, избранные, потому что, если кто-то и пытался стать отцом наследника Король Бурь, то они хотели бы, чтобы это был именно их господин. И каждый знал, что мать, а именно я, которую он хотел, явно не жительница этой комнаты.

Один из стражников постучал и слегка приоткрыл дверь.

— Королева здесь.

Я не нуждалась в разрешении войти в какую-либо комнату в своем собственном замке, но все же дожидалась ответа.

— Войдите.

Я вошла и обнаружила Жасмин, которая, скрестив ноги, сидела на своей кровати и занимаясь каким-то подобием вышивки. Увидев меня, она раздраженно отбросила её в сторону.

— Это самое тупое занятие. Желаю, чтобы у блистательных, как таковых, было больше развлекательных занятий. Желаю, чтобы я смогла заняться верховой ездой.

Последняя часть была произнесена уже знакомым тоном, и я проигнорировала это. Жасмин находилась под домашним арестом, и я не позволяла ей деятельность, которая, возможно, позволила бы ей ускользнуть от своих стражников. Я подняла зеленый бархат, на котором она работала, и изучила стежки.

— Золотая рыбка? — спросила я.

— Нарциссы! — воскликнула она.

Я торопливо положила вышивку. И в самом деле, рассматривая ослабленные железные цепи, которые она носила на своих запястьях, чтобы остановить рост магического использования, впечатляло, что она вообще могла вышивать.

— Я собираюсь вернуться в Тусон, — сообщила я. — Хотела проверить, как ты тут.

Она пожала плечами.

— Я в порядке.

Несмотря на свой юный возраст, Жасмин хотела — и до сих пор хочет — быть матерью наследника Короля Бурь. Пророчество не было точным. Оно просто гласило, что первый сын его дочери будет завоевателем. Это заставило нас соревноваться — при том, что я не участвовала. Её принудительное пребывание здесь гарантировало, что она так же не участвует. Изначально, она ненавидела меня за это, но выросла более благоразумной после того, как война началась. Она рассматривала действия Лейта, как оскорбление нашей семье. Странная логика, но учитывая, что такое положения дел усмирило её темпераментный характер, я приветствовала это.

— Тебе... тебе что-нибудь нужно? — спросила я.

Глупый вопрос для того, кто хочет свободы.

Она указала на iPod лежащий возле неё.

— Его нужно вновь подзарядить.

Его всегда нужно заряжать. Нормальная жизнь батареи по другую сторону, Иной мир мешал электронике.

— Книги, журналы или что-нибудь. Я убила бы за телевизор.

Я улыбнулась. Это было за пределами моих возможностей.

— Иногда, когда я здесь, я думаю о том же.

— Как все прошло с той липовой дамой? Она собирается нам помочь разбить Катрис?

Угрюмое лицо Жасмин внезапно ожесточилось. У неё были такие же силы, как у меня, и в тоже время, не такие устойчивые, но, тем не менее, они могли нанести огромный ущерб. Если бы я освободила её, то Жасмин, вероятно, направилась бы прямо к Рябиновому Королевству и постаралась бы сравнять их замок с землей.

— Я не знаю. Не могу дать никаких гарантий.

Серые глаза Жасмин были полны расчетливости, вынудив её казаться мудрее, чем в свои пятнадцать лет.

— Пока вы с Дорианом вместе, вы опасны — особенно ты.

Удивительно, но в том, как она это произнесла, не было никакой насмешки.

— Но вы можете быть уверенны, что Майвенн не присоединится к Катрис. Ты знаешь, что она подумывала над этим.

Н-да, несмотря на постоянную обидчивость и ребяческое отношение, Жасмин была достаточно сообразительной.

— Ты права, — согласилась я. — Но думать и делать — это совершенно две разные вещи. Ты говорила это себе. Мы с Дорианом опасны. Я не считаю, что она собирается конфликтовать с нами.

Было нечто уютное во всем этом, чтобы вести разговор с кем-то, кто не пользовался формальным языком джентри.

— Возможно и нет. Но она до смерти напугана тем, что у тебя появится ребенок, наследник нашего отца.

Жасмин взглянула на меня с опаской.

— Ты ведь не передумала, да? Вы с Дорианом сделали для этого достаточно.

— Ничего из этого, — сказала я, задаваясь вопросом — рассказала ли служанка об увиденном в кровати.

— Скажи это Дориану. Он все время этим хвастается.

Я застонала, зная, что это было правдой.

— Ну, независимо от этого, в ближайшее время я не собираюсь заводить детей.

— А следовало бы, — сказала Жасмин. — Или позволь мне. Тогда Катрис полностью отступила бы.

— И тогда Майвенн действительно появилась бы после нас.

Майвенн управляла Ивовым Королевством и полностью была против осуществления пророчества Короля Бурь. Так же у неё было несколько других причин, чтобы не одобрять мой союз с Дорианом — или скорее, это причины для её помощников.

— Ага, — сказала Жасмин. — Но ты еще могла надрать ей задницу.

Я встала и захватила iPod, попутно засовывая его в свою сумку.

— Давай будем надирать по одной заднице за раз

Нависла неловкая тишина. Как странно, что мы только что вели вполне нормальную беседу. Я выросла единственным ребенком в семье, иногда желая, чтобы у меня была сестра. Все эти детские грезы остались позади, и я до сих пор не знаю, как относиться к нынешнем обстоятельствам, но возможно я должна быть благодарна даже за это.

— Что ж, — произнесла я в конце концов. — До скорого.

Она кивнула и подняла бархат, хмуро поглядывая на него, словно он доставлял ей какой-то дискомфорт. Я была практически у двери, когда она неожиданно окликнула меня,

— Эжени?

Я оглянулась.

— Да?

— Ты принесешь мне немного пирожных Твинкис?

Я улыбнулась.

— Разумеется.

Она не отрываясь смотрела на свою вышивку, но я почти уверена, что она тоже улыбнулась.


предыдущая глава | Железная корона | cледующая глава







Loading...