home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 4

Фей вошла в гимнастический зал лечебницы и взобралась на любимый эллиптический тренажер. Он стоял у панорамного окна, из которого открывался чудесный вид на горы Сан-Диего. Джуди и Леда – два физиотерапевта, работавшие по программе избавления от хронических болей, и ее подруги по работе – выбрали такие же тренажеры по обе стороны от нее. Хотелось бы Фей знать, как они втроем смотрятся сзади. Она была руководителем Джуди и Леды, и у нее был диплом магистра по медицинскому уходу. Она была блондинкой, а они обе – брюнетками, она была на двадцать пять лет старше каждой из них, и в том, что касалось вида со спины, не питала никаких иллюзий насчет того, что подруги легко превзойдут ее.

– Что ты думаешь о новом пациенте? – Джуди с видом знатока нажала какие-то кнопки на тренажере.

– Это молодой парень с раком кости, – отозвалась Фей. – Я думаю, ему нужно…

– Привет, Фей.

Джим Прайс неожиданно появился прямо за ее спиной. Фей мгновенно расцвела. Она надеялась, что не сильно покраснела.

– Привет! – ответила она, замедляя скорость тренажера. – Я не знала, что ты будешь здесь во время обеденного перерыва.

– Я и не собирался, – сказал он. – Но я закончил читать статью, которую ты написала, и хотел выразить тебе свое восхищение. Отличная статья.

– Я рада, что тебе понравилось, – смутилась она. Фей с сожалением подумала, что, наверное, выглядит сейчас не очень элегантно. Она покрылась потом от интенсивной тренировки, и горячие струйки стекали по шее и груди. Она провела по лбу тыльной стороной руки.

– Я даже сделал несколько комментариев, – сказал Джим. – Покажу их тебе сегодня вечером, ладно?

Теперь она и вправду покраснела. Джуди и Леда притихли. Они замедлили свои тренажеры, чтобы уменьшить шум от маховых колес, и Фей была уверена, что они ловят каждое слово.

– Это будет здорово, – сказала она.

В падавшем от окна желтом свете его глаза слегка отливали бронзой. Раньше она этого не замечала.

Джим сделал ей знак наклониться к нему, чтобы он что-то мог прошептать ей на ухо.

– Ты ужасно красива, – мягко произнес он, щекоча ей ухо своим дыханием.

Она выпрямилась, улыбаясь, и одними губами сказала:

– Спасибо.

Когда он направился к выходу, Фей почувствовала признательность к Джуди и Леде за то, что им хватило ума не говорить ничего, пока он не окажется за пределами слышимости.

– Итак, – спросила Джуди, – когда ваше свидание?

– Сегодня вечером, – ответила она.

Хотя Фей существенно замедлила шаг на тренажере, монитор показывал ей самый высокий пульс за время тренировки. Она не могла поверить, что мужчина так на нее влияет.

– Повезло тебе, – присвистнула Леда.

Фей знала, что многие женщины, работавшие в лечебнице, любили Джима Прайса. Даже молодые женщины сохли по нему. Джим овдовел два года назад, а перед этим оставил свою хирургическую практику, чтобы ухаживать за женой последние месяцы ее жизни. Коллеги поражались его любви и находили такое самопожертвование похвальным. У него была приятная внешность, что является редкостью для мужчины пятидесяти пяти лет, у него водились деньги, и он был добр с больными и коллегами. Фей знала его много лет, так как он часто присылал ей пациентов для лечения, но он никогда ее по-настоящему не замечал. Все изменилось, когда была опубликована ее книга по лечению хронической боли. Кто-то, должно быть, сказал ему, что она тоже потеряла мужа, и он почувствовал, что у них много общего. Во время их первого настоящего разговора друг с другом выяснился еще один общий факт биографии: оба выросли в Северной Каролине. Казалось, этот факт дал им официальное право познакомиться друг с другом поближе.

– Все становится серьезным? – спросила Леда.

– Что ты имеешь в виду?

– Ты спала с ним?

– Конечно нет. Но это не твое дело.

– Это ведь будет третье свидание, так? – уточнила Леда.

– Да. А что?

Леда рассмеялась:

– Тогда тебе бы лучше побрить ноги.

– Зачем? – тупо спросила она. Подумать только, старая и глупая. Кроме того, она слегка задыхалась, в то время как Леда и Джуди, насколько ей было заметно, не испытывали проблем с дыханием, разговаривая и одновременно нажимая на педали.

– Это делают во время третьего свидания, – сказала Леда.

Фей рассмеялась:

– Кто сказал?

– Таково правило в наше время, Фей.

Фей взяла бутылку воды из держателя на пульте тренажера и отпила глоток.

– Возможно, он не силен в правилах… так же, как я, – приободрилась она.

Фей знала, что преступает черту, делясь с Джуди и Ледой своими любовными переживаниями, так как они были ее подчиненными. Однако это была та область, в которой они разбирались лучше, чем она, а ей нужна была поддержка.

– Вообще-то мы с ним говорили об этом, – объяснила она. – О том, что встречаться с кем-либо – это в новинку для каждого из нас.

Фей очень надеялась, что никто еще не просветил Джима насчет правила третьего свидания.

– На самом деле это зависит от того, какими были два первых свидания. – Джуди отпустила ручки тренажера, чтобы снять резинку с волос и сунуть ее в карман шортов. – Куда вы ходили?

– В «Старбакс» – первый раз, и в ресторан – во второй.

Их первое свидание было настоящей импровизацией. Они столкнулись в больничном коридоре, и Джим сказал, что прочел ее книгу, что она ему очень понравилась, и спросил, не желает ли она выпить с ним после работы. Но вместо бара они пошли в «Старбакс» и просидели там целых четыре часа. В основном говорил он, и это Фей устраивало. По правде говоря, это она без конца задавала ему вопросы, чтобы он не начал задавать вопросы ей. Она не очень хорошо умела рассказывать историю своей жизни и поэтому была впечатлена, с какой легкостью Джим поделился с ней рассказом о своем детстве в Северной Каролине, женитьбе и двух дочерях. Он говорил настолько откровенно, что Фей было не по себе от того, что она многое скрывала. Но он, казалось, не имел ничего против. Джиму нужно было, чтобы его выслушали, и она с готовностью это сделала.

– «Старбакс» не считается, – Джуди сделала глоток воды из бутылочки.

– Сколько вы там пробыли? – спросила Леда.

– Четыре часа.

Они бы просидели и дольше, но кофейня закрывалась.

– О! – воскликнули коллеги, одобрительно кивая.

– Тогда считается, – подмигнула Леда. – Это вполне как настоящее первое свидание.

– А по телефону вы много разговариваете? – спросила Джуди.

– Не очень…

Джим звонил ей пару раз и пару раз же оставлял сообщения на электронной почте, ничего большего.

– Потому что большое число телефонных звонков считается за одно свидание.

Фей рассмеялась:

– Вы обе…

– Я бы сказала, что четыре часа телефонных разговоров приравниваются к одному свиданию, – подняла указательный палец вверх Джуди.

У Фей округлились глаза, она задохнулась от удивления. Бедра у нее горели.

– А где было второе свидание? – спросила Леда.

– В «Скай Рум», – еле смогла произнести Фей.

И снова говорил все время он. К концу вечера она вдруг поняла, что он не задал ей ни одного вопроса о ней самой, кроме вопроса о том, что она будет есть. Другая женщина сочла бы это неприятным. Она же была рада.

– Очень хорошо, – Джуди одобрительно кивнула. – Он заплатил за тебя?

– Да… но я даже не знала, как в этом случае надо поступать, – сказала она. – Может, мне следовало заплатить за себя?

– Нет. Всегда позволяй мужчине сделать это, – сказала Леда.

– Я не согласна, – возразила Джуди. – Надо хотя бы предложить заплатить свою долю или договориться, что ты угощаешь в следующий раз.

– Я бы никогда не стала платить, – сказала Леда. – Особенно с человеком, таким богатым, как доктор Прайс.

– Куда он тебя сегодня поведет? – спросила Джуди.

Фей заколебалась, она действительно слишком разоткровенничалась. Она еще раз нажала на кнопку пульта, чтобы увеличить нагрузку. – Мы идем на вечеринку, – ответила она. – К каким-то его друзьям.

– А потом зайдете к тебе, чтобы пропустить по стаканчику на ночь? – спросила Джуди.

– Я так далеко не заглядывала.

– О, детка, – засмеялась Леда. – Ты сегодня закончишь постелью. Никаких сомнений в этом.

– Я его совсем не знаю. – Она чувствовала, что выглядит не в меру стыдливой. – Скорее даже, он меня едва знает.

– А о чем вы все время разговаривали в «Старбаксе» и ресторане? – спросила Леда.

– Говорил по большей части он.

Леда охнула, качая головой с отвращением:

– Это так типично. Все, что им надо, это чтобы кто-то их выслушивал.

– Сделай так, чтобы он узнал, что ты за человек, до того как он начнет спать с тобой, – сказала Джуди. Она опять отпустила ручки тренажера, чтобы сделать еще один глоток воды. – Иначе ты будешь чувствовать себя, будто тобою пользуются, – продолжила она. – Он сможет сказать себе: «Я переспал с этой горячей красоткой, и мне даже не пришлось выслушивать ее жалобы на жизнь».

Фей молчала, ей было приятно, что Джуди назвала ее красоткой. Она надеялась, что ей не льстят.

– Как долго это происходит с тобой? – спросила Леда.

– Так! – сказала Фей. – Я ваша начальница, не забывайтесь.

– Этот разговор останется между нами, – сказала Леда заговорщически. – Ладно? Тебе нужна помощь.

Она вздохнула, зная, что сейчас сообщит им кое-что. Ей действительно нужна была помощь.

– Мой муж был моим первым и единственным мужчиной, – призналась она.

– О господи, – Джуди даже остановила тренажер. – И он умер… покинул этот мир… когда? Десять лет назад?

Фей улыбнулась эвфемизму – покинул этот мир. Они, слава богу, работали в больнице, и Джуди никогда не говорила: покинул этот мир. Но все разговаривали с ней очень тактично, когда дело касалось ее покойного мужа.

– Почти тринадцать лет, – сказала она.

– Надо же, Фей, – сказала Леда. – Это все равно что стать девственницей снова.

Она опять замолчала. Именно так она себя и чувствовала, испытывая неловкость и страх при мысли, что будет раздеваться перед мужчиной, не зная, что делать и что от нее ждут. Никто не назвал бы ее толстой, по крайней мере, она на это надеялась, но она раздалась, как это часто бывает с женщинами среднего возраста, несмотря на упражнения и диету. Талии у нее почти не осталось, бедра оплыли. Лежа на боку в постели, она хорошо ощущала силу притяжения на животе и груди и едва могла представить себе, как мужчина будет обнимать ее в этом положении. Тем не менее в последнее время она иногда воображала это. Ей хотелось бы знать, как это будет – лежать в постели с Джимом Прайсом.

Джуди протянула руку и похлопала ее по плечу.

– Все будет прекрасно. Он из тех, кто будет предохраняться и постарается доставить тебе… ну, ты знаешь, удовольствие.

– Ему не понадобится предохраняться, – ответила она. – У него никого не было после жены. А у меня менопауза.

– О господи, – засмеялась Леда. – Тебе надо бы взять тюбик специального геля для этого дела в отделе снабжения.

– О’кей, хватит об этом, на самом деле! – Щеки Фей горели, хотя она и сама смеялась. Она остановила тренажер и сошла с него слишком быстро, так что покрытый ковром пол поплыл у нее под ногами.

– Я – все, – сказала она. – Увидимся внизу.


Джим заехал за ней в семь тридцать вечера, красивый, в черном костюме с галстуком, который хорошо сочетался с его тронутой сединой шевелюрой. Вечеринка была организована спонтанно, какое-то мероприятие в благотворительных целях, и Фей надеялась, что оделась в соответствующем стиле.

– Полуофициально, – предупредил Джим.

На ней было бордовое платье по колено, с короткими рукавами. У нее были красивые ноги – в этом она была уверена. Глаза у него засияли, когда она открыла ему дверь. Фей поняла, что оделась правильно.

По дороге на вечеринку он был разговорчив, как обычно, но беседа постепенно перешла на статью, которую написала Фей. Она хотела узнать его мнение прежде, чем представлять статью в журнал. Комментарии Джима были отличными, касались сути, и она могла поклясться, что тема так же волновала его, как и ее саму. Ей было интересно, думал ли он о боли пациентов или о своей несчастной покойной жене, когда предлагал внести некоторые изменения в статью.

Помещение для вечеринки находилось на двенадцатом этаже отеля в центре города, в огромном здании, откуда открывался потрясающий вид на залитый огнями город и мост через залив Коронадо. Гости, немного чопорные и чересчур нарядные, были докторами и политиками. Они гордо шествовали под руку со своими спутниками, партнерами или супругами. Дамы блистали драгоценностями, и Фей хотелось знать, насколько заметно то, что ее серьги сделаны из циркония, а платье было куплено в магазине торговой сети JCPenney.

Джим взял ее под руку и не отпускал, как бы стараясь придать ей уверенности. Она знала многих гостей и замечала, с каким удивлением они вскидывали брови, видя, как Джим Прайс придерживает ее за локоть. Фотограф из журнала «Сан-Диего Мэгэзин» сделал несколько снимков гостей, пока те прогуливались по огромному открытому залу, и Фей подумала, что вполне может увидеть себя на страницах светской хроники этого журнала. Ей всегда был безразличен лоск и внешние атрибуты богатства, но она не могла не испытывать эстетического удовольствия от вида гостей и просто от самого факта присутствия на светском вечере. Ей было интересно, сколько Джим заплатил за приглашение на прием. Все сборы пойдут на борьбу с раком, напомнила она себе. Его жена умерла от рака. Вероятно, он пользовался любой возможностью вносить пожертвования для этой цели. Интересно, что он не спрашивал, от чего умер ее муж, и за это Фей была ему благодарна.

Вести беседу с другими приглашенными оказалось легче, чем она ожидала. Некоторые люди знали, кто она, и некоторые доктора даже читали ее книгу. Джим прекрасно умел заводить разговор с людьми, знакомил Фей с незнакомыми ей гостями и перебрасывался с ними парой-тройкой дежурных шуток. Он был в своей стихии на этом великосветском мероприятии. Это было очевидно.

В середине вечера, когда кто-то отвел Джима в сторону, чтобы поговорить о делах, незнакомая женщина вывела Фей из толпы гостей в комнату отдыха.

– Я хотела сказать вам, что мы все безумно рады видеть Джима со спутницей, – улыбнулась женщина. Она была очень привлекательна, ее темные волосы были уложены в узел на затылке. Ей, должно быть, было лет шестьдесят, но кожа у нее была безупречной. – Он горевал так долго, буквально замкнулся на своем горе.

Фей была тронута словами женщины, но ей хотелось вступиться за Джима.

– Благодарю вас, – сказала она. – Не думаю, однако, что у горя есть допустимый срок.

– Нет, конечно же, нет, – кивнула женщина. В ее голосе слышался легкий акцент. Итальянский, может быть. – Просто он всегда выглядел таким несчастным. А сегодня он, кажется, счастлив. – Женщина улыбнулась. – Мы были обеспокоены тем, что если он найдет себе женщину, то это будет кто-нибудь из молоденьких медсестер, с которыми он работает. Понимаете, уже немного тошно видеть, как стареющие мужья бросают жен, проживших с ними бок о бок всю жизнь, ради молоденьких девиц.

– Ну, думаю, в этот раз я рада тому, что выгляжу на свой возраст, – Фей рассмеялась. Она сразу реагировала на неудачный комплимент, когда ей его делали.

– О, простите. – Женщина рассмеялась над собственным промахом и сжала руку Фей. – Я не хотела сказать, что вы выглядите старо. Я просто…

– Я знаю, что вы хотели сказать, – сказала Фей, подбадривая ее улыбкой.

– Просто зрелый человек, – продолжила дама. – Это обнадеживает. У моего мужа онкологическая практика в Эсколадо, и он читал вашу книгу. Он сказал, что вы настоящий профессионал.

– Это так приятно слышать, – сказала Фей искренне и с удивлением.

– Меня зовут Роза Стайн, между прочим, – сказала женщина.

– Рада познакомиться.

– Так между вами все серьезно?

– Пока нет.

– Хорошо, – она дотронулась до ее плеча. – Надеюсь, что будет так.

– Я тоже. – Фей удивилась собственным словам.

Когда они вернулись из дамской комнаты, Фей увидела Джима на другой стороне зала у окна. Он был занят разговором с каким-то мужчиной и женщиной, и при виде него у Фей потеплело на душе. Господи, он ей нравится.


– Спасибо, что пошла со мной, – поблагодарил он позже, когда вез ее домой. – Я знаю, такие мероприятия могут быть нудными, но они во имя благих целей.

– Мне понравилось, – честно сказала она.

Фей немного нервничала, ей хотелось бы знать, как вести себя дальше. Обсуждение с Ледой и Джуди правила третьего свидания все еще тревожило ее.

Джим свернул на подъездную аллею к скромному одноэтажному дому Фей, заглушил мотор и повернулся к ней с улыбкой. Протянув руку, он нежно коснулся коротких волос у нее на шее. Сердце у нее екнуло от этого прикосновения, но также и от неуверенности. Ей надо что-то сказать.

– Если я приглашу тебя в дом, будет ли это означать нечто большее, чем чашечка кофе?

Он непринужденно рассмеялся, затем взял ее за руку.

– Вот именно это я в тебе люблю, – сказал он. – Ты прямодушна. Никаких игр. И хотя мне бы хотелось зайти, выпить кофе, поговорить, я думаю, лучше не делать этого. Я не готов для… для…

Впервые она видела, что он не мог найти слов. Но она его поняла.

– Я тоже, – сказала она.

Он проводил ее до двери, наклонился и мягко поцеловал в губы.

– Не могу поверить, что работал рядом с тобой годы и толком не замечал тебя, – посетовал он, отстранившись и внимательно разглядывая ее.

– Ты думал о пациентах, – сказала она. – И о любимой жене.

Он медленно кивнул:

– Думаю, это то, из-за чего меня тянет к тебе. – Он убрал прядку волос у нее со лба. – Ну, то, что ты вдова. Ты знаешь, каково это, потерять дорогого человека.

– Да, – ответила она.

Но правда состояла в том, что она этого не знала.


Глава 3 | Девочка-беда, или Как стать хорошей женщиной | Глава 5







Loading...