home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


12

Настал момент ошеломительной тишины.

— Это невозможно, — сказал Кийо наконец. — Ты говоришь, она должна убить всех монархов?

— Нет необходимости, — ответил старик.

— Даже я знаю, как это работает, — заявила я. — Единственным способом претендовать на землю — это если его предыдущий монарх умирает или становится слишком слабым, чтобы удержать контроль. В противном случае, они связаны между собой. Монарх и земля едины.

— Ты не слушаешь? — спросил он. — Это Корона изменения. Корона нарушающая связь. Не важно насколько они сильные. Не убивать... если ты не хочешь. Земля освобождается, позволяя захватить ее, если ты сильна и достаточно честолюбива, и конечно, если будешь обладать короной.

Достаточно честолюбива.

Его слова напомнили мне о нашей борьбе, когда я чуть не убила Кийо в порыве ярости. Я уставилась на корону с отвращением.

— Я не хочу этого. Я не хочу такой власти. Это никогда не было моим намерением.

Хранитель короны теперь выглядел озадаченным, как несколько минут назад были я и Кийо.

— Тогда зачем ты пришла сюда?

— Эжени, — обеспокоенно обратился Кийо. — Я думаю, ты не должна отказываться. Независимо от того, что она действительно делает... Ведь первоначальный план остается в силе. Тебе на самом деле не нужно ее использовать. Только само присутствие короны может быть достаточным фактором, чтобы напугать Катрис... Особенно, если она знает ее истинную силу.

Я подняла глаза с короны, глядя рассеянно на выжженные стены пещеры.

— Конечно, она знает. И так же, как и Дориан. Он знал с самого начала.

Это было тактично со стороны Кийо и показывало его самоконтроль, то что он не сделал резких замечаний в адрес Дориана.

— Ты должна принять ее! — воскликнул старик, глядя на наши лица.

Он выглядел поистине удивленным, и даже обиделся из-за того, что я подумываю выйти отсюда без короны.

— Вы прошли испытание! Ни один человек, сделав это, не отказывался от короны!

Больное чувство накапливалось внутри. Он знал. Дориан знал.

— Ты не будешь использовать ее, — повторил Кийо. — Катрис необязательно знать об этом.

— Я была идиоткой, — пробормотала я. — Идиоткой, чтобы думать, что это просто трофей. Если я приму ее... Что произойдет, если кто-то другой возьмет ее? Если украдут ее?

Пережив столько попыток изнасилования, я была хорошо осведомлена об амбициях Мира Иного.

— Корона действует только для своего нынешнего владельца, — сказал смотритель. — Она будет оставаться только с тем, кто ее достоин... или, если ты умрешь, она вернется сюда, и мы будем ждать следующего претендента.

— Держись, — сказал Кийо. — Вы просто ожидаете претендента здесь? Все это время? Сколько вам лет?

Я не стала ждать ответа. У меня закружилась голова и я еле стояла на ногах, я так устала физически и морально. Я хотела выбраться из этого места.

— Пойдем, — сказала я. — Мы забираем корону.

Старик просиял.

— Отлично. Я с нетерпением ожидаю ваших побед.

Я нахмурилась и двинулась к выходу. Это была едва ли та ситуация для теплого прощания, поэтому Кийо и я продолжали обратный путь в молчании, хотя я чувствовала на своей спине обжигающий взгляд стража. Переход с горы был тихим, и мне казалось, что я иду гораздо быстрее. Противопожарные барьеры исчезли. Когда мы, наконец, вышли на свет и воздух, пустынный пейзаж казался самой сладкой и освежающей вещью. Волузиан и Динна были именно там, где мы их оставили. Глаза Динны предвкушающе загорелись. Волузиан не изменится, но я почувствовала определенную тревогу.

— Вы сделали это! — воскликнула Динна. — Теперь вы сможете мне помочь и выяснить...

— Нет, — прервала ее я, направляясь прямо к своей лошади. — Не сейчас. Мы не закончили еще с этим делом.

Ее бледные глаза расширились.

— Но вы же обещали...

— Не сейчас, — буркнула я.

Что-то в моем тоне и взгляде было очень пугающим, потому что она исчезла без комментариев. Я знала, что она вернется, и все же. Я взглянула на Кийо, он уже был на коне с обеспокоенным лицом.

— Как думаешь, эти змеи регулярные жители или только часть испытания? — спросила я.

Он огляделся, беря во внимание отверстия в земле.

— Не думаю, что мы можем считать, что они ушли.

Я надежно упаковала корону в мешок.

— Тогда давай выбираться отсюда. Мы не остановимся, пока не покинем эти земли.

Лицо Кийо выражало беспокойство.

— Эжени...

Но я уже поскакала в том направлении, откуда мы приехали. Наша поездка сюда была оживленной, но все еще сохраняя силы. Теперь я держала обратный путь. Я позволила лошади бежать так быстро, как только она могла, подозревая, что она тоже хотела выбраться быстрее с этого проклятого места, как и я. Скорость и поток воздуха был достаточным, чтобы отвлечь меня от того, что случилось и должно произойти. Почти. Кийо легко держал мой жесткий темп, и скорость сделала затруднительными какие-либо разговоры. Я потеряла счет времени, но у меня было чувство, что мы едем часами, судя по тому, как солнце движется по небу. Я хранила молчание, окруженная мрачным пейзажем, так что проезд на обратном пути в знакомых местностях Мира Иного был словно всплеск воды на лицо. Мы вышли в Царство Жимолости, неожиданно захваченные здешним теплом и цветом.

Кийо замедлил ход лошади.

— Эжени, мы должны остановиться.

Когда я не отреагировала, он крикнул более резко:

— Эжени!

Это оторвало меня от моих мыслей, и я замедлилась, в итоге моя лошадь остановилась. Он рысью последовал к нам.

— Эжени, уже почти ночь. Мы должны разбить лагерь. Мы теперь в безопасности, мы выбрались из того места.

— В безопасности? Я военный лидер. Это место не наш союзник. Они могут иметь большое преимущество, если обнаружат и захватят меня.

— Это лишь оправдание, — сказал он. — Этого не произойдет, и ты не можешь сохранить такой темп без отдыха. Лошади, конечно, тоже не могут.

Я не много знаю о животных, но Кийо знал. Эти двое, казалось, исчерпали все силы и дышали тяжелей, чем прежде. Я погладила голову лошади в знак извинения. Я не хотела останавливаться, но Кийо был прав. Пышная и красивая земля предоставляла множество точек для разбивания лагеря. Хитрость была в том, чтобы найти один скрытый участок, который позволял бы держаться близко к дороге. Если мы отклонимся слишком далеко, природа Мира Иного вполне могла переместить нас в другое место. И, несмотря на уверенные слова, я думаю, Кийо немного беспокоился о том, что Терновая Королева будет обнаружена в этом королевстве. По крайней мере, у нас был Волузиан для охраны. Мы наконец остановились на маленькой полянке, которую было почти невозможно увидеть через деревья, пока не выйдешь на нее. Не далеко была небольшая лагуна, обрамленная камнями. Я была грязная от борьбы, но у меня не было сил искупаться полностью, и я согласилась на мытье рук и лица. Тем не менее, вернувшись в лагерь, который действительно был местом для ночлега, так как мы не нуждались здесь в огне, Кийо настоял на том, чтобы поменять мои повязки снова.

— Ты разорвала больше швов после борьбы, — сказал он с тревогой. — Ты можешь потерять много крови, ты должна получить лечение в ближайшее время.

Я кивнула, не слушая его, мои мысли все еще крутились вокруг того, что я узнала. Как только он опустил мою рубашку вниз, я повернулась и столкнулась лицом к лицу с ним.

— Дориан знал, Kийо. Дориан знал, на что способна эта корона. Именно поэтому он хотел ее. Я не должна быть удивлена...

Мои следующие слова убили какую-то частичку внутри меня.

— Я не удивлюсь, если это все он подстроил с Мастэрой.

Я снова ожидала насмешек от Кийо, но его темные глаза были серьезными и полны сочувствия.

— Я тоже не удивлюсь. Я сожалею.

То, что я произнесла в пещере, было правдой: я была такой идиоткой. Я должна была прислушиваться к своим инстинктам, которые говорили, что приза за сражение недостаточно, чтобы прекратить войну. Приз, который может лишить Катрис ее королевства? Правда, это положит конец войне, но Дориану следовало рассказать мне, какую угрозу несет в себе корона.

«И тогда бы ты не сделала этого», — указал на это голос в моей голове. Я знала, это было правдой. Я не стала бы рисковать своей жизнью или жизнью Кийо, чтобы прибыть с артефактом, который делает меня на шаг ближе к тому, чтобы быть завоевателем, которым, по ожиданию остальных, я могу стать.

— Дориан знал, — повторила я. — Дориан позволил мне рисковать своей жизнью из-за нее.

Кийо стоял тихо, глядя на то, как быстро темнеют деревья вокруг нас.

— Ты говорила, что он сопротивлялся этой идее по началу. Пока не предложил меня в качестве сопровождающего.

— Это было подстроено, правда?

Я опустила лоб на свои руки, сомневаясь во всем, что я верила о Дориане. Я очень, очень хотела ему доверять.

— Притворялся ли он сомневающимся, зная, что я что-то заподозрю, если он будет слишком настаивать?

— Несмотря на все его недостатки... Я не знаю. Он действительно заботился о тебе, Эжени. Я не думаю, что он небрежно бросил бы тебя в опасность. Он, возможно, ожидал, пока не понял, что ты могла бы справится с этим.

Я вздохнула и подняла голову вверх.

— Ты проявляешь ужасно много веры в того, кого ненавидишь.

Маленькая улыбка появилась на губах Кийо.

— Я не ненавижу его, не совсем так. Я не доверяю ему. Мне он не нравиться. И... хорошо, я в обиде, что он забрал тебя у меня.

Я сузила глаза и во мне вспыхнула искра гнева.

— Никто меня не "забирал". Я не какой-то предмет, который вы, парни, можете только раздавать!

— Извини, извини, — быстро поправился он. — Я не это имел в виду. Я только подразумеваю то, что после того как мы расстались, было тяжело видеть тебя с ним. Это маленькая ревность, я признаю ее. Но я так же ненавижу его великие, дерзкие действия, что он выиграл тебя и сыграл заключительную часть в наших отношениях.

— Его «великие, дерзкие действия»? Ты имеете в виду убийство Лейта? Я никогда не буду сожалеть об этом, — сказала я отчаянно.

Не смотря на то, что смеркалось, я могла видеть глаза Кийо, смотрящие на меня.

— Ты именно это имеешь в виду, Эжени? Стоила ли твоя личная месть, жизней людей, которые умерли с тех пор?

Я отвела взгляд.

— Он заслужил это. Ты не понимаешь.

— Я прекрасно понимаю, что он сделал. И если была бы у меня возможность? Я сделал бы намного больше, чем проткнуть его мечем. На самом деле это было милосердным по сравнению с тем, чего он заслуживал. Но последствия...

— Я знаю, — я снова вздохнула. — Я знаю, что вызвала весь переворот в этом мире.

Внезапно странная мысль пришла мне в голову.

— Майвен...

Кийо напрягался, не прослеживая моего скачка в мыслях.

— Причем тут она?

— Дориан знал и об этом тоже! Она знает, что делает корона, я уверена в этом. Вот почему он продолжал мне говорить, чтобы я не позволяла тебе поговорить с ней!

Я подскочила, сейчас в полной ярости.

— Проклятье! Он играл со мной. Он всегда играл со мной! Не имеет значения, если он любит меня. Это его характер. Он не может любить, не используя в своих интересах. Проклятье!

Мой крик прозвучал в пустую ночь, пока я ходила раздраженно.

В считанные секунды Кийо слишком быстро схватил меня за руки.

— Эй, эй. Успокойся. Возможно, он обманул тебя, но он не сможет заставить тебя делать то, чего ты не хочешь, даже с короной. Ты контролируешь ситуацию. Никакого вреда не будет.

— Никакого вреда? — воскликнула я. — Кийо, я чуть не убила тебя! Ты понимаешь? Ты понимаешь, что я чуть не сделала? Я потеряла контроль! Как я могу простить себя за это?

Он обнял меня руками.

— Я прощаю тебя, и это все, о чем тебе стоит беспокоится. Не вини себя.

Я сжала кулаки.

— Самая сумасшедшая часть всего этого то, что поддельный лич — или как его там — думал, что то, что я сделала, было хорошо. Я отталкивающая в сторону друзей ради власти. Это то, что корона олицетворяет. Это то, кем я стану.

— Я не позволю, — яростно сказал Кийо.

— Это в моей крови, — сказала я слабо. — Я только сейчас это поняла.

— Возможно. Я не знаю. Раньше я думал... хорошо. Я думал, что есть несколько простых решений, которые ты смогла бы сделать. Сделать это, не сделать это. Это было глупостью с моей стороны, этот конфликт в тебе. И я не помог... не так, как нужно было. Теперь я помогу... если ты позволишь мне.

Я посмотрела на него в замешательстве.

— Почему? После всего, что я сделала?

— Потому что я...

Кийо оборвал себя. Я едва могла видеть его сейчас, но чувствовала тепло его рук на своей коже.

— Потому что это не имеет значения, потому что я сглупил. Потому что мы никогда не должны были расставаться. Я давно хотел сказать тебе кое-что. Мы должны...

Я вырвалась и зашагала прочь через поляну. Я не могла слышать этого. Я не могла слышать какие-либо признания в любви, не тогда, когда мое сердце по-прежнему разбито из-за предательства Дориана. Я доверяла ему. Я доверяла ему, несмотря на все доказательства того, что он пошел бы на большие крайности за власть. Я думала, что его любовь ко мне была сильнее, чем его амбиции. Я была неправа. Даже если он меня любит, его сердце всегда будет разделено между мной и его стремлением к власти. Это была его природа, как и моя собственная природа была разделена между человеком и джентри.

— Мне нужно поспать, Кийо, — резко сказала я. — Прямо сейчас я не могу услышать этого.

— Но, Эжени...

— Спокойной ночи.

Я отвернулась от него. Я знала, что он способен видеть в темноте, и свернулась калачиком на траве. Едва ли это можно было назвать комфортной кроватью, но по сравнению с неудобствами прошлой ночи, это было как в раю.

Кийо больше ничего не сказал, и я слышала, как он в конце концов успокоиться. Волузиан был поставлен на часы, то есть ни Kийо, ни я не бодрствовали. В моем случае это не имело значения. Сон не придет независимо от того насколько я хотела его. Я не спала почти всю ночь, глядя на ясное небо и блеск звезд. В Мире Ином были те же созвездия, что и в человеческом, которые, конечно, представляли своего рода затруднительное положение физики. Однако у меня не было времени, чтобы поразмыслить об этом сейчас.

Дориан знал.

Эта корона. Эта проклятая корона. Часть меня хотела подойти к моей сумке, вытащить корону, и выбросить ее в ночь, чтобы никогда больше не видеть. Что сказал старик? Она вернется к себе домой? Никакого вреда не будет. Никакого вреда, кроме потери возможности отобрать земли Катрис, — у нее и любого другого, кто выступит против меня. Это было то, чего хотел Дориан? Будет ли он пытаться убедить меня, что это был единственный способ выиграть войну? И я поверила бы в это? Может быть. Я была готова рискнуть многим для мира, приезжая с короной. Возможно, это было лишь "легким наркотиком" в возможном плане Дориана для завоевания.

В конце концов, не имеет значение, какой у него был план. Важно, что он предал меня. Я открыла себя для него, полюбила его. Сейчас этому конец.

Именно эта мысль и гнев, сжигающий меня изнутри, пробудил меня, когда вокруг стало рано рассветать. Кийо, который, видимо, спал, мгновенно проснулся, услышав, что я пошевелилась.

— Дай угадаю, — сказал он. — Ты не спала.

— Нет.

Я достала из сумки немного походных запасов еды, морщась, когда мои пальцы коснулись короны. Кийо встал и потянулся, потом побрел за листву. Он вернулся через несколько минут, с манго в руках.

— Дополнение к твоему завтраку, — сказал он, бросая мне один.

Он прислонился к дереву и укусил один из своих.

Я благодарно кивнула, но сладость фрукта не имела вкуса для меня. Ни у чего не было вкуса. На меня были устремлены глаза Кийо, но я игнорировала их.

— О чем ты думаешь? — спросил он наконец.

— Насколько я ненавижу Дориана.

— Что ты собираешься делать?

Это было тем, о чем я думала некоторое время тому назад, поэтому у меня был твердый ответ.

— Пойди к нему. Поговорить с ним. Сказать ему, что между нами все кончено... Все. Мы. Наш союз.

Брови Кийо взлетели.

— Ты, возможно, не хочешь быть настолько поспешной, особенно в последнем.

— Как я могу быть в партнерстве с таким, как он? — воскликнула я

— Ты можешь быть в бизнесе с людьми, которые тебе не нравится. Я бы не стал разбрасываться его военной поддержкой в середине этого беспорядка.

— Мне не нужна его помощь, — сказала я упрямо. — Особенно, если Катрис объявит перемирие из-за короны.

— А если она отклонит перемирие?

— Я не знаю.

Я встала и потерла липкие руки о мои джинсы. Кийо был последним человеком, с кем бы я хотела это обсуждать.

— К чему ты клонишь? Должна ли я простить его? Позволить всему этому уйти и прыгнуть обратно в постель?

— Нет. Ни в коем случае.

Кийо подошел ко мне, почти зеркальное отражение с прошлой ночи, когда он был на грани того, чтобы сообщить мне что-то романтичное. Только с тех пор у меня было много времени, чтобы прийти к соглашению с моим гневом, и я могла бы сосредоточиться сейчас на Кийо. Беспокойство в его глазах и в его теле всегда задевали мои чувства.

— Но я не думаю, что Дориан оставит войну, независимо от того, что еще произойдет между вами. И ты должна принять эту помощь.

— Я боюсь...

Пока эти слова не прозвучали из моих уст, я не осознавала, что думаю так.

— Я боюсь, что когда я вижу его, когда я поговорю с ним... он сделает это снова. Он убедит меня, я не знаю. Каким бы ни был его план. Он будет оправдываться и убедит меня передумать.

Кийо обхватил мое лицо обеими руками.

— Ты не должна делать того, чего не хочешь. Ты сильная. И я пойду с тобой, если ты захочешь.

Я посмотрела в глаза Кийо, чувствуя, что теряюсь в их глубинах и смущаясь от того, что я видела в них.

— Я хочу.

Наклоняясь, он притянул меня к себе и поцеловал прежде, чем я поняла, что произошло. Было тепло в его губах, жар и голод, и грубость, животная страсть, которая была присуща ему. Мое тело прижималось к его телу, и я была поражена от возбуждения, которое поцелуй зажег во мне, мне, которая двадцать четыре часа тому назад была предана и принадлежала Дориану. Теперь желание во мне было все для Кийо, желание, что, вероятно, было эквивалентно желанию отомстить Дориану, возрождением моих чувств к Кийо, и просто жаждой быть с тем, кого я находила столь привлекательным. Я отстранилась от него, и это было нелегко. Этот поцелуй погубил меня, уничтожая все мои рассуждения. У меня было чувство, что я была в нескольких секундах от того, чтобы начать срывать с него одежду и броситься к нему. Некоторая раздражающая часть меня говорила, что я не должна делать этого, пока я не знала наверняка, мне все еще не безразличен Кийо, или я хотела вернуться к Дориану.

— Нет, не надо. Я не могу, — сказала я, отходя на несколько шагов. — Я не... Я не готова.

Я знала, что он мог сказать, что это не было правдой. Он мог чувствовать запах желания во мне, ферромоны и другие физические признаки того, что говорит о том, что я хочу его. Но голова и сердце? Нет, я не была уверена в этом.

— Эжени...

Его голос был хриплым, каждая клеточка его тела несла первобытную сексуальность, которая всегда привлекала меня.

— Я не могу, — повторила я. — Пожалуйста... не делай этого снова...

Закрыв глаза, я побежала в лес, игнорируя ветки и листья, хлещущие меня. Мне не нужно было уходить слишком далеко, потому что что-то подсказывало мне, что Кийо не последует за мной. Сейчас он оставил меня в одиночестве. Я опустилась на землю, опершись головой о гладкий ствол дерева, вид которого я не узнала. Мое сердце колотилось в груди, в смятении от достижений Кийо.

Я подозревала, что я ему все еще не безразлична, особенно, учитывая, что наш разрыв был больше моей идеей, чем его. Он подтвердил свою мудрость, правда, но я всегда знала, что он хотел, чтобы вещи были иными. Ад, который настал для нас двоих. Я выдохнула и закрыла глаза. Что мне делать с этим? Что я сделала с чувствами Кийо? Что мне делать с моими собственными чувствами? Потому что в основе всего этого, мое сердце все еще бушевало по Дориану. Я имею в виду, что я сказала Кийо: я действительно собираюсь вернуться и сказать Дориану, что между нами все кончено. Я была разочарована в Кийо до сих пор, потому что он не предпринял никаких действий против Лейта. Также как это ранило меня, Кийо прямо и открыто сказал о своих причинах насчет этого. Это было лучше, чем когда кто-то говорит вам сладкую ложь. Довольно лжи. Дориан был полон ей — и это касалось не только короны. Внезапно я задалась вопросом, почему он предложил Кийо пойти со мной в этот поход, а не Жасмин. Может быть, Дориан думал, что это будет удобный способ избавиться от того, кого он всегда рассматривал в качестве потенциального соперника.

Я не знала. Единственное, в чем я была уверена, так это в том, что я все больше и больше загружалась, сидя здесь. Слабый всплеск поразил меня до глубины эмоциональных глубин, и я открыла глаза. Крик тревоги раздался от Волузиана из лагеря, и через минуту я поняла, что происходит. Поднимаясь, я увидела впереди бассейн в центре поляны. Конечно же, я обнаружила Кийо, наворачивающего круги вдоль и поперек. Лагуна была кристально чистой, блестела при утреннем свете солнца и она пела в моих магических чувствах. Я подумала, он был там вчера, чтобы очиститься от боя и смыть все разочарование из меня. Судя по линиям на его лице может быть, и другое. Я наблюдала за ним минуту, зная, что наблюдать за ним незамеченной — редкость. Вода и его настроение отвлекло его, он обычно учуял бы и услышал наблюдателя. Чуть позже я приняла решение. Я начала снимать с себя одежду. Кийо повернулся и заметил меня только тогда, когда я ступила в воду, облегчая себя, шла вниз по каменным краям.

— Эжени... что ты делаешь? Ты мочишь свои повязки.

Я подплыла к нему, на другую сторону бассейна.

— Я здесь с тобой, голая, и это твое самое большое беспокойство?

Он внимательно посмотрел на меня.

— Ну, это были наши последние бинты.

Я положила руки на его грудь.

— Мы скоро будем дома.

Когда я приблизила свои губы к его, соединяя нас в глубоком поцелуе, я почувствовала тот же ответ, как раньше. Он ответил мне голодно, руки обернулись вокруг моей талии, когда мы прижались друг к другу. Теперь, однако, это был Кийо, который отделил нас друг от друга, несмотря на возбуждение в его глазах. У меня было ощущение, что в нем шла борьба между человеком и животным.

— Подожди, — сказал он. — Раньше... ты сказала мне, что ты не можешь...

— Я передумала. Я могу это сделать, — сказала я. — Нужно ли сейчас большее, чем это?

Я все еще собиралась сказать Дориану, что у нас с ним все кончено, и мне необязательно нужно было расставаться с ним до этого. Я мысленно разорвала с ним. Я была свободна делать все, что хотела. Я снова приблизилась к Кийо, медленно двигая нас к кромке воды. Верхняя часть наших тел показалась из воды, и утренний воздух немного охладил мою мокрую кожу.

— Я не доверяю причине, по которой ты это делаешь, — сказал Кийо.

Но когда я приблизилась к нему, он не отступил.

— Я думаю, что ты вернешься к Дориану.

Я крепко его поцеловала, отрезая все логические доводы, которыми он может попытаться возразить.

— Может быть, и вернусь, — сказала я наконец.

У него замерло дыхание, немного удивленный моей интенсивностью. Я чувствовала свое превосходство, понимая жажду Кийо и гнев на Дориана.

— Но ты тот, с кем я делаю это. Это что-нибудь значит?

Возникла пауза, в которой темные дымчатые глаза Кийо внимательно меня изучали.

— Да.

Одним быстрым движением он развернул меня, прижимая свое тело к моему.

— Это значит. Это то, что в любом случае должно случится.

Я задержала дыхание, когда он целовал мою шею, задевая зубами кожу.

Мое тело горело, как от его прикосновений, так и от опасной нотки в интонации его голоса. Затем, полный смысл его слов дошел до меня. Я начала оборачиваться, но его руки были на мне, прижимая меня к выступу, окруженному водой.

— Эй, я не твоя, — буркнула я. — Я думала, что ясно дала это понять.

— Ты права, — сказал он. — Но ты также и не его. Больше нет. И никогда не должна была быть. Мы не должны были расставаться. И если ты хочешь этого, если ты хочешь это сделать, ты должна сказать, что что-то ко мне чувствуешь. Я не могу поверить, что это всего лишь просто секс ради мести.

— Кийо...

Руки, которые держали меня, скользнули вперед к моей груди, шероховатость его прикосновений отправлялась ударной волной через мое тело.

— Скажи мне.

Он дышал над ухом, руками скользя по моему животу и вниз между моих бедер.

— Скажи, что ты все еще что-то чувствуешь ко мне.

Его тело прижалось так близко, оставляя минимум пространства между нами, прижимая меня к камню. Я почувствовала его твердым и готовым.

— Я...

Я закрыла глаза, теряясь в его руках, которые прикасались ко мне, растапливая сексуальное напряжение, горевшее в нас в течение последних дней. Что я чувствовала? В настоящий момент, я чувствовала противоречие. Может, это было неправильным. Может, мне сначала надо было официально порвать с Дорианом, перед тем, как выпускать эмоции наружу.

— Я...

— Да?

Он наклонил меня, руками схватил за талию, и вдруг вошел в меня, низкий стон сорвался с его губ, когда он заполнил меня. Я слабо вскрикнула от неожиданности, крик перешел в стон удовольствия, когда он начал входить и выходить из меня.

— Скажи мне, что все еще питаешь ко мне чувства, хоть какие-нибудь… — пробормотал он. — Если нет, я остановлюсь или позволю продолжаться этому дальше. Просто скажи.

— Я...

Опять же, я не могла произнести эти слова. В этот момент это было легко, потому что я была потеряна в его чувствах. Я забыла, какого это быть с ним, то, как он всегда брал меня сзади, движимый инстинктом животного, сидящего в нем. Однако, с ним было связано большее. Изображения мелькнули в моей голове, как он боролся на моей стороне, его сострадание, когда он увидел, как больно мне было из-за обмана Дориана.

— Скажи мне, — прорычал он вновь, звериное неистовство и голод проскальзывали в его голосе. — Скажи мне, что ты хочешь меня. Скажи мне, что между нами все еще что-то есть. Что ты не хочешь меня останавливать.

Он ощущался так хорошо, такой сильный, такой жесткий.

— Нет...

— Что нет?

— Нет... не останавливайся... чувства... конечно, какие-то чувства все еще остались...

Я так считала. И после этого животное в нем было развязано. Я закричала, как он показал мне полную силу своего тела, я опиралась руками, чтобы не удариться о выступ. Наши тела издавали звук, раздававшийся эхом вокруг, когда он входил неустанно, беря меня снова и снова, будто бы снова заявляя права на мое тело.

— Я скучал по тебе, Эж, — успел он сказать. — Скучал по сексу с тобой. Скучал по занятиям любовью с тобой. Но особенно... особенно я скучал по тому, чтобы отыметь тебя.

Его слова прерывались отдельными резкими толчками, которыми он брал меня жестко и глубоко, когда он наклонил меня ниже. Я закричала снова, но это было от удовольствия, не от боли. Кийо всегда доводил меня таким образом, и сейчас не стало исключением. Я чувствовала, как нервы взрываются, каждая клеточка моего тела дрожала. Тем не менее, он продолжал двигаться во мне с этой первобытной потребностью, толкая меня в перегрузку чувств. Он проявлял себя на словах, просто издавая тихие стоны, когда наши тела соприкасались. Наконец его тело содрогнулось от накатывающего наслаждения, сопровождаемого резкими толчками в мое тело, на которые он был способен, пока дрожь оргазма не захлестнула его. Он крепко держал меня за талию. Крича и содрогаясь от нахлынувшего удовольствия, он протолкнулся в меня еще несколько раз, пока наконец силы не покинули его. Он вышел из меня, так что я смогла обернуться. Мое собственное дыхание было прерывистым и быстрым.

— Возможно... возможно нам не стоило этого делать...

Кийо обвил рукой мою талию и притянул меня ближе к себе. Его губы слегка касались моих.

— Напоминаешь оправдывающегося парня утренним днем. И ты первая напала на меня, не забыла?

— Правда, — призналась я.

Удовлетворив свои желания, я чувствовала себя немного более последовательной. Но лишь немного. Его обнаженное тело по-прежнему было прямо передо мной, и это отвлекало.

— Дай мне несколько минут, — пробормотал он. — Несколько минут, и мы сможем сделать это снова...

— Возможно, мы создаем больше проблем.

Он поцеловал мою шею.

— Какое значение имеет еще одна проблема, среди всех остальных, что у нас есть? Еще раз, Эжени. Я так скучал по тебе. Давай сделаем это еще только один раз.

Я чувствовала, что он действительно был почти снова готов. Я подняла одну ногу, наполовину обхватив его, когда мое тело решило, что оно готово тоже.

— А что потом?

— Потом?

Рот Кийо прижался к моему.

— Потом мы поедем в гости к Дориану.


предыдущая глава | Железная корона | cледующая глава







Loading...