home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 30

Фей уютно устроилась в объятиях Джима. Сегодня он был в чудесном благодушном настроении, потому что в постели он был так нежен, что она едва не прослезилась. Она была довольна. От горячей ванны тело у нее стало тяжелым, а в душе воцарилось абсолютное блаженство, которого она никогда не испытывала. Один из догматов, которых она неуклонно придерживалась в своей программе по избавлению от хронических болей, заключался в том, что спокойствие и счастье можно найти только внутри себя, что ни идеальное здоровье, ни миллион долларов, ни другой человек никогда не будет в силах сделать кого-то счастливым или несчастным. Но сейчас она начала задумываться, не была ли ее теория ошибочной в той части уравнения, где говорилось о другом человеке. Иметь кого-то особенного в своей жизни совсем не повредит.

Она почувствовала, что Джим коснулся губами ее виска.

– А я знаю что-то, чего не знаешь ты, – сказал он тоном ребенка, у которого есть секрет.

Детская дразнилка заинтриговала ее.

– Что же?

– Не могу сказать.

Фей осторожно постучала кулаком по его груди.

– Это так нехорошо с твоей стороны.

– Да, ты права. Но все равно. Я тебе не скажу.

– Ладно, – улыбнулась она, – можно хотя бы допустить, что это что-то хорошее?

– Можешь допускать все, что угодно.

– Когда ты расскажешь мне?

– Завтра.

– Первым делом утром?

– Не думаю.

Если бы она не любила его, то начала бы сердиться. Вместо этого она рассмеялась.

– Так когда?

– Я не знаю.

– Джим!

Он рассмеялся:

– Я правда сожалею. Мне не следовало ничего говорить.

Она хотела добиться еще какой-нибудь информации от него, но он положил конец ее расспросам поцелуем.

На следующее утро Фей присутствовала на занятии по избавлению от болей, чтобы оценить работу молодой медсестры, которая вела занятие. Джуди просунула голову в дверь и жестом поманила ее выйти в коридор. Фей тихо вышла из класса.

– Тебе звонят.

– Это не может подождать? – Фей удивилась, что Джуди вызвала ее с занятия, хотя, как физиотерапевт, конечно, знала, насколько важной для карьеры молодой медсестры была всесторонняя оценка ее знаний.

– Сказали, что это важно, – сказала Джуди. – Прости.

Фей прошла по коридору в свой кабинет и подняла трубку.

– Фей Коллиер слушает. – Она надеялась, что в ее голосе не прозвучало раздражение.

– Здравствуйте, госпожа Коллиер, – сказала какая-то дама. – Меня зовут Шерон Кейси, и я являюсь президентом Ассоциации медсестер округа Сан-Диего.

Имя дамы было знакомо ей.

– Да, – сказала она, – я знаю ваше имя. Что я могу для вас сделать?

– Ничего, – сказала женщина. – Я звоню, чтобы сообщить вам, что вы стали обладателем почетного звания Сестра года по округу Сан-Диего.

Фей помолчала, пока новость дошла до нее.

– Я? – спросила она недоверчиво.

– Многие врачи и некоторые медсестры указали ваше имя как претендента за вашу работу по хроническим болям. Я читала вашу новую книгу. Это большая редкость – читать книгу, которая так понятна и профессионалу, и непрофессионалу. Мои поздравления.

– Спасибо. – Она, улыбаясь, опустилась на стул за своим столом. – Я даже не знаю, что сказать. Я просто очень удивлена и… взволнована. – Она поняла, что это, должно быть, и есть тот секрет, которым Джим заинтриговал ее накануне. Он каким-то образом был в курсе.

– Мы будем вручать вам награду вместе с остальными победителями на ежегодной церемонии награждения в сентябре, поэтому отметьте двадцатое число в своем календаре.

– Отмечу. Большое спасибо за то, что сообщили мне об этом.

Она отправила Джиму сообщение, как только положила трубку, и он позвонил ей почти сразу же.

– Откуда ты узнал? – спросила она, даже не поздоровавшись.

Джим засмеялся.

– Мы с Шерон Кейси – старые друзья, и она, зная, что мы встречаемся, не удержалась и проговорилась.

– Надеюсь, однако, что ты не использовал свое влияние на принятие такого решения? – На мгновение настроение у нее упало.

– Любимая, – сказал Джим, – ты заслужила все сама.

Ту ночь она провела у Джима. Им обоим пришлось работать допоздна, но Джим был полон решимости отметить в ресторане важное событие в ее жизни, и теперь от съеденных слишком поздно вечером омаров она ощущала тяжесть в желудке. Будучи не в состоянии уснуть, она поднялась, накинула халат, прошла через весь дом и вышла через раздвижную дверь во двор, обогнула бассейн и горячую ванну, пока не дошла до скамейки, с которой открывался вид на город. Ночь была ясной и прохладной, и Ла Джолла расстилалась далеко внизу покрывалом из мерцающих огней.

Сестра года. В это все еще трудно было поверить.

– Эй.

Она обернулась и увидела, что Джим, в сатиновом халате, направляется к ней.

– Привет, – улыбнулась она.

– Не можешь спать от перевозбуждения? – Он сел рядом на скамейке и одной рукой обнял ее.

Она положила голову ему на плечо.

– Я раньше жила в поселке из автоприцепов, – сказала она. – Я никогда не говорила тебе этого – мне было очень стыдно. Мы поселились там, когда я вышла замуж за Заха. Я жила в трейлере, и у меня был муж, который убил человека, и меня уволили из школы, где я работала школьной медсестрой, потому что я не могла ни на чем сосредоточиться, и мой сын, по сути, отрекся от меня. – Она тряхнула головой. – И теперь, как по волшебству, я – Сестра года.

Джим взял ее за руку.

– Не по волшебству, – возразил он. – Неужели ты не можешь понять, что ты заслужила это? Что достойна? Да, тебе нелегко пришлось. У тебя не было денег. У тебя не было стабильности. Но это еще большая причина для того, чтобы гордиться собой и тем, что ты достигла.

Фей закрыла глаза. Он был прав. Она много работала. Она ставила себе цели и перевыполняла их. Но ничто из этого не могло заставить ее забыть свою главную неудачу: сына.

– Я хочу поговорить с тобой о Фредди, – сказал Джим, как будто читая ее мысли.

– О чем именно?

– Разве ты не думаешь, что пора… пора разыскать его? Тебе бы не хотелось, чтобы он присутствовал на церемонии награждения?

Фей засмеялась, хотя смех ее был горьким.

– Я не могу представить себе это. Он ненавидит меня, а я вдруг отыскиваю его и говорю: «Эй, приезжай, посмотри, что я сделала. Я бросила тебя и потом постаралась сделать себе имя. Приезжай, посмотри, как я буду получать свою награду».

– Ты его не бросала.

– Я уверена, что он воспринял это так, будто я бросила его.

Джим молчал некоторое время.

– Я знаю, что ты хочешь, чтобы он был в твоей жизни. Ты даже не знаешь, сердится ли он все еще на тебя, да и ему найти тебя нелегко. Ты пару раз переезжала. Взяла опять девичью фамилию. Я готов держать пари, что Фредди стал взрослым и понял, что ты поступила правильно, отведя его в приют для женщин в тот вечер.

– Я сомневаюсь, – закусила губу Фей.

– Ты думаешь о нем?

Ла Джолла со своими огнями казалась расплывчатой перед ее взором.

– Чуть ли не каждый день, – призналась она. – Я молюсь за него. Молюсь, чтобы шрамы от того вечера зарубцевались. Чтобы у него все было в порядке. Какие у него шансы, если учитывать то, с чего он начал жизнь?

– Если он унаследовал твои бойцовские гены, он должен прекрасно устроиться, – сказал Джим.

Господи, как ей хотелось увидеться с сыном! Обнять его. Умолять его простить ее за попытку сделать то, что она считала правильным.

– Если бы я захотела найти его, как я могла бы это сделать? – спросила она. – Нанять детектива или что?

Джим встал.

– Пойдем со мной, – он протянул ей руку.

Она взяла его за руку, и они пошли в дом. Джим повел ее вниз, в маленький кабинет, и велел сесть у стола.

– Мы поищем его через интернет, – сказал он, усаживаясь перед компьютером.

Фей наклонилась ближе, чтобы видеть экран.

– Ты имеешь в виду, что введешь его имя в поисковую систему? – спросила она.

– Ты когда-нибудь пыталась сделать это?

– Боже мой, мне никогда даже не приходило в голову попытаться. – Она проводила часы в поисках информации о хронических болях по интернету, но ей ни разу не пришло в голову поискать там сына.

Джим набрал имя: Фред. Потом посмотрел на нее.

– Как его фамилия, скажи еще раз? – спросил он.

– Пойнтер. – Она поставила свой стул позади его стула, чтобы лучше видеть экран, и стала смотреть, как он набирает фамилию, которая когда-то принадлежала ей и которую она до сих пор ненавидела.

Джим кликнул мышкой по иконке «поиск» и пробежал глазами многочисленные ссылки, которые появились на экране. Некоторые из них содержали оба слова «Фред» и «Пойнтер», но все это были незнакомые Фей люди.

– Попробуй «Фредерик Пойнтер»? – предложила она.

В этот раз появилось всего несколько Фредериков Пойнтеров, но, как оказалось после проверки ссылок, все эти мужчины умерли задолго до рождения ее Фредди. Была также ссылка на бегуна на десятикилометровую дистанцию, и Фей затаила дыхание, когда Джим щелкнул по имени, чтобы почитать информацию о забеге и его участниках. Действительно, некий Фредерик Пойнтер участвовал в забеге – и даже был пятым, – но ему было тридцать пять лет. Она покачала головой.

– Фредди двадцать семь, – сказала она обескураженно.

– Не сдавайся, – подбодрил ее Джим. – Давай посмотрим, не сможем ли мы его найти в адресном поиске.

Руки Джима носились над клавиатурой так, будто он брал уроки скоропечатания. Через мгновение надпись «Фредерик Л. Пойнтер» появилась на экране вместе с адресом в Принстоне, Нью-Джерси. Фей поднесла руку ко рту.

– О господи! – ахнула она.

– Инициал среднего имени подходит? – спросил Джимми.

Она кивнула:

– Фредерик Леонард Пойнтер.

Фей поискала на экране какую-нибудь еще информацию в адресной книге, хоть что-нибудь, что подсказало бы ей, был ли это ее сын. Там стоял номер телефона, но никаких других подсказок к идентификации личности. Она опять выпрямилась.

– Это невозможно, чтобы он жил в Принстоне…

– Мы могли бы позвонить по номеру и выяснить.

Она покачала головой. Мысль об этом казалась ей пугающей. Если номер действительно принадлежит Фредди и он повесит трубку, услышав ее голос, она навсегда потеряет шанс поговорить с ним. Она бы предпочла просто представить, что это был он, представить теплый прием. Лучше представлять себе что-нибудь хорошее, чем сознавать печальную действительность.

Джим снова открыл поисковик «Гугл».

– Любопытства ради давай посмотрим, а нет ли его фотографии в Сети? – Он напечатал слова «Пойнтер» и «Принстон». Несколько изображений, и все без людей, просто какие-то картинки, появилось на экране. Однако Джим не остановился, а начал просматривать дальше, пока вдруг не выскочила фотография трех молодых людей. Фей затаила дыхание.

– Это он! – воскликнула Фей, указывая на экран. – О боже, Джим. Думаю, это действительно он.

Джим поднялся и дал Фей пересесть на место прямо перед экраном, и, когда она садилась, Джим заметил, что руки у нее трясутся.

Она прижала их друг к другу у себя на коленях и стала рассматривать фотографию. Фредди был посередине.

– Волосы у него потемнели, – отметила она. – Он был почти блондином, когда был ребенком. Но посмотри на эти глаза! О, он такой красивый.

Она не думала о своей любви к этому мальчику много лет, но сейчас любовь к нему переполняла ее душу. Она дотрагивалась до экрана, до его волос, гладила его по плечам, и слезы бежали по ее щекам.

– Знаешь, что это? – Джим склонился над ее плечом и всмотрелся в экран. – Думаю, что здание на заднем плане – это Принстонская часовня.

Только сейчас она заметила, что Фред и двое других мужчин стояли перед церковью.

– Она слишком большая для часовни, – сказала она.

Джим рассмеялся.

– Думаю, что это одна из самых больших часовен в стране, если мне не изменяет память. Я много раз бывал на конференциях в Принстоне.

Она тоже. Возможно ли, чтобы она находилась в том же городе в то же время, что и ее сын?

Джим склонился над нею, чтобы напечатать что-то еще, а она откинула голову назад, ощущая тепло его живота.

На экране появился сайт кампуса Принстона, и через мгновение Джим нашел картинку с изображением часовни. Без всякого сомнения, это была та же самая часовня.

– Он действительно живет в Принстоне! – обрадовалась она. Не сводя глаз с монитора, она протянула назад руку и ухватилась за халат Джима. – О, Джим, я хочу знать все! – сказала она. – Учился ли он в Принстоне? А те двое ребят на фотографии – его ближайшие друзья? Что произошло в его жизни с того времени, как я видела его в последний раз? Можно вернуть ту фотографию? – Она еще не насмотрелась на взрослое лицо своего сына.

Джим постучал по нескольким клавишам, чтобы вернуть изображение Фредди на экран, потом выпрямился, положив руки на плечи Фей.

– Ты хочешь позвонить ему? – спросил он. – Или написать?

Она отрицательно покачала головой, размышляя.

– Мне надо самой поехать туда. – Она откинулась на спинку стула и схватила руки Джима в свои. – Все, что я хочу, – это получить второй шанс узнать сына.

Она почувствовала, что Джим поцеловал ее в макушку.

– Конечно, хочешь, – сказал он. – И ты получишь его.


Глава 29 | Девочка-беда, или Как стать хорошей женщиной | Глава 31







Loading...